Золотой век пиратства

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Пираты борются за сокровище. Иллюстрация Говарда Пайла

Золотой век пиратства — общее обозначение активности пиратов, охватывающее период с 1650 по 1730 год и включающее в себя три отдельных промежутка:

1. Период буканьерства (примерно 1650—1680), характеризующийся английскими и французскими поселенцами, освоивших Ямайку и Тортугу, нападавших на испанские колонии и промышлявших в Карибском море и восточной части Тихого океана;

2. Пиратский Круг 1690-х годов. Это время связано с дальними путешествиями из региона Бермудских островов, Южной и Северной Америки в Красное море и Индийский океан с целью грабежа мусульманских судов и кораблей Ост-Индской компании;

3. Период после войны за испанское наследство, длящийся, по определению Маркуса Редикера, с 1716 до 1726 года, когда англо-американские моряки и каперы остались «безработными». В большинстве своём они превратились в пиратов, рассеявшихся по Карибскому морю, американскому восточному побережью, западноафриканскому побережью и Индийскому океану.

Более узкие определения Золотого Века иногда исключают первый или второй период, но большая часть включает, по крайней мере, некоторую часть третьего. Современный образ пиратов, изображенных в массовой культуре, в основном позаимствован, хотя и не абсолютно точно, именно из Золотого Века Пиратства.

Факторы, способствующие пиратству во время Золотого Века, включали в себя:

  • Увеличение количества ценных грузов, направлявшихся в Европу по обширным океанским просторам;
  • Уменьшение численности европейских флотилий в определенных регионах;
  • Подготовка и опыт, полученные моряками в европейских флотах (особенно в Королевском флоте);
  • Неэффективные правительства в европейских зарубежных колониях. Колониальные державы в то время одновременно боролись с пиратами и оставались вовлечёнными в войну с другими государствами и другие связанные с этим события.

Историография[править | править вики-текст]

Термин «Золотой Век Пиратства» — изобретение историков. Он никогда не использовался людьми, пережившими период, который обозначает это название.[1]

Происхождение[править | править вики-текст]

Самое раннее известное литературное упоминание о «Золотом Веке» пиратства относится к 1894 году, когда английский журналист Джордж Пауэлл написал, «что это время, кажется, было Золотым Веком пиратства до прошлого десятилетия семнадцатого столетия».[2] Пауэлл использует фразу, рассматривая книгу Чарльза Лесли «Новая и Точная История Ямайки». Затем это название ссылается главным образом на такие события 1660-х как нападения Генри Моргана на Маракайбо и Портобело и знаменитое спасение Бартоломео Португальского. Пауэлл использует эту фразу только единожды.

Чёрная борода борется с лейтенантом Мэйнардом. Разгаре Золотого века пиратства

В 1897 году историком Джоном Фиске было введено более систематическое использование фразы «Золотой Век Пиратства». Он написал: «Ни в какое другое время в мировой истории пиратство не процветало так сильно, как в семнадцатом столетии и первой части восемнадцатого. Можно сказать, что его Золотой Век простирается приблизительно с 1650 до 1720 год».[3] Фиске включал в этот период действия берберских корсаров и восточноазиатских пиратов, отмечая, что «поскольку эти мусульманские и азиатские пираты были такими же активными в семнадцатом столетии, как и в любое другое время, их наличие не противоречит моему заявлению, что эрой буканьеров был Золотой Век пиратства».[4] Фиске не цитирует Пауэлла или любой другой источник, упоминающий понятие «Золотого Века».

