Земсков, Виктор Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Виктор Николаевич Земсков
Страна:

Flag of the Soviet Union.svg СССР
Flag of Russia.svg Россия

Научная сфера:

история

Место работы:

Институт российской истории РАН

Учёная степень:

доктор исторических наук

Известен как:

исследователь репрессий в СССР

Ви́ктор Никола́евич Земско́в — российский историк, доктор исторических наук (2005 г.), научный сотрудник Института российской истории РАН. Исследователь политических репрессий в СССР в 1917—1954 гг.

Биография[править | править вики-текст]

В 1981 г. защитил кандидатскую диссертацию «Вклад рабочего класса в укрепление материально-технической базы сельского хозяйства СССР в 1960-е годы».

В 1989 году вошёл в состав комиссии по определению потерь населения Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом АН СССР Ю. А. Поляковым. Комиссия получила доступ к статистической отчётности ОГПУ-НКВД-МВД-МГБ, хранившейся в Центральном государственном архиве Октябрьской революции (ЦГАОР СССР и Центральный государственный архив РСФСР в 1992 году объединены в Государственный архив Российской Федерации).

В 2005 г. защитил докторскую диссертацию «Спецпоселенцы в СССР. 1930—1960»[1].

Член Ученого совета Института российской истории РАН[1].

Член Диссертационного совета при Институте российской истории РАН[1].

Член Ассоциации историков Второй мировой войны[1].

Опубликовал большое число научных работ, посвящённых статистике жертв политических репрессий и потерь населения СССР[1].

Значение научных работ[править | править вики-текст]

Благодаря архивным исследованиям В. Н. Земскова общественность, до того[источник не указан 305 дней] черпавшая сведения о репрессиях в СССР из «Архипелага ГУЛАГА» А. И. Солженицына, получила наконец возможность узнать истинные масштабы репрессий. Социолог и политолог С. Кара-Мурза так характеризует работы историка В. Н. Земскова:

…Историк В. Н. Земсков вот уже почти десять лет занят кропотливой, но очень важной работой: он систематизирует архивные данные, отражающие деятельность ГУЛАГа, и публикует подробные сводки по всем категориям репрессированных. Публикует без эмоций, в специальных журналах по истории и социологии. Сам он ни в коей мере не сталинист и это надежно констатирует в публикациях. Не сталинист, но факты уважает. Демократы его стараются не замечать и в полемику с ним не вступать. Но поначалу устроили атаку в виде обличительной статьи А. В. Антонова-Овсеенко. На это В. Н. Земсков ответил в своей бесстрастной манере…

— С. Г. Кара-Мурза «Манипуляция сознанием»

Ответ Виктора Земскова на критику А. В. Антонова-Овсеенко:

…А. В. Антоновым-Овсеенко на страницах «Литературной газеты» в статье «Противостояние» было высказано мнение о фальшивом происхождении используемых мной документов и, следовательно, недостоверном характере публикуемых цифр (2). По этому поводу необходимо сказать следующее. Вопрос о подлоге можно было бы рассматривать, если бы мы опирались на один или несколько разрозненных документов. Однако нельзя подделать находящийся в государственном хранении целый архивный фонд с тысячами единиц хранения, куда входит и огромный массив первичных материалов (предположить, что первичные материалы — фальшивые, можно только при допущении нелепой мысли, что каждый лагерь имел две канцелярии: одну, ведшую подлинное делопроизводство, и вторую — неподлинное). Тем не менее, все эти документы были подвергнуты тщательному источниковедческому анализу, и их подлинность установлена со 100-процентной гарантией. Данные первичных материалов в итоге совпадают со сводной статистической отчетностью ГУЛАГа и со сведениями, содержавшимися в докладных записках руководства ГУЛАГа на имя Н. И. Ежова, Л. П. Берии, С. Н. Круглова, а также в докладных записках последних на имя И. В. Сталина. Следовательно, документация всех уровней, которой мы пользовались, подлинная. Предположение о том, что в этой документации могли содержаться заниженные сведения, несостоятельно по той причине, что органам НКВД было невыгодно и даже опасно преуменьшать масштабы своей деятельности, ибо в противном случае им грозила опасность впасть в немилость у власть имущих за «недостаточную активность».

Статистика заключенных ГУЛАГа, приводимая А. В. Антоновым-Овсеенко, построена на свидетельствах, как правило, далеких от истины. Так, он, в частности, пишет в упомянутой статье: «По данным Управления общего снабжения ГУЛАГа, на довольствии в местах заключения состояло без малого 16 миллионов — по числу пайкодач в первые послевоенные годы». В списке лиц, пользовавшихся этим документом, фамилия Антонова-Овсеенко отсутствует. Следовательно, он не видел этого документа и приводит его с чьих-то слов, причем с грубейшим искажением смысла. Если бы А. В. Антонов-Овсеенко видел этот документ, то наверняка бы обратил внимание на запятую между цифрами 1 и 6, так как в действительности осенью 1945 г. в лагерях и колониях ГУЛАГа содержалось не 16 млн, а 1,6 млн заключенных.

Тот факт, что предположительная статистика А. В. Антонова-Овсеенко, равно как и сведения О. Г. Шатуновской, опровергаются данными первичных гулаговских материалов, делает дальнейшее ведение полемики на эту тему совершенно бессмысленной…

— В. Н. Земсков Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные

Публикации[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]