Казаки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Казаки́ (каза́ки, др.-русск., ед. ч. козáкъ[2]; укр. козаки́, в летописях также: черка́сы) — социальные группы (сословие[3]), в различные времена обладавшие самостоятельными военными, политическими и сословными привилегиями и выделяемые в силу культурной специфики. Первоначально проживали в степях и лесостепях Восточной Европы, в частности на территории современной Украины и России; впоследствии расселились также на территории Среднего и Нижнего Поволжья, Предуралья, современного Казахстана, Сибири и Дальнего Востока. До XVII века в России также существовала особая категория служилых людей — городовые казаки. В XIX—XX вв. в официальных документах Российской империи слово «казак» обозначало лицо, принадлежащее к казачьему сословию и состоянию, в котором числилось население нескольких местностей России, имевшее особые права и обязанности и вместе с тем обозначало военнослужащего вооружённых сил Российской империи, преимущественно кавалерии и конной артиллерии и нижний чин казачьих войск[4]. Вместе с тем, в русском обществе, в быту разных регионов и местностей империи, слово продолжало использоваться и в других его значениях, в частности — «свободный человек», «вольнонаёмный работник», «свободный воин», «бандит», «представитель казачьего народа» и др.[5][6][7]

Точное происхождение современных казаков является предметом дискуссий (см. ниже). К концу XIV века образовалось несколько крупных сообществ, проживавших в центральной Евразии, возле крупных торговых путей того времени, в частности рек — в низовьях Днепра, Дона, Яика, Волги. К ним присоединилось заметное количество переселенцев из соседних к северу Московского, Литовского и Рязанского Великих княжеств, а также из прочих северо-западных земель. В результате, к началу XVI века две группы выросли в крупные вольные войска (Запорожское и Донское), которые со временем вошли в состав растущего Российского государства; были образованы и другие казачьи войска (см. ниже).

За всю историю служили четырем державам: России, Польше, Швеции (Мазепа и Гордиенко) и Германии (Kosakenlager), но во всём мире до сих пор считаются уникальным русским формированием.

В XVIII в. Российская империя требовала от казаков преданности и службы, но это часто шло против их вольного образа жизни и привело к множеству восстаний, самые крупные из которых — Разина, Булавина и Пугачёва. Это вызывало крупные карательные меры со стороны российских властей. Например, после восстания Булавина Донское войско было официально лишено независимости. Возникали конфликты и между запорожскими казаками и центральным правительством, осваивающим земли Таврии. Казаки неоднократно громили колонии сербских поселенцев в Таврии из-за земельных споров[8]. Кроме того, Екатерина II, памятуя о поддержке восстания Булавина со стороны Мазепы, опасалась поддержки восстания Пугачёва со стороны запорожцев. В этих условиях Екатерина II приказала расформировать Запорожское войско и окончательно упразднить гетманское управление, что и было исполнено. После подавления восстания Пугачёва, в том же 1775 году, в целях полного забвения случившейся смуты Яицкое казачье войско было переименовано в Уральское и лишено остатков автономии. Волжское казачье войско, как и Запорожское войско, было расформировано.

C 1827 года атаманом всех казачьих войск должен был быть наследник царского престола[9].

К началу XIX века казаки образовали самостоятельное сословие, сторожили государственные и внутренние этнические границы (пример — Кавказская война), постоянно посылали людей во множество войн и даже служили как личный конвой царя. В ответ они имели значительную социальную автономию, широкие плодородные земли, освобождались от налогов и т. д. В результате к началу XX века казаки стали стереотипом России за границей и её власти внутри.

В ходе Гражданской войны казачьи области стали главной опорой белого движения, а впоследствии крупной частью белой эмиграции. Многие казаки также были на стороне большевиков, но во время и после войны казачьи области подверглись крупным гонениям до середины 1930-х. В ходе Второй мировой войны казаки воевали как на стороне СССР, так и нацистской Германии. Казачество практически перестало выделяться среди остального населения СССР после хрущёвской оттепели.

После распада Советского Союза началось систематическое возрождение казачества, многие казаки принимали участие в различных постсоветских конфликтах. Существуют также множество казачьих обществ на территориях современных Казахстана, России, Украины и других стран.

Содержание

Происхождение названия[править | править исходный текст]

Согласно М. Фасмеру слово «козак» пришло в польский язык из украинского и восходит к древнерусскому «козакъ», что означало «вольнонаёмный работник, батрак»[2].

В словаре В. И. Даля отмечается однако, что этот термин «вероятно» происходит от среднеазиатского «казмак» в значении «скитаться, бродить». У него под казаком понимался «войсковой обыватель, поселённый воин», принадлежащий «казацкому сословию», в новгородском и северных диалектах, «батрак, годовой наёмный работник» (не подёнщик), иногда «прислуга»[10].

Древнее тюркское значение «отделившийся, отложившийся от своего рода»[11]. По другой версии, заимствовано из тюркских языков (kаzаk — «свободный, независимый человек, искатель приключений, бродяга»)[2].

В 1074 году Махмуд Кашгари в словаре тюркских языков «Диван Лугат ат-Турк» фиксирует выражение производное от корня «каз»−«казитган», переводя тюркское выражение «казитган эр» как «человек, который никому не подчиняется». «Каз итган» в данном случае является глагольной формой совершенного вида, а слово «казак» будет являться отглагольным существительным.[источник не указан 82 дня]

По версии лингвиста-тюрколога Р. Ахметьянова, слово «казак» происходит от формы казгак, в первоначальном зафиксированном значении обозначавшей лошадь, отбивающуюся от табуна во время тебенёвки, корнем же служит глагол казу — копать, от которого происходит также казыну в значениях копаться, мешкаться, отставать[12][13][14].

Согласно Военной энциклопедии 1911−1915 годов, слово «казак» или «козак» имеет несколько вероятных версий происхождения и ряд значений[4]:

♦ от косогов (одного из кавказских народов) либо от Касахии (что, в принципе, одно и то же);
♦ от турецко-татарского «каз» — «гусь»;
♦ от слова «козары»;
♦ из монгольского языка, где «ко» — броня, защита; «зах» — граница; и, таким образом, одно из значений древнерусского слова «козак» — защитник границы (возможно, также на сяньбийском и гуннском языках, хотя документально это не подтверждено, и в сохранившемся близком к гуннскому и хазарскому чувашском языке этих слов нет; последующие государства тюрок и монголов многое заимствовавали у гуннов и хазар.)
♦ от турецко-татарского «қазақ» — свободный, независимый человек, удалец, искатель приключений;
♦ название (самоназвание) киргизов[15];
♦ в Туркестанском крае — «прозвище» кочевых племён;
♦ по половецки (тюркски) — «страж»;
♦ у татар это бессемейные и «бездомовые» воины, служившие авангардом в походах и при перемещениях татарских орд, несшие, в основном, разведывательную и сторожевую службу.

Во множественном числе ударение в форме каза́ки возникло в результате влияния польской формы множественного числа kozácy (коза́ци), в то же время, украинские, кубанские и оренбургские казаки используют ударение казаки́ (укр. козаки́ )[2].

По Фасмеру, слово «казахи» — родственное казакам, а вот этноним касог — не родственен (хотя, согласно тому же Фасмеру, такие версии, всё же, существуют)[16].

История казачества[править | править исходный текст]

Первые упоминания казаков[править | править исходный текст]

Первая предположительная фиксация наименования «казак» (в значении «стража») имеется в словаре половецкого языка «Codex Cumanicus» начала XIV в. (1303 г.)[17][18].

В «Сугдейском синаксаре» крымского города Сугдеи под 17 мая 1308 г. отмечается: «В тот же день скончался раб Божий Альмальчу, сын Самака, увы, молодой человек, заколотый казаками»[19].

Прозвище от основы «козак» впервые фиксируется во всех трёх Псковских летописях, где под 1406 г. упоминается посадник Юрий Козачкович: в 1 и 3 летописях «Гюрги посадник псковский сын Филипов Козачкович»[20][21], во 2 «Юрий посадник Козачкович»[22][23][24].

С 40—х годов XV в. казачество становится регулярно упоминаемым в источниках (у Самарканди[25], в Никоновской[26] и Ермолинской[27] летописях и других источниках).

По С. М. Соловьеву первое упоминание о казаках встречается в конце первой половины XV века, когда в летописях упоминаются казаки рязанские, «которые пришли на помощь к рязанцам и москвичам против татарского царевича Мустафы»[28].

