История западноевропейского университета

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Западноевропейский университет имеет длительную историю. Первые университеты, такие как Болонский, основанный в 1088 году, появились еще в Средние века. В XIX—XX веках европейские университеты сфокусировались на науке и научных исследованиях, именно в это время их структура и идейное содержание приняли современный вид. Первоначально университеты нередко возникали на основе церковных школ и входили в систему духовного образования. Их задачи заключались в подготовке ряда специалистов (по философии, богословию, праву и медицине), а также в изучении научных трудов, повышении уровня образования в обществе и обучении студентов самостоятельно мыслить и проводить исследования.

К XVIII столетию университеты публиковали собственные научные журналы. Выработались две основные модели университета: немецкая и французская. Немецкая модель основана на идеях Вильгельма Гумбольдта и Фридриха Шлейермахера; университет поддерживает академические свободы, лаборатории и организует семинары. Во французских университетах господствует жесткая дисциплина, администрация контролирует все аспекты деятельности. До XIX века в европейских университетах религия составляла важнейшую часть занятий, но в течение XIX в. ее роль постепенно уменьшалась. Университеты концентрировались на научных исследованиях, и немецкая модель, лучше приспособленная к занятиям наукой, со временем получила большее распространение по всему свету, чем французская. Одновременно высшее образование становилось все более доступным широким массам населения.

Первые европейские университеты[править | править исходный текст]

Первым университетом Западной Европы часто называют Болонский университет, основанный в 1088 году, хотя по этому поводу имеются определенные разногласия. Действительно, этот университет считают «матерью европейских университетов», хотя эта концепция родилась в свое время как символ итальянского национального единства, а не для доказательства того, что именно этот университет был исторически первым[1]. Если считать университетом единую корпорацию студентов и профессоров по различным дисциплинам, то, возможно, было бы правильнее считать первым Парижский университет, основанный в 1208 году[2]. С другой стороны, задолго до них учебным заведением, в котором были собраны видные ученые специально для создания «центра греческой науки и культуры», стала Магнаврская школа в Константинополе, которую иногда называют Константинопольским университетом[3][неавторитетный источник? 344 дня]. Как и арабские медресе в мусульманской части Испании и на Сицилии[4] Магнаврская школа оказала значительное влияние на развитие высшего образования в Западной Европе[источник не указан 344 дня].

Традиционно средневековое образование ограничивалось церковными школами, которые становились все более популярны из-за расслоения средневекового общества, которому нужны были образованные администраторы, юристы, нотариусы, медики и священники. Были вновь открыты античные авторы и римское право, понадобились новые переводы Аристотеля, и для удовлетворения этих новых нужд возникла новая форма образования, а также студенческие гильдии или университеты (общины), от которых произошло наименование учебных заведений нового типа[5]. К XVI в. все большее место в деятельности университетов занимала наука, в том числе «открытость к новому» вообще и поиск способов контроля над природными явлениями в частности[6].

Структура и распространение ранних европейских университетов[править | править исходный текст]

Средневековый университет (миниатюра 1350-х гг.)

Появление новых университетов нередко было связано с отделением групп профессоров от своего университета с целью устроить новый, более соответствующий их идеалам. Так Парижский университет дал начало многим другим университетам севера, а Болонский — юга Европы. Некоторые университеты были организованы монархами, например, в Неаполе, где университет возник по указанию императора Фридриха II, чтобы составить конкуренцию враждебному ему Болонскому университету[7]. Учитывая цеховую структуру средневекового города, нет ничего удивительного в том, что и студенты и преподаватели объединялись в организации. Профессора объединялись по факультетам (от лат. «способность»), то есть по группам людей, способных преподавать ту или иную дисциплину. Студенты объединялись в землячества. Студенческие объединения зачастую заводили свои уставы, имели свою иерархию, свои традиции и обычаи. Преподавание в основном сводилось к чтению текстов, которые комментировал профессор. (Главной причиной такого способа обучения следует считать во-первых недостаток книг и, во-вторых, схоластическую систему познания.) Периодически отдельные места могли обсуждаться или быть вынесены на публичный диспут[8]. К XVIII в. профессура все меньше времени уделяла непосредственно преподаванию и все больше — воздействию на умы элиты общества [9], в частности, путем публикации своих сочинений.

