Интеллектуальный капитал

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Интеллектуальный капиталзнания, навыки и производственный опыт конкретных людей (человеческие авуары) и нематериальные активы, включающие патенты, базы данных, программное обеспечение, товарные знаки и др., которые производительно используются в целях максимизации прибыли и других экономических и технических результатов. Сумма знаний всех работников компании и/или инструменты организации увеличивающие совокупность знаний, т.е. всё то, что обеспечивает экономическую конкурентоспособность[1][2].

Теория фирмы, основанной на знаниях[править | править вики-текст]

Разные сочетания способов увеличения производительных сил экономической системы определяют её структуру и динамику развития. По определению К. Маркса, «Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда»[3]. В этой связи значимость отдельных видов ресурсов изменяется по мере перехода от доиндустриальной к индустриальной, и от неё — к постиндустриальной технологии.

В доиндустриальном обществе приоритет принадлежал природным и трудовым ресурсам, в индустриальном — материальным, в постиндустриальном — интеллектуальным и информационным ресурсам. В настоящее время технологическая революция с информационными технологиями в центре заново формирует материальную основу общества. В новой информационной экономике — экономике, основанной на знаниях, источник производительности заключается в технологии генерирования знаний.

Понятие «информационная экономика» (как и информационное общество) было введено в научный оборот в начале 1960-х годов. Оно стало фактически общепризнанным по отношению к сложившейся в западном мире реальности. Знания и информация являются критически важными элементами во всех экономических системах, так как процесс производства всегда основан на некотором уровне знаний и на обработке информации.

Согласно определению К. Маркса, «Развитие основного капитала является показателем того, до какой степени всеобщее общественное знание [Wissen, knowledge] превращается в непосредственную производительную силу, и отсюда — показателем того, до какой степени условия самого общественного жизненного процесса подчинены контролю всеобщего интеллекта и преобразованы в соответствии с ним»[4].

Современное изменение технологической парадигмы рассматривают как сдвиг от технологии, основанной главным образом на вложении дешёвой энергии, к технологии, основанной преимущественно на дешёвых вложениях знания и информации, ставших предметом и средством труда. Впервые в истории человеческая мысль прямо является производительной силой, а не просто определённым элементом производственной системы. Характеризуя условия формирования массового производства, К. Маркс отмечал: «впервые в крупных масштабах подчиняет непосредственному процессу производства силы природы … Эти силы природы как таковые ничего не стоят»[5]. В условиях новой постиндустриальной экономики изменились не виды деятельности человечества, а технологическая способность использовать в качестве прямой производительной силы то, что отличает человека от других биологических созданий, а именно способность обрабатывать и понимать символы.

Вместе с тем в этих новых экономических условиях особую актуальность приобретает положение К. Маркса о важности индивидуальных знаний в применении науки «для анализа процесса производства (традиционных сведений, наблюдений, профессиональных секретов, полученных экспериментальным путём), — это её применение в качестве применения естественных наук к материальному процессу производства точно так же покоится на отделении духовных потенций этого процесса от знаний, сведений и умения отдельного рабочего, как концентрация и развитие [материальных] условий производства и их превращение в капитал»[6]. По существу здесь перечислены понятия, формирующие современную категорию «нематериальные активы».

Функции экономики заключаются в создании богатства, способного удовлетворять материальные потребности людей. Чтобы создать такое богатство, люди используют имеющиеся у них для этого возможности («ресурсы»). Для обозначения многообразия форм этих богатств в современной экономикс используются понятия «ценность» (value), «богатство» (wealth), «польза, благо» (benefit), извлечение выгоды, прибыли.

Экономические результаты являются основным индикатором эффективности ИК и подразумевают получение на его основе различных форм экономической, социальной, политической или экологической выгоды или новой стоимости. В условиях фирмы, целью которой чаще всего является максимизация прибыли, эта стоимость принимает форму дополнительной прибыли, генерируемой ИК.

Вместе с тем контент-анализ публикаций в области управления знаниями и интеллектуальными ресурсами в целом показывает, что в современной теории экономики, основанной на знаниях, объектом исследований является структура «интеллектуальный капитал — научно-технический прогресс» (ИК—НТП). Эта дихотомия в гносеологическом аспекте с позиций теории систем не является системой, так как представляет только структуру «вход—выход». И в этом случае рассматривается только субстантивный аспект ИК (что делает и что получается), а процедурный (как делается) — производство тех или иных экономических, технических и др. результатов, формирующий систему «вход—процессор—выход», отсутствует. При этом новые технические решения (инновационная рента НТП) фактически рассматривается как единственная форма результатов, генерируемая ИК.

В гносеологическом плане следствием использования такой структуры является исследование только трёх аспектов ИК:

  • коммуникативного — организация процессов передачи существующих знаний, в том числе разработка информационных технологий;
  • финансового — инвестиции в науку;
  • правового, связанного с охраной прав собственности на интеллектуальные активы.