Гипотеза Соловьева и других русских историков XIX в.[править | править исходный текст]

Согласно гипотезе С. М. Соловьёва, которую он постоянно упоминает на страницах своего труда «История государства Российского», казаками на Руси издревле, как минимум c XIV—XV вв. называли людей вольных, не связанных никакими обязательствами, готовых к работам по найму и свободно перемещавшихся с места на место, независимо от их языка, веры и происхождения. В XIV—XVI вв. именно из среды таких людей князья, бояре и богатые купцы начинают снаряжать промышленные экспедиции в удалённые, малозаселенные регионы Руси с целью разведки новых земель, путей, торговли, охоты (в частности «промысла пушнины»), рыбной ловли и т. д.: «Князья посылали толпы своих промышленников, ватаги, к Белому морю и Северному океану, в страну Терскую и Печерскую за рыбою, зверем и птицею: из грамоты великого князя Андрея Александровича узнаем, что уже тогда три ватаги великокняжеские ходили на море со своим ватамманом (ватагаманом, атаманом);». Именно из этих людей возникали первые казачьи дружины: «Во-первых, мы видим, что заселителям земель можно было всегда найти таких людей, нетяглых и неписьменных (не переписанных), людей, не имеющих собственной земли, собственного хозяйства и долженствующих потому кормиться работою на чужих землях, при чужих хозяйствах, при чужих промыслах; а такие-то бездомовные люди именно назывались у нас казаками. Но понятно, что между этими людьми находилось много и таких, которые не хотели жить на чужих землях, в зависимости от чужих людей и предпочитали вести воинственную, опасную, но более привольную, разгульную жизнь в степи, на границах и далее, за границами государства; куда должны были деваться люди, выбывшие из городов и волостей, которых населители земель не имели права принимать к себе? Существование казаков как пограничного воинственного народонаселения было естественно и необходимо по географическому положению древней Руси, по открытости границ со всех сторон; на всех границах долженствовали быть и действительно были казаки, но преимущественно были они необходимы и многочисленны на степных границах, подвергавшихся постоянным и беспощадным нападениям кочевых хищников, где, следовательно, никто не смел селиться, не имея характера воина, готового всегда отражать нападение, сторожить врага.»[5].

Со временем, по мере устройства российского общества и повышения его благосостояния, количество подобных людей уменьшилось за счёт людей земских (дворян, купечества, мещан и крестьян): «И все на севере, в эпоху сосредоточения, принимает характер прочности, оседлости, вследствие чего земельные отношения, условливающие прочность, получают важное значение; общество сознаёт различие земского человека, оседлого собственника, от вольного казака, представителя старины, старой эпохи безнарядного движения; этому представителю старины трудно в новом обществе, он уходит на простор в вольную степь и там ждет случая вступить в борьбу с враждебным ему новым порядком вещей. Но эпоха сосредоточения, но государи московские сделали своё дело: государство крепко, и казаку не осилить земского человека»[5].

По словам советского историка второй половины XX в. А. Л. Станиславского: "Для дворянских историков «неистовые» казаки были искателями «дикой вольности и добычи», «сволочью людей бесприютных», занимавшихся только разбоем; для крупнейшего историка С. М. Соловьева — носителями антигосударственного начала, стремившимися жить за счёт общества; для авторов известного сборника «Вехи» — грозными, неорганизованными, стихийными силами, из-за борьбы которых с государством было «погублено» и «извращено» «дело крестьянского освобождения». В то же время декабрист В. Д. Сухорукой видел в казачьей общине сообщество равных людей, бежавших от притеснений своих бывших владельцев, а в представлении А. И. Герцена казаки — «витязи-мужики, странствующие рыцари чёрного народа»"[29].

Восточная гипотеза[править | править исходный текст]

По мнению В. Шамбарова и Л. Гумилёва — казачество возникло путём слияния касогов и бродников[30] после монголо-татарского нашествия. Касоги (касахи, касаки, ка-азаты) — древний черкесский народ, заселявший территорию нижней Кубани в X—XIV веках, а бродники — смешанный народ тюрко-славянского происхождения, впитавший остатки булгар, славян и также возможно степных огузов.

После проводов родственника в дальнюю дорогу и расставания сибирские татары по традиции пьют чай, называемый касгак-цай, а у ногайских татар существует песенный жанр — «песни казаков» главными героями в которых выступают молодые неженатые мужчины.

« О времени возникновения донских казаков до сих пор среди историков нет единой точки зрения. Так Н. С. Коршиков и В. Н. Королёв считают, что «кроме широко распространённой точки зрения о происхождении казаков от русских беглых людей и промышленников, существуют в качестве гипотез и иные точки зрения. По мнению Р. Г. Скрынникова, например, первоначальные казачьи общины, состояли из татар, к которым присоединялись затем русские элементы. Л. Н. Гумилёв предлагал вести донских казаков от хазар, которые, смешавшись со славянами, составили бродников, являвшихся не только предшественниками казаков, но и прямыми их предками. Все больше специалистов склоняются к тому, что истоки донского казачества следует видеть в древнем славянском населении, которое согласно археологическим открытиям последних десятилетий, существовало на Дону в VIII—XV вв.[31]»[32] »

После покорения монголами касоги бежали на север и смешались с подонскими бродниками, которые унаследовали их имя — казак. При этом известно, что сами бродники приняли сторону монголов, сражались против Руси в Битве на Калке. Так и образовалась первая ячейка казачества, изначально на службе Орды[33].

Декан истфака МГУ С. П. Карпов, работая в архивах Венеции и Генуи, обнаружил там упоминания о казаках с тюркскими и армянскими именами, которые охраняли от набегов Тану и другие итальянские колонии в Северном Причерноморье[34].

После раскола Золотой орды оставшиеся и на её территории казаки сохранили войсковую организацию, но при этом оказались в полной независимости и от осколков былой империи — Ногайская орда и Крымское ханство; и от появившегося на Руси Московского государства[35]. Согласно легенде, восходящей к Стефану Яворскому (1692 год), казаки в 1380-м году преподнесли Дмитрию Донскому икону Донской Богоматери и участвовали против Мамая в Куликовской битве[36].

Историк В. Н. Татищев в «Истории Российской с самых древнейших времён» считал что[37]:

« Первые казаки, сброд из черкес горских, в княжении Курском в 14 ст. явились; где они слободу Черкассы построили и под защитой татарских губернаторов воровством и разбоями промышляли; потом перешли на Днепр и город Черкассы на Днепре построили. »

По некоторым данным, древнейшее известие о казачестве говорит о казаках рязанских, в 1444 принявших участие в битве против татар, приведённых царевичем Мустафою. В XVI веке городовые казаки, и прежде всего рязанские, стали оседать военно-промысловыми артелями в открытой степи, в области верхнего Дона, поскольку основу военно-политической организации соседнего Касимовского ханства, поставлявшего военную помощь Московскому государству, также составляли татары-казаки. Репрессированный в 1937 году историк М. Худяков в «Очерках по истории Казанского ханства» отмечал, что в структуре военного сословия Казанского ханства постоянный кадр войска составляли люди именовавшиеся казаками и находившиеся в подчинении огланов и мурз. Аналогичная структура военной организации прослеживается и в других ханствах возникших в результате распада Золотой Орды. Проф. В. В. Вельяминов-Зернов в «Исследовании о касимовских царях и царевичах» объясняет термин «казак», встречающийся в документах соответствующего времени, как «простой татарин»: "Простые татары, приходившие в Россию вместе со своими царевичами, а равным образом и простые татары казанские, крымские и пр. обыкновенно звались у русских казаками, да и сами они называли себя казаками.(Вел.-Зерн., I, с. 74.) Мещёрские (городецкие) казаки упоминаются в документах с 1491 г. Главные их силы были в порубежье с ногайскими татарами, в том числе земля рязанская, верховья Дона. Так, в 1493 г. мещёрцы приходили воевать с турками к Азову. Постепенно выходцы из Рязанской земли, касимовские татары и татары-мещеряки стали селиться на берегах Дона и Волги. Эти люди, называвшиеся казаками, жили в укреплённых городках, построенных ими по берегам рек и на островах. Историки предполагают, что в 1549 г. основателем казачьих городков (станиц) на Дону был выходец из Мещеры Сары-Азман. Старинный русский историк В. Татищев в сообщении о происхождении донских казаков отмечает, что «начало сих казаков из двух мест: одни жили в Месчере по городкам, и главный город их был Донской (скорее всего, Данков), 16 вёрст ниже Тулучеевой, где ныне монастырь Донской, а когда царь Иоанн IV ногайских татар в Месчеру перевел, тогда оные казаки из Месчеры все на Дон переведены». Известный историк донского казачества В. Б. Броневский также сообщает, что «царь Иоанн Васильевич мещорских казаков, живших по разным городам, перевёл на Дон. По сему сих мещорских казаков и должно почитать родоначальниками донских казаков». Пётр I, также переселил в самом начале XVIII в. часть казаков из Мещеры в низовья Дона. Как утверждает татарский историк, краевед, публицист, кандидат философских наук, доцент Горьковского сельскохозяйственного института (1967—1997), А. М. Орлов, что помимо Дона, мещерские казаки были поселены на Средней Волге. Как служилые люди арзамасские казаки впервые упоминаются в 1572 г. как участники так называемого немецкого похода. Арзамасские казаки вплоть до Разинского восстания оставались надёжной частью поместного войска. Впоследствии они составили основную часть нижегородских татар (мишарей), а часть обрусела. Кроме служилых мещерских казаков (татар), здесь появляются казаки занимавшиеся разбоем. Мещеряки уходили вниз по Волге. Известен сподвижник Ермака, казацкий атаман Матвей Мещеряк. Царские власти неоднократно предпринимали меры по борьбе с разбоем в Поволжье, привлекали волжских казаков на свою сторону. При этом часто использовались методы насильственного этапирования в прежние земли. Об одном таком факте пишет В. Татищев, что в 1554 г. этапируются мещерские казаки с Волги, разбойничавшие в этих места. Арзамасские воеводы и стольники активно занимались привлечением на службу волжских атаманов и казаков, состоявших в основном из татар. В этом деле особую активность проявляли арзамасские воеводы И. В. Измайлов, Бутурлин, В. Я. Кузьмин, Г.Родионов. Известно, что в 1587 г. к волжским казакам и атаманам выезжал И. В. Измайлов. Они же занимались расселением прибранных людей по уезду. В частности, Измайлов вместе с Бутурлиным разъезжали по уезду, в поисках пустошей по Залесному стану уезда. О татарском происхождении волжских казаков свидетельствует тот факт, что к ним царские воеводы официально обращались на татарском языке. Грамота кн. Одоевского к волжским татарам в 1614 г. была написана татарским письмом и послана с толмачом Сафоном Огарковым. Адресована она была «Великой Российской державы и Московской области оберегателям Волжским и Терским и Яицким атаманам и молодцам всему великому войску»[38].

