История науки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

История науки — это исследование феномена науки в его истории. Наука, в частности, представляет собой совокупность эмпирических, теоретических и практических знаний о Мире, полученных научным сообществом. Поскольку с одной стороны наука представляет объективное знание, а с другой — процесс его получения и использования людьми, добросовестная историография науки должна принимать во внимание не только историю мысли, но и историю развития общества в целом.

Изучение истории современной науки опирается на множество сохранившихся оригинальных или переизданных текстов. Однако сами слова «наука» и «ученый» вошли в употребление лишь в XVIII—XX веках, а до этого естествоиспытатели называли свое занятие «натуральной философией».

Хотя эмпирические исследования известны еще с античных времен (например, работы Аристотеля и Теофраста), а научный метод был в своих основах разработан в Средние века (например, у Ибн ал-Хайсама, Аль-Бируни или Роджера Бэкона), начало современной науки восходит к Новому времени, периоду, называемому научной революцией, произошедшей в XVI—XVII веках в Западной Европе.

Научный метод считается столь существенным для современной науки, что многие ученые и философы считают работы, сделанные до научной революции, «преднаучными». Поэтому историки науки нередко дают науке более широкое определение, чем принято в наше время, чтобы включать в свои исследования период Античности и Средневековья[1].


Причины возникновения науки[править | править вики-текст]

Первой и главной причиной возникновения науки является формирование субъектно-объектных отношений между человеком и природой, между человеком и окружающей его средой. Это связано, в первую очередь, с переходом человечества от собирательства к производящему хозяйству. Так, уже в эпоху Палеолита человек создаёт первые орудия труда из камня и кости — топор, нож, скребло, копьё, лук, стрелы, овладевает огнём и строит примитивные жилища. В эпоху Мезолита человек плетёт сеть, делает лодку, занимается обработкой дерева, изобретает лучковое сверло. В период Неолита (до 3000 г. до н. э.) человек развивает гончарное ремесло, осваивает земледелие, занимается изготовлением глиняной посуды, использует мотыгу, серп, веретено, глиняные, бревенчатые, свайные постройки, овладевает металлами. Использует животных в качестве тягловой силы, изобретает колёсные повозки, гончарное колесо, парусник, меха. К началу первого тысячелетия до нашей эры появляются орудия труда из железа.

Второй причиной формирования науки является усложнение познавательной деятельности человека. «Познавательная», поисковая активность характерна и для животных, но в силу усложнения предметно-практической деятельности человека, освоения человеком различных видов преобразующей деятельности, происходят глубокие изменения в структуре психики человека, строении его мозга, наблюдаются изменения в морфологии его тела.

Предпосылки развития науки[править | править вики-текст]

Развитие науки было составной частью общего процесса интеллектуального развития человеческого разума и становления человеческой цивилизации. Нельзя рассматривать развитие науки в отрыве от следующих процессов:

Периодизация науки[править | править вики-текст]

К одной из первоочередных проблем истории науки относят проблему периодизации.[2][3] Обычно выделяют следующие периоды развития науки:

Тихо Браге

Возможно другое деление на периоды:

  1. доклассический (ранняя античность, поиск абсолютной истины, наблюдение и размышление, метод аналогий)
  2. классический (XVIXVII вв., появляется планирование экспериментов, введён принцип детерминизма, повышается значимость науки)
  3. неклассический (конец XIX в, появление мощных научных теорий, например, теории относительности, поиск относительной истины, становится ясно, что принцип детерминизма не всегда применим, а экспериментатор оказывает влияние на поиск эксперимента)

История науки[править | править вики-текст]


Античность[править | править вики-текст]

Накопление знаний происходит с появлением цивилизаций и письменности; известны достижения древних цивилизаций (египетской, месопотамской и т. д.) в области астрономии, математики, медицины и др. Однако в условиях господства мифологического, дорационального сознания эти успехи не выходили за чисто эмпирические и практические рамки. Так, например, Египет славился своими геометрами; но если взять египетский учебник геометрии, то там можно увидеть лишь набор практических рекомендаций для землемера, изложенных догматически («если хочешь получить то-то, делай так-то и так-то»); понятие же теоремы, аксиомы и особенно доказательства было этой системе абсолютно чуждо. Действительно, требование «доказательств» показалось бы почти кощунством в условиях, предполагавших авторитарную передачу знания от учителя к ученику.

Можно считать, что истинный фундамент классической науки был заложен в Древней Греции, начиная примерно с VI в. до н. э., когда на смену мифологическому мышлению впервые пришло мышление рационалистическое. Эмпирия, во многом заимствованная греками у египтян и вавилонян, дополняется научной методологией: устанавливаются правила логических рассуждений, вводится понятие гипотезы и т. д., появляется целый ряд гениальных прозрений, как например теория атомизма. Особенно важную роль в разработке и систематизации как методов, так и самих знаний сыграл Аристотель.

Средневековье: исламский Восток[править | править вики-текст]

В VII веке в Аравии образовалась арабское теократическое государство, которое путем завоеваний до середины VIII века выросло в большую феодальную империю — Арабский халифат, так что в его состав (кроме стран Арабского Востока), входили Иран, Афганистан, часть Средней Азии, Закавказье и Северо-Запад Индии, страны Северной Африки и значительная часть Пиренейского полуострова (Андалусия). Таким образом, расширяя границы своего государства, арабы творчески усвоили культуру древнего мира — греко-эллинскую, римскую, египетскую, арамейскую, иранскую, индийскую и китайскую, переняв её от завоеванных или соседних народов с участием подчиненных им народов — сирийцев, персов, хорезмцив (ныне — узбеки и туркмены), таджиков, азербайджанцев, берберов, испанцев (андалусцев) и других. Общим внешним признаком всех этих культур был арабский язык. Арабы сделали важный шаг в развитии общечеловеческой цивилизации. Арабская наука в начале своей истории развивалась под влиянием древнегреческой науки и под влиянием и во взаимодействии с современной ей высокоразвитой наукой народов Средней Азии, Закавказья, Индии, Персии, Египта, Сирии.