Пиратские историки первой половины XX века иногда принимали термин Фиска «Золотой Век» без соблюдения дат его длительности.[5] Самые широкие временные рамки пиратства были указаны в определении Патрика Прингла, который написал в 1951 году, что «Величайший расцвет в истории пиратства… начался при царствовании королевы Елизаветы I и закончился на втором десятилетии восемнадцатого столетия».[6] Эта идея противоречила мыслям Фиске, который горячо отрицал, что такие личности елизаветинской эпохи, как Фрэнсис Дрейк, являлись пиратами.[7]

Тенденция к узким определениям[править | править вики-текст]

Уже в 1924 году Филип Госс написал, что пиратство было на своём пике «с 1680 до 1730 года». Дуглас Боттинг в своих очень популярных «Пиратах» (1978) определил период как длящийся «только 30 лет, начинающихся с конца 17-го столетия и заканчивающихся в первом квартале 18-го».[8] Определение Боттинга очень близко к Франку Шерри в 1986 году.[9] В 1989 году профессор Маркус Редикер в своей академической статье определил длительность Золотого Века в 10 лет: 1716 до 1726.[10] В 1998 году Ангус Констэм, в свою очередь, счел эру как длящуюся с 1700 до 1730 года.[11]

Возможно, окончательный шаг в ограничении Золотого Века был предпринят в «Истории Пиратов» Констэма (2005), в которых он отступил от своего собственного более раннего определения. Названные им 1690—1730 гг. он определил как «щедрый» Золотой Век, и пришёл к заключению, что «Худшие из этих пиратских излишков были ограничены восьмилетним периодом, с 1714 до 1722 года, таким образом, истинный Золотой Век нельзя назвать даже 'золотым десятилетием'».[12]

Тенденция к широким определениям[править | править вики-текст]

Голова Чёрной Бороды на бушприте судна лейтенанта Мэйнарда

Дэвид Кордингли, в его влиятельной работе 1994 года «Под Чёрным флагом», определил «эру пиратства» как длящуюся с 1650-х до приблизительно 1725 года, очень близко к определению Фиске.[13]

Редикер в 2004 году описал самое сложное определение Золотого Века до настоящего времени. Он предлагает «Золотой Век пиратства, который охватил период от примерно 1650 до 1730 года», который он подразделяет на три отличных «поколения»: пираты 1650—1680, пираты Индийского океана 1690-х и пираты 1716—1726 годов.[14]

Определение Редикера, вероятно, актуальнейшее на данный момент. Другие популярные определения можно назвать только запутанными.

История[править | править вики-текст]

Пиратство появилось в результате и было уменьшенным отражением конфликтов по вопросам торговли и колонизации среди конкурирующих европейских держав той эпохи, включая империи Великобритании, Испании, Нидерландов, Португалии и Франции. Большинство пиратов имело английское, голландское и французское происхождение.

Буканьерский период (1650—1680)[править | править вики-текст]

«Буканьер» Говарда Пайла

Некоторые историки отмечают начало Золотого Века Пиратства в пределах 1650 года, когда завершение религиозных войн позволило европейским странам возобновить развитие их колониальных империй. Это вызвало значительный рост морской торговли и общее экономическое улучшение: появились заработанные — или украденные — деньги, большая часть которых перевозилась морем.

Французские буканьеры утвердились на северном Гаити уже в 1625 году[15]. Первоначально они жили главным образом как охотники, а не грабители; их полный переход к пиратству был постепенен и частично вызван испанскими усилиями истребить буканьеров и диких животных, от которых те зависели. Перемещение пиратов от крупного Гаити к более защищённой, но в то же время маленькой, Тортуге, находившейся на некотором расстоянии от берега, ограничило их ресурсы и ускорило их пиратские набеги. Согласно Александру Эксквемелину, пирату и историку, который остается основным источником в течение этого периода, пират Пьер Ле Гран вел нападения поселенцев с Тортуги на галеоны, возвращавшиеся в Испанию.

Рост пиратства на Тортуге был вызван английским захватом испанской Ямайки в 1655 году. Первые английские губернаторы Ямайки свободно предоставляли каперские свидетельства пиратам Тортуги и их соотечественникам, в то время как развитие Порт-Ройала предоставило этим налетчикам намного более выгодное и удобное место для продажи их добычи. В 1660-х новый французский губернатор Тортуги Бертран д’Ожерон так же предоставил командам приватиров, его собственным колонистам и английским головорезам из Порт-Ройала свой остров в качестве пиратской базы. Эти условия привели Карибское буканьерство к процветанию.