Всё это значительно упрощает, но вместе с тем и снижает ценность такой онтологической модели ИК, так как она не позволяет исследовать механизмы генерирования экономических результатов и воспроизводства ИК.

Одновременно, существующая теория фирмы представляет собой детерминированную модель, в то время как внешняя среда и большинство достаточно крупных фирм является стохастическими системами и в соответствии с кибернетическим законом необходимого разнообразия такая модель может быть полезной только для анализа отдельных статических ситуаций, так как фирма, не обладающая необходимым уровнем разнообразия и стохастическими свойствами, не способна выжить в реальных условиях рыночной экономики. Такая онтологическая модель экономики, основанной на знаниях сводит её в плоскость инновационной экономики с единственной формой приращения стоимости (получения ценностей) в виде новых технических результатов. Вместе с тем следует выявить связь между нематериальными активами и результатами производства. Необходимы новые теории фирмы, которые могли бы помочь наглядно оценить вклад нематериальных активов в производственный процесс и включить их в стратегическое и оперативное управление предприятием (менеджмент).

В этой связи для системного анализа прагматического аспекта ИК фирмы требуется разработка гносеологических и онтологических моделей системы «ИК — генерирование результатов — стоимость» и составляющих её подсистем, учитывающих стохастический характер процессов, протекающих в фирме и во внешней среде и определяющих эффективность производства. Отсюда следует, что идеализированным объектом теории фирмы, основанной на знаниях является система «ИК — генерирование результатов — стоимость», а её предметом исследований — генерирование прибыли и воспроизводство ИК фирмы.

Фирма как производственное звено является ключевым элементом неоклассической традиции микроэкономического анализа. В онтологическом аспекте фирма рассматривается как механизм превращения затрат труда, капитала и природных ресурсов в готовую продукцию, представляющую собой товары и услуги, произведённые для удовлетворения человеческих потребностей. При этом под капиталом традиционно понимают только его материальные или денежные формы. Отсутствие фактора ИК в теории фирмы снижают адекватность и познавательную ценность принятых на её основе микроэкономических моделей. Следовательно, в условиях неоэкономики научное знание получает бинарное представление: гносеологическое как методологического инструментария теории фирмы и онтологическое как фактора производства. В гносеологическом аспекте фирмы представляют логические модели экономических процессов, сформированные в рамках теории фирмы. Методологическую базу исследований онтологии и гносеологии фирмы составляют концепции экономической науки, развивающиеся в её классической, институциональной и эволюционной теориях.

Несмотря на то, что исторически практическое использование определённых форм, образующих интеллектуальный капитал, связано с началом производственной деятельности человека, в научный оборот понятие «интеллектуальный капитал» введено сравнительно недавно. Чаще всего это понятие обозначает нематериальные активы, стоимость которых составляет разность рыночной цены фирмы и стоимости её материальных активов. Вместе с тем категория ИК должна определяется выделенным К. Марксом фундаментальным свойством категории «капитал» как самовозрастающей стоимости. К. Маркс, моделируя трансформацию денежной и товарной форм стоимости, выделяет эффект её самовозрастания в процессе производства, где она «изменяет свою величину, присоединяет к себе прибавочную стоимость, или возрастает. И как раз это движение превращает её в капитал»[7].

Для ответа на вопросы о возможностях ИК необходимо детальное изучение структуры знания фирмы и методов их использования, что также обеспечит понимание существующих и потенциальных будущих возможностей фирмы. При этом возможности фирмы могут быть выражены через инструментарий, обеспечивающий фильтрацию информации и ассимиляцию новых знаний с предшествующим знанием, и преобразование этих знаний в коммерческие результаты.

Эволюция и типология интеллектуального капитала фирмы[править | править вики-текст]

Вопрос об источниках производительности ресурсов является краеугольным камнем классической политэкономии, так как именно производительность движет экономический прогресс. Человечество управляло силами природы и постепенно сформировалось в самостоятельную культуру лишь путём увеличения отдачи на единицу ресурса в единицу времени. Этот вопрос всё ещё остается основным предметом исследований, касающихся реальной экономики, в рамках этого направления экономической теории. Разные способы увеличения производительности определяют структуру и динамику отдельной экономической системы. И поскольку имеется новая экономика, основанная на знаниях, то необходимо отметить новые с исторической точки зрения источники производительности, которые делают эту экономику особенной. При рассмотрении процесса исторического развития новой информационной экономики открывается весьма сложная картина.