Немецкий историк Г. Штекль указывает, что «первые русские казаки были крестившиеся и обрусевшие татарские казаки, поскольку до конца XV в. все казаки, которые обитали как в степях, так и в славянских землях, могли быть только татары. Решающее значение для образования русского казачества имело влияние татарских казаков на пограничье русских земель. Влияние татар проявлялось во всем — в образе жизни, военных действиях, способах борьбы за существование в условиях степи. Оно распространялось даже на духовную жизнь и внешний облик русских казаков»[5].

Как следует из работы Якова Гришина[источник не указан 302 дня] «Польско-литовские татары (наследники Золотой Орды)» татары, массово переселявшиеся в Великое княжество Литовское на рубеже XIV и XV веков, имели социальное разделение на знатных татар, приравненных в правах к шляхте, и татар-казаков, приравненных в правах к служебному боярству. Татары-казаки несли службу в родоплеменных хоругвях: Баргын, Джалаир, Хушин, Конграт, Найман, Улан (надродовая хоругвь, возглавляемая Чингизидами).

В польских хрониках первое упоминание о казаках относится к 1493 г., когда черкасский воевода Богдан Федорович Глинский, по прозвищу «Мамай», сформировав в Черкассах пограничные казачьи отряды, захватил турецкую крепость Очаков.

Русский устав станичной сторожевой службы был составлен боярином М. И. Воротынским в 1571 г. По нему сторожевую службу несли станичные (сторожевые) казаки или станичники, городовые же (полковые) казаки защищали города. Карамзин так писал о казаках[39]:

« Казаки были не в одной Украине, где имя их сделалось известно по истории около 1517 года; но вероятно, что оно в России древнее Батыева нашествия и принадлежало Торкам и Берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первое жилище Малороссийских Козаков. Торки и Берендеи назывались Черкасами: Казаки — также… некоторые из них, не хотев покориться ни Моголам, ни Литве, жили как вольные люди на островах Днепра, огражденных скалами, непроходимым тростником и болотами; приманили к себе многих Россиян, бежавших от угнетения; смешались с ними и под именем Комков составили один народ, который сделался совершенно Русским тем легче, что предки их, с десятого века обитав в области Киевской, уже сами были почти Русскими. Более и более размножаясь числом, питая дух независимости и братства, Казаки образовали воинскую Христианскую Республику в южных странах Днепра, начали строить селения, крепости в сих опустошенных Татарами местах; взялись быть защитниками Литовских владений со стороны Крымцев, Турков и снискали особенное покровительство Сигизмунда I, давшего им многие гражданские вольности вместе с землями выше днепровских порогов, где город Черкассы назван их именем. »
Надпись на одной из старинных украинских картин с казаком Мамаем: «Не завидую никому — ни панам, ани царю. Богу своему святому я за всё благодарю! Хотя тилом и не славен, но жизнь весело веду, У дилах своих исправен, я вовик не пропаду».

Славянская гипотеза[править | править исходный текст]

По другим данным, источники говорят о существовании казаков в Крыму ещё в конце XIII ст.[40]

Первые воспоминания о таких казаках датируются 1489 годом. Во время похода польского короля Яна-Альбрехта на татар дорогу его войску на Подолье указывали казаки-христиане[40]. В том же году отряды атаманов Василия Жилы, Богдана и Голубца напали на Таванскую переправу в низовье Днепра и, разогнав татарскую стражу, ограбили купцов[41]. Впоследствии, жалобы хана на казацкие нападения становятся регулярными. По мнению Литвина, учитывая как привычно это обозначение употребляется в документах того времени, можно считать, что казаки-русичи были известны не одно десятилетие, по крайней мере, с середины XV столетия. Учитывая что свидетельство феномена казачества локализовалось на территории так называемого «Дикого Поля», то возможно, что у своих соседей из тюркоязычной (преимущественно татарской) среды украинские казаки заимствовали не только название, но и немало других слов, примет внешности, организации и тактики, ментальности.

« кубанские казаки генетически неотличимы от русских и украинцев. А терское казачество вобрало в себя почти половину местных кавказских гаплотипов[42] »

Альтернативные теории[править | править исходный текст]

Теория Г. В. Вернадского[править | править исходный текст]

По версии Георгия Владимировича Вернадского, казаки — это сообщество «свободных людей», известное под таким именем в степях Европы как минимум со времен царства Ордынского (XIII—XIV вв.). В работе «Монголы и Русь» Вернадский пишет: «согласно Полю Пелио, имя Узбек (Özbäg) значит „хозяин себя“ (maître de sa personne), то есть „свободный человек“. Узбек в качестве названия нации значило бы тогда „нация свободных людей“. Казак (казах) — в нескольких тюркских диалектах означает „свободный человек“, „свободный искатель приключений“ и, отсюда, „житель приграничной полосы“. В его основном значении этим словом называли как группы татарских, украинских и русских поселенцев (казаки), так и целый среднеазиатский народ киргизов (казахов).»[7]. Тот же Вернадский обращает внимание на существование в Великой Ясе Чингизхана (ставшей потом одним из источников устного казачьего права) положений, уравнивающих права и свободы всех его свободных подданных: «„Существует равенство. Каждый человек работает столько же, сколько другой; нет различия. Никакого внимания не уделяется богатству или значимости“».[43]

Теория Е. П. Савельева[править | править исходный текст]

Существует также гипотеза о происхождении первых казаков от населения вечевой республики вятских (хлыновских) ушкуйников, существовавшей в XII−XV вв. На данный факт обратил внимание в своих работах ещё Евграф Савельев[44][45][46].

По мнению Савельева, население Вятской республики составляли, в основном, выходцы из Новгорода Великого[44][45][46].

В конце XV века вольная Вятская земля с выборными воеводами, атаманами и попами в ходе нескольких военных походов была взята под контроль Москвы (в 1459 и 1489 годах). Часть населения была расселена на южной границе России, а часть бежала в низовья Волги и Дона и, возможно, Днепра и Яика, вполне вероятно, став основанием казачества в указанных регионах.

Савельев прослеживает значительную преемственность лексического состава языка, церковной архитектуры и обычаев у донских казаков и новгородцев.

Просматривается также сходство символики казаков Дона и Днепра с Вятским гербом (натянутый лук-арбалет и равносторонний крест).

Ещё одну волну переселенцев в указанные выше традиционные казачьи регионы Савельев связывает с присоединением в 1520 году к Москве Великого княжества Рязанского.

Согласно Е. П. Савельеву, этими переселениями был, в том числе, завершен многовековой «круговорот» части коренного казачьего населения Приазовья и Дона, покинувшего в XIII веке исконные территории и переселившегося в Новгородские и Вятские земли.[46]

Северянская гипотеза[править | править исходный текст]

Немало историков[кто?], рассматривая вопрос о возникновении казачества, говорят о поселении князьями древней Руси на её землях, в частности на землях племени северян (северы), небольших групп своих дружинников из числа народов Великой Степи и Прикавказья — торки, касоги, черкесы, аланы. В связи с тем, что эти области некоторое время развивались отдельно от остальной Руси — в составе Хазарского каганата, а потом и Золотой Орды, в этих местах возникла особая группа в составе русского народа, с особым укладом жизни, мировоззрением и историей, принявшая (возможно заимствовавшая у соседних народов) самоназвания «казаки» и «черкасы».

Так, В. В. Кожинов, рассматривая в своей работе «История Руси и русского Слова»[47][неавторитетный источник?] вопрос о казаках, пишет следующее:

« Речь идет об издавна заселенном выходцами из основной Руси пространстве между реками Воронежем и Хопром, а если мерить с севера на юг — от реки Цны до нынешней станицы Вешенской на среднем Дону (ныне это пространство входит своими отдельными частями в Липецкую, Тамбовскую, Воронежскую, Волгоградскую и Ростовскую области). Давно установлено, что восточнославянские — главным образом северянские – поселения имелись здесь ещё в VIII-IX веках (затем русские вынуждены были уйти отсюда из-за различных опасностей, связанных с военной практикой Хазарского каганата…), но гораздо менее известно, что никак не позже XII века (а вернее, даже ещё ранее – вскоре после гибели Хазарского каганата, в конце Х века) сюда снова явились русские переселенцы. Они оказались вне власти какого-либо княжества, и именно здесь, на этой мало ведомой окраине тогдашней Руси, как аргументировано доказывает в своей книге А. А. Шенников, начало складываться казачество.
…сейчас важно утвердить одно: будущие казаки, очевидно, принесли сюда эпос не в XV-XVI веках, а не позднее XII века (то есть, возможно, и в XI веке), когда его жизнь действительно ещё продолжалась на Руси (кстати сказать, само слово «казак» широко употребляется в письменности уже с XV века; в устный язык оно вошло, без сомнения, намного раньше).
»

Образование казачьих войск[править | править исходный текст]

Запорожское войско[править | править исходный текст]

Первая Запорожская Сечь была основана (ок. 1553 или 1556 года[48], волынским князем Дмитрием Байдой (Вишневецким) на собственные средства на небольшом днепровском острове Малая Хортица и просуществовала до 1557 года.