Дальнейшее развитие арабской науки обуславливалось потребностями производства и военного дела, которому арабские завоеватели придавали большое значение. Арабская наука, как и арабская культура вообще, сосредоточивалась в достаточно широкой в то время сети образовательных учреждений. Школьное образование возникло после арабских завоеваний, когда арабский язык распространился как язык администрации и религии. Начальные школы при мечетях (мектебы или кюттабы) существовали уже с VIII века.

С развитием филологических и естественных наук в Багдадском халифате, а затем и в других арабских государствах возникают научно-учебные центры: начиная с VIII века грамматические школы в Басре, Куфе и Багдаде. В 830 году в Багдаде создана академия «Дар аль-улюм» («Дом наук»). В 972 году в Каире основан университет аль-Азхар. Высокого развития достигло образование на арабо-пиренейских землях. В X веке в одной только Кордове было 27 медресе, где преподавали медицину, математику, астрономию, философию.[4]


Исторической заслугой арабов является то, что они, переняв достижения науки античного времени, развили её дальше и передали народам Запада, став, таким образом, будто мостом между античностью и современной цивилизацией. Произведения Евклида, Архимеда и Птолемея стали известны Западной Европе благодаря арабам [источник не указан 545 дней]. Труд Птолемея «Мегале синтаксис» («Великое построение») известно Западной Европе в арабском переводе как «Альмагест». Имея представление о шарообразности земли, арабы в 827 году в Сирийской пустыне измерили дугу меридиана для определения размеров земного шара, исправили и дополнили астрологические таблицы, дали названия многим звездам (Вега, Альдебаран, Альтаир). В Багдаде, Самарканде и Дамаске существовали обсерватории. Позаимствовав индийскую цифровую систему, арабские ученые начали оперировать большими числами, от них пошло понятие «алгебра», употребленное впервые узбекским математиком Аль-Хорезми (780 — † 847). В области математики Ал-Баттани (850 — † 929) разработал тригонометрические функции (синус, тангенс, котангенс), а Абу-л-Вафа (940 — † 997) сделал ряд выдающихся открытий в области геометрии и астрономии. Использовав труд Галена и Гиппократа, арабские ученые развили медицину, изучили лечебные свойства ряда минералов и растений. Ибн-аль-Байтар дал описание более 2600 лекарств и лекарственных и других растений в алфавитном порядке, в том числе около 300 новых. Медицинские знания арабов были сведены в одно целое хирургом госпиталя в Багдаде Мухаммедом ар-Рази (865 — † 925) и ибн Сина Абу Али (Авице́нна; 980 — † 1037), произведение которого «Канон медицины» стал настольной книгой западноевропейских врачей XII—XVII веков. Арабская офтальмология имела близкое к современному представление о строении глаза. Ряд открытий с фармакологической химией сделал алхимик Джабир ибн Хайян (721- †815). Арабы ознакомили народы разных стран, в том числе и Западной Европы, с совершенными изделиями из железа, стали, кожи, шерсти и т. д., позаимствовали у китайцев компас, порох, бумагу, завезли в Западную Европу коноплю, рис, тутового шелкопряда, краску индиго; позаимствовали в Китае и продвинули далеко на Запад культуру хлопчатника; впервые начали производить тростниковый сахар, акклиматизировали большое количество садовых и сельскохозяйственных культур. Значительные успехи были достигнуты в развитии исторической и географической наук. Аль-Вакиди (747 — † 823), Белазури (820—† 892) написали историю первых завоевательных походов арабов, а Мухаммад ат-Табари (838 — † 923), Аль-Масуди († 956), Ибн-Кутейба (IX век) и другие собрали сведения по всеобщей истории и ценные данные о жизни разных народов. Арабские ученые, путешественники и купцы оставили интересные описания путешествий в Египет, Иран, Индию, Цейлон, Индонезию, Китай и страны Западной и Восточной Европы, в которых, в частности, ценные сведения о жизни и быте восточных славян (руссов). В этих произведениях рассказывается о славянских княжествах Куябию (Киевское), Славию (Новгородское) и Артанию; Аль-Масуди упоминает о княжестве Астарбрана во главе с Саклаиком, Дулеба с Вандж-Славой; пишут о княжестве Волыняне (Волыни) во главе с Маджаком, которому повиновались славянские племена. Ибн Фадлан, Ибн Русте (Ибн-Даста) писали о быте, обычаях, одежде и занятиях славян. Ибн Хордадбех описал пути, которыми славяне добирались до Средней Азии и Багдада. Ибн-Якуб рассказал о торговле восточных славян с другими народами. Арабские авторы представляют сведения о походах славян, например Святослава, против хазар и булгар. Арабы знали Киев под названием Куяба или Куява. Купец Абу-Гамид, который трижды (1150-53) посетил Киев («gurud Küjaw»), рассказывает о предметах торговли Руси, денежные знаки (шкурки белок) и т. д. На основании сведений купцов и путешественников арабские ученые составили карту известного им мира. Следует отметить, что наряду с достоверными сведениями в трудах арабских ученых встречается немало фантастических измышлений.[5]

Средневековье: Византия[править | править вики-текст]

В Византийской империи возрождение древних наук и искусств началось в середине IX века под началом епископа Льва Математика. Там в Магнаврском дворце была открыта высшая школа, где её преподаватели стали собирать хранившиеся в монастырях старинные книги. Придворные грамматики собрали большую библиотеку античных рукописей и создали много компиляций трудов по законоведению, истории и агрономии. Таким образом люди заново узнали о Платоне, Аристотеле, Евклиде и даже о шарообразности Земли[6].

Средневековье: латинский Запад[править | править вики-текст]

Распространившееся в Европе христианство упразднило взгляд на историю, как на повторяющиеся периоды (Христос, как историческая личность, явился на земле только единственный раз) и создало высокоразвитую богословскую науку (родившуюся в ожесточённых богословских спорах с еретиками в эпоху Вселенских Соборов), построенную на правилах логики. Однако, после разделения церквей в 1054 году, в западной (католической) части обострился кризис богословия[источник не указан 599 дней].

