Кацнельсон, Берл

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Берл Кацнельсон
ברל כצנלסון
Berl Katznelson 1934.jpg
Имя при рождении:

Берл-Янкев Кацнельсон

Псевдонимы:

Беери

Дата рождения:

25 января 1887({{padleft:1887|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:25|2|0}})

Место рождения:

Бобруйск, Российская империя

Дата смерти:

12 августа 1944({{padleft:1944|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:12|2|0}}) (57 лет)

Место смерти:

Иерусалим, Палестина

Гражданство:

Российская империя Британский мандат в Палестине

Партия:

МАПАЙ

Основные идеи:

социалистический сионизм

Отец:

Мойше Кацнельсон

Мать:

Тейвл

Супруга:

Лея

Берл Кацнельсон на Викискладе

Берл (Беери) Кацнельсон (ивр. ברל (בארי) כצנלסון‎; 25 января 1887, Бобруйск — 12 августа 1944, Иерусалим) — еврейский политик и журналист, деятель рабочего сионизма, один из лидеров движения МАПАЙ.

Биография[править | править исходный текст]

Берл Кацнельсон родился в Бобруйске в 1887 году в семье торговца и маскила Мойше Кацнельсона и Тейвл, дочери раввина Якова Немеца. Отец, сторонник просвещения и палестинофил, член движения «Ховевей Цион», оказал большое влияние на формирование взглядов Берла, из-за слабого здоровья занимавшегося в основном не в хедере, а дома с частными учителями. Такое образование позволило ему успешно выдержать экзамены по программе русской гимназии.

Потеряв в 12 лет отца, умершего от пневмонии в 37-летнем возрасте, Берл оказался главным кормильцем в семье. Ему удалось стать репетитором в другой еврейской семье. Работая домашним учителем, он продолжал самообразование, увлекаясь как еврейской просветительской литературой, так и трудами русских социалистов-гуманистов — таких, как Герцен и Михайловский. Сформировавшееся в итоге мировоззрение юноши сочетало в себе сионистские и социалистические идеи. Вначале он примкнл к движению «Поалей Цион», а в 1905 году — к движению сионистов-социалистов, принимавшему деятельное участие в революции с целью обеспечения гражданских прав и достойного существования еврейскому рабочему классу в России. Именно по территориальному вопросу Кацнельсон, сторонник еврейского заселения Земли Израиля, быстро разошёлся с этой партией. Позже он сблизился с группой «Возрождение», продвигавшей идею еврейской автономии под управлением собственного «сейма», но и в этом движении разочаровался, поняв, что оно не заинтересовано в идеях сионизма.

Во время своих идеологических поисков Кацнельсон проработал некоторое время учителем в женской школе Бобруйска, а затем, уже решив совершить алию в Землю Израиля, — на различных ремесленных и физических работах в том же Бобруйске и Одессе (таким образом пытаясь бороться с нехваткой у себя трудовых навыков). Средства на дорогу в Палестину он заработал, выполняя заказ народной библиотеки на двуязычный ивритско-русский каталог. Отправку в Палестину задержал тиф, но в 1909 году Кацнельсон всё же добрался до Яффы. Уже в Палестине он женился на Лее Мирон — тоже уроженке Бобруйска, с которой был знаком с 16 лет[1].

В Палестине Кацнельсон, трудившийся в сельском хозяйстве Петах-Тиквы, Эйн-Ганима, Дгании, Бен-Шемена, Каландии и других еврейских поселений, в 1911 году стал членом, а затем и председателем комитета еврейских сельскохозяйственных рабочих Галилеи, а годом позже занял пост секретаря аналогичной организации сельскохозяйственных рабочих Иудеи, в формировании которого участвовал. В 1912 году он начал публиковаться как журналист, выступив со статьёй в журнале «Ха-Поэль ха-Цаир», в которой отстаивал идеи еврейского заселения Палестины и особый характер сионистского социалистического движения в общей массе еврейских рабочих. Он стал одним из организаторов «Трудового легиона», задачей которого была трудовая абсорбция прибывавших в Палестину евреев в сельском хозяйстве, и одним из инициаторов превращения сельскохозяйственного поселения Кинерет в самоуправляемую коммуну — квуцу. Он также принял участие в создании первой в Палестине сети потребительской кооперации, получившей по его предложению название «Машбир» (ивр. המשביר‎ — «Поставщик»).

После вступления британских войск в Палестину в 1917 году Кацнельсон вместе с другими сионистскими активистами развернул кампанию за мобилизацию в Еврейский легион, сам став одним из добровольцев. Во время службы в британской армии в Египте он сошёлся с Давидом Бен-Гурионом, вместе с которым разработал идею объединения еврейских рабочих в партию «Ахдут ха-Авода» на основе палестинской ветви движения «Поалей Цион»[2]. Новая партия была основана в 1919 году. В 1920 году Кацнельсон выступил в поддержку создания объединения еврейских профсоюзов в Палестине — Гистадрута. Он и в дальнейшем оставался сторонником слияния рабочих сионистских движений, в 1930 году став одним из создателей партии МАПАЙ, в которую объединились «Ахдут ха-Авода» и движение «Ха-Поэль ха-Цаир».