Основанное на территории нынешней Украины, не входившей тогда официально в состав польского государства, несмотря на первоначальную независимость, Запорожское войско с 1572 года (когда 2-го июня король Сигизмунд II Август подписал соответствующий универсал, в соответствии с которым коронный гетман Ю. Язловецкий нанял для службы первых 300 казаков) стало всё больше и больше попадать в определённую вассальную зависимость от Речи Посполитой (см. Реестровое казачество). В XVI веке, при короле Стефане Батории, казаки были образованы в полки Речи Посполитой для несения службы по охране границы и как вспомогательное войско в войнах с Турцией и Швецией. Эти казачьи отряды получили название реестровых казаков. В качестве лёгкой кавалерии они широко использовались в войнах, которые вела Речь Посполитая. Среди реестровых казаков выделяются также панцирные казаки, занимавшие нишу средней кавалерии — легче Крылатых Гусар, но тяжелее обычных реестровых казачьих войск.

Казачьи знамёна, захваченные Радзивиллом, в 1651 году[49]. Реконструкция.[50]

В дальнейшем политическое и религиозное давление со стороны Польши привело к параллельному существованию реестрового казачества, официально состоявшего на службе у польского короля, и нереестрового, которое королевская власть постоянно старалась безуспешно ликвидировать, но, фактически, не могла никак контролировать. Такое противодействие нереестрового казачества и официальной королевской власти на фоне общего притеснения как неказацкого крестьянского населения Украины, так и реестрового казачества, привело в итоге к возникновению национально-освободительной войны против польского господства, и к образованию независимого государства на территории, практически, всей современной Украины (Гетманщина), что в корне изменило геополитический баланс Восточной Европы. Однако, вскоре после завоевания независимости, казаки повернулись к России и решили просить её принять Запорожское казачество в свой состав. Осенью 1653 г. Земский собор, проходивший в Москве, принял решение[51]: «гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами и з землями принять», что и закрепила 8 января 1654 года Переяславская рада. После длительного периода номинальной зависимости от Речи Посполитой, Запорожское войско (вместе со значительной частью Украины) официально приняло протекторат Русского царства на правах широкой автономии, сохраняя собственную администрацию, армию, местное самоуправление и возможность проводить собственную внешнюю политику.

Однако казацкая старшина часто враждовала между собой в борьбе за ту или иную власть, должности, используя для этого взаимные обвинения и прибегая к репрессивному аппарату государства. Нередки были и реальные злоупотребления своими полномочиями.

В 1696 году, киевский воевода князь Барятинский получил от стародубского жителя Суслова письмо, в котором тот пишет: «Начальные люди теперь в войске малороссийском все поляки. При Обидовском, племяннике Мазепы, нет ни одного слуги казака. У казаков жалоба великая на гетманов, полковников и сотников, что для искоренения старых казаков, прежние вольности их все отняли, обратили их себе в подданство, земли все по себе разобрали. Из которого села прежде на службу выходило казаков по полтораста, теперь выходит только человек по пяти или по шести. Гетман держит у себя в милости и призрении только полки охотницкие, компанейские и сердюцкие, надеясь на их верность и в этих полках нет ни одного человека природного казака, все поляки…»

— С. М. Соловьёв — «История России»[52]

В итоге Запорожская Сечь была разрушена, а войско Запорожское расформировано Екатериной II в 1775 году. Часть запорожцев ушла за Дунай, на территорию, принадлежащую тогда Турции, и основала Задунайскую Сечь, часть сохранила казачий статус, но была переселена впоследствии на Кубань, в результате чего возникло Кубанское казачье войско.

Донское войско[править | править исходный текст]

Официально Донские казаки упоминаются в 1552 году в связи с походом на Волгу к стенам Казани под началом атамана Сусара Федорова. А в 1570 году Иван Грозный послал с боярином Иваном Новосильцевым грамоту к казакам, жившим на Северском Донце[источник не указан 519 дней].

Донские казаки начали систематическую колонизацию окраин России (часто в союзе с Россией), заселив низовья Волги, Яика и Терека. Официальное сотрудничество с Русским царством донские казаки начали в качестве союзников, завоевав Астраханское и Казанское ханства, и, образовав Войско Донское, продолжили впоследствии, участвуя, к примеру, в Ливонской войне. В последующем казаки стали основой новых войск Русского царства. Усилиями казачьих дружин к России были также присоединены обширные территории Сибири.

До конца XVI века Донское казачье войско было абсолютно независимым[53] и до 1716 года Царство Русское вело отношения с областью Войска Донского через Посольский приказ (то есть, говоря современным языком, через «министерство иностранных дел»), как со всеми другими самостоятельными государствами.

Донские казаки присягнули царю Алексею Михайловичу в 1671 году, а с 1721 года войско было подчинено Санкт-Петербургской Военной коллегии. К концу царствования Петра Великого вслед за донскими и яицкими казаками в ведомство военной коллегии перешли и остальные казачьи общины. Внутреннее их устройство было преобразовано, была введена иерархия правительственных властей. Подчинив своей власти казаков в числе 85 тыс. человек, правительство использовало их для колонизации вновь завоёванных земель и охраны государственных границ, преимущественно южной и восточной.

Яицкое казачье войско[править | править исходный текст]

Ещё в конце XV века на реке Яик образовались вольные общины казаков, из которых сформировалось Яицкое казачье войско. По общепринятой традиционной версии, как и донские казаки, яицкие казаки формировались из переселенцев-беженцев из Русского царства (например, из Хлыновской земли), а также, благодаря миграции казаков с низовьев Волги и Дона. Их основными занятиями были рыболовство, добыча соли, охота. Войско управлялось кругом, который собирался в Яицком городке (на среднем течении Яика). Все казаки имели подушевое право на пользование угодьями и участие в выборах атаманов и войсковой старшины. Со второй половины XVI века русское правительство привлекало яицких казаков для охраны юго-восточных границ и военной колонизации, разрешая им вначале приём беглых. В 1718 году правительство назначило атамана Яицкого казачьего войска и его помощника; часть казаков объявлена беглыми и подлежала возврату на прежнее место жительства. В 1720 году произошли волнения яицких казаков, которые не подчинились приказу царских властей о возврате беглых и замене выборного атамана назначенным. В 1723 году волнения были подавлены, руководители казнены, выборность атаманов и старшины упразднена, после чего войско оказалось разделённым на старшинскую и войсковую стороны, в которой первые держались линии правительства, как гарантирующего их положение, вторые требовали вернуть традиционное самоуправление. В 1748 году была введена постоянная организация (штат) войска, разделённого на 7 полков; войсковой круг окончательно утратил своё значение.

Впоследствии, после подавления восстания Пугачева в котором яицкое казачество приняло активное участие, в 1775 году Екатерина II издала указ о том, что в целях полного предания забвению случившейся смуты Яицкое войско переименовывается в Уральское казачье войско, Яицкий городок в Уральск (был переименован и ещё целый ряд населённых пунктов), даже река Яик была названа Уралом. Уральское войско окончательно утратило остатки былой автономии.

В XVI и XVII вв. казаки формировались из состава сторожевой и станичной служб. Казаки, проживавшие в это время на территории Царства Русского, охраняли пограничные территории от разорительных набегов крымских татар и ногаев. Центральным управлением городовых казаков был сначала Стрелецкий приказ, а затем Разрядный приказ. Сибирскими казаками ведал Сибирский приказ, запорожскими и малороссийскими казаками — Малороссийский приказ.

В первой половине XVIII века были созданы новые казачьи войска: Исетское, Оренбургское (1748), Астраханское, Волжское. В конце XVIII века создаются Екатеринославское и Черноморское казачьи войска.

Одним из самых молодых являлось Семиреченское казачье войско, образованное во второй половине XIX века и которое квартировалось на территории современного Казахстана.

Освоение новых земель[править | править исходный текст]

См. также Завоевание Сибири Ермаком (конец XVI века)

Яицкие казаки в походе

Со временем, казачье население продвигалось вперёд на необжитые земли, расширяя государственные пределы. Казачьи войска принимали активное участие в освоении Северного Кавказа, Сибири (экспедиция Ермака), Дальнего Востока и Америки. В 1645 сибирский казак Василий Поярков проплыл по Амуру, вышел в Охотское море, открыл Северный Сахалин и вернулся в Якутск.

В 1648 сибирский казак Семён Иванович Дежнёв проплыл из Ледовитого океана (устье Колымы) в Тихий (устье Анадыря) и открыл пролив между Азией и Америкой.

В 1697—1699 казак Владимир Васильевич Атласов исследовал Камчатку.

