Иосифляне (XX век)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Иосифля́нство; иосифля́не в XX веке — устоявшееся обозначение правоконсервативного оппозиционного движения в Русской православной церкви, возникшего в конце 1927 года в лице духовенства и мирян, вслед за Ленинградским митрополитом Иосифом (Петровых) отвергавших «Декларацию» Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского).

История[править | править вики-текст]

Движение имело первоначальный очаг в Ленинграде, где непосредственной причиной недовольства был указ митрополита Сергия (Страгородского) и Временного при нем Синода (осень 1927 года) о перемещении митрополита Иосифа (Петровых) с Ленинградской кафедры в Одессу, но получило поддержку и в других регионах СССР, в особенности среди ссыльного духовенства Соловецкого лагеря[1]. По мнению исследователя Михаила Шкаровского, причиной острого недовольства среди епископата служила не сама «Декларация» митрополита Сергия, но то, что «Заместитель Патриаршего Местоблюстителя допустил вмешательство гражданских властей в кадровую политику: проведение епископских хиротоний с согласия государственных органов, перемещение архиереев по политическим мотивам (за несколько месяцев было перемещено около сорока архиереев), замещение кафедр осуждённых епископов и т. п.»[2]

В ноябре 1927 года к митрополиту Сергию прибыла делегация представителей ленинградских клириков и мирян во главе с епископом Гдовским Димитрием (Любимовым), которая безуспешно убеждала его пересмотреть Декларацию и отменить распоряжения, принятые после её издания. После этого противники «новой церковной политики» заместителя Патриаршего Местоблюстителя оформили и обнародовали акт отделения от митрополита Сергия как узурпатора высшей церковной власти.

6 февраля 1928 года митрополит Иосиф подписал акт отхода от митрополита Сергия в составе Ярославской епархии; в тот же день появилась его резолюция о согласии возглавить отделившихся от митрополита Сергия в Ленинградской епархии: «Митрополит Ярославский Агафангел (Преображенский) с прочими епископами Ярославской Церковной области отделились также от митр. Сергия и объявили себя самостоятельными в управлении вверенными им паствами, к чему я присоединил свой голос. По сему благому примеру нахожу благовременным открыто благословить подобное же правильное отделение части Ленинградского духовенства со своими паствами. Согласен на просьбу возглавить это движение своим духовным руководством и молитвенным общением и попечением; готов не отказать в том же и другим, желающим последовать доброму решению ревнителей Христовой истины. Молю Господа, да сохранит всех нас в единомыслии и святой твердости духа в переживаемом Церковью новом испытании»[3].

В послании к ленинградской пастве от 2 марта 1928 года митрополит Иосиф сообщал[4] о переходе на самоуправление митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) и трёх его викариев (Серафим (Самойлович), Варлаам (Ряшенцев), Евгений (Кобранов)), поручал временное управление Ленинградской епархией епископу Гдовскому Димитрию (Любимову) (который вместе с другим викарием — епископом Нарвским Сергием (Дружининым) — инициировал движение в Ленингаде, подписав 26 декабря 1927 года акт отхода от митрополита Сергия, «сохраняя апостольское преемство чрез Патриаршего Местоблюстителя Петра (Полянского), Митрополита Крутицкого») и просил епископа Григория (Лебедева) в качестве его наместника продолжать управление Александро-Невской Лаврой и возносить его имя за богослужением, несмотря на невозможность для него приехать в Ленинград.

После ссылки митрополита Иосифа в феврале 1928 года фактическим руководителем движения стал и был признан многими противниками митрополита Сергия (Страгородского) наиболее радикально настроенный епископ Димитрий (Любимов).

Указ митрополита Сергия и Синода от 6 августа 1929 года объявлял иосифлян (так же как ранее обновленцев) раскольниками и предписывал «обращающихся из этих расколов, если последние крещены в расколе, принимать через таинство Св. Миропомазания». Сами же иосифляне себя раскольниками не считали, признавая возглавителем Русской Церкви пребывавшего в тюрьмах и ссылках Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского).

Большинство иосифлян смотрело на митрополита Сергия, как на иерарха, превысившего свои полномочия и допустившего по этой причине неправильные действия, а часть видела в нём настоящего отступника от Православия, предателя и убийцу церковной свободы, общение с которым невозможно даже в том случае, если его действия признает сам Патриарший Местоблюститель. К выразителям умеренных взглядов из руководителей движения принадлежали сам митрополит Иосиф, епископ Сергий (Дружинин), протоиерей Василий Верюжский; более жёсткую позицию, доходившую до отрицания таинств «сергиан», занимали епископ Димитрий (Любимов), протоиерей Феодор Андреев, священник Николай Прозоров и профессор Михаил Новосёлов.

Главным храмом иосифлян в Ленинграде был собор Спаса-на-Крови во главе с настоятелем протоиереем Василием Верюжским. В 1929 году в Ленинграде были арестованы все активные сторонники движения: Василий Верюжский, Иоанн Никитин, Сергий Тихомиров, священник Николай Прозоров, монахиня мать Кира; ранее, в мае 1929 года, скончался протоиерей Феодор Андреев.