Перемены в университетском образовании в XIV—XVII веках[править | править исходный текст]

В эпоху Возрождения гуманистические идеи постепенно распространялись по Европе, достигнув Англии в период церковной Реформации[10]. Под влиянием новых идей университеты начали готовить студентов не только к церковной, но и к активной светской жизни и светской культуре[11]. На первом этапе (3-4 года) обучение состояло в овладении семью «свободными искусствами»: грамматика, риторика и логика (так называемый тривиум), арифметика, геометрия, музыка и астрономия (квадривиум)[12]. В эпоху Великих географических открытий и завоевания, особенно испанцами, обширных колониальных владений в университетах обсуждали вопросы прав коренного населения и международного права[13]. Изобретение книгопечатания привело к популяризации печатного слова. В частности, уже в XV в. стали популярными научные журналы, и к XVIII в. каждый университет обычно выпускал собственный журнал[14].

Развитие университетов в XIX и XX веках[править | править исходный текст]

Современный университет[править | править исходный текст]

Будапештский университет экономики и технологии, старейший политехнический университет, основанный в Венгрии в 1782 г.

Первым в мире политехническим университетом считается Будапештский университет экономики и технологии в Венгрии, основанный в 1782 году императором Иосифом II, который первоначально носил название Institutum Geometrico-Hydrotechnicum (Институт геометрии и гидротехники).

В эпоху Просвещения университеты постепенно эволюционировали от обучения «отрыжкам знания» к «поощрению творческого мышления»[15]. К XIX в. сформировались две основных модели университета: немецкая и французская, хотя одновременно развивались и другие, например, российская и британская. Немецкая модель основана на идеях Вильгельма Гумбольдта, который, следуя либеральной модели Фридриха Шлейермахера, убедил прусского короля основать в Берлине университет нового образца, который открылся в 1810 году. Основная цель Гумбольдта состояла в демонстрации процесса получения нового знания и обучения студентов «принимать во внимание фундаментальные законы науки в процессе своего мышления». Обучение происходило, главным образом, в виде семинаров и лабораторных работ[16]. По мнению Гумбольдта, в центре университетского образования должно быть непосредственное участие студентов в научных исследованиях:




Университетский преподаватель более не учитель, а студент — не ученик. Вместо этого студент самостоятельно проводит исследования, а профессор руководит ими и поддерживает студента в его работе.[17]

Неотъемлемой частью концепции Гумбольдта были свобода действий и свободная конкуренция между профессорами. Хотя профессура состояла на государственной службе, профессора могли свободно выбирать университет среди многочисленных и независимых в то время германских княжеств. Их имя и престиж, а следовательно, и возможность найти работу зависели только от уровня исследований и специализации в той или иной научной дисциплине[18].

Во французских университетах подобных свобод не было, там господствовала жесткая дисциплина, и администрация контролировала все аспекты деятельности, от расписания и программы занятий до присуждения степеней, утверждения официальной точки зрения на каждый сколько-нибудь значимый вопрос и даже внешний вид преподавателей (например, в 1852 году им запрещали отпускать бороду). Престиж преподавателя зависел не от его личных заслуг, а от репутации оконченного им учебного заведения. Однако во второй половине XIX века немецкая модель университета начала оказывать влияние и на порядки во французских университетах[19].

Британские университеты также восприняли немецкую модель, тем более, что государство предоставило им автономию. В российских университетах работало множество профессоров, приглашенных из Германии, но их главной задачей была подготовка служащих для бюрократического аппарата, и общий распорядок был похож скорее на французскую модель, чем на немецкую. Впрочем, в XIX—XX веках в российских университетах порядки были очень разнообразны[20].