Пиратский круг, 1693—1700[править | править вики-текст]

Множество факторов подвигло англо-американских пиратов, некоторые из которых уже получили первый опыт во время буканьерского периода, обратить внимание на сокровища вне Карибского моря в начале 1690-х годов. Падение британских королей Стюартов восстановило традиционную вражду между Великобританией и Францией, таким образом, из-за этого закончилось выгодное сотрудничество между английской Ямайкой и французской Тортугой. Разрушение Порт-Ройала землетрясением в 1692 году ещё больше уменьшило привлекательность Карибского моря для пиратов, уничтожив их главный рынок и укреплённое убежище.[16] Карибские колониальные губернаторы начали отказываться от традиционной политики «никакого мира вне Линии», под которым подразумевалось, что война продолжится (и таким образом будут выдаваться корсарские патенты) в Карибском море независимо от мирных договоров, подписанных в Европе; впредь комиссии предоставляли патенты только в военное время, и эти ограничения были строго проведены в жизнь. Кроме того, большая часть испанской Империи была просто исчерпана; Один только Маракайбо был ограблен три раза между 1667 и 1678 годами,[17], в то время как на Рио де ла Ача совершили набег пять раз и Толу — восемь.[18]

Генри Эвери продаёт награбленную добычу. Говард Пайл

В то же самое время менее привилегированные колонии Англии, включая Бермуды, Нью-Йорк, и Род-Айленд оказались без финансовой поддержки после вступления в силу Навигационного закона. Торговцы и губернаторы, стремящиеся к обогащению, были готовы игнорировать и даже организовывать пиратские путешествия; один колониальный чиновник защитил пирата, потому что он думал, что «это чересчур жестоко: вешать людей, приносящих золото в эти провинции.»[19] Хотя некоторые из этих пиратов, действующих в Новой Англии и Средних Колониях, были нацелены на более отдаленные колонии Тихоокеанского побережья, Индийский океан был более богатой и более заманчивой целью. Экономическая продукция Индии затмила Европу в это время, особенно в предметах роскоши высокой ценности как шёлк и набивной ситец, который считался идеальной пиратской добычей;[20] в то же самое время, никакие влиятельные флоты не контролировали Индийский океан, оставляя местное судоходство и различные суда Ост-Индской компании уязвимыми для нападения. Это подготовило почву для деятельности Томаса Тью, Генри Эвери, Роберта Каллифорда и (хотя его вина остается спорной) Уильяма Кидда.

Период после войны за испанское наследство (1700—1730)[править | править вики-текст]

Между 1713 и 1714 годами, была подписана последовательность мирных договоров, которые закончили войну за испанское наследство. С концом этого конфликта тысячи моряков, включая британских военизированных каперов, были освобождены от военной обязанности. Результатом было большое количество обученных, праздных моряков в то время, когда колониальная судоходная торговля через Атлантический океан начинала быстро расти. Кроме того, европейцы, которые из-за безработицы стали моряками и солдатами, вовлеченными в рабский труд, часто с энтузиазмом воспринимали предложение оставить ту профессию и перейти к грабежу, давая тем самым пиратским капитанам на много лет постоянный поток обученных европейских новичков.

В 1715 году пираты начали главный набег на испанских водолазов, пытающихся поднять золото с затонувшего галеона около Флориды. Костяком пиратской банды была группа английских экс-каперов, каждый из которых в скором времени прославился в дурном свете: Генри Дженнингс, Чарльз Вейн, Сэмюэль Беллами и Эдвард Инглэнд. Нападение было успешно, но, вопреки их ожиданиям, губернатор Ямайки отказался позволить Дженнингсу и его команде потратить их добычу на своём острове. С Кингстоном и уменьшающимся Порт-Ройалом, закрытым для них, Дженнингс и его товарищи основали новую пиратскую базу в Нассау на острове Нью-Провиденс в Багамах, которые были оставлены во время войны. До прибытия губернатора Вудса Роджерса три года спустя, Нассау был домом для этих пиратов и их многочисленных собратьев.