« казаки — эти красивейшие своей отвагой из всех рыскавших по ещё молодой тогда и просторной земле человеческих хищников, с крестом на шее и несколькими зарядами за пазухой устремляются к Охотскому морю, с него на Камчатку, с Камчатки на Курильские острова, с Курильских на Алеуты, с Алеутов на никому, кроме русских, неизвестный американский берег. Бесстрашно носясь на сколоченных из подручного материяла судах по волнам вечно сердитого и вечно кутающегося в холодную мглу Великого океана, они выписывают на бесчисленных островах его, мысах, бухтах и вулканах целый календарь православных святых, вперемежку с именами Прибыловых, Вениаминовых, Павловых, Макушиных, Шумагиных, Куприяновых и т. д. и т. д.

Вандам А. Е. Наше положение.

»

Казачьи бунты и восстания[править | править исходный текст]

Казаки нередко выступали против центральной власти (примечательна их роль в русской Смуте, в восстаниях Разина, Булавина, Пугачёва, возникших по причине постоянного урезания государством прав и свобод казачества, нарушения устоев и традиций). В XIX веке и до Октябрьской революции в основном выполняли роль защитников российской государственности и опоры царской власти.

См. также:

Казаки в русской гвардии[править | править исходный текст]

В начале XX века в состав русской гвардии входили три казачьих полка. Казачий лейб-гвардии полк был сформирован в 1798 году. Полк отличился в сражениях под Аустерлицем и Бородино, в походе на Париж в 1813—1814 годах и за Дунай в 1828 году. Лейб-гвардии Атаманский полк был образован в составе Войска Донского в 1775 году; в 1859 стал гвардейским; считался образцовым среди казачьих полков. Сводно-Казачий лейб-гвардии полк был сформирован в 1906 году, в его состав вошли по одной сотне от Уральского и Оренбургского казачьих войск, по полусотне от Сибирского и Забайкальского и по взводу от Астраханского, Семиреченского, Амурского и Уссурийского казачьих войск. Кроме того, из казаков формировался Собственный Его Императорского Величества Конвой.

Казаки гвардейских полков
Jebens-lgv-atamanskij-polk.jpg Казаки Уральской сотни лейб-гвардии.JPG Cossack of Life Guards Cossacks Regiment.jpg Cossack of Life Guards Composite Cossacks Regiment.jpg
Группа чинов лейб-гвардии Атаманского полка. 1857. Казаки лейб-гвардии Уральской Казачей сотни. Казак лейб-гвардии Казачьего полка. Урядник Сибирской полусотни 3-й сотни лейб-гвардии Сводно-Казачьего полка. 1914.

Казаки в начале XX века[править | править исходный текст]

Кубанские казаки в мае 1916 года

Учебник «История России» 2008 года[54] характеризовал российское казачество начала XX века следующим образом:

« Свои привилегии имело и казачество (2,5 %) — военнослужилое сословие, охранявшее границы государства и являвшееся социальной опорой самодержавия. В казачьих округах было развито местное самоуправление. В свободное от несения службы время казаки обрабатывали землю (по 30 десятин на 1 душу мужского пола). Они пользовались бесплатным медицинским обслуживанием и обучением. »

В мирное время на постоянной службе находилось 17 полков и 6 отдельных сотен Донского казачьего войска, 11 полков и 1 дивизион Кубанского войска, 4 полка и 4 местные команды Терского войска, 6 полков и 1 дивизион и 2 сотни Оренбургского войска, 3 полка и 2 команды Уральского войска, 3 полка Сибирского войска, 1 полк Семиреченского войска, 4 полка Забайкальского войска, 1 полк Амурского войска, 1 дивизион Уссурийского войска, 2 сотни Иркутских и Красноярских казаков.

Казачьи полки входили в состав кавалерийских дивизий вместе с регулярными армейскими полками, а также формировали шесть дивизий по четыре полка полностью казачьих.

Во время первой мировой войны численность казачьих войск увеличилась более чем в четыре раза. Всего казачество выставило 160 полков и 176 отдельных сотен. Вместе с казачьими пехотой и артиллерией это составило более 200 тысяч человек.

Октябрьская революция и Гражданская война[править | править исходный текст]

Во время Гражданской войны большинство казаков выступили против советской власти. Казачьи области стали опорой Белого движения. Крупнейшими антибольшевистскими вооружёнными формированиями казаков были Донская армия на юге России, Оренбургская и Уральская армии — на востоке. В то же время часть казаков служила в Красной армии.

Расказачивание[править | править исходный текст]

После революции казачьи войска были расформированы, так как они по большей части приняли сторону белого движения. В годы гражданской войны казачье население подверглось массовым репрессиям в ходе «беспощадного массового террора»[55], инициированного директивами ЦК от января 1919 года, подписанными председателем Оргбюро ЦК Я. М. Свердловым. В особенности, массовый террор проводился по отношению к верхам казачества[55][56] и казакам, «принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью»[55][57] путём поголовного их истребления[55][57]. Лишь в недавнее время Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1992 № 632 «О мерах по реализации Закона Российской Федерации „О реабилитации репрессированных народов“ в отношении казачества» жертвы массового террора были реабилитированы[58].

Казаки в Великой Отечественной войне[править | править исходный текст]

В 1936 году советской властью в ходе подготовки к войне Постановлением ЦИК СССР от 20 апреля 1936 г. были сняты ограничения на службу казачества в отрядах РККА.[59] Данное решение получило большую поддержку в казачьих кругах, в частности, донским казачеством Советскому правительству было отправлено следующее письмо, опубликованное в газете «Красная звезда» от 24 апреля 1936 года[60]:

« Пусть только кликнут клич наши Маршалы Ворошилов и Буденный, соколами слетимся мы на защиту нашей Родины… Кони казачьи в добром теле, клинки остры, донские колхозные казаки готовы грудью драться за Советскую Родину… »

В соответствии с приказом Наркома обороны К. Е. Ворошилова № 67 от 23 апреля 1936 года некоторые кавалерийские дивизии получили статус казачьих. 15 мая 1936 года 10-я территориальная кавалерийская Северокавказская дивизия была переименована в 10-ю Терско-Ставропольскую территориальную казачью дивизию, 12-я территориальная кавдивизия, размещённая на Кубани была переименована в 12-ю Кубанскую территориальную казачью дивизию, 4-я кавалерийская Ленинградская Краснознамённая дивизия имени товарища Ворошилова была переименована в 4-ю Донскую казачью Краснознамённую дивизию имени К. Е. Ворошилова, 6-я кавалерийская Чонгарская Краснознамённая имени товарища Буденного переименована в 6-ю Кубано-Терскую казачью Краснознамённую дивизию им. С. М. Буденного. На Дону также была сформирована 13-я Донская территориальная казачья дивизия.

Кубанские казаки проходили службу в составе 72-й кавалерийской дивизии, 9-й пластунской стрелковой дивизии, 17-го казачьего кавалерийского корпуса (позже переименован в 4-й гвардейский Кубанский кавалерийский корпус), оренбургские казаки служили в 11-й (89-й), затем 8-й Гвардейской Ровенской ордена Ленина, ордена Суворова казачьей кавалерийской дивизии и ополченческой казачьей дивизии в г. Челябинске.

В состав отрядов иногда включались казаки, ранее служившие в Белой армии (как, например, К. И. Недорубов[61]). Специальным актом было восстановлено ношение ранее запрещённой казачьей формы[60]. Казачьими частями командовали Н. Я. Кириченко, А. Г. Селиванов, И. А. Плиев, С. И. Горшков, М. Ф. Малеев, В. С. Головской, Ф. В. Камков, И. В. Тутаринов, Я. С. Шарабурко, И. П. Калюжный, П. Я. Стрепухов, М. И. Суржиков и другие. Также к таким командирам можно отнести и маршала К. К. Рокоссовского, что командовал Кубанской бригадой в боях на КВЖД ещё в 1934 году.

В 1936 году была утверждена парадная форма для казачьих частей. В этой форме и шли казаки на Параде Победы 24 июня 1945 года. Первый парад в составе РККА с участием казачьих частей должен был пройти 1 мая 1936 года. Однако в силу разных причин участие в военном параде казаков было отменено. Лишь 1 мая 1937 года казачьи подразделения в составе РККА прошли военным парадом по Красной площади.

С началом Великой Отечественной войны казачьи части, как регулярные, в составе Красной армии, так и добровольческие, приняли активное участие в боевых действия против немецко-фашистских захватчиков.

2 августа 1942 года близ станицы Кущевской 17-й кавалерийский корпус генерала Н. Я. Кириченко в составе 12-й и 13-й Кубанских, 15-й и 116-й Донской казачьих дивизий остановил наступление крупных сил вермахта, продвигающихся от Ростова на Краснодар. В Кущёвской атаке казаками были уничтожены до 1800 солдат и офицеров, взяты в плен 300 человек, захвачены 18 орудий и 25 миномётов.

На Дону казачья сотня из станицы Берёзовской под командованием 52-летнего казака, гвардии лейтенанта[61] К. И. Недорубова в бою под станицей Кущёвской 2 августа 1942 года в рукопашной схватке уничтожила свыше 200 солдат вермахта, из которых 70 было уничтожено К. И. Недорубовым, получившим звание Героя Советского Союза[60].

