Каузатив

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Каузати́в (от лат. causa, «причина», англ. causative «причинный») — тип повышающей актантной деривации, при котором происходит добавление к исходной ситуации участника с ролью агенса (и/или причины). Новый агенс при каузативном глаголе (кауза́тор) занимает позицию подлежащего, прежнее подлежащее понижает свой синтаксический ранг[1].

Каузативная конструкция предполагает наличие (как минимум) двух ситуаций и обозначает такое отношение между двумя ситуациями A и B, при котором ситуация A приводит к осуществлению ситуации B в реальном или возможных мирах[2]. Говорят также, что новый участник с ролью агенса каузи́рует осуществление ситуации В.

Каузативность относится к универсальным понятийным категориям[1]. В том или ином виде она присутствует в каждом языке, отличаются лишь способы её выражения. Морфологический каузатив, образующийся с помощью специализированных морфем, встречается в языках большинства известных языков семей, хотя существуют языковые ареалы (в частности, славянский), где он почти не обнаруживается[3]. В некоторых языках, где каузатив отстутствует в настоящее время, его следы обнаруживаются в ходе этимологического анализа. Во многих языках, утративших словообразовательный каузатив, возникли реглярные синтаксические каузативные конструкции[4].

Средства выражения каузатива[править | править исходный текст]

Морфологические каузативы[править | править исходный текст]

В некоторых языках существуют специальные аффиксы, с помощью которых от некаузативных глаголов образуются морфологически производные каузативы. Морфологический каузатив образован регулярным и продуктивным способом[5].

Один из наиболее известных в литературе примеров морфологического каузатива даёт турецкий язык[6]. В турецком языке есть суффиксы -t и -dür, которые могут присоединяться практически к любому глаголу и образовывать его каузативный коррелят.

(Примечание: Здесь и далее каузативный показатель обозначен сокращением CAUS.)

Ali Hasan-i öl-dür-dü
Али:NOM Гасан-ACC умирать-CAUS-PAST
Али убил Гасана.
Dışçı Hasan-a mektub-u müdür tarafından göster-t-ti
Стоматолог Гасан-DAT письмо-ACC директор посредством показывать-CAUS-PST
Стоматолог заставил (каузировал) директора показать письмо Гасану[7].

В финском языке представлена продуктивная морфологическая каузативизация, выражающаяся морфемой, имеющей большое количество алломорфов.

Opettaja laulattaa oppilasta
Учитель петь.CAUS.3SG ученик.PART
Учитель заставил (каузировал) ученика петь.
Minä rakennatat-i-n talo-n työnjohtaja-lla
Я строить.CAUS.CAUS-PST-1SG дом-DO менеджер-ADES
Я заставил менеджера каузировать кого-либо построить дом[8].

В венгерском языке каузатив образуется с помощью ряда суффиксов (-tat/-tet, -at/-et, -aszt/-eszt и другие)[9].

A mama el-al-tat-ja a kis-fi-át
Мама:NOM PFV-спать-CAUS-OBJ ребёнок.3Sg-ACC
Мама уложила спать своего ребёнка[10].

Аналитические каузативы[править | править исходный текст]

Помимо морфологических каузативов, в языке встречаются и синтаксически производные каузативы, где смысл каузации выражается вспомогательным словом (чаще, глаголом). К аналитическим, или синтаксическим, каузативам относится английское make + INF, немецкое lassen + INF, французское faire + INF и др.

  • Английский язык:
He works for me.
Он работает на меня.
I make him work for me.
Я заставляю (каузирую) его работать на меня.
  • Французский язык:
Jean écrira un lettre au directeur.
Жан напишет письмо директору.
Je ferai écrire une lettre au directeur par Jean.
Я заставлю Жана написать письмо директору[11].

Причинные конструкции, не образующие единое целое, такие, как англ. cause to + INF, нем. wingen zu + INF, русск. заставлять + INF, большинство лингвистов не относит к синтаксическим каузативам. Они создают семантическую структуру, обозначающую два независимых события, и в этом отношении напоминают полипредикативные конструкции.

Морфологические каузативы и аналитические каузативы образуют в совокупности класс грамматических каузативов, противопоставляемых лексическим каузативам[12].

Лексические каузативы[править | править исходный текст]

Многие непроизводные переходные глаголы содержат компонент каузировать в своём означаемом. Подобные каузативы называют лексическими. В таких случаях язык использует отдельную лексическую единицу для обозначения каузативности. Лексический каузатив образован непродуктивным способом и чаще всего выражает непосредственную каузацию, в отличие от грамматического каузатива, обычно обозначающего каузацию опосредованную. Он предполагает единство времени и места для акта каузации и каузируемой ситуации[13].