Судоходство между Африкой, Карибским морем и Европой начало расти в 18-ом столетии, модель, которая была известна как треугольная торговля, и была очень привлекательна для пиратства. Торговые суда приплывали из Европы к африканскому побережью, обменивая товары промышленного назначения и оружие на рабов. Затем торговцы приплывали в Карибское море, чтобы продать рабов и возвратиться в Европу с такими товарами, как сахар, табак и какао. Другая треугольная торговля предполагала, что суда несли на борту сырье, консервированную треску и ром в Европу, где часть груза продавалась за товары промышленного назначения, которые (наряду с остатком от первоначального груза) транспортировались в Карибское море, где они обменивались на сахар и патоку, которые перевозились в Новую Англию. Суда в трехсторонней торговле получали деньги на каждой остановке.[21]

Как часть урегулирования войны, Великобритания получила асьенто, испанский правительственный контракт. Она обязывалась снабжать рабами новые мировые колонии Испании, при этом британским торговцам и контрабандистам предоставлялся больший доступ к традиционно закрытым испанским рынкам в Америке. Эта договоренность также способствовала в большой степени распространению пиратства через западную Атлантику. Колониальное мореходство быстро росло одновременно с наводнением квалифицированных моряков после войны. Торговые грузоотправители использовали излишек труда моряков, чтобы снизить заработную плату, экономя на всём, чтобы максимизировать свою прибыль, и создавая сомнительные условия на борту своих судов. Торговые моряки страдали от смертности примерно так же, как и транспортируемые рабы (Rediker, 2004). Условия жизни были так бедны, что моряки начали предпочитать более свободное существование в качестве пирата.

Две женщины-пиратки[править | править вики-текст]

Известны, по крайней мере, два случая, когда женщина становилась пиратом (при этом обычно замаскированная под мужчину). Этими двумя были Энн Бонни и Мэри Рид.

У Бонни был свирепый и буйный характер, и, не имея возможности разорвать более ранний брак, она тайно сбежала с Рэкхемом, которого она любила. Мэри Рид всю свою жизнь одевалась как мужчина под влиянием своей матери, одевавшей её под рано умершего сына(Мэри являлась незаконнорожденным ребёнком). Всё это время она провела время в британских вооруженных силах. Она приехала в Карибскую Вест-Индию после смерти мужа, и присоединилась к Калико Джеку и Энн Бонни.

Когда на их судно напали, эти две женщины, наряду с Рэкхемом и ещё одним неизвестным матросом, были единственными, кто был способен оказать сопротивление. Другие члены команды были слишком пьяны, чтобы бороться. В конце концов они были захвачены и арестованы.

После их захвата в 1720 году смертные приговоры (наказание за пиратство) обеих женщин были приостановлены из-за их беременности. Мэри Рид умерла в тюрьме, по некоторым данным, от лихорадки либо осложнений в ходе родов. Дальнейшая судьба Бонни неизвестна. Есть предположения, что Энн выкупил из тюрьмы её богатый отец и она начала вести тихую и мирную жизнь. Предположение основано на том, что имя Энн Бонни не упоминалось ни в одном официальном документе, в том числе и списке повешенных.

Берберские пираты[править | править вики-текст]

Корнелис Хендрикс Рум Испанские корабли вступают в бой с берберскими корсарами, 1615.

Берберские пираты были каперами, которые выходили на разбойничьи операции с североафриканского побережья («Варварский берег») из портов Туниса, Триполи, Алжира, Сале и портов в Марокко и охотились на судоходство в западном Средиземном море со времён Крестовых походов, так же как и на попадавшиеся на их пути суда, идущие в Азию вокруг Африки, вплоть до начала 19-го столетия. Прибрежные деревни и города Италии, Испании и средиземноморских островов часто подверглись нападению с их стороны, и протяжённые полосы итальянских и испанских побережий были почти полностью оставлены их жителями; с 17-го столетия берберские пираты иногда входили в Атлантику и даже пробивались до Исландии. Согласно Роберту Дэвису,[22][23] между XVI и XIX веками от 1 до 1.25 миллиона европейцев были захвачены берберскими пиратами и проданы в рабство в арабском мире.

