Каляев, Иван Платонович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Иван Каляев. Фотография сделана сразу после теракта. Вся поддёвка моя была истыкана кусками дерева, висели клочья, и она вся обгорела. С лица обильно лилась кровь, и я понял, что мне не уйти, хотя было несколько долгих мгновений, когда никого не было вокруг.

Ива́н Плато́нович Каля́ев (24 июня (6 июля) 1877(18770706), Варшава — 10 (23) мая 1905, Шлиссельбургская крепость) — российский революционер, террорист, эсер, поэт.

Биография[править | править вики-текст]

Родился в Варшаве в многодетной семье отставного полицейского (околоточного надзирателя) Платона Каляева и Софии Каляевой (урожденной Пиотровской), польки, дочери разорившегося шляхтича. Детство Ивана прошло в предместье Варшавы. В десять лет он поступил в варшавскую Первую Образцовую Апухтинскую гимназию, в аттестате зрелости поровну троек и четверок, а единственная пятерка — по предмету «Закон Божий».[1] В гимназии Каляев подружился с учившимся там же Борисом Савинковым, ставшим впоследствии руководителем Боевой организации партии эсеров.[2]

В 1897—1899 годах студент Императорских Московского и Петербургского университетов.

С 1898 года член Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». За участие в 1899 в организационном комитете студенческой забастовки был выслан в Екатеринослав, где также состоит в местной социал-демократической организации. Его членство в социал-демократических организациях было формальным: нет никаких указаний на его активную деятельность ни в Петербурге, ни в Екатеринославе. Пытаясь восстановиться в университете, неоднократно обращался к местным и центральным властям, однако все его прошения были отклонены. После отбытия ссылки ему также не позволили восстановиться в университете. 02.02.1902 г. из Варшавы поехал учиться за границу во Львов, находившийся в то время на территории Австро-Венгрии, но 2.08. того же года был задержан на германо-австрийской границе с грузом нелегальных русских изданий.[3] Был неофициальным путём выдан российским властям и, несмотря на заключение министерства юстиции Российской Империи об отсутствии в действиях И. П. Каляева состава преступления[4], после 2-месячного заключения в Варшаве выслан в Ярославль, работал в газете «Северный Край»[5], где печатались Н. А. Бердяев, Б. В. Савинков, А.Ремизов, П. Е. Щеголев, А.В. Луначарский и другие, которые отбывали ссылку в Вологде, а последний в Тотьме[6] переписывался с поэтом В. Я. Брюсовым[7]

Осенью 1903 года был выявлен полицией во Львове, что может указывать на то, что он все еще надеялся на восстановление в университете и продолжение образования. 16.12.1903 выехал в Женеву, где вступил в Боевую организацию эсеров. Летом 1904 года в Петербурге участвовал в покушении на министра внутренних дел В. К. Плеве.[8]

Осенью 1904 года было решено организовать покушение на Великого князя Сергея Александровича, дядю императора Николая II, бывшего московского генерал-губернатора и командующего Московским военным округом[9]Великий князь считался главой дворцовой закулисы и серым кардиналом империи[10], и был одним из тех, кто настоял на вооруженном разгоне шествия 9 января 1905 года в Петербурге.

2 февраля 1905 Каляев не бросил бомбу в карету, потому что увидел, что рядом с Великим князем сидят его жена и малолетние племянники.Знаменитая фраза Каляева о том, что в случае решения организации он бросит бомбу в карету, не считаясь с тем, кто в ней будет находиться, была продиктована необходимостью отдать должное партийной дисциплине; И.П. Каляев хорошо понимал, что решение убить всю великокняжескую семью организацией принято никогда не будет. 4 февраля 1905 в Москве, на территории Кремля, он бомбой убил Великого князя Сергея Александровича и был задержан полицией.[11]

Эсеры использовали убийство великого князя для развертывания широкой агитационной кампании.[12]. В свою очередь, Департамент Полиции организовал кампанию по дискредитации эсеровской партии и идеализации великого князя Сергея Александровича и великой княгини Елизаветы Федоровны.В рамках этой кампании 7 февраля 1905 года директор Департамента Полиции А.А. Лопухин по инициативе вдовы великого князя Сергея Александровича великой княгини Елизаветы Федоровны организовал ее встречу с И. П. Каляевым. Содержание разговора Лопухину стало известно в тот же вечер, и искаженное и тенденциозное описание визита великой княгини было через Российское телеграфное агентство передано в газеты. Великая княгиня также распространяла слухи о своем посещении тюрьмы.[13] .

И. П. Каляев так оценивал это посещение: «Правительство решило не только убить меня, но и скомпрометировать… показать, что революционер, отнявший жизнь у другого человека, сам боится смерти и готов… [любой ценой] купить себе дарование жизни и смягчение наказания. Именно с этой целью Департамент Полиции подослал ко мне вдову убитого»[14]

Следствие было практически безрезультатным: выявить сообщников И.П.Каляева не удалось; более того, его личность была установлена лишь полтора месяца спустя после задержания.[15]

На суде в Москве, в особом присутствии Правительствующего Сената адвокатами у Каляева были В. А. Жданов и M. Л. Мандельштам[16]. 5 апреля 1905 года Каляев произнёс речь.