Единственными центрами образованности в этот период являлись монастырские школы. Впрочем, они были предназначены прежде всего для самих монахов, да и программа обучения была ограничена общей грамотой и изучением Библии. Однако были и исключения: светские науки изучались в некоторых монастырях Ирландии, а также в знаменитом Вивариуме — монастыре на побережье Ионийского моря, организованном римским аристократом Кассиодором в VI веке н. э.

Карта мира из Этимологий Исидора Севильского (так называемая Т и О карта)

Церковное начальство относилось достаточно подозрительно к светским наукам. Так, римский папа Григорий I (ок. 550—604 гг.) писал венскому епископу:

Дошло до нас, о чем мы не можем вспомнить без стыда, а именно, что ты обучаешь кого-то грамматике. Известие об этом поступке, к которому мы чувствуем великое презрение, произвело на нас впечатление очень тяжелое[7].

Однако именно церковные деятели, как наиболее образованные люди своего времени, явились первыми распространителями научных знаний в средневековой Европе. Так, большую популярность получили энциклопедии античных естественнонаучных знаний, составленные испанским епископом Исидором Севильским (ок. 560—636) — Этимологии и О природе вещей. Уровень этих сочинений, впрочем, был сравнительно невысок; так, описывая научное представление о шарообразности Земли, Исидор отдаёт дань и архаической концепции плоской Земли[8].

Существенно более высоким был уровень написанного несколько позже трактата О природе вещей британского монаха Беды Достопочтенного (ок. 672—735). В сочинении Об исчислении времени Беда ясно излагает концепцию шарообразности Земли и объясняет с её помощью неравенство светлого и темного времен суток[9]. Беда был известен также как знаток астрономии, специалист по трудной календарной проблеме — вычислению даты Пасхи.

Каролингский период (IX—XI вв.)[править | править вики-текст]

Перелом в европейском просвещении наступил в конце VIII века — времени правления императора Карла Великого. В изданном им указе предписывалось организовывать при соборах и монастырях школы, где наряду с духовными изучались бы и светские дисциплины. Инициатором реформы был британский монах Алкуин, которому Карл поручил создать при его дворце в Аахене школа («академия») для членов императорской семьи, где в том числе изучались и семь свободных искусств: грамматика, логика, риторика, астрономия, арифметика, геометрия, музыка.

Первоначально образовательная реформа Карла Великого коснулись лишь знати: монастырские школы, где обучались дети из окрестных деревень, были в значительной мере закрыты[10]. Тем не менее, процессы, запущенные Карлом Великим, привели к постепенному росту образованности среди широких слоев горожан. По сравнению с монастырскими, городские школы IX — XI веков (работавшие, как правило, при кафедральных соборах) имели значительно более широкие программы обучения: наряду с богословием, там преподавались также свободные искусства, светская литература. Это привело к значительному подъёму интереса к науке[11].

Основными источниками научных знаний европейцев были энциклопедические и комментаторские труды древнеримских авторов — Плиния, Марциана Капеллы, Макробия, Халкидия[12]. Вместе с тем, ряд писателей этого периода основывались на каких-то ненаучных, фантастических источниках; так, Павел Диакон, Ноткер Заика и некоторые другие авторы упоминали о существовании различных вымышленных существ, таких как люди с песьими головами, минотавры, василиски, различные безголовые, одноногие, одноглазые люди и т. п. (эти слухи повторялись вплоть до XIII века)[13].

Рабан Мавр (слева) и Алкуин (в центре) подносят свои книги епископу Отгару Майнцскому

Важным событием этого периода было создание в 847 году немецким богословом, аббатом Рабаном Мавром (учеником Алкуина) 22-томной знциклопедии О природе вещей. Дух средневековья проявился в том, что Рабан описывал не только объективные «свойства слов и природа вещей», сколько их мистическое толкование в духе христианства. 22 тома энциклопедии Рабана символически соответствуют двадцати двум книгам Ветхого завета и трактуются как пропедевтическое введение к Новому завету.

Одним из немногих или даже единственным профессиональным учёным этого периода может быть назван французский монах Герберт Орильякский (ок. 946—1003), избранный в конце жизни римским папой под именем Сильвестр II. Герберт постигал астрономию и математику у арабских учёных во время своего путешествия в Испанию. Работая учителем в городской школе при кафедральном соборе Реймса, он использовал как изобретённые им самим, так и усовершенствованные им астрономические приборы. Герберт возродил использование абака, ввёл в практику математических расчётов арабские цифры (изученные им во время путешествия в Испанию) и десятичную систему счисления.

В этот период начало интенсивно развиваться и схоластика, представлявшая собой богословие, основанное не только на Откровении, но и на логических рассуждениях. Представителями этого направления были Иоанн Скот Эриугена (ок. 810—878), Ансельм Кентерберийский (1033—1109), Беренгар Турский (ок. 1000—1088), Иоанн Росцелин (ок. 1050—1122).

Впрочем, этот период отмечен и резкими выступлениями против науки и светской философии. Лидером этого движения в стал влиятельный итальянский религиозный деятель XI века, кардинал Пётр Дамиани (1006/1007—1072). Он говорил:

К чему наука христианам? Разве зажигают фонарь, чтобы видеть солнце[14]? ...Платон исследует секреты таинственной природы, определяет орбиты планет и рассчитывает движение звезд — я с презрением отвергаю все это. Пифагор выделяет на сфере Земли параллели — я не испытываю к этому никакого почтения... Евклид бьется над запутанными задачами о своих геометрических фигурах — я также отвергаю его[15].

В трактате О божественном всемогуществе Дамиани утверждает, что если бы Бог захотел, он мог бы изменить даже прошлое, хотя это и выглядит логически невозможным. Поскольку развитие науки и само её существование невозможно без логики, этот тезис поставил бы крест на развитии науки и рационального познания вообще.