Способность использовать интеллектуальные ресурсы и создавать новые решения для удовлетворения человеческих потребностей начинает занимать центральное место в экономике, основанной на знаниях. Человеческое знание и возможности всегда были в ядре создания стоимости, но этот трюизм стал более очевиден в век информации, где умственный компонент работы становится всё более и более важным. Традиционно при анализе индивидуального и общественного производства не уделялось особого внимания ИК, рассматривались более осязаемые материальные активы, и компонент знания в цепочке создания экономической выгоды был затенен тенденцией определения бизнеса как преимущественно материальной деятельности. Однако потенциальные преимущества, выражающиеся в том, что ИК формирует больший доход (в частности посредством использования лицензионных технологий) со временем изменили этот подход. Интеллектуальные активы существуют в различных формах, и их эффект ограничен только способностями людей использовать его. Возможности управления человеческим интеллектом и конвертации его в полезные товары и услуги становится критической компетенцией в современном бизнесе. Применение знаний для обеспечения конкурентоспособности стало все более и более важным в организационных стратегиях. Возрастает интерес к ИК, творческому потенциалу, инновациям и организационному обучению.

Попытки анализа феномена знания в бизнесе прослеживаются на всех этапах его развития. Ф. У. Тейлор в своей школе «научного управления» начал формализовать опыт и навыки рабочих в объективное и научное знание, не осознавая при этом, что решение рабочего было источник нового знания. Честер Барнард изучал значение «поведенческого знания» в процессах управления. П. Друкер, вводя термин «интеллектуальный работник» (англ. knowledge worker), позже утверждал, что в «обществе знания» базисным экономическим ресурсом уже являются знания, а не капитал, природные ресурсы или рабочая сила. В дальнейшем он отмечал, что «знание стало ключевым экономическим ресурсом и доминантой — и возможно даже единственным источником конкурентного преимущества»[8]. Это следует из его утверждения, что увеличение производительности на основе знания представляет большую задачу менеджмента XX века, наравне с инновациями и увеличением производительности при сплошной индустриализации процессов ручного труда[9]. Знанию отдаёт приоритет и А. Маршалл, утверждая, что капитал составляют в большей части знания и организация, и знание является самым мощным двигателем производства.

Новые информационные технологии являются не просто инструментом в процессе их применения, они развиваются при их использовании, в силу чего в какой-то мере исчезает различие между их пользователями и создателями. Отсюда следует новое соотношение между социальными процессами создания и обработки символов (культура общества) и способностью производить и распределять товары и услуги (производительные силы). Так, появление Интернета обеспечило формирование и развитие электронного бизнеса, что коренным образом изменяет экономику, рынки, промышленные структуры, характер продуктов и их потоки, рабочие места и рынки рабочей силы. Изменились не виды деятельности человечества, а технологическая способность использовать в качестве прямой производительной силы то, что отличает человека от других биологических созданий, а именно способность обрабатывать и понимать символы.

В работах отечественных авторов и переводах зарубежных публикаций совокупность объектов, включаемых в состав ИК, называют активами, так же как в структуре материальных и финансовых ресурсов в бухгалтерском балансе. Вместе с тем за термином «актив» закреплены определённые экономические и правовые атрибуты, какими не обладает доминирующий ресурс ИК — знания. Для того, чтобы обеспечить семантическую тождественность исследуемых объектов ИК необходимо использовать более широкое понятие — авуары, с выделением в их структуре активов — объектов, соответствующих этому понятию. Авуары — материальные и нематериальные ресурсы производства, не обязательно обладающие ликвидностью и являющимися объектами собственности, в том числе активы, представляющие одну из сторон бухгалтерского баланса, отражающую в денежном выражении все принадлежащие фирме материальные и нематериальные ценности. В этом случае ИК фирмы включает и материальные авуары, и активы типа патентов, торговых марок, операционных технологий и компьютерных программ, и неосязаемые авуары — знания, технические навыки, компетентность и деловые возможности сотрудников.

Ресурсы ИК объединены в три группы: человеческие авуары, структурные и рыночные авуары и активы. Человеческие авуары включают совокупность индивидуальных и коллективных знаний персонала фирмы, компетенцию — знание и опыт в конкретной области, творческие способности, технологические и управленческие навыки и т. п. Рыночные активы и авуары связаны непосредственно с операциями на рынке и обеспечением конкурентных преимуществ фирмы. Структурные активы и авуары обеспечивают успешное функционирование основного производства.