Кроме того, лексическими каузативами считаются также те морфологически производные глаголы, которые образованы с помощью непродуктивных и нерегулярных морфологических средств, и значение которых подверглось фразеологизации[12].

В русском языке к лексическим каузативам относятся такие глаголы, как резать {X определённым способом каузирует, что Y становится разделённым на части}, убивать {X каузирует, что Y умирает}, класть {X каузирует, что Y лежит}, открывать {X каузирует, что Y открывается} и другие[12].

Примеры лексических каузативов в английском языке:

riseraise (подниматься — поднимать что-то)
eatfeed (есть — кормить)
lielay (лежать — класть)

Примеры лексических (непродуктивных) каузативов в японском:

магару повернуть → магэру сгибать
коварэру быть сломанным → ковасу сломать

Встречаются глагольные лексемы, у которых каузативное и некаузативное значение выражаются одной и той же формой. Их называют лабильными глаголами. Так, английские глаголы open (открывать/открываться) и move (двигать/двигаться) могут использоваться и как переходные, и как непереходные[14].

Семантика каузативных глаголов[править | править исходный текст]

Семантические типы каузативов[править | править исходный текст]

Дистантная и контактная каузация[править | править исходный текст]

Контактная каузация подразумевает прямую связь каузирующего и каузируемого субъектов. Каузатор совершает с каузируемым физические действия, приводящие к осуществлению каузируемой ситуации. При дистантной каузации имеет место опосредованная связь между каузирующим субъектом и каузируемым состоянием, при которой актуализируется большая или меньшая самостоятельность каузируемого субъекта в принятии им (или непринятии) состояния[15]. Пространственно-временные параметры каузирующего и каузируемого событий могут отличаться. При контактной каузации они частично или полностью совпадают.

Мансийский:

ūnt(u) (сесть) — ūnt-t(u) (усаживать) — iint-t-u-pt(a)- (попросить сесть)[16]

Коми-зырянский:

puk (сесть) — puk-t- (укладывать) — puk-öd (каузировать сесть)[16]

Руанда:

shyúuh- (греться) — shyúuhy (конт. каузатив) — shyúuhiish- (дист. каузатив)
ambuk- (греться) — ambuts- (конт. каузатив) — ambukiish- (дист. каузатив)[17]

Фактитивная и пермиссивная каузация[править | править исходный текст]

При фактитивной каузации первоисточником или единственным источником изменений является каузирующий субъект: я велел ему прийти, я позвал его, я закрыл дверь. При пермиссивной каузации первоисточником этих изменений является каузируемый субъект, и роль каузирующего субъекта сводится к допущению этих изменений или препятствованию им: я разрешил ему прийти, я не впустил его, он не дал двери закрыться[15].

За этими двумя основными значениями скрывается широкий диапазон частных видов каузации — от физического приведения каузатором каузируемого субъекта в определённое состояние до неприпятствования действию по неведению, невниманию, халатности или неспособности воспрепятствовать[18].

Несколько отдельно от фактитивного и пермиссивного значений, но ближе к последнему, стоит значение "ассистивности" (или помощи), присущее, например, каузативным аффиксам в зулу и грузинском[19].

Также выделяют такие каузативные показатели со значением опосредованной каузации, как "рогатив" (просьба), "декларатив" и другие.

Двойной каузатив[править | править исходный текст]

В самых разных языках допустима вторичная каузативная деривация — каузация каузации, когда каузативные глаголы образуются путём прибавления каузативной морфемы к каузативным же глаголам[2].

Русский:

Папа велел маме заставить Васю сделать уроки[2].

Тараска:

Valeria urhu-ra-tara-s-ti tsiri-ni Eratzini-ni Yuyani-ni.
Валерия:NOM молоть-CAUS-CAUS-PRF-IND.3 зерно-OBJ Эратзин-OBJ Уяни-OBJ
Валерия велела Эратзину заставить Уяни молоть зерно[2].

В языках встречаются различные комбинации первого и второго каузативного аффикса: вторичное присоединение того же аффикса полностью; присоединение нового аффикса; присоединение только тех элементов второго афикса, которые не совпадают с первым аффиксом[20].

Декаузатив[править | править исходный текст]

Обратным к каузативизации является процесс декаузативизации: ситуация, которая исходно представлялась как агентивная, преобразуется в некаузированную ситуацию, которая не имеет внешнего агенса и происходит как бы «сама по себе»[21].