Памятник Берлу Кацнельсону в кибуце Гиват-Бренер

В 1920 году Кацнельсон представлял Палестину на Всемирном сионистском конгрессе в Лондоне. Он был депутатом от своей партии во Временном совете евреев Палестины, а позднее в Собрании представителей и Национальном совете ишува. В 1924—25 годах он занимал пост секретаря в исполнительном комитете «Машбира», был одним из основателей «Банк Апоалим», но начиная с середины 20-х годов большую роль в его деятельности занимала не хозяйственная, а идеологическая работа и публицистика. В 1923 году он основал ежемесячник «Ха-Адама», в рамках которого формировал идеологическую линию «Ахдут ха-Авода», возглавлял партийный двухнедельник «Кунтрес», а в 1925 году был избран главным редактором газеты «Давар» — центрального печатного органа Гистадрута. В 1937 году он стал организатором книжного издательства Хистадрута «Ам овед». Он активно сотрудничал с Еврейским университетом в Иерусалиме и инициатором проведения унивеситетских лекций в Тель-Авиве, значительную часть времени посвящая работе с молодёжными отделами Гистадрута и партии МАПАЙ и с еврейской молодёжью в других странах.

До конца жизни Кацнельсон оставался одним из признанных лидеров рабочего сионистского движения и его главным идеологом. В 1944 году, когда он скончался в Иерусалиме после тяжёлой сердечной болезни, Бен-Гурион, считавший его своим другом, встретил известие о его смерти с отчаянием: «Берл, как же без Берла! Берл, как я буду жить без тебя!»[2] Кацнельсон был похоронен в кибуце Кинерет, одним из основателей которого он в своё время стал. В его честь названы кибуц Беэри (по его литературному псевдониму) и академический колледж «Бейт-Берл» в Кфар-Саве, а также ряд улиц и средних учебных заведений.

Идеология[править | править исходный текст]

В идеологических воззрениях Берла Кацнельсона центральное место занимали идеи возвращения евреев в Землю Израиля и самостоятельного труда. Из-за своего последовательного сионизма он разошёлся с рядом еврейских социалистических движений Российской империи и других стран, для которых возвращение в Сион не было краеугольным камнем в идеологии и которые направляли свою деятельность на достижение культурной или политической автономии евреев в странах рассеяния. С другой стороны, сотрудничество с Владимиром Жаботинским оборвалось, когда стало ясно, что ревизионисты во главе с Жаботинским выступают против социалистических принципов, воплощённых в создании Гистадрута. Враждебное отношение к ревизионистам усилилость после убийства Хаима Арлозорова, подозрения в котором пали на сторонников этой идеологии. Впоследствии Кацнельсон выступил против союза с ревизионистами, который готов был заключить Бен-Гурион от имени партии МАПАЙ, и под его влиянием руководство Гистадрута провалило эту инициативу[2].

Даже в рамках социалистического сионизма Кацнельсон, впитавший идеи Йосефа Хаима Бренера и А. Д. Гордона, искал свой собственный путь. Разочаровавшись в идеологии «завоевания труда», господствовавшей в рабочем сионистском движении до Первой мировой войны, но неудачно воплощаемой в жизнь в условиях изобилия дешёвой арабской рабочей силы, он выдвинул собственную доктрину «самостоятельного труда», лёгшую в основу кибуцной идеологии[3]. Он считал себя одним из авторов доктрины «непролетаризации», обычно связываемой с именами Сыркина и Борохова и гласящей, что в условиях рассеяния еврейские трудящиеся не могут пройти путь от люмпен-пролетариата до настоящего рабочего класса[4].

Будучи менее авторитарным по характеру и умеренным по взглядам, чем Бен-Гурион, Кацнельсон в то же время не обладал свойственным тому прагматизмом и рациональностью, и ему не раз приходилось жалеть об излишне жёсткой идеологической позиции, занимаемой в прошлом. Это выразилось как в отвергнутой им идее компромисса с ревизионистами, так и в противостоянии рекомендации комиссии Пиля, в 1937 году предложившей раздел Палестины на арабскую, еврейскую и британскую части. Если для Бен-Гуриона крохотное еврейское государство на территории Палестины было трамплином к возможной дальнейшей экспансии, то Кацнельсон идею раздела Земи Израиля отверг[2]. Позже он сожалел и о разрыве с ревизионистами, и об отказе от раздела Палестины, требуя немедленного создания еврейского государства по окончании войны даже такой ценой[3]. Накануне её начала он, как и Бен-Гурион, видя провал идеи создания еврейского национального очага в Палестине под эгидой британских мандатных властей, выступал за начало подпольной борьбы против британцев, возглавив нелегальную радиостанцию «Коль Исраэль». В это время он вместе с Бен-Гурионом выступал против пробритански настроенного Хаима Вейцмана — главы Всемирной сионистской организации. Однако, когда началось противостояние с нацистской Германией, он выступил за мобилизацию евреев в британскую армию, рассматривая это как в ракурсе подготовки кадров для будущей армии еврейского государства, так и в плане борьбы с Гитлером, который, как он быстро осознал, «готовил кладбище еврейскому народу»[3]. Он также позволил себе критику Бен-Гуриона за то, что тот перед лицом надвигающейся катастрофы продолжает фракционную борьбу с Вейцманом, называя её бегством от реальности[2].

Необычной для современного ему социалистического сионизма была позиция Кацнельсона в вопросах религии. Он выступал за соблюдение субботы и еврейских праздников, за обрезание в кибуцах, за кашрут в столовых Гистадрута и уважительное отношение к еврейской традиции в его учебных заведениях. Он также был последовательным противником диктатуры в социалистическом движении и рассматривал увлечение советским опытом в кибуцах как угрозу сионистской идее[3].

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]