Среди человеческих авуаров в первую очередь обычно называют «знания», но гносеологические и онтологические атрибуты этого понятия не конкретизируются. При этом фактически происходит отождествление понятий «знание», «информация» и «базы данных». Таким образом, рассматриваются только субстантивные аспекты «знания», а процедурные аспекты подразумеваются только на технологическом уровне ноу-хау. Вследствие этого в структуру ИК не включены общенаучные, экономические и математические методологии и методы. Эти методологии и методы не имеют отраслевых ограничений (как ноу-хау) и ограничений, связанных с правами собственности. Они являются результатом прошлого исключительно интеллектуального труда (в большинстве случаев — неоплаченного). Приобретение и использование этого интеллектуального ресурса не связано с какими-либо издержками и, соответственно, в отличие от традиционных факторов производства они не переносят свою стоимость на вновь созданный продукт и не увеличивают его себестоимость. Эти авуары вследствие своей неограниченной распространённости не обладают ликвидностью и имущественными правами, их наличие в той или иной форме не может оказать влияние на рыночную стоимость фирмы. Тем не менее, они являются ресурсом и производственным фактором. По своей экономической сущности знания являются идеальным возобновляемым ресурсом, производство и эксплуатация которого также является идеальным. При соответствующих условиях их применения они обеспечивают извлечение дополнительной экономической выгоды. Эти новые стоимости создаёт интеллектуальный труд менеджеров.

Таким образом, общенаучные, экономические и математические методологии и методы обладают основным свойством капитала — производить новые стоимости — и должны быть включены в структуру ИК. Формально эти авуары образуют базу методологических знаний, которая в равной мере может включаться в состав человеческих и структурных авуаров ИК. Разработанная в соответствии с изложенными подходами типология авуаров и активов ИК представлена в таблице 1.

Таблица 1. Типология ресурсов интеллектуального капитала фирмы
Человеческие Структурные Рыночные
авуары авуары активы авуары активы
Знания
Образование
Квалификация
Базы методологических знаний
Опыт
Навыки
Личные знакомства и связи
Базы данных
Базы методологических знаний
Программное обеспечение
Корпоративная культура
Стратегия управления
Сетевые системы связи
Информационные технологии
Базы данных
Базы знаний
Программы для ЭВМ
Патенты на изобретения, промышленные образцы и сорта
Авторские права
Информационные технологии
Ноу-хау: коммерческие, технологически, финансовые
Марки товаров
Контракты и соглашения: франшизные, лицензионные
Покупательская приверженность
Деловое сотрудничество
Портфель заказов
Отношения с финансовыми кругами
Гудвилл: товарный знак, фирменное наименование, право пользования
наименования места происхождения товара, марки качества, марочное наименование
Франшизы
Лицензии
Контракты

Как видно из таблицы, в зависимости от конкретной ситуации отдельные интеллектуальные ресурсы могут одновременно являться и активом, имеющими соответствующие балансовые цены и имущественные права, и авуарами, не обладающими такими свойствами. При этом необходимо исходить из того, что авторские права, патенты и другие объекты индивидуальной собственности в рамках фирмы могут выступать как структурный актив после их приобретения фирмой у владельцев.

Гносеологические и онтологические концепции структуризации знаний в экономическом отношении определяются тем, что они являются ядром ИК. В общенаучном, философском аспекте знание — проверенный общественно-исторической практикой и удостоверенный логикой результат процесса познания действительности, адекватное её отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теорий. При этом структура знаний имеет гносеологическую основу в зависимости от природы их формирования — научные, житейские, художественные и др. Вместе с тем имеет основание и онтологический подход к структуризации знания и близких к нему категорий по направлению их использования. В случае ИК для этих целей можно применить понятие «корпоративные знания» в следующем определении: корпоративные знания (КЗ) — совокупность общенаучных и специальных знаний, производственного опыта и навыков, баз знаний и данных, используемых в ИК фирмы для получения экономических и технологических результатов. В общем случае в КЗ следует выделить нормативные знания — руководства по использованию средств и предметов труда, know-how, технологические инструкции и т. п. Другую группу знаний — дескриптивных, образуют общенаучные и специальные знания.

В КЗ можно выделить следующие типы специальных знаний: экономические, математические, отраслевые и технологические знания. При этом общенаучное знание «пронизывает» все виды специальных знаний. Особые свойства экономического знания в ИК заключаются в том, что в отличие от общенаучных, они рассматривает достаточно узкий диапазон искусственных систем и деятельность человека как экономического агента, вместе с тем и по тем же причинам захватывают более широкую область, чем традиционные технологические и отраслевые знания. Сгруппированные по конкретным признакам названных научных и технологических знаний на твёрдых или электронных носителях, они образуют тематические базы знаний (библиотеки).

Гносеологическая структура знаний предусматривает их классификацию по форме как явные и неявные. Явные (explicit) знания — это знания, которые могут быть формализованы и переданы с помощью каких-то символов и средств коммуникации. Неявные (tacit) знания не могут быть однозначно выражены индивидуумом и переданы средствами коммуникации. Неявные знания включают, в частности, «мысленные модели» типа схем восприятия действительности и интерпретации фактов, парадигм, перспектив, верований, производственные навыки, умение общаться и с людьми и заставлять их выполнять свои решения. Вместе с тем, как видно из выявленных семантических и онтологических проблем изучения ИК, необходимо ввести классификацию знаний по содержанию — субстантивные (substantive) и процедурные (procedural). Последнее подразумевает умение адекватно идентифицировать ситуацию и достигать поставленной цели.