В отличие от морфологического каузатива, в индоевропейских языках морфологический декаузатив представлен очень широко[21].

Во французском языке, например, имеется аналитический декаузатив, показателем которого служит рефлексивная клитика:

briser (разбивать) — se briser (разбиваться)
plier (гнуть) — se plier (гнуться)[22]

В русском языке картина практически сходная, только показателем рефлексива служит суффикс -ся[23]:

Новости обрадовали Петю.
Петя обрадовал-ся.

Декаузативы не обязательно являются морфологическими производными от каузативов (как в русском языке). В языке могут иметься одновременно и каузативный, и декаузативный показатель. (например, в языке догон)[24].

Показатель декаузатива часто совпадает с показателем рефлексива. Причина этого совпадения является семантической (в обоих случаях отсутствует отдельный от основного субъекта агентивный участник).

Формальные отношения в каузативно-декаузативных парах[править | править исходный текст]

Типы формальных отношений в парах каузативного и декаузативного глаголов можно резюмировать следующим образом[2]:

русский: умереть — убить
  • Эквиполентные оппозиции: в каждом из двух случаев используются собственные показатели
хакасский: ügr-en (учиться) — ügr-et (учить)
  • Лабильность: одна лексема имеет и каузативное, и декаузативное значение
русский: лить (я лью воду в кастрюлю — из трубы льёт вода)
  • Маркирован каузатив:
санскрит: jan-ati (рождается) — jan-ay-ati (рождает)
  • Маркирован декаузатив:
русский: разбить — разбить-ся

Каузатив и залог[править | править исходный текст]

Несмотря на то, что залог и каузатив часто имеют одни и те же показатели, нельзя рассматривать каузатив как один из залогов. Существует по крайней мере четыре свойства каузатива, отличающие его от залогов[25]:

  • Залог не меняет денотативного значения исходного глагола. Залоговые преобразования изменяют только прагматическую интерпретацию ситуации. Напротив, именно семантические преобразования исходной структуры являются определяющим признаком актантной деривации.
  • В языках, обладающих и залогом, и каузативом, формы залога не фразеологизуются (или, по крайней мере, совсем редко); каузативы же фразеологизуются гораздо чаще.
  • Различные залоги не могут сочетаться друг с другом в пределах одной словоформы; в ряде языков каузатив может сочетаться с залогами.
  • Залог никогда не выражается в словоформе дважды, тогда как двойные каузативы вполне распространены.

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Аркадьев, П. М., Летучий, А. Б. Транзитивность импликации и естественный язык: парадоксы каузативных конструкций в типологическом освещении // Семинар НПММвЯ, МГУ — Москва, 2009. — заседание № 135. (pdf)
  • Дадуева, А. Е. Общая характеристика каузативных глаголов // Вестник СибГУТИ. — Санкт-Петербург, 1994. — № 2. — P. 76-81.
  • Мельчук, И. А. Курс общей морфологии. Том II. Часть вторая: морфологические значения. — Москва: Языки русской культуры, 1998.
  • Недялков, В. П., Сильницкий, Г. Г. Типология каузативных конструкций // Холодович (ред.) 1969. — Ленинград, 1969а. — P. 5-19.
  • Недялков, В. П., Сильницкий, Г. Г. Типология морфологического и лексического каузативов // Холодович (ред.) 1969. — Ленинград, 1969б. — P. 20-50.
  • Плунгян, В. А. Введение в грамматическую семантику: грамматические значения и грамматические системы языков мира. — Москва: РГГУ, 2011.
  • Плунгян, В. А. Общая морфология: Введение в проблематику. — Москва: Едиториал УРСС, 2003.
  • Теньер, Л. Основы структурного синтаксиса. — Москва: Прогресс, 1988.
  • Тестелец, Я. Г. Введение в общий синтаксис. — Москва: РГГУ, 2001.
  • Холодович, А. А. (ред.) Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. — Ленинград: Наука, 1969.
  • Burgess, S. С. Mapping multiple causatives. — Chicago: Simon fraser university, 1995.
  • Comrie, B. Language Universals and Linguistic Typology. Second edition. — Chicago: The University of Chicago Press, 1989.
  • Kulikov, L. Causatives // Haspelmath, E. König, W. Oesterreicher, W. Raible(eds.), Language Typology and Language Universals. An International Handbook. — Berlin, New York, 2001. — P. 886-898.
  • Shibatani, M. The grammar of causation and interpersonal manipulation. — Typological Studies in Language. — Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 2001.
  • Song, J. J. Causatives and causation: a universal-typological perspective. — Typological Studies in Language. — London: Longman, 1996.