Ренессанс XII века[править | править вики-текст]

В XII столетии культура приобрела значительно более светский характер, чем в предшествующую эпоху. Этот период отмечен значительными изменениями в европейской культурной жизни: появлением поэзии вагантов, созданием таких знаменитых литературных произведения, как цикл о короле Артуре и легенда о Тристане и Изольде, разработка нового стиля в архитектуре — готики. Продолжала развиваться схоластика, отмеченная, в частности, такими именами, как Пьер Абеляр и Гильберт Порретанский. Философы повернулись лицом к античному наследию. Как сказал французский мыслитель начала XII века Бернар Шартрский,

Мы — карлики, взобравшиеся на плечи гигантов. Мы видим больше и дальше, чем они, не потому, что взгляд у нас острее и сами мы выше, но потому, что они нас подняли нас вверх и воздвигли на свою гигантскую высоту[16].

Положительные изменения коснулись и науки.

До XII века в Европе практически не было научной литературы на латинском языке. Однако ещё в X-XI вв. некоторые любознательные европейцы совершали паломничество за знаниями в Испанию, где находились крупные научные центры арабского мира (в их числе был, например, Герберт Орильякский — будущий римский папа Сильвестр II). Они возвращались домой с ценным багажом книг на арабском языке, которые тут же переводились на латынь. Однако интенсивный процесс перевода арабской научной литературы, включая сочинения древнегреческих ученых, начался в XII столетии. Самым активным деятелем этого движения был работавший в Толедо итальянец Герардо Кремонский (ок. 1114—1187), который перевел с арабского на латынь более 70 книг по математике, астрономии, оптике, философии, медицине. В их числе были Альмагест Птолемея, Начала Евклида, Физика, О Небе и другие естественнонаучные трактаты Аристотеля, Об измерении круга Архимеда, медицинские трактаты Гиппократа и Галена, а также труды мусульманских учёных Сабита ибн Корры, ал-Кинди, Авиценны, ал-Хайсама, ал-Фараби, ар-Рази.

Фронтиспис Начал Евклида в переводе Аделарда на латинский язык

Другим выдающимся переводчиком с арабского на латынь был английский философ и путешественник Аделард из Бата (ок. 1080—1160). В частности, он перевел с арабского на латынь Начала Евклида и Зидж (астрономические таблицы вместе с теоретической частью астрономии) ал-Хорезми, впервые познакомив европейцев с тригонометрией. Продуктивная школа переводчиков действовала также на Сицилии.

Ещё в XI веке один из основоположников схоластики Ансельм Кентерберийский утверждал, что Бог в своей благости пообещал не менять установленного им порядка природы, тем самым добровольно ограничив свое всемогущество. Позднее аналогичной точки зрения придерживался и Пьер Абеляр: при сотворении мира Бог дал природе все, что ей необходимо, так что теперь для ее существования не нужны какие-либо воздействия со стороны Творца[17]. В начале XII века получила распространение философская концепция, согласно которой мир, хоть и сотворен Богом, но в дальнейшем развивался на основе своих собственных (Богом данных) законов; человеку, сотворенному по образу и подобию Божиему, дан разум, благодаря которому они в состоянии эти законы познать, и только в том случае, если рациональное объяснение невозможно, следует ссылаться на непосредственное вмешательство Господа. Одним из ярчайших представителей этого направления является Аделард из Бата, выразивший её в сочинении Естественные вопросы[18]. Эта точка зрения получила наглядное воплощение в трудах группы натурфилософов Шартрской школыГильома из Конша, Тьерри Шартрский и Бернар Сильвестр (англ.)русск.[19][20]. Шартрские мыслители развивали натуралистические концепции, в которых развитие мира не предполагает прямого божественного вмешательства.

Рационалистические и натуралистические взгляды Абеляра, Аделарда и натурфилософов Шартрской школы подвергались ожесточённой критике консервативных религиозных деятелей. О них упоминает в своем сочинении Философия мира Гильом из Конша:

Они сами по себе невежественны в вопросах сил природы и желают, чтобы все люди разделяли их невежество; они не хотят, чтобы кто-либо проводил исследования, но предпочитают, чтобы мы верили как крестьяне, не вопрошая о естественных причинах вещей. Мы, однако, говорим, что причины всего должны быть расследованы... Но эти люди,... если они знают, что кто-то предается исследованиям, объявляют его еретиком[21][22].

Неформальным лидером ортодоксов был аббат Бернар Клервосский, один из влиятельнейших религиозных деятелей средневековья. Бернар решительно осуждал познание природы ради самого познания, а также любые попытки разобраться с помощью разума в сути самой религии. Он был инициатором нескольких инквизиционных процессов против философов, проявлявших самостоятельность мышления (Пьера Абеляра и Гильберта Порретанского), пусть даже и в рамках католичества[23]. Один из соратников Бернара предъявил обвинение в ереси и Гильому из Конша.

Схоластика[править | править вики-текст]

Ренессанс[править | править вики-текст]

В эпоху Возрождения происходит поворот к эмпирическому и свободному от догматизма рационалистическому исследованию, во многом сравнимый с переворотом VI в. до н. э. Этому способствовало изобретение книгопечатания (середина 15-го века), резко расширившего базу для будущей науки. Прежде всего происходит становление гуманитарных наук, или studia humana (как называли их в противоположность богословию — studia divina); в середине XV в. Лоренцо Валла издаёт трактат «О подложности Константинова дара», заложив тем самым основы научной критики текстов, сто лет спустя Скалигер закладывает основы научной хронологии.

Параллельно идёт стремительное накопление новых эмпирических знаний (особенно с открытием Америки и началом эпохи Великих географических открытий), подрывающее картину мира, завещанную классической традицией. Жестокий удар по ней наносит и теория Коперника. Возрождается интерес к биологии и химии[24].

Зарождение современной науки[править | править вики-текст]

Анатомические исследования Везалия возродили интерес к строению тела человека.