В большинстве случаев вновь сформированные казацкие части, добровольческие казацкие сотни были плохо вооружены, в отряды, как правило, приходили казаки с холодным оружием и колхозными лошадями. Артиллерия, танки, противотанковые и зенитные средства, подразделения связи и саперов в отрядах, как правило, отсутствовали, в связи с чем отряды несли огромные потери. К примеру, как упоминается в листовках кубанских казаков «они прыгали с седел на броню танков, закрывали смотровые щели бурками и шинелями, поджигали машины бутылками с зажигательной смесью»[60]. Также большое количество казаков вливалось добровольцами в национальные части Северного Кавказа. Такие части создавались осенью 1941 года по примеру опыта Первой мировой войны. Эти кавалерийские части в народе также назывались «Дикими дивизиями».

Например, осенью 1941 года в Грозном формировался 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк. В его составе было несколько сотен казаков-добровольцев, выходцев из сунженских и терских станиц. Полк воевал под Сталинградом в августе 1942 года, где за два дня, 4-5 августа, у станции (разъезда) Чилеково (от Котельниково к Сталинграду) потерял в боях против частей 4-й танковой армии Вермахта 302 бойца во главе с комиссаром полка, ст. политруком М. Д. Имадаевым. Русских-казаков среди погибших и пропавших без вести этого полка в эти два дня — 57 человек. Также казаки-добровольцы воевали во всех национальных кавалерийских подразделениях от остальных республик Северного Кавказа.

С 1943 года происходило объединение казачьих кавалерийских дивизий и танковых частей, в связи с чем образовывались конно-механизированные группы. Лошади использовались в большей степени для организации быстрого перемещения, в бою казаки были задействованы в качестве пехоты. Из кубанских и терских казаков так же были сформированы пластунские дивизии. Из числа казачества, 262 кавалериста получили звание Героя Советского Союза, 7 кавкорпусов и 17 кавдивизий получили гвардейские звания.[60] Кроме казачьих частей воссозданных при Сталине, было множество казаков среди известных людей во время Великой Отечественной войны, которые воевали не в «фирменных» казачьих кавалерийских или пластунских частях, а во всей советской армии или отличились в военном производстве.

Среди них:

  • танковый ас № 1, Герой Советского Союза Д. Ф. Лавриненко — кубанский казак, уроженец станицы Бесстрашной;
  • генерал-лейтенант инженерных войск, Герой Советского Союза Д. М. Карбышев — родовой уральский казак-кряшен, уроженец Омска;
  • командующий Северным флотом адмирал А. А. Головко — терский казак, уроженец станицы Прохладной;
  • конструктор-оружейник Ф. В. Токарев — донской казак, уроженец станицы Егорлыкской Области Войска Донского;
  • командующий Брянским и 2-м Прибалтийским фронтом, генерал армии, Герой Советского Союза М. М. Попов — донской казак, уроженец станицы Усть-Медведицкой Области Войска Донского.

Казаки во Второй мировой войне на стороне Третьего рейха[править | править исходный текст]

В отличие от иных проектов формирования национальных частей из бывших граждан СССР, Гитлер и его ближайшее окружение благосклонно смотрели на идею формирования казачьих частей, так как придерживались теории о том, что казаки являлись потомками готов, а значит, принадлежали не к славянской, а к арийской расе[62]. К тому же, в начале политической карьеры Гитлера его поддерживали некоторые казачьи лидеры[63].

В октябре 1942 года в оккупированном германскими войсками Новочеркасске с разрешения немецких властей прошёл казачий сход, на котором был избран штаб Войска Донского. Началась организация казачьих формирований в составе Вермахта, как на оккупированных территориях, так и в эмигрантской среде. 10 ноября 1943 года был сформирован «Казачий Стан» — военная организация, объединявшая казаков в составе Вермахта.

Третий рейх сумел привлечь на свою сторону довольно большое число казаков. Идея реванша за проигранную гражданскую войну, обретения казачьей государственности и создания независимого государства «Казакии» с помощью нацистской Германии именно в годы Великой Отечественной войны обрели новое дыхание и превратили казачьи части Вермахта в орудие борьбы против советской власти. По различным оценкам, к концу войны на территории Германии и подконтрольных ей стран оказалась от 70 до 110 тысяч казаков, включая женщин, стариков и детей. Значительное число из них были беженцами из Советского Союза, отступавшими с казачьих земель вместе с германской армией зимой 1943 года. Кроме того, довольно большое число казаков воевало в составе германской армии. Причём, именно казачьи части пользовались практически полным доверием немецкого командования, так как обладали высокой боеспособностью и надёжностью[62].

Эти казачьи части сыграли значительную роль в истории советского коллаборационизма в годы Второй мировой войны. Казачьи подразделения несли охранную службу в различных районах на территории СССР, воевали с регулярными частями советской армии в битве за Северный Кавказ, боролись с югославскими и итальянскими партизанами, вместе с частями СС подавляли Варшавское восстание[64], участвовали в строительстве Атлантического вала и сдерживали наступление англо-американских войск летом и осенью 1944 года.

В том числе, 1 июля 1943 была сформирована 1-я казачья дивизия, командиром которой был назначен генерал-майор Гельмут фон Паннвиц.

С 25 сентября 1943 года дивизия воевала на территории Независимого государства Хорватия против Народно-освободительной армии Югославии.

Передача в августе 1944 года иностранных национальных формирований вермахта в ве­дение СС отразилась и на судьбе 1-й Казачьей кавалерийской дивизии. На состоявшем­ся в начале сентября 1944 года в ставке Гиммлера совещании с участием фон Паннвица и других командиров казачьих формирований было принято решение о развёртывании 1-й казачьей кавалерийской дивизии фон Паннвица, пополненной за счёт частей, переброшенных с других фронтов, в корпус. Одновременно предполагалось провести среди оказавшихся на территории рейха казаков мобилизацию, для чего при Главном штабе СС был образован специальный орган — Резерв казачьих войск во главе с генерал-лейтенантом А. Г. Шкуро. Генерал П. Н. Краснов, с марта 1944 года возглавил созданное под эгидой восточного министерства Главное управление казачьих войск. Шкуро и Краснов обратились к казакам с призывами подниматься на борь­бу с большевизмом[62].

Вскоре в дивизию фон Паннвица стали прибывать большие и малые группы казаков и целые воинские части. В их числе были два казачьих батальона из Кракова, 69-й полицейский батальон из Варшавы, батальон заводской охраны из Ганновера и, наконец, 360-й полк фон Рентельна с Западного фронта. 5-й казачий учебно-запасной полк, дислоцировавшийся до последнего времени во Франции, был переброшен в Австрию (г. Цветле) — поближе к району действий дивизии. Усилиями вербовочных штабов, созданных Резервом казачьих войск, удалось собрать более 2000 казаков из числа эмигрантов, военнопленных и восточных рабочих, которые были также отправлены в 1-ю казачью дивизию. В результате, в течение двух месяцев численность дивизии (не считая немецкого кадрового состава) увеличилась почти в два раза.

Приказом от 4 ноября 1944 года 1-я казачья дивизия была передана на время войны в подчинение Главного штаба СС. Эта передача касалась, прежде всего, сферы материально-технического снабжения, что позволило улучшить обеспечение дивизии оружием, боевой техникой и автотранспортом. Так, например, артиллерийский полк дивизии получил батарею 105-мм гаубиц, саперный батальон — несколько шестиствольных миномётов, разведотряд — штурмовые винтовки StG-44. Кроме того, дивизии, по некоторым данным, было придано 12 единиц бронетехники, включая танки и штурмовые орудия.

С 17 по 26 декабря 1944 года дивизия приняла непосредственное участие в действиях против частей Красной армии.

Приказом от 25 февраля 1945 года дивизия была преобразована в 15-й Казачий кавале­рийский корпус войск СС.

1-я и 2-я бригады переименовывались в дивизии без изменения их численности и организационной структуры. На базе 5-го Донского полка Кононова началось формирование Пластунской бригады двухполкового состава с перспективой развертывания в 3-ю казачью дивизию. Конно-артиллерийские дивизионы в дивизиях переформировывались в полки. Общая численность корпуса достигла 25 000 солдат и офицеров, в том числе, от 3000 до 5000 чело­век немцев. Помимо этого, на завершающем этапе войны вместе с 15-м казачьим корпусом действовали такие формирования, как Калмыцкий полк (до 5000 человек), кавказский конный дивизион, украинский батальон СС и группа танкистов РОА, с учётом которых под командованием группенфюрера и генерал-лейтенанта войск СС (с 1 февраля 1945 года) Г. фон Паннвица находилось 30—35 тыс. человек.

В марте 1945 г. части 15-го казачьего корпуса участвовали в последней крупной наступательной операции Вермахта, успешно действуя против болгарских частей на южном фасе Балатонского выступа.[65]

В апреле 1945 года путём реорганизации казачьей коллаборационистской организации Казачий Стан было сформировано ещё одно войсковое подразделение — Отдельный казачий корпус, который вошёл в состав вооружённых сил Комитета освобождения народов России. На тот момент в составе корпуса насчитывалось 18 395 строевых казаков и 17 014 беженцев.[66] К маю 1945 года при сдаче в английский плен корпус насчитывал 24 тысячи военных и гражданских лиц.[источник не указан 447 дней]

В конце войны была проведена выдача казаков, в том числе, и тех, кто никогда не был гражданами СССР, членов Казачьего Стана и 15-го кавалерийского казачьего корпуса СС, с территории Австрии, занятой британскими оккупационными войсками, Советскому Союзу.