Онтологическая структура КЗ определяется практическим контекстом их применения. Сложная многоуровневая структура КЗ обусловила необходимость использования таксономии для классификации и систематизации элементов КЗ. Таксонометрическими признаками являются следующие атрибуты КЗ:

  • контекст — включает объединённую группу базовых научных знаний, методологий и методов: общенаучные, экономические и математические, технологические и системные знания;
  • цель — включает специальные технологические и экономические знания, а также справочную информацию, используемые при выполнении производственных процессов и для получения конкретных результатов;
  • уровень — включает знания, необходимые для решения стратегических, оперативных и повседневных проблем производства.

Полученная таким образом онтологическая структура и описание субстантивных и процедурных КЗ, включаемых в каждую группу, представлены в таблице 2.

Таблица 2. Таксономия субстантивных и процедурных знаний в интеллектуальном капитале
Признаки Вид Описание
Контекст Общенаучные
Экономические
Математические
Общенаучные законы и методологии. Методы экономического и математического анализа
Технологические Компетентность, знания технологии, средств и свойств предметов производства
Системные Умения пользование компьютером и сложной оргтехникой, знание программ для ЭВМ и информационных технологий; знание иностранных языков
Цель Технологические результаты Специализированные знания, обеспечивающие поддержание технологических параметров производства, know-how
Экономические результаты Специализированные знания в области управления, учёта, маркетинга, обеспечивающие сохранение заданного уровня и достижения экономических показателей производства
Справочные данные Субстантивные базы данных, используемых при принятии оперативных и стратегических решений
Уровень Стратегический Преобладают процедурные знания, связанные с методами прогнозирования, определения направлений и стратегий развития производства, формированием организационных структур
Оперативный Знания обеспечивают эффективное производство на краткосрочных временных интервалов. Преобладают процедурные знания, связанные с оптимизацией производственных процессов и решением организационно-экономических вопросов
Фактический Субстантивные базы данных с описанием передового опыта в отрасли. Производственный опыт и навыки, используемые при решении повседневных производственных вопросов

Полученная структуризация множеств интеллектуальных авуаров, составляющих КЗ как факторов производства, позволяет формализовать концептуальную модель функционирования ИК:

Y = /sum/ (Ksij, Kpij),

где Y — новые стоимости, сгенерированные ИК; Ksij, Kpij — векторы таксонов субстантивных и процедурных знаний.

Таким образом, рассмотренные концепции гносеологической и онтологической структуризации формируют базовую таксономию КЗ и определяют взаимосвязи и контекст их применения для любого уровня детализации моделей и исследований ИК.

Генезис и типология стоимостей, генерируемых интеллектуальным капиталом[править | править вики-текст]

Новые стоимости образуются как следствие взаимодействия интеллектуальных факторов фирмы со средствами и предметами труда. Для теоретического описания этого процесса необходимо структурировать семантику, субстантивные и процедурные знания, и дать экономическую интерпретацию используемых здесь понятий новой стоимости, интеллектуальных факторов и подпроцессов производства новых стоимостей.

Как уже отмечалось, выгода, или стоимость (value, wealth, benefit) — экономическая, социальная или какая-либо иная — на микроуровне чаще всего принимает формы прибыли, ренты, маржи, роста рыночной стоимости фирмы и её активов, конкурентоспособности, снижения трудоёмкости и потребности в рабочей силе и др. Самостоятельной формой стоимости является инновационные результаты научно-технического прогресса как следствие единого взаимообусловленного процесса развития науки и техники. В настоящее время именно этот вид стоимости, производимый, точнее, воспроизводимый интеллектуальным капиталом, является основным гносеологическим и онтологическим объектом и предметом исследований теории экономики, основанной на знаниях. Вместе с тем с экономической точки зрения актуальными являются гносеологические и онтологические исследования прагматического аспекта интеллектуального капитала, связанного с генерированием других форм стоимости.

Интеллектуальная компонента прибыли как разность между доходами и издержками может расти (формировать дополнительную стоимость) как вследствие роста доходов, так и в результате снижения издержек, возникших на основе функционирования интеллектуального капитала.

Доходы могут расти в результате выпуска новых товаров, в том числе нематериальных и интеллектуальных (консалтинг, экологический консалтинг, программы для ЭВМ и т. п.), увеличения объёма продаж, обусловленного, в частности, ростом рынка сбыта, цены, рекламой, совершенствованием каналов сбыта и др.

Издержки связаны с производством и обращением продукции. Издержки производства — постоянные и переменные — определяются расходами материально-технических и трудовых ресурсов, амортизацией основных фондов, расходами на управление и др. Для определения путей их снижения выделяются издержки, связанные с оперативной деятельностью (в краткосрочном периоде) и издержки долгосрочных периодов производства. В краткосрочном периоде реально сокращать переменные затраты на производство и максимизировать эффективность использования ресурсов. Минимизация переменных затрат производства достигается путём нахождения оптимального расхода ресурсов. Обратной оптимизационной задачей является нахождение оптимального объёма производства при заданном количестве ресурсов.