« Я — не подсудимый перед вами, я — ваш пленник. Мы — две воюющие стороны. Вы — представители императорского правительства, наемные слуги капитала и насилия. Я — один из народных мстителей, социалист и революционер. Нас разделяют горы трупов, сотни тысяч разбитых человеческих существований и целое море крови и слёз, разлившееся по всей стране потоками ужаса и возмущения. Вы объявили войну народу, мы приняли вызов![17] »
« Суд, который меня судит, не может считаться действительным, ибо судьи являются представителями того правительства, против которого борется партия социалистов-революционеров. »

Каляев, чтобы иметь возможность еще раз защищать дело своей партии, подавал кассационную жалобу, протест этот был отклонён Сенатом. Департамент полиции продолжал кампанию по дискредитации И.П. Каляева и направил в зал заседаний подсадную публику. [18]

Император Николай II, узнав, что кассационная жалоба отклонена, дал секретное указание директору Департамента Полиции С. Г. Коваленскому добиться у Каляева прошения о помиловании. Тот командировал в Шлиссельбургскую крепость главного военного прокурора А.Федорова, с которым Каляев был знаком по Московскому университету, но А. Федоров не смог убедить Каляева обратиться с прошением о помиловании[19].

Тюремный священник Флоринский рассказывал:[20]

Я никогда не видел человека, шедшего на смерть с таким спокойствием и смирением истинного христианина. Когда я ему сказал, что через два часа он будет казнен, он мне совершенно спокойно ответил: „Я вполне готов к смерти; я не нуждаюсь в ваших таинствах и молитвах. Я верю в существование Святого Духа, Он всегда со мной, и я умру сопровождаемый Им. Но если вы порядочный человек и если у вас есть сострадание ко мне, давайте просто поговорим как друзья“. И он обнял меня!

Влияние личности Каляева на современную культуру[править | править вики-текст]

Личность Каляева и обстоятельства убийства легли в основу повести «Конь бледный», написанной одним из организаторов убийства — Б. В. Савинковым. К этому сюжету обращались также такие писатели, как Л.Н. Андреев («Губернатор»), М.П. Арцыбашев («Так слагается жизнь»), А.А. Блок («Возмездие»), Зинаида Гиппиус («Был и такой»), Максим Горький («Жизнь Клима Самгина»), Александр Грин («Марат»), философ А. Камю («Праведники»), А. Куприн («Мой паспорт»), М.М. Пришвин («Дом имени Каляева»), А.М. Ремизов («Иван Купал» и «Трагедия об Иуде»), Б.Л. Пастернак («1905 год»), Юлиан Семёнов («Горение. Роман-хроника о Ф.Э. Дзержинском»), Ю. Нагибин («Безлюбый»), Б. Васильев («Утоли моя печали»).

Личностью И.П. Каляева очень интересовался Л.Н.Толстой, который обсуждал со своими гостями публикации о его казни и советовал художнику И.Е.Репину написать картину на тему встречи великой княгини и Каляева в тюрьме.[21]

В 1924 году художником Н.И. Струнниковым была написана картина "Покушение И.П.Каляева на великого князя Сергея Александровича 4(17) февраля 1905 г." В 1926 году картина «И.П. Каляев бросает бомбу в карету великого князя Сергея Александровича в Москве в 1905 году» была написана учеником И.Е. РепинаВ.С. Сварогом[22]. В том же году Б. Л. Пастернак долго колебался и не мог решить, кому посвятить свою поэму о 1905 годе — Ивану Каляеву или лейтенанту Шмидту — и несмотря на критику М. Цветаевой и В. Маяковского, Пастернак все же выбрал Шмидта, так как ему не импонировала решимость Каляева и его убеждённость в собственной правоте.[23]

Одним из памятников, поставленных по т. н. Ленинскому плану монументальной пропаганды, был памятник И. П. Каляеву.[24]

Именем И. П. Каляева были названы улицы в нескольких городах бывшего СССР (см. Улица Каляева). В постсоветское время часть этих названий были изменены.

В 2012 году любительский фильм "Иван Каляев" снял польский музыкант и поэт Владислав Дворжак.[25]

Киновоплощения[править | править вики-текст]

Поэзия[править | править вики-текст]

С поэтическим наследием И.П. Каляева был хорошо знаком Александр Блок: некоторые исследователи его творчества считают, что поэма Блока «Возмездие» написана под впечатлением стихотворений Каляева, как бы продолжает их.[28] Часть стихотворений И.П. Каляева опубликована его товарищами по партии[5]

Несколько стихотворений Каляева:

«

О, если б голос мой мог пробуждать сердца!
Я б всех сзывал на бой немолчным сердца криком
Волшебным блеском слов я б увлекал бойца
И был бы громом дел мой клич в бою великом
Огнем мятежных чувств спалил бы я всю ложь
Рассеял бы всю муть бессилья, лицемерья
Заветом властных душ смутил бы робких дрожь
И светом бодрых душ спугнул бы мрак безверья
Но в самой предрассветной мгле бессилен словом я
И самый мой призыв звучит, как стон, несмело
Вот почему средь бурь зовет душа моя
Товарища-бойца величьем грозным дела…