Современное экспериментальное естествознание зарождается только в конце XVI века. Его появление было подготовлено протестантской Реформацией и католической Контрреформацией, когда под вопрос были поставлены самые основы средневекового мировоззрения. Так же как Лютер и Кальвин преобразовали религиозные доктрины, работы Коперника и Галилея привели к отказу от астрономии Птолемея, а труды Везалия и его последователей внесли существенные поправки в медицину[25]. Эти события положили начало процессу, ныне называемому научной революцией.

Теоретическое обоснование новой научной методики принадлежит Фрэнсису Бэкону, обосновавшему в своём «Новом органоне» переход от традиционного дедуктивного подхода (от общего — умозрительного предположения или авторитетного суждения — к частному, то есть к факту) к подходу индуктивному (от частного — эмпирического факта — к общему, то есть к закономерности). Появление систем Декарта и особенно Ньютона — последняя была целиком построена на экспериментальном знании — знаменовали окончательный разрыв «пуповины», которая связывала нарождающуюся науку Нового времени с антично-средневековой традицией. Опубликование в 1687 году «Математических начал натуральной философии» стало кульминацией научной революции и породило в Западной Европе беспрецедентный всплеск интереса к научным публикациям. Среди других деятелей науки этого периода выдающийся вклад в научную революцию внесли также Браге, Кеплер, Галлей, Браун, Гоббс, Гарвей, Бойль, Гук, Гюйгенс, Лейбниц, Паскаль.

Эпоха Просвещения[править | править вики-текст]

На смену XVII веку, «веку Разума», пришел век XVIII, «эпоха Просвещения». На базе науки, созданной Ньютоном , Декартом, Паскалем и Лейбницем, развитие современной математики и естествознания продолжалось поколением Франклина, Ломоносова, Эйлера, де Бюффона и д’Аламбера. С изданием многочисленных энциклопедий, в том числе «Энциклопедии» Дидро, началась популяризация науки.

Научная революция в естествознании привела к переменам в философии и общественных науках, развитие которых в этот период перестало зависеть от богословских споров. Кант и Юм положили начало светской философии, а Вольтер и распространение атеизма полностью отстранили церковь от решения философских вопросов для все более многочисленных слоев населения Европы. Труды Адама Смита заложили основы современной экономики, а американская и французская революции — современного политического устройства мира.

XIX—XXI века[править | править вики-текст]

Лишь в XIX веке наука стала профессиональной, а понятие «ученый» стало означать не просто образованного человека, а профессию определенной части образованных людей. В эту эпоху сложились основные институты современной науки, а возрастание роли науки в обществе привело к ее включению во многие аспекты функционирования национальных государств. Мощный толчок этим процессам дала промышленная революция, в которой научное знание переплелось с технологическими достижениями. Развитие технологий стимулировало развитие науки, а последняя, в свою очередь, создавала фундамент для новых технологий.

Естественные науки[править | править вики-текст]

Физика[править | править вики-текст]

Классическая теория гравитации была создана еще Ньютоном. Аналогичная теория электричества и магнетизма появилась в XIX в. благодаря трудам Фарадея, Ома и Максвелла.

В начале ХХ века в физике началась новая революция. Классическая механика Ньютона оказалась несовершенной, а ее применимость — ограниченной. Для описания явлений микромира Макс Планк и Нильс Бор заложили основы квантовой механики, а для очень больших расстояний и скоростей, сравнимых со скоростью света, Альберт Эйнштейн предложил теорию относительности. Уже в 1920х годах аппарат квантовой теории был развит Гейзенбергом и Шрёдингером так, чтобы с математической точностью описывать наблюдаемое в эксперименте поведение элементарных частиц, а астрономические наблюдения Эдвина Хаббла подтвердили соответствие поведения далеких галактик уравнениям Эйнштейна и позволили впоследствии создать теорию Большого взрыва, объясняющую происхождение и наблюдаемое ныне развитие Вселенной.

Первый взрыв атомной бомбы

Вторая мировая война стимулировала работы по созданию атомной бомбы, которыми начались физические эксперименты, требующие огромных капиталовложений, создания больших машин и работы все большего количества ученых. Их главным работодателем стали правительства, которые поняли значимость наук и технологий как для армии, так и для промышленности.

Химия[править | править вики-текст]

История современной химии начинается с знаменитой книги Роберта Бойля «Химик-скептик» (1661), с которой в науке началось утверждение критического метода мышления, а также работ Каллена, Блэка и других медицинских химиков, широко применявших в своей работе количественные методы. Следующий важный шаг был сделан Антуаном Лавуазье, который отверг господствующую в то время теорию флогистона, разработал кислородную теорию горения и сформулировал закон сохранения массы (независимо от него этот закон был также сформулирован Михаилом Ломоносовым).

Самым логичным объяснением этому и другим законам химии (к началу XIX века был сформулирован целый ряд законов стехиометрии) стала атомная теория Джона Дальтона, согласно которой химические и физические свойства вещества определяются свойствами его мельчайших частиц. Одной из важнейших задач химии после этого стало определение атомных масс, опираясь на которое Дмитрий Менделеев в 1869 году открыл один из фундаментальных законов мироздания — периодический закон.

В 1820-х годах осуществленный Вёлером химический синтез мочевины открыл эпоху органической химии. В течение XIX века химики синтезировали сотни органических соединений, а к концу столетия научились использовать в качестве сырья для промышленного химического синтеза нефть. В ХХ века нефть стала не только топливом, но и источником для производства новых синтетических материалов, в частности, тканей и пластмасс.

Биология и медицина[править | править вики-текст]

В 1847 году венгерский врач Игнац Филипп Земмельвайс предложил своим коллегам мыть руки, прежде чем входить в отделение для рожениц, и эта простая рекомендация помогла радикально снизить детскую смертность от инфекционной лихорадки. Однако, поскольку наблюдения Земмельвайса были чисто эмпирическими, они были приняты далеко не всеми и не сразу. Лишь после разработки в 1865 году принципов антисептики Джозефом Листером в медицине окончательно восторжествовала теория инфекционного агента.