Необходимость и возможность использования закона ограниченной доходности определяется тем, что в соответствии с этим законом после достижения определённой величины расхода ресурса его предельная эффективность (соотношение единицы дополнительных затрат к единице полученного результата) начинает снижаться при прочих равных условиях. Иначе говоря, если использовать новые знания в виде технологического или экономического решения, изменяющего условия применения ресурса, можно передвинуть критическую точку падения эффективности использования ресурса.

Другим источником снижения потенциальных альтернативных (opportunity cost) издержек — является выбор вида наиболее эффективного производства для вложения имеющихся средств. Это своего рода аналог обратной оптимизационной задачи по определению объёма производства при заданном количестве ресурсов, но уже на качественном уровне и на долгосрочном интервале принятия решений. Альтернативные издержки обычно рассматриваются как «упущенная выгода» и связываются с принятием решения о виде производства.

Перечисленные выше формы издержек приняты в теории и практике рыночной экономики как категории фактических (бухгалтерских) и экономических, в том числе альтернативных (вменённых) издержек и являются результатом управленческого решения. Вместе с тем, следует выделить и ситуации с принятием решений о количестве использования ресурсов, технологии и объёмах производства, которые также могут приводить к дополнительным (неоптимальным) издержкам по сравнению с альтернативным вариантом. При этом, если альтернативные издержки и их расчёт носят вероятностный характер, то расчёт дополнительных издержек в большинстве случаев происходит в условиях определённости и даёт однозначный результат.

Формирование альтернативных издержек как упущенной выгоды и неоптимальных издержек как результата неоптимальных расходов ресурса или объёмов производства связано с непрофессионализмом или в общем случае — с неадекватным менеджментом, то есть с использованием методов принятия управленческих решений, неадекватных условиям производства. Природа неадекватного менеджмента обусловлена генезисом управленческой парадигмы. В целом эта категория издержек имеет институциональную природу и может быть определена как оппортунистические издержки производства. В общем случае эти издержки возникают при отсутствии данных (субстантивные причины) или из-за неумения или нежелания использовать адекватные методы их интерпретации (процедурные причины). При отсутствии механизма обратной связи или организационных структур, контролирующих эффективность принимаемых решений, такая форма неадекватного менеджмента становится институциональной ловушкой — неэффективной, но устойчивой нормой поведения.

Оппортунистические издержки производства проявляется как на макро-, так и на микроуровне. Непродуманная схема движения бюджетных средств приводит к потерям как в процессе движения (например, возможность присвоения на основе фальшивого авизо), так и при использовании — нецелевом (в том числе при присваивании) или неэффективном из-за отсутствия механизма их трансформации. Необоснованный рост объёмов производства может привести к проблемам сбыта и перепроизводства в целом. Фермер, имея тракторы К-701 и ДТ-75, не применяя методы оценки экономической эффективности (оптимизации) альтернатив, может принять решение использовать на вспашке трактор К-701, что приведёт к дополнительным издержкам по сравнению с решением в пользу трактора ДТ-75, при применении которого удельные издержки меньше.

Трансакционные издержки обращения являются центральной категорией институциональной экономики и связаны с проведением сделок в условиях рынка. Эффективность экономических связей определяется обычно пятью типами трансакционных издержек:

  • издержки, связанные с поиском информации о рынках и складывающихся на них условиях движения товаров и услуг;
  • издержки по определению условий и оформлению сделок;
  • издержки по выявлению качества товаров, затрат на разработку системы стандартов, на охрану фирменных знаков и т. п.;
  • издержки по защите правового режима с помощью юридической системы;
  • потери за счёт необдуманного (оппортунистического) поведения на рынке.

По своей природе эти издержки формируют две группы — координации и мотивации. Трансакционные издержки, связанные с координацией, включают в себя те ресурсы, которые продавцы расходуют на проведение исследования рынков с тем, чтобы определить вкусы покупателей, расходы на рекламу и маркетинг с целью информирования покупателей о данном товаре или услуге и на выработку административных решений, определяющих цены, по которым будут реализовываться товары и услуги. Со стороны покупателей к этим издержкам относятся затраты времени на поиск поставщиков и оптимальных цен. Ещё одна, менее очевидная разновидность трансакционных издержек — это упущенные выгоды, не реализованные из-за несовершенства контрактов между продавцами и покупателями и срыва вследствие этого выгодных сделок.