После передачи советскому правительству казачьи генералы были признаны советским судом военными преступниками и казнены, остальные вместе с семьями были приговорены к различным срокам заключения. В 1955 году, по указу Президиума Верховного совета от 17 сентября «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупационными властями в период Великой Отечественной войны» некоторые казаки были амнистированы.

Казачий быт[править | править исходный текст]

Известен также казачий танец казачок

Управление[править | править исходный текст]

Казачий Круг[править | править исходный текст]

Возрождение казачества в России[править | править исходный текст]

Органы законодательной и исполнительной власти Российской Федерации способствуют реабилитации репрессированного российского казачества, подвергшегося массовому красному террору, в ходе которого репрессии проводились в форме расказачивания.

Союз казаков России был образован 28—30 июня 1990 года на учредительном Большом казачьем круге в Москве. Первым Атаманом назначен Александр Мартынов. В 2000 году на очередном Большом круге казаков России было принято решение о создании общественно-политического движения «Казаки России».

Союз казачеств Юга России был организован 17 ноября 1991 года на Большом Совете атаманов Донского казачьего войска и некоторых других южнороссийских казачьих сообществ. Атаманом Союза назначен атаман Донского казачьего войска Сергей Мещеряков.

В 19902000 гг. было воссоздано и создано около двух десятков казачьих войск, в основном объединённых в Союз казаков России (кроме Донского казачьего войска).

Во время парада суверенитетов и распада СССР осенью 1991 были самопровозглашены несколько казачьих «государственных» образований. 20 ноября 1991 на созванном Союзом казачеств Юга России Большом казачьем круге Юга России в Новочеркасске было провозглашено объединение этих республик в Союз Казачьих Республик Юга России со столицей в Новочеркасске и со статусом союзной республики в предполагавшемся новом союзном государстве (ССГ). Однако вскоре Советский Союз прекратил существование, а в составе Российской Федерации казачьи республики не были организованы.

Перепись населения 2002 года[править | править исходный текст]

Согласно Всероссийской переписи населения 2002 года в России проживало 140 028 казаков (то есть людей, называющих себя казаками), из них 95,5 % — в Южном федеральном округе. В Ростовской области проживало 62,5 % казаков России. Дальше шли Волгоградская область, Краснодарский и Ставропольский края — 14,7, 12,5 и 2,8 % соответственно.

Перепись населения 2010 года[править | править исходный текст]

По данным переписи 2010 года численность казаков в России уменьшилась — 67573 человека.[источник не указан 480 дней]

Казачьи войска и объединения[править | править исходный текст]

Казачьи войска на начало XX века[править | править исходный текст]

На момент переписи населения 1897 года суммарная численность казаков в России составляла 2 928 842 человек (мужчин и женщин), или 2,3 % всего населения без учёта Финляндии.

К началу Первой мировой войны существовало одиннадцать казачьих войск.

Казачьи государства[править | править исходный текст]

Во время распада Российской империи и гражданской войны были провозглашены несколько казачьих государственных образований:

Также гражданская война стала толчком для возрождения казачества на Украине. Так в Украинской Народной Республике было создано «Вольное казачество», украинская армия использовала традиционную казацкую войсковую атрибутику, структуру, систему званий, а позднее, в ходе государственного переворота, был восстановлен и институт гетманства — провозглашена Украинская держава.

Идею возрождения казачества использовали и большевики. Так, после начала конфронтации между Украинской Народной Республикой и Советской Россией, последней было создано «Червонное казачество». Оно фактически стало армией провозглашённой с началом конфронтации украинской автономии в составе Советской России, которую большевики позиционировали как противовес Украинской Народной Республике. Несмотря на то, что автономная Украинская Народная Республика Советов была ликвидирована ещё весной 1918 года — «Червонное казачество» в различных формах просуществовало ещё 20 лет и было упразднено в 1938 году.

А в ходе советизации Дона, Кубани и Терека большевики провозгласили автономные Донскую, Кубанскую и Терскую советские республики, однако все они не получили поддержки основной части казачьего населения и были ликвидированы в ходе антисоветских восстаний и выступлений.

Цвета казачьих войск[править | править исходный текст]

Помимо отличий в форме между различными казачьим войсками существовали и различия в цвете мундиров, шаровар и лампасов с околышами фуражек:

  1. Амурские казаки — тёмно-зелёные мундиры, жёлтые лампасы, погон зелёный, фуражка тёмно-зелёная с тёмно зелёным околышем с тремя жёлтыми выпушками
  2. Астраханские казаки — синие мундиры, желтые лампасы, погон жёлтый, фуражка синяя с жёлтым околышем
  3. Волжские казаки — синие мундиры, красные лампасы, погон красный с красным кантом, фуражка синяя с красным околышем
  4. Донские казаки — синие мундиры, красные лампасы, погон синий с красным кантом, фуражка синяя с красным околышем
  5. Енисейские казаки — мундир чёрного цвета, желтые лампасы, погон жёлтый, фуражка чёрного цвета с жёлтым околышем
  6. Забайкальские казаки — тёмно-зелёные мундиры, жёлтые лампасы, погон жёлтый, фуражка тёмно-зелёная с жёлтым околышем
  7. Кубанские казаки — чёрная или так называемая сиреневая черкеска с газырями, чёрные шаровары с малиновым полулампасом, папаха или кубанка (у пластунов) с малиновым верхом, малиновые погоны и башлык.
  8. Оренбургские казаки — тёмно-зелёные мундиры (чекмень), шаровары серо-синие, светло-синие лампасы, погон светло-синий, тулья фуражки тёмно-зелёная со светло-синим кантом и околышем
  9. Семиреченские казаки
  10. Сибирские казаки — мундир защитного цвета, алые лампасы, погон алый, фуражка защитного цвета с алым околышем
  11. Терские казаки — чёрный мундир, светло-синий кант, погон светло-синий, фуражка чёрная со светло-синим околышем
  12. Уральские казаки — синие мундиры, малиновые лампасы, погон малиновый, фуражка синяя с малиновым околышем
  13. Уссурийские казаки — тёмно-зелёные мундиры, жёлтые лампасы, погон жёлтый с зелёным кантом, фуражка тёмно-зелёная с жёлтым околышем

Казачество в филателии[править | править исходный текст]

Почтовые марки России[править | править исходный текст]

Почтовые марки Украины[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Казаки
Имя Мундир
черкеска (ч)
Лампас Фуражка
папаха (п)
Околыш
верх (в)
Погон
Амурские казаки Зелёный Жёлтый Зелёный Жёлтый Зелёный
Забайкальские казаки Зелёный Жёлтый Зелёный Жёлтый Зелёный
Уссурийские казаки Зелёный Жёлтый Зелёный Жёлтый Зелёный
Астраханские казаки Синий Жёлтый Синий Жёлтый Жёлтый
Донские казаки Синий Красный Синий Красный Синий
Волжские казаки Синий Красный Синий Красный Красный
Уральские казаки Синий Малиновый Синий Малиновый Малиновый
Оренбургские казаки Зелёный Синий Зелёный Синий Синий
Сибирские казаки Зелёный Красный Зелёный Красный Красный
Енисейские казаки Чёрный (ч) Жёлтый Чёрный (ч) Жёлтый Жёлтый
Кубанские казаки Чёрный (ч) Красный Чёрный (п) Красный (в) Красный
Терские казаки Чёрный (ч) Синий Чёрный (п) Синий Синий
Семиреченские казаки Синий Малиновый Синий Малиновый Малиновый
commons: Казаки на Викискладе?