»
«


Моя душа пылает страстью бурной
И грудь полна отвагой боевой
Ах! Видеть лишь свободы блеск пурпурный
Рассеять мрак насилья вековой
И маску лжи сорвав с лица злодея
Вдруг обнажил его смертельный страх
И бросил всем тиранам,не робея,
Стальной руки неотвратимый взмах…
Довольно слез! Пусть грянет гром победный!
Народ зовет: преступно, стыдно ждать
Рази ж врага, мой честный меч наследный
Я твой, весь твой, о родина, о мать…

»
«


Миг один - и жизнь уходит
Точно скорбный скучный сон
Тает, тенью дальней бродит
Как вечерний тихий звон

Только сбросил с глаз повязки
Первых юношеских лет
Миг -и нет волшебной сказки
Облеченной в яркий цвет

Лишь за гранью сновиденья
Воскресает все на миг
Жизни прожитой мученья
И мечты далекой лик

Мы, ограбленные с детства,
Жизни пасынки слепой
Что досталось нам в наследство?
Месть и скорбь, да стыд немой…

Что мы можем дать народу,
кроме умных скучных книг,
 чтоб помочь найти свободу?
-Только жизни нашей миг…

»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. ГАРФ ф.5831оп.1д.557л.2
  2. Спиридович А. Записки жандарма. М.: Худож. лит.; Фонд творч. инициатив, 1991. — с.180.
  3. О выяснении связей И. П. Каляева.
  4. ГАРФ ф.102 оп.99 д.1406 л.68
  5. Каляев Иван Платонович. ГАРФ, ф.1742, инв.№49949, ед.хр.14500
  6. Вологда. Историко — краеведческий альманах. Вып.1. Вологда, 1994, с.215,220
  7. Перепеченко В. Как у вас в Вологде? Неизвестное письмо В. Я. Брюсова к И. П. Каляеву. Красный Север № 276(21460). 25 декабря 1988 г., с.4
  8. Ивановская П.С. В боевой организации. Отрывок из воспоминаний
  9. . Незадолго до 4.02.1905 г. великий князь формально подал в отставку, но московское охранное отделение продолжало представлять ему доклады о положении в Москве вплоть до дня его гибели.
  10. Колосов А. Смерть Плеве и великого князя Сергея Александровича. Berlin 1905.с.22
  11. Протокол допроса свидетеля Г.У.Розенко
  12. [1], Листовка Московского комитета ПСР от 8 февраля 1905 года,[2], Листовка Московского комитета ПСР от 1 апреля 1905 года, [3], Листовка Центрального комитета ПСР, [4], Листовка Смоленского комитета ПСР
  13. «По поручению Эллы ее сестра Виктория сказала мне, что Элла ездила к убийце Сергея; она долго говорила с несчастным и дала ему образок.» Дневник великого князя Константина Константиновича Романова. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 660. Оп. 1. Д. 56. Л.41-51
  14. Беренштам В. В. «В боях политических защит», М, Л. «Книга», 1925 с. 90
  15. Письмо начальника Варшавского охранного отделения следователю К.М. Головне от 28 марта 1905 года об опознании И.П.Каляева
  16. Адвоката Н. В. Тесленко в процесс не допустил председательствующий П. А. Дейер, а кассационную жалобу в Сенате поддерживали адвокаты М. Л. Мандельштам и В. В. Беренштам
  17. Борис Савинков «Воспоминания террориста»
  18. Кармина – Читау. О Каляеве. // Голос минувшего на чужой стороне. №3 (16).Париж, 1926. с. 196
  19. Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. — М.: Междунар. отношения, 1991.С.119-121
  20. Федоров А. Казнь террориста Ивана Каляева. Русская академическая группа в США. Записки. — Т. 19. Нью-Йорк, 1986. — С.205.
  21. Маковицкий Д. П. [Дневник] 1908// Маковицкий Д. П. У Толстого, 1904—1910: «Яснополянские записки»: В 5 кн. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1979—1981. — (Лит. наследство; Т. 90).Кн. 3: 1908—1909 (январь — июнь). — 1979. — С. 7—291. (С.50).
  22. Картина «И.П. Каляев бросает бомбу в карету великого князя Сергея Александровича в Москве в 1905 году»
  23. Р. М. Рильке. Б. Пастернак. М. Цветаева. Письма 1926 года. Москва. 1990. С. 159
  24. И. А. Попов. О чем молчит Никольская башня? Альманах «На память будущему» Издательский дом Тончу. 2011 г., с.192
  25. Иван Каляев - YouTube
  26. Отрывок из хф о Дзержинском - YouTube
  27. Отрывок из к\ф "Исчадие ада" - YouTube
  28. Петрова М.Г. Блок и народническая демократия // Литературное наследство. Т.92 Кн.4. С.88

Литература[править | править вики-текст]