К трансакционным издержкам, связанным с проблемой мотивации, в первую очередь относятся две разновидности издержек. Одну из них составляют издержки, связанные с неполнотой и асимметрией информации — ситуациями, в которых участники потенциальной или действительной сделки не располагают всей информацией, необходимой для определения взаимоприемлемых условий соглашения и для проверки их выполнения. Другая разновидность трансакционных издержек возникает в тех случаях, когда имеет место недостоверность обязательств — неспособность сторон гарантировать выполнение ими своих угроз и обещаний, от выполнения которых они впоследствии могут отказаться. Ввиду этого предусмотрительные люди не станут принимать их в расчёт, и снова возникает ситуация, когда либо упускаются возможности для совершения выгодных сделок, либо необходимо затрачивать ресурсы на обеспечение гарантий от необдуманных сделок (оппортунизма).

Административная рента как форма стоимости с позиций ИК, рассматривается в данной работе в качестве результата лоббирования интересов владельцев и менеджеров фирмы во властных структурах и формируется за счёт получения выгодных условий производства и сбыта. Источник ренты в терминах ИК — личные знакомства и связи представителей фирмы в структурах власти. Маржа определяется разностью между ценой покупки и продажи ценных бумаг и товаров. Приращение рыночной стоимости фирмы происходит за счёт роста ликвидности её материальных и нематериальных активов ИК и доходности. Потенциал конкурентоспособности по существу является атрибутом, рост которого сопровождает получение остальных форм стоимости. В данной работе конкурентоспособность как самостоятельная форма стоимости рассматривается для ситуации принятия стратегических решений, когда другие формы стоимости менее выражены в результатах хозяйственной деятельности.

Анализ структуры форм стоимости, генерируемой ИК, позволяет использовать ещё один таксонометрический признак бинарной классификации совокупности форм результатов применения ИК — качество. Качество выгоды (новой стоимости) может быть положительным и отрицательным (к последним относятся в том числе и оппортунистические издержки). В результате оппортунистического поведения экономических агентов могут снижаться прибыль и рыночная стоимость фирмы. Поэтому природа возникновения оппортунистических издержек должна также быть объектом гносеологических и онтологических исследований интеллектуального капитала.

Сопоставление теоретических моделей, описывающих семантическую и экономическую природу новых стоимостей, генерируемых ИК, и интеллектуальных факторов позволяет сформировать систему, отражающую структурные связи этих подсистем (табл. 3).

Таблица 3. Интеллектуальные факторы, формы их реализации и генерируемых ими стоимостей
Формы стоимостей Управленческие и технологические решения Интеллектуальные факторы
вид результат вид форма
Инновационные результаты НТП Инновационные Социальный: приращение знаний, охрана здоровья и окружающей среды, образование.
Технологический: технологии, вещества, техника.
Экономический: производительность, предметы и средства труда, отрасли производства, товары и услуги.
Корпоративные знания
Структурные и рыночные активы и авуары
Общенаучные знания
Технологические знания
Ноу-хау
Базы данных
Программы для ЭВМ
Информационные технологии
Интеллектуальная компонента прибыли Инновационные
Производственные долгосрочные
Производственные оперативные
Трансакционные
Маркетинговый: товар, цена, реклама, каналы и рынки сбыта.
Технологический: технологии, средства производства
Оптимизация постоянных издержек и объёмов производства
Минимизация альтернативных издержек
Оптимизация переменных издержек и объёмов производства.
Максимизация эффективности использования ресурсов.
Снижение трансакционных издержек обращения.
Корпоративные знания
Структурные и рыночные активы и авуары
Корпоративные знания, структурные активы
Корпоративные знания, структурные активы
Корпоративные знания, рыночные активы и авуары, структурные активы
Общенаучные знания, технологические знания, ноу-хау, базы данных, программы для ЭВМ, информационные технологии
Экономические знания, математические знания, базы данных, программы для ЭВМ
Экономические знания, математические знания, базы данных, программы для ЭВМ
Базы данных
Информационные технологии
Административная рента ИК Лоббирование Получение ренты Человеческие и рыночные авуары Личные связи
Компетенция
Ноу-хау
Маржа Спекуляции на биржах и перепродажах Маржа Рыночные активы и авуары
Структурные активы
Финансовые активы
Ноу-хау
Компетенция
Информационные технологии
Приращение рыночной стоимости фирмы Капитализация активов ИК Рыночная стоимость фирмы Корпоративные знания
Рыночные и структурные активы
Экономические знания
Рыночные и структурные активы
Потенциал конкурентоспособности Стратегические Оптимальные стратегии производства и реализации продукции Корпоративные знания
Структурные активы
Общенаучные и экономические знания
Базы данных
Программы для ЭВМ