Полуконсервативная репликация ДНК

Она была основана на открытиях Луи Пастера, который связал гниение, брожение и болезни с микроорганизмами. Ему же в 1880 году удалось создать вакцину от бешенства, а также изобрести пастеризацию[26].

Одним из величайших достижений науки XIX века стала теория эволюции посредством естественного отбора, предложенная Чарлзом Дарвином в 1859 году. Дарвин предположил, что все ныне существующие и многочисленные уже открытые к тому времени ископаемые виды живых существ были созданы за миллионы лет естественным отбором, подобно тому, как человек за несколько тысяч лет создал несколько видов домашних животных и растений посредством искусственного отбора. Теория Дарвина произвела большое впечатление на широкие круги общественности и привела к существенному пересмотру взглядов на место, занимаемое человеком в мире.

В отличие от работ Дарвина, скромная публикация монаха из Моравии Грегора Менделя (1866) в течение длительного времени не привлекала никакого внимания. Лишь в начале ХХ века учёные обнаружили, что этот человек на десятилетия опередил их в исследовании законов наследственности[27]. После этого начался расцвет сначала классической, а затем и молекулярной генетики, которая оказалась едва ли не главной движущей силой развития биологии в ХХ веке. К 1953 году Джеймс Уотсон и Фрэнсис Крик, основываясь на исследованиях Розалинды Франклин, предложили общепринятую ныне модель структуры и функции ДНК[28]. Во второй половине ХХ века разрабатывались методы генной инженерии, а к началу XXI века учёные имели в своём распоряжении полные структуры геномов человека и целого ряда других организмов, важных для дальнейшего развития биологии, медицины и сельского хозяйства.

Гуманитарные науки[править | править вики-текст]

Успешное использование научного метода в естественных науках впоследствии привело к применению той же методологии к изучению поведения человека и его социальной жизни.

Психология[править | править вики-текст]

Начало психологии как современной науки датируется концом XIX в. В 1879 г. Вильгельм Вундт основал в Лейпциге первую лабораторию исключительно для психологических исследований. Среди других основателей современной психологии — Герман Эббингауз, Иван Павлов и Зигмунд Фрейд. Их влияние на последующие работы в этой области, особенно влияние Фрейда, было чрезвычайно сильным, хотя и не столько в силу важности их собственных трудов, сколько в определении направления дальнейшего развития психологии.

Уже в начале ХХ века теории Фрейда считали не очень научными. В это время были разработаны атомистический подход Эдварда Титченера, бихевиоризм Джона Уотсона и ряд других направлений. К концу ХХ века было развито ещё несколько новых междисциплинарных областей, в совокупности получивших название когнитивных наук. В них для исследования используют методы эволюционной психологии, лингвистики, информатики, нейробиологии и философии. Распространились новые методы изучения активности мозга, такие как позитронно-эмиссионная и компьютерная томография, а также работы с искусственным интеллектом.

Экономика[править | править вики-текст]

Основа классической политической экономии была заложена Адамом Смитом в его знаменитой работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776)[29]. Смит критиковал популярную в его время теорию меркантилизма и отстаивал свободу торговли и разделения труда. Он считал, что большая экономика может быть саморегулирующейся, если её движущей силой является частный интерес. Эти выводы являются основой современного либерализма. Смит одним из первых сделал вывод о том, что товары обмениваются пропорционально затратам рабочего времени на их производство (трудовая теория стоимости). Но последовательное применение этого принципа, в том числе и к рынку труда, приводило к противоречию с наблюдаемой действительностью. Согласно выводам Смита, в свободной конкурентной среде капиталист не должен систематически получать прибыль, прибыль возможна лишь эпизодично, как случайное отклонение от точки равновесия. Позже Карл Маркс предложил другую модель экономической системы — теорию прибавочной стоимости. Согласно этой теории, при капитализме товаром становится рабочая сила, применение которой в производстве создаёт новую стоимость, которая по своему размеру больше, чем стоимость рабочей силы. Излишек стоимости в форме прибыли на капитал присваивает капиталист — хозяин средств производства.

Полемизируя с марксистами, экономисты австрийской школы отказались от анализа природы прибыли и предложили теорию предельной полезности.

В 1920х годах Джон Мейнард Кейнс ввёл в экономическое учение различие между микроэкономикой и макроэкономикой. Согласно кейнсианской теории, тенденции, складывающиеся в макроэкономике, могут оказывать регулирующее влияние на свободный экономический выбор субъектов микроэкономики. Чтобы регулировать рынок, государство может поддерживать совокупный спрос, поощряя экономическую экспансию.

После Второй мировой войны Милтон Фридман создал ещё одну популярную экономическую теорию — монетаризм. В рамках этого учения национальная валюта рассматривается как одно из средств государственного регулирования экономики, а её главным регулирующим институтом является Центральный банк.

Социология[править | править вики-текст]

Ранним предшественником социологов можно считать арабского средневекового автора Ибн Хальдуна[30]. Но современная социология также начинается в XIX веке с работ Эмиля Дюркгейма, Макса Вебера, Георга Зиммеля и других учёных. Их целью были понимание социальной структуры, связей между социальными группами, а также разработка средств от дезинтеграции общества и для его рациональной модернизации. Социологические исследования на микроуровне, начатые Зиммелем, стали особенно популярны в американской науке, видными представителями которой являются Джордж Герберт Мид, Герберт Блумер и Толкотт Парсонс, основоположник структурного функционализма. Среди других направлений, разрабатывавшихся в ХХ веке, можно также отметить школу Ирвина Гофмана и теорию рационального выбора.

Политология[править | править вики-текст]

Хотя изучение политики имеет очень давние традиции, как современная наука политология появилась даже позднее многих других общественных наук. Она образовалась на стыке истории, политической философии, этики, политической экономии и других областей науки и философии. Кроме исследования политических феноменов, у политологии, как и у этики, имеется нормативная часть, задачей которой является определение характеристик и функций идеальной формы правительства.