Начало 17-го столетия может быть описано как расцвет берберских пиратов. Это было связно с появлением у берберийцев новых вариантов такелажа, внедрённых европейским ренегатом Симоном де Дансером, что позволило североафриканским налетчикам впервые выдерживать атлантические переходы с тем же успехом, что и средиземноморские. По некоторым источникам, больше 20,000 пленников были заключены в тюрьму в одном только Алжире. Богатым разрешили себя выкупить, но бедные были обречены на рабство. Их владельцы при случае могли дать им свободу, если те вступали в ислам. Можно вывести длинный список людей хорошего социального положения, не только итальянцев или испанцев, но также немецких и английских путешественников, которые были пленниками в этот период.[24]

Исландия подвергалась набегам, известным как нападение турецких пиратов на Исландию в 1627 году. Говорилось, что Мурат Раис-младший взял в плен 400 человек; 242 пленника позже были проданы в рабство на Варварском берегу. Пираты взяли только молодых людей и тех, кто был в хорошем физическом состоянии. Все те, кто оказал сопротивление, были убиты, а старики были собраны в церкви, которую затем подожгли. Среди захваченных был Олафур Эгилсзон, который был выкуплен в следующем году и, после возвращения в Исландию, написал рассказ о своих злоключениях.

Одна из стереотипных особенностей пирата в массовой культуре — повязка на глаз — относится ко времени арабского пирата Рахмаха ибн Джабира аль-Ялахимаха, который носил её после потери глаза в сражении в 18-ом столетии.[25]

В то время как Золотой Век европейских и американских пиратов, как принято полагать, закончился между 1710 и 1730 годами, процветание берберских пиратов продолжалось до начала 19-го столетия. В отличие от европейских властей, молодые Соединенные Штаты отказались отдавать дань государствам берберов и ответили военно-морскими нападениями на Северную Африку, когда те захватили и поработили американских моряков. Хотя США имели ограниченный успех в этих войнах, Франция и Великобритания с их более значительными флотами скоро следовали примеру и искоренили берберских пиратов.

Упадок[править | править вики-текст]

К началу 18-го столетия терпение во всех европейских странах по отношению к каперам иссякло. После подписания Утрехтского Соглашения избыток незанятых обученных моряков был и благословением и проклятием для всех пиратов. Первоначально этот излишек позволил числу пиратов значительно умножиться. Это неизбежно привело к разбою большого количества судов, которые создают большое напряжение в торговле для всех европейских стран. В ответ европейские страны выставили свои собственные флоты, чтобы предложить большую степень защиты для торговцев и выследить пиратов. Избыток квалифицированных моряков означал, что был рынок рабочей силы, который мог быть принят на работу также в национальные флоты. Пиратство было в сильном упадке к 1720 году. Золотой Век Пиратства не продлился даже десятилетия.

События последней половины 1718 года представляют поворотный момент в истории пиратства в Новом Свете. Без безопасной базы и в растущем давлении от военно-морских сил европейских государств, странствующие пираты потеряли свой импульс. Уже не было приманки в виде испанских сокровищ, и охотники за ними постепенно становились частью прошлого. К началу 1719 года оставшиеся пираты были в бегах. Большинство из них направилось в Западную Африку, захватывая плохо защищенные рабовладельческие суда.[26]

Воздействие на массовую культуру[править | править вики-текст]

Хотя некоторые детали часто упущены, влияние на массовую культуру Золотого Века Пиратства едва ли можно переоценить. «Всеобщая история пиратов» Чарльза Джонсона, главный источник для биографий многих известных пиратов Золотого Века, обеспечивает обширный отчёт периода.[27] В предоставлении почти мифического статуса более красочным персонажам, таким, как печально известные английские пираты Чёрная Борода и Калико Джек, книга фактически создала стандартную биографию жизни многих пиратов Золотого Века и повлияла на пиратскую литературу Роберта Стивенсона и Дж. М. Барри.[27] Такие литературные работы, как Остров Сокровищ и Питер Пэн, хотя и романтизированы, в большой степени используют пиратов как основной элемент сюжета. Фильмы, такие как Пираты Карибского моря, и видеоигры, такие как Monkey Island, почерпнули в большой степени идею из этого романтизированного идеала пиратства. В свою очередь, они помогли внедрить (часто неточный) образ прежних пиратов в современных умах.[28] Золотой век так же влиял на японских мангак, таких как Эйитиро Ода, который и создал известную мангу о пиратстве One Piece.