Как бы то ни было, в XIX—XX веках на первый план университетского образования вышла наука, хотя в немецких университетах научные исследования выполнялись на высоком профессиональном уровне, в хорошо оснащенных лабораториях и подвергались бюрократическому регулированию, а в английских и французских они были частным делом заинтересованных в этом профессоров и студентов[21].

Профессора и студенты[править | править исходный текст]

Шлейермахер считал, что профессор должен демонстрировать студентам «акт создания» нового знания[15][22]. Профессорское звание получают за достижения в развитии науки, и увольнение профессора может быть связано только с серьёзным преступлением[23]. Из преимущественно лекторов профессора превратились в исследователей, и научно-исследовательская работа превратилась в неотъемлемую часть их служебных обязанностей[24].

Лондонский университет, рисунок Т.Шефферда, 1827/1828 гг.

С начала XX века доступность высшего образования для широких масс населения непрерывно возрастала[25]. Препятствием в это время была лишь его высокая стоимость. Например, в Великобритании образование в XIX в. было доступно только для богатых аристократов, и лишь в начале XX века Лондонский университет сделал высшее образование массовым[26]. Для женщин доступ в английские университеты был открыт в середине XIX века, но для такого шага необходима была редкая личная смелость и выдержка, так как общество восприняло это нововведение в штыки[27]. Изменение социального состава студентов поставило под угрозу немецкую модель университета, так как теперь их мировоззрение и цели в жизни значительно отличались от тех, которые были распространенными во времена Гумбольдта и Шлейермахера[28].

В основном в XIX—XX веках студенты сами несли полную ответственность за получение необходимых знаний. Профессора не контролировали посещаемость занятий, если в конце курса назначался экзамен, и студенты могли выбирать, какие курсы слушать[29]. Еще в XVIII в. как прием на работу, так и прием абитуриентов в университет зависел от их религиозной принадлежности[30], но в XIX в. курсы духовного образования постепенно были выведены из университетской программы. Новые университеты стали многоконфессиональными и независимыми от церкви[31]. Например, во Франции учреждение Наполеоном светского Университета Франции отделило высшее образование от католической церкви. В середине XIX в. Альфред Фаллу пытался восстановить роль церкви в университетах, но впоследствии французская церковь была окончательно отделена и от государства, и от высшей школы[32]. В Великобритании религиозные ограничения были отменены в Оксфорде и Кембридже в 1854 году, после чего роль религии в английских университетах быстро сошла на нет[33].

Ссылки[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. I, p. 5
  2. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. I, p. 6
  3. Ostrogorsky, "The Byzantine Background of the Moravian Mission, " p. 15
  4. Makdisi, George (April-June 1989), "«Scholasticism and Humanism in Classical Islam and the Christian West»", Journal of the American Oriental Society Т. 109 (2): 175-182 [175-77] 
  5. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 15-16
  6. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. II, p.30
  7. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 27-28
  8. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 33
  9. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. II, p.8
  10. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 50-52
  11. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. II, p.24
  12. Leff, "The Trivium and the Three Philosophies, " A History of the University in Europe, Vol. I, p.308
  13. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. II, p.22
  14. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. II, p.16-17
  15. 1 2 Röhrs, "The Classical Idea of the University, " Tradition and Reform of the University under an International Perspective p.20
  16. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.5-6
  17. Quoted in Christopher Clark, Iron Kingdom: The Rise and Downfall of Prussia, 1600—1947, p. 333
  18. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.5-8
  19. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.4-9
  20. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.10-12
  21. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.17-18
  22. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.21
  23. McCain, "Professors and Students in European Universities, " p.204
  24. Bockstaele, "The mathematical and the exact sciences, " A History of the University in Europe, Vol. III, p.512
  25. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 117
  26. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 118—119
  27. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 121—124
  28. Charle, "Patterns, " A History of the University in Europe, Vol. III, p.59
  29. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.22
  30. Rüegg, «Themes», A History of the University in Europe, Vol. III, p.6
  31. Rothblatt, "The Writing of University History at the End of Another Century, " p.158
  32. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 113
  33. Rudy, The Universities of Europe, 1100—1914, p. 114