Ранними исследователями политики считаются Платон, Аристотель, Фукидид, Ксенофонт и даже Гомер, Гесиод и Эврипид. В Древнем Риме выдающимися знатоками политики были Юлий Цезарь, Цицерон, Полибий, Тит Ливий, Плутарх, Августин, в мусульманских странах — Омар Хайям, Фирдоуси, Ибн Сина, Рамбам, Ибн Рушд, в средневековой Европе — Макиавелли.

В XIX—ХХ веках в связи с развитием идеологии, бихевиоризма и международных отношений в политологии появилось несколько новых направлений: теория избирательной системы, теория игр, геополитика/политическая география, политическая экономия, политическая психология/политическая социология, теория государственного управления, сравнительный политический анализ, теория конфликтов.

История научного сообщества[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. См. например:
    • Dampier Wetham W. C. Science // Encyclopædia Britannica.— 11th ed.— New York: Encyclopedia Britannica, Inc, 1911.
    • Clagett M. Greek Science in Antiquity.— New York: Collier Books, 1955.
    • Pingree D. Hellenophilia versus the History of Science // Isis, 1982.— 83, 559
    • Munday P. History of Science // New Dictionary of the History of Ideas.— Charles Scribner’s Sons, 2005.
  2. Проблема периодизации истории науки: проблема различия классической, неклассической и постнеклассической науки
  3. Гурштейн А. А. Наука и протонаука
  4. Большаков О. Г. Средневековый арабский город // Очерки истории арабской культуры (V–XV вв.). - М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1982.
  5. Арабская культура // Большая советская энциклопедия.— М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.
  6. Гаврюшин, 1983
  7. Свасьян, 2002, c. 73
  8. McCready, 1996
  9. North, 1995, p. 228
  10. Ле Гофф, 2003, c. 9
  11. Eastwood, 2007
  12. Eastwood, 1997
  13. Фоменко И. Карта мира: Эсхатологический ландшафт Средневековья
  14. Свасьян, 2002, c. 73-74
  15. Жильсон, 2010, c. 178-179
  16. Ле Гофф, 2003, c. 13
  17. Dales, 1980, pp. 536
  18. Grant, 2001, pp. 69-72
  19. Stiefel, 1977
  20. Ле Гофф, 2003, c. 44-45
  21. Grant, 2001, pp. 74
  22. Lindberg, 1992, pp. 200
  23. Соколов, 1979, c. 184-185
  24. Debus A. Man and Nature in the Renaissance. Cambridge: Cambridge Univ. Pr., 1978.
  25. Precise titles of these landmark books can be found in the collections of the Library of Congress. A list of these titles can be found in Leonard C. Bruno (1989), The Landmarks of Science. ISBN 0-8160-2137-6
  26. Campbell N. A. Biology: Exploring Life. — Boston, Massachusetts: Pearson Prentice Hall, 2006. — ISBN 0-13-250882-6.
  27. Henig R. M. The Monk in the Garden : The Lost and Found Genius of Gregor Mendel, the Father of Genetics. — Houghton Mifflin, 2000. — ISBN 0-395-97765-7.
  28. Watson J. D., Crick F. H. Letters to Nature: Molecular structure of Nucleic Acid // Nature, 1953.— 171.— pp. 737—738.
  29. … Зато читал Адама Смита
    И был глубокий эконом,
    То есть умел судить о том,
    Как государство богатеет,
    И чем живет, и почему
    Не нужно золота ему,
    Когда простой продукт имеет.
    А. С. Пушкин «Евгений Онегин»

  30. Enan M. A. Ibn Khaldun: His Life and Works.— The Other Press, 2007.— pp. 104—105.— ISBN 983-9541-53-6.

Литература[править | править вики-текст]