Знаменитые пираты Золотого века[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Angus Konstam, 1998, Pirates: 1660—1730, ISBN 1-85532-706-6, p. 6.
  2. George Powell, "A Pirate’s Paradise, " in The Gentleman’s Magazine, vol. CCLXXVI, N.S. 52, Jan-June 1894, p. 23.
  3. John Fiske, 1897, Old Virginia and Her Neighbors, p. 338.
  4. Fiske, p. 339.
  5. R.D.W. Connor, 1909, Cornelius Harnett: An Essay in North Carolina History, P. 10; Francis Hodges Cooper, 1916, "Some Colonial History of Beaufort County, North Carolina, " in James Sprunt Studies in History and Political Science, v. 14, no. 2, p. 32.
  6. Patrick Pringle, 1951, Jolly Roger: The Story of the Great Age of Piracy, p. 9 of the 2001 edition.
  7. Fiske, p. 341-42.
  8. Douglas Botting, 1978, The Pirates, p. 20.
  9. Frank Sherry, 1986, Raiders and Rebels: The Golden Age of Piracy, P. 7.
  10. Marcus Rediker, 1989, «'Under the Banner of King Death': The Social World of Anglo-American Pirates 1716—1726», William and Mary Quarterly, ser. 3, 38 (1981), 203—227.
  11. F; Konstam, supra, p. 5.
  12. Angus Konstam, 2005, The History of Pirates, p. 96.
  13. David Cordingly, 1995, Under the Black Flag: The Roamnce and Reality of Life Among the Pirates, p. xvi-xvii.
  14. Marcus Rediker, 2004, Villains of All Nations, p. 8.
  15. Tortuga — Pirate History — The Way Of The Pirates
  16. Nigel Cawthorne (2005), Pirates: An Illustrated History, Arturus Publishing Ltd., 2005, p. 65.
  17. Cawthorne, p. 34, 36, 58
  18. Peter Earle (2003), The Pirate Wars, ISBN 0-312-33579-2, p. 94.
  19. Earle, p. 148.
  20. Geoffrey Parker, ed. (1986), The World: An Illustrated History, Times Books Ltd., p. 317.
  21. Mark Kurlansky, Cod: A Biography of the Fish That Changed the World. Penguin, 1998.
  22. «When Europeans were slaves: Research suggests white slavery was much more common than previously believed».
  23. , Robert. Christian Slaves, Muslim Masters: White Slavery in the Mediterranean, the Barbary Coast and Italy, 1500—1800.[1]
  24. This article incorporates text from a publication now in the public domain: Chisholm, Hugh, ed. (1911). «Barbary Pirates». Encyclopædia Britannica (11th ed.). Cambridge University Press.
  25. Charles Belgrave (1966), The Pirate Coast, p. 122, George Bell & Sons
  26. Ieuan W. Haywood 2009
  27. 1 2 A general history of the robberies & murders of the most notorious pirates. By Charles Johnson Page viii. Introduction and commentary by David Cordingly. Conway Maritime Press (2002).
  28. E.g., Cecil Adams, "Did pirates bury their treasure? Did pirates really make maps where «X marks the spot?» The Straight Dope, October 5, 2007.

Литература[править | править вики-текст]

  • Rediker, Marcus. Villains of all Nations: Atlantic Pirates in the Golden Age. Beacon Press: Boston (2004).
  • Rediker, Marcus. «Pirates and the Imperial State.» Reviews in American History 16.3 (1988) : 351—357
  • Swanson, Carl E. «American Privateering and Imperial Warfare, 1739—1748.» The William and Mary Quarterly 42.3 (1985) : 357—382

См. также[править | править вики-текст]