В Москве наиболее видным лидером движения был популярный настоятель храма Николы «Большой Крест» у Ильинских ворот (не сохранился) протоиерей Валентин Свенцицкий, который перед смертью, не меняя своего взгляда на компромиссы митрополита Сергия (Страгородского), принес ему покаяние за отпадение от церковного единства и получил прощение. Одним из основных идеологов «иосифлянского» движения был известный духовный писатель Михаил Новосёлов.

В Центральном регионе и на юге европейской России десятки иосифлянских приходов окормлялись епископом Козловским, управляющим Воронежской епархией Алексием (Буем) — так называемые «буевцы».

К средине 1940-х иосифлянское движения как обособленное и организованное направление в русском православии прекратило существование. Часть из немногих выживших в лагерях иосифлянских деятелей вместе со своей паствой примирилась с Московской Патриархией, как то: протоиереи Василий Верюжский, Алексий Кибардин, Василий Венустов, Константин Быстреевский, священник Петр Белавский[5] и др. Непримиримая часть представителей движения полностью слилась с катакомбниками, составив в их среде особую традицию.

Значение и оценка[править | править вики-текст]

Иосифлянское движение с самого начала приобрело политическую, антиправительственную окраску, выйдя за чисто религиозные рамки. Церковный историк митрополит Иоанн (Снычёв) отмечал, что «ядро идеологии иосифлянского раскола — отрицательное отношение к отечественной советской действительности, а церковно-канонические мотивы лишь внешняя оболочка»[6].

Архиепископ Иларион (Троицкий), не одобряя «Декларации» митрополита Сергия, осудил также и отделившихся от него:

Всем отделяющимся, я до крайней степени не сочувствую. Считаю их дело совершенно неосновательным, вздорным и крайне вредным. Не напрасно каноны 13-15 Двукр. Собора определяют черту, после которой отделение даже похвально, а до этой черты отделение есть церковное преступление. А по условиям текущего момента преступление весьма тяжкое. То или другое административное распоряжение, хотя и явно ошибочное, вовсе не есть «Casus belli». Точно также и все касающееся внешнего права Церкви (то есть касающееся отношения к государственной политике и под.) никогда не должно быть предметом раздора. Я ровно ничего не вижу в действиях митр. Сергия и Синода его, что бы превосходило меру снисхождения или терпения. Ну, а возьмите деятельность, хотя бы Синода с 1721 по 1917 г. Там, пожалуй, было больше сомнительного, и, однако ведь, не отделялись. А теперь будто смысл потеряли, удивительно, ничему не научились за последние годы, а пора бы, давно пора бы… Это большая беда…[7]

Реабилитация репрессированных иосифлян началась ещё в 1956 году, что свидетельствует об их незаконном осуждении даже исходя из норм советского права.

В 1981 году Русской Православной Церковью заграницей большинство иосифлянских епископов, многие представители духовенства и мирян были причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских.

Несмотря на то, что большинство из иосифлян скончалось (как правило, казнены органами НКВД) вне общения с Московской Патриархией, некоторые из них (как то митрополит Кирилл (Смирнов), епископ Виктор (Островидов)) были прославлены в лике новомучеников и исповедников Российских также Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 году[8]. В число канонизированных Московским патриархатом вошёл, в частности, Михаил Новосёлов, осужденный за то, что он «играл решающую роль в идеологическом объединении духовенства, оппозиционного митрополиту Сергию (Страгородскому)».

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Воспоминания. Духовенство Д. С. Лихачёва
  2. Возникновение иосифлянства // ИОСИФЛЯНСТВО: течение в Русской Православной Церкви.
  3. Цит. по: Протопресвитер Михаил Польский. Новые мученики российские. Т. 2. Джорданвилль, 1957. стр. 8.
  4. Протопресвитер Михаил Польский. Новые мученики российские. Т. 2. Джорданвилль, 1957. стр. 8 — 9.
  5. Иерей Александр(Сухарский). «И Свет во тьме светит и тьма его не объят…»: Прот. Петр Белавский: 18/31 дек. 1892 — 30 марта 1983. СПб., 2000. C. 19-33 / Статьи и публикации о городе Гатчина
  6. Иоанн (Снычёв), митрополит. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия — «григорианский», «ярославский», «викторианский» и другие: их особенности и история. Сортавала, 1993. С. 19)
  7. Декларация митрополита Сергия 16/29 июня 1927 г. Русак В. С. | МАНГУСТ
  8. Доклад митпрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, на Архиерейском Соборе в Москве 13—16 августа 2000 года

Литература[править | править вики-текст]

  1. Шкаровский М. В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви СПб., 1999 (Исторический сборник «Мемориала», 4)
  2. Михаил Шкаровский. Судьбы Иосифлянских пастырей. СПб, 2006.
  3. Краснов-Левитин А. Э. Лихие годы: 1925—1941. Воспоминания. YMCA-Press, 1977, стр. 101—108.
  4. Поляков А. Г. Викторианское течение в Русской Православной Церкви. Киров, 2009.
  5. Поляков А. Г. Управление Викторианским течением в Русской Православной Церкви (апрель 1928 – май 1931 гг.) // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С.Пушкина. Научный журнал. 2011. №2. Том.4. История.С.106-112. 

Ссылки[править | править вики-текст]