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Корзникова Г. Г. Менеджмент в образовании: практический курс. — М.: «Академия», 2008. — 288 с. — (Серия «Высшее профессиональное образование»). — ISBN 978-5-7695-3931-2.
  2. Томас А. Стюарт Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций = Intellectual Capital: The New Wealth of Organizations. — М.: Поколение, 2007. — 368 с. — (Управление). — ISBN 978-5-9763-0010-1 (1-85788-183-4).
  3. Маркс К. Капитал. Вторая книга. Процесс обращения капитала. // Соч. т. 49, с. 190.
  4. Маркс К. Экономические рукописи 1857—1859 годов // Соч. 46, ч. II, с. 215.
  5. Маркс К. Экономические рукописи 1861—1863 годов // Соч. т. 47, с. 553.
  6. Маркс К. Экономические рукописи 1861—1863 годов // Соч. т. 47, с. 556.
  7. Маркс К. Капитал. Т. 1, кн. 1. — М.: Политиздат, 1988, с. 161.
  8. Drucker P. F. Post-Capitalist Society. — Oxford Butterworth: Heinemann, 1993, p. 271.
  9. Drucker P. F. The Age of Discontinuity. — New York: Harper and Row, 1978.

Литература[править | править вики-текст]

  • Брукинг Э. Интеллектуальный капитал. — СПб: Питер, 2001. — 288 с.
  • Букович У., Уильямс Р. Управление знаниями: руководство к действию. — М.: ИНФРА-М, 2002. — 504.
  • Глухов В. В. и др. Экономика знаний. — СПб.: Питер, 2003. — 528 с.
  • Кастельс М. Информационная эпоха.
  • Клейнер Г. Знания об управлении знаниями // Вопросы экономики. — 2004. — № 1. — С. 151—155.
  • Козырев А. Н. Математический и экономический анализ интеллектуального капитала: Автореф. дис. … д-ра экон. наук. — М., 2002. — 48 с.
  • Кузубов, С. А. Интеллектуальные активы: учет, анализ и аудит: монография / С. А. Кузубов. - М. : Финансы и статистика, 2009 (М.). - 182 с.
  • Луман Н. Решения в информационном обществе.
  • Полтерович В. М. Трансплантация экономических институтов // Экономическая наука современной России. — 2001. — № 3. — с. 24—50.
  • Сергеев А. Л. Категории в теории интеллектуального капитала // Экономический вестник РГУ. — 2005. — № 1. — С. 53—58.
  • Стоунхаус Дж. Управление организационным знанием // Менеджмент в России и за рубежом. 1999. № 1. — С. 3—18.
  • Шаститко А. Е. Новая теория фирмы — М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС. — 1996.
  • Barnard C. The Functions of the Executive. — Cambridge, MA: Harvard University Press, 1938.
  • Blackwell Handbook of Organizational Learning and Knowledge Management — L: Blackwell Publishers, 2003.
  • Brown J.S., Duguid P. Organizing knowledge // California Management Review, 1998. — Vol. 40. — № 3: Spring. — P. 90—111.
  • Conner K.R. and Prahalad C.K. A Resource-based Theory of the Firm: Knowledge versus Opportunism // Organization Science, 1996. — Vol. 1. — № 5.
  • Cyert R., March R. A Behavioral Theory of the Firm. — Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1963.
  • Davenport T. and Prusac L. Working Knowledge. — Boston: Harvard Business School Press, 1998.
  • Drucker P. Beyond the Information Revolution // The Atlantic Monthly, October 1999. — Vol. 284. — № 4.
  • Drucker P.F. Post-Capitalist Society. — Oxford Butterworth: Heinemann, 1993.
  • Firestone Joseph M., McElroy Mark W. Key Issues in the New Knowledge Management. — N.Y.: Butterworth-Heinemann, 2003.
  • Griliches Z. Patent Statistics as Economic Indicators: A Survey. // Journal of Economic Literature, 1990. — Vol. XXYIII. Dec. — P. 1661—1707.
  • Hall B.P. Values development and learning organizations // Journal of Knowledge Management, 2001. — Vol. 5. — № 1. — P. 19—32.
  • Kogut B., Zander U. Knowledge of the Firm, Combinative Capabilities, and the Replication of Technology // Organization Science, 1992. — Vol. 3 — № 3.
  • Machlup F. The Production and Distribution of Knowledge in the United States. — Princeton: University Press, 1962.
  • Managing Industrial Knowledge: Creation, Transfer and Utilization. — Sage Publications, 2001.
  • Nonaka I. and Takeuchi H. The Knowledge-Creating Company. — Oxford: Oxford University Press, 1995.
  • Polyani M. The Tacit Dimension. — London: Routledge&Kegan Paul, 1966.
  • Simon H. The Sciences of the Artificial. — Cambridge: MIT Press., 1969.
  • Stewart T.A. Intellectual Capital: The New Wealth of Organizations. — N.Y.-L.: Doubleday / Currency, 1997.
  • Weick K. Sensemaking in Organizations. — Sage: Thousand Oaks, CA, 1995.
  • Wiig K. Knowledge Management. — Arlington, TX: Schema Press, 1993.

Ссылки[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]