  • Еремеев В. Е. Введение в историю мировой науки и техники: Проспект курса лекций / В. Е. Еремеев. — М.: Восточная литература, 2012. — 304 с. — 150 экз. — ISBN 978-5-02-036510-0. (в пер.)
  • Густерин П. В. Первый российский востоковед Дмитрий Кантемир / First Russian Orientalist Dmitry Kantemir. — М.: Восточная книга, 2008. — 112 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-7873-0436-7
  • Джуа М. История химии. — М.: Мир, 1966. — 452 с.
  • Бартольд В. В. Мусульманский мир // Сочинения. Т. VI. М., 1966
  • Большаков О. Г. Средневековый арабский город // Очерки истории арабской культуры (V–XV вв.).— М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1982.
  • Кардини Ф. Европа и ислам: история непонимания. СПб., 2007.
  • Мец А. Мусульманский Ренессанс. .— М.: ВиМ, 1996.
  • Халидов А. Б. Арабский язык // Очерки истории арабской культуры (V–XV вв.). — М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1982.
  • Халидов А. Б. Книжная культура // Очерки истории арабской культуры (V–XV вв.). — М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1982.
  • Aiton E. J. Celestial spheres and circles // History of Science. — 1981. — Vol. 19. — P. 76—114.
  • Clagett M. The Science of Mechanics in the Middle Ages. — Madison: Univ. of Wisconsin Pr., 1959.
  • Dales R. C. Medieval Deanimation of the Heavens // Journal of the History of Ideas. — 1980. — Vol. 41. — P. 531-550.
  • Dreyer J. L. E. History of the planetary systems from Thales to Kepler. — Cambridge University Press, 1906.
  • Eastwood B. S. Astronomy in Christian Latin Europe c. 500-c.1150 // Journal for the History of Astronomy. — 1997. — Vol. 28. — P. 235—258.
  • Eastwood B. S. Ordering the Heavens: Roman Astronomy and Cosmology in the Carolingian Renaissance. — Leiden: Brill, 2007.
  • Franklin A. Principle of inertia in the Middle Ages // Am. J. Phys.. — 1976. — Vol. 44. — P. 529-545.
  • Goldstein B. The Physical Astronomy of Levi ben Gerson // Perspectives on Science. — 1997. — Vol. 5. — P. 1–30.
  • Grant E. Physical Science in the Middle Ages. — New York: John Wiley and Sons, 1971.
  • Grant E. Much Ado About Nothing: Theories of Space and Vacuum from the Middle Ages to the Scientific Revolution. — Cambridge University Press, 1981.
  • Grant E. The Foundations of Modern Science in the Middle Ages: Their Religious, Institutional and Intellectual Contexts. — Cambridge University Press, 1996.
  • Grant E. The Medieval Cosmos: Its Structure and Operation // Journal for the History of Astronomy. — 1997. — Vol. 28. — P. 147—167.
  • Grant E. God and Reason in the Middle Ages. — Cambridge University Press, 2001.
  • Grant E. A History of Natural Philosophy From the Ancient World to the XIX century. — New York: Cambridge University Press, 2007.
  • Grant E. Planets, Stars, and Orbs: The Medieval Cosmos, 1200-1687. — Cambridge: Cambridge University Press, 2009.
  • Gregory A. Eureka! The Birth of Science. — Icon Books Ltd, 2001.
  • Harrison P. Voluntarism and Early Modern Science // History of Science. — 2002. — Vol. 40. — P. 63-89.
  • Lindberg D. C. The Beginnings of Western Science: The European Scientific Tradition in Philosophical, Religious, and Institutional Context, Prehistory to A.D. 1450. — University of Chicago Press, 1992.
  • Kaye S. M. Was there no evolutionary thought in the middle ages? The case of William of Ockham // British Journal for the History of Philosophy. — 2006. — Vol. 14(2). — P. 225-244.
  • Kren C. Homocentric Astronomy in the Latin West. The De reprobatione ecentricorum et epiciclorum of Henry of Hesse // Isis. — 1968. — Vol. 59. — P. 269-281.
  • Kren C. A Medieval Objection to “Ptolemy” // British Journal for the History of Science. — 1969. — Vol. 4. — P. 378-393.
  • McCready M. D. Isidore, the Antipodeans, and the Shape of the Earth // Isis. — 1996. — Vol. 87. — P. 108—127.
  • McColley G. The seventeenth-century doctrine of a plurality of worlds // Annals of Science. — 1936. — Vol. 1. — P. 385—430.
  • North J. The Norton history of astronomy and cosmology. — Ne York, London: W.W. Norton & Company, 1995.
  • North J. God's Clockmaker: Richard of Wallingford and the Invention of Time. — Oxbow Books, 2004. — ISBN 1-85285-451-0.
  • Pedersen O. The first universities: studium generale and the origins of university education in Europe. — Cambridge University Press, 1997.
  • Sarnowsky J. Concepts of Impetus and the History of Mechanics // in: Mechanics and Natural Philosophy Before the Scientific Revolution, ed. by W.R. Laird and S. Roux. — 2007. — Vol. 254. — P. 121-145.
  • Stiefel T. The Heresy of Science: A Twelfth-Century Conceptual Revolution // Isis. — 1977. — Vol. 68. — P. 347-362.
  • Sylla E. Medieval quantification of qualities: The «Merton shcool» // Archive for the Hisory of the Exact Sciencies. — 1971. — Vol. 8. — P. 9–39.
  • Toulmin S., Goodfield J. The Fabric of the Heavens: The Development of Astronomy and Dynamics. — New York: Harper & brothers, 1961.
  • Гаврюшин Н. К. Византийская космология в XI веке // Историко-астрономические исследования, вып. XVI. — М., 1983. — С. 325—338.
  • Гайденко В. П., Смирнов Г. А. Западноевропейская наука в средние века: общие принципы и учение о движении. — М.: Наука, 1989.
  • Григорьян А. Т. Механика от античности до наших дней. — М.: Наука, 1974.
  • Жильсон Э. Разум и Откровение в Средние века // Богословие в культуре средневековья. — Киев: Христианское братство «Путь к истине», 1992. — С. 5-48.
  • Жильсон Э. Философия в средние века. — М.: Культурная Революция, Республика, 2010.
  • Койре А. Очерки истории философской мысли. О влиянии философских концепций на развитие научных теорий. — М.: Прогресс, 1985.
  • Ланской Г. Ю. Жан Буридан и Николай Орем о суточном вращении Земли // Исследования по истории физики и механики 1995—1997. — М.: Наука, 1999. — С. 87-98.
  • Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в средние века. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. — 160 с. — ISBN 5-288-03334-Х.
  • Майоров Г. Г. Формирование средневековой философии. Латинская Патристика. — М.: Мысль, 1979.
  • Матвиевская Г. П. Очерки истории тригонометрии: Древняя Греция. Средневековый Восток. Позднее Средневековье. — Изд. 2-е. — М.: Либроком, 2012. — 160 с. — (Физико-математическое наследие: математика (история математики)). — ISBN 978-5-397-02777-9.
  • Рожанская М. М. Механика на средневековом Востоке. — Москва: Наука, 1976.
  • Райнов Т. И. У истоков экспериментального естествознания: Пьер де Марикур и западноевропейская наука XIII-XIV вв // Вопросы истории естествознания и техники. — 1988. — № 4. — С. 105-116.
  • Свасьян К. А. Становление европейской науки. — М.: Evidentis, 2002. — ISBN 5-94610-009-2.
  • Соколов В. В. Средневековая философия. — М.: Высшая школа, 1979. — 448 с.
  • Суворов Н. С. Средневековые университеты. — М.: Книжный дом «Либроком», 2012. — ISBN 978-5-397-02439-6.
  • Шишков А. В. Средневековая интеллектуальная культура. — М.: Савин С. А., 2003.
  • Гинзбург К. Тема запретного знания в XVI - XVII веках // Мифы — эмблемы — приметы. Морфология и история. — М.: Новое издательство, 2004. С. 133 — 158
  • Юшкевич А. П. О проблеме математизации знания в средние века // Вопросы истории естествознания и техники. — 1990. — № 1. — С. 21-35.