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Базанов С. Н. Судьба первого георгиевского кавалера Первой мировой // «Военно-исторический журнал», 2002. — № 2. — С. 79.
  2. 1 2 3 4 Казак // Фасмер М. Р. Этимологический словарь русского языка. — 1-е изд. — М.: Прогресс, 1964−1973.
  3. Казаки // Кузнецов С. А. Большой толковый словарь русского языка. — СПб.: Норинт, 1998.
  4. 1 2 Казаки, казачество, казачьи войска // Военная энциклопедия / Под ред. В. Ф. Новицкого и др.. — СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911—1915. — Т. 11. — С. 273−278.
  5. 1 2 3 4 Соловьёв С. М., Т. V., Гл. 3(8).
  6. Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей. — Алматы: Санат, 1996. — Гл. 3.
  7. 1 2 Вернадский Г. В., 1953, Гл. ІV. Распад Золотой Орды и возрождение Руси — §5.Золотая Орда, Литва и Московия, 1419-39 гг. — Ч. I.
  8. Атакування Січі 1775 // Українське козацтво. Мала енциклопедія. — К.: Генеза, 2002. — С. 23.
  9. Ауский С. Казаки. — СПб.: Нева, 2001. — С. 46−47.
  10. Казак // Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. — СПб.-М.: М. О. Вольф, 1905. — Т. II. — С. 176−177.
  11. Доктор филологических наук А. Суперанская Из истории фамилий // Наука и жизнь — 2008. — № 7.
  12.  (татар.) Ахметьянов Р. Г. Краткий историко-этимологический словарь татарского языка (на татарском языке) = Татар теленен кыскача тарихи-этимологик сyзлеге. — Справочное издание. — Казань: Татарское книжное издательство, 2001. — С. 86. — 272 с. — 3500 экз.
  13. Ахметьянов Р. Г. Общая лексика материальной культуры народов Среднего Поволжья. — М.: Наука, 1988. — С. 164-166. — 220 с.
  14. Этимологический словарь русского языка / Под руководством и редакцией Н. М. Шанского. — М.: Изд-во Московского университета, 1982. — Т. 3. — Вып. 8.
  15. Впоследствии называемых казахами — название, которое восходит и связано с тюркским значением «свободный независимый кочевник» — см.: Аяган Буркитбай, д.и.н. Имя народа: происхождение термина «Казах» // Сайт Информационного агентства «Zakon.kz» (www.zakon.kz) (Проверено 1 февраля 2014)
  16. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс, 1986. — Т. II. — С. 158.
  17. Codex Cumanicus // Bibliothecae ad templum divi marci Venetiarum. — Budapestini: Editio scient. Academiae Hung., 1880. — P. 118.
  18. Finko A. Ukraine, the Turkic World, and Central Asia // Central Asia and the Caucasus. — 2009. — № 2 (56). — P. 103.
  19. Антонин, арх<иепископ>. Заметки XII—XV веков, относящиеся к Крымскому городу Сугдее (Судаку), приписанные на греческом Синаксаре // Записки Одесского общества истории и древностей. — Одесса: Городская типография, 1863. — Т. 5. — С. 613.
  20. Псковская летопись / Издание М. Погодина. — М.: Университетская типография, 1837. — С. 41.
  21. Псковские летописи, 1955, — С. 112.
  22. Псковские летописи, 1955, — С. 32.
  23. Колосова И. О. Юрий // Псковский биографический словарь. — Псков: Псковский государственный педагогический институт, 2002. — С. 516.
  24. Лаптева Е. В., Рожкова Л. П. К вопросу об истории российского казачества // Вестник Финансового университета: Гуманитарные науки. — 2011. — № 4. — С. 61.
  25. Абд-Ар-Раззак Самарканди «Места восхода двух счастливых звёзд и места слияния двух морей» // Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды / Собр. и перев. Тизенгаузен В. Г.; обраб. Ромаскевич А. А., Волин С. Л. — М.−Л.: Академия наук СССР, 1941. — Т. II. — С. 199.
  26. ПСРЛ, Никоновская летопись — Т. 12. — С. 62.
  27. ПСРЛ, Ермолинская летопись — Т. 23. — С. 151.
  28. Соловьёв С. М., Т. IV., Гл. 3.
  29. Станиславский А., 1990, Введение.
  30. Подборка цитат, касающихся казаков, из работ Л. Н. Гумилева. // Сайт «Казачья сеть» (cossackweb.narod.ru) (Проверено 18 февраля 2013)
  31. Сухоруков В. Д. Историческое описание Земли Войска Донского — Ростов-на-Дону, 2001. — С. 44−45.
  32. Долгополов С. А. Донское казачество — Сайт Раздорского этнографического музея-заповедника (www.razdory-museum.ru) (Проверено 18 февраля 2013)
  33. Гумилёв Л. Н., 1989
  34. Карпов С. Причерноморье. Перекресток цивилизаций — 2-я лекция в программе «ACADEMIA» на телеканале «Культура» от 18.05.2010.
  35. Савельев Е. П., 1918, Глава V. Бродники. Епархия Сарская и Подонская.
  36. Донская икона пресвятой Богородицы // © Сайт «Православный календарь» {days.pravoslavie.ru) (Проверено 18 февраля 2013)
  37. Татищев В. Н .Собрание сочинений. В 8 т. — М.−Л.: Наука, 1962−1979. (переиздание: М.: Ладомир, 1994.)— Т. II.— С. 240.
  38. Орлов А. М. Нижегородские татары: этнические корни и исторические судьбы. — Ниж. Новгород, 2001. — 240 с. — Гл. 6. Татары-мишари в Арзамасском крае [1]; [2].
  39. Карамзин Н. М., Том 5.
  40. 1 2 Литвин В. История Украины. — К., 2006.[неавторитетный источник?]
  41. Украина в составе Польши в XVI в. Развитие украинского казачества // Украина // Сайт «Всемирная история» (world-history.ru) (Проверено 18 февраля 2013)
  42. ГЕНЕТИЧЕСКИЕ СЛЕДЫ ИСТОРИЧЕСКИХ И ДОИСТОРИЧЕСКИХ МИГРАЦИЙ: КОНТИНЕНТЫ, РЕГИОНЫ, НАРОДЫ
  43. Вернадский Г. В., 1953, Гл. ІI. Монгольская империя — § 6. Великая Яса — Ч. III. Правительство, армия и администрация.
  44. 1 2 Савельев Е. П., 1918, Гл. VIІ. Казаки Азовские, Белгородские и Новгородские повольники.
  45. 1 2 Савельев Е. П., 1915, Ч. II. — Гл. ІV.
  46. 1 2 3 Савельев Е. П., 2007
  47. Кожинов В. История Руси и русского Слова — 1996; М.: «Алгоритм», 1999., 480 с.; М.: Эксмо, Алгоритм, 2011. 560 с., ISBN 978-5-699-51170-9; — Гл. 4 — Специальный экскурс: русская былина (старина)
  48. Яворницький Д. І., 1991. — Т. 3, Гл. 15. — C. 328. (з посиланням на арзів МЗС, малоросійські справи, 1710 р. № 3.)  (укр.)
  49. Скорее всего, Янушем Радзивиллом, во время Битвы под Лоевом.
  50. Клейноди України (з історії державної і національної символіки). Комплект з 33-х кольорових листівок. — К., 1991.  (укр.)
  51. Решение Земского собора о воссоединении Украины с Россией 1 октября 1653 г. // Электронная библиотека МГУ им. М. В. Ломоносова — Выверено по изданию: Российское законодательство X—XX вв.: в 9 т. — М.: Юридическая литература, 1985. — Т. 3. Акты Земских соборов — С. 450.
  52. Соловьёв С. М., Т. XIV. — Кн. VII. — Гл. 3. — С. 597−598.
  53. Facts about Cossack: habitation of Don River basin, as discussed in Don River (river, Russia): History and economy: — Britannica Online Encyclopedia
  54. История России: учеб. / А. С. Орлов и авторский коллектив. — 2008. — ISBN 978-5-482-01692-3.
  55. 1 2 3 4 Свердлов Я. М. Циркулярное письмо ЦК РКП(б) от 24.01.1919 — ЦГАСА. — Ф. 60/100. — Ед. хр. 10 °C. — Л. 151−153. — упомин. и цит. по Арутюнов А. А. Досье Ленина без решуши. Документы. Факты. Свидетельства — М.: «Вече», 1999. — 656 с. — ISBN 5-7838-0530-0, аттрибуция — там же: Примечание 808.
  56. Свердлов Я. М. «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах» от 23.01.1919 — упомин. и цит. по Арутюнов А. А., см. выше.
  57. 1 2 Директива Реввоенсовета 8 й армии № 1522 от 17.03.1919. — цит. по Иванов С. Трагедия казачества // Газета «Спецназ России», август 2007. — № 8 (131).
  58. Указ Президента Российской Федерации от 15 июня 1992 г № 632 «О мерах по реализации Закона Российской Федерации „О реабилитации репрессированных народов“ в отношении казачества»
  59. Постановления ЦИК СССР от 20 апреля 1936 г. «О снятии с казачества ограничений по службе в РККА»
  60. 1 2 3 4 5 Масловский В. П. Казаки в Великой Отечественной войне(недоступная ссылка — история). // Сайт «Казачий Стан» (4 октября 2001). Проверено 18 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 21 февраля 2005.
  61. 1 2 Недорубов Константин Иосифович // Сайт «Герои страны» (www.warheroes.ru) (Проверено 10 апреля 2012)
  62. 1 2 3 Крикунов П. К. Казаки. Между Гитлером и Сталиным. — 1-е. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 608 с. — ISBN 5-699-09841-0
  63. Андреева Екатерина. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение = Vlasov and the Russian Liberation Movement. — 1-е. — Cambridge: Cambridge University Press, 1987. — 370 p. — ISBN 1-870128710
  64. Лавренов С. Я., Попов И. М. Крах Третьего рейха. — М.: OOO «Фирма „Издательство ACT“», 2000. — 608 с. — ISBN 5-237-05065-4.
  65. Дробязко С., Каращук А. Восточные легионы и казачьи части в вермахте. — М.: АСТ, 2000. — 46 с. — ISBN 5-237-03026-2. — Гл. 1-я казачья кавалерийская дивизия.
  66. Александров К. М. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А. А. Власова 1944−1945. — СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2001. — 360 с. — (Программа «Российские архивы»). — ISBN 5-86789-045-7; ISBN 5-86789-096-1.

Литература[править | править исходный текст]

Научная и справочная[править | править исходный текст]

Художественная[править | править исходный текст]

    • Поэзия
  • А. Туроверов — «Конь боевой с походным вьюком».
  • Н. Н. Туроверов — сборник «Стихи».
  • А. В. Софронов — стихотворения «Медвежье ухо», «Седло», «Казачья слава», «Казаки за бугром».

Публицистика[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]