Кенгирское восстание заключённых

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кенгирское восстание заключенных
Kazakhstan-Kengir camp.png
Приблизительное расположение Кенгира в Казахстане
Дата

16 мая26 июня 1954

Место

Степлаг

Итог

Подавление восстания.

Противники
IFRC flag used in Kengir Uprising.png Заключённые[1] Флаг СССР СА и МВД
Командующие
неизвестно неизвестно
Силы сторон
IFRC flag used in Kengir Uprising.png ок. 5200 человек Флаг СССР 1700 человек
Флаг СССР 5 танков Т-34
Потери
Правительственная оценка:

47 человек убито
106 человек ранено
Оценка заключённых:
500—700 человек убито и ранено

Правительственная оценка:

40 человек ранено

Кенги́рское восстание — восстание политических[2] заключённых в 3-м лагерном отделении Степного лагеря в посёлке Кенгир, расположенном в центральной части Казахстана (ныне посёлок находится в черте города Жезказган), 16 мая — 26 июня 1954 года. Это было не самое продолжительное и не самое массовое восстание в советских лагерях, но это одно из самых трагических событий в послесталинской истории ГУЛАГа. В Кенгире восставшие не только бастовали, взяв лагерь под свой контроль и требуя от администрации соблюдения их прав и наказания виновных в незаконных расстрелах, но и смогли воспользоваться свободой. Во время восстания в Кенгире была разнообразна культурная жизнь. Участники событий восстание зовут «сабантуй», что по-татарски означает праздник (буквально — «свадьба плуга»)[3]. Женщины участвовали и в других восстаниях в ГУЛАГе (в частности, в Норильском), но только в Кенгире мужские зоны и женская слились в единое целое, образовав на 40 дней своего рода «республику». В восстании приняли участие около 5,2[4] тысяч заключённых, и 43% из них — женщины.

Третье отделение Степлага состояло из трех лагпунктов: 1-го женского и 2-го и 3-го мужских. Все они были окружены единой огневой зоной, а лагпункты были разделены высокими саманными стенами, а между 1-м женским и 2-м мужским лагпунктами располагался ещё и хозяйственный двор. Причиной восстания послужил расстрел в хозяйственном дворе ночью 18 мая группы заключённых, пытавшихся проникнуть в женский лагпункт. Прекратившим работу заключённым администрация лагеря обещала, что виновные в расстреле будут наказаны, никто из заключённых, посещавших женский лагпункт, не будет этапирован, а впредь общение женской и мужских зон будет разрешено. Работа заключённых была возобновлена, но обещания не были выполнены, и восстание вспыхнуло с новой силой. Восставшие требовали встречи с членом Президиума ЦК КПСС. Переговоры с заместителем министра внутренних дел СССР затянулись. Ранним утром 26 июня лагерь был взят штурмом[5].

Предпосылки[править | править исходный текст]

По воспоминаниям заключённого Николая Гуцуляка[6], после смерти Сталина «многие заключённые надеялись, что новые власти в Москве облегчат тяжёлую лагерную жизнь. Но легче не становилось, и недовольство заключённых в конце концов вылилось в открытый мятеж».

Администрация лагерей реагировала на политические изменения по-разному: иногда шла на либерализацию внутреннего режима, на определенную регламентацию использования труда, в других же лагерных управлениях пытались культивировать старые сталинские традиции, даже путем затягивания выполнения тех предписаний (например, не закрывать бараков на ночь, отменить номера на одежде), которые шли в ГУЛАГ из Москвы. Управление «Степлага» в Джезказгане отмечалось особой жестокостью, нормой были издевательства над заключенными, побои, убийства, немотивированные расправы[7].

Зимой 1953 г. охрана трижды самовольно открывала огонь по заключенным и убила несколько человек. Чтобы сдержать повстанческий дух, зарождавшийся среди политических заключенных, 22 апреля 1954 г. из Новосибирского исправительно-трудового лагеря и из лагерей Колымы прибыл этап с 494 уголовниками, которых поместили в третье лагерное отделение, где находились заключённые, осужденные за контрреволюционную деятельность, то есть преимущественно националисты. Уголовники должны были помочь лагерной администрации расправляться с политическими заключенными.

15 мая 1954 в Кенгире часовой Калимулин выпустил автоматную очередь по заключённым, в результате чего было убито 13 человек, 33 были ранены, 5 умерли от ранений. Согласно документам, с 16 по 18 мая солдаты и работники лагеря избили более 35 заключённых (в некоторых случаях были нанесены тяжкие телесные повреждения), в то время как лишь 2 лагерных работника получили лёгкие повреждения. Только через 2-3 месяца после подавления Кенгирского восстания следствием было установлено, что «в применении оружия не было необходимости»[7].

Национальный состав восставших[править | править исходный текст]

Национальный состав Кенгира (3-го лаг. отделения Степлага) был необычайно пестрым, но прямые данные о нём в архивах не найдены. Косвенную оценку можно дать на основании данных для всего Степлага.[8]

Национальность число  %% Национальность число  %%
1 Украинцы 9 596 46,36 18 Туркмены 76 0,38
2 Литовцы 2 690 13,0 19 Ингуши 56 0,27
3 Русские 2 661 12,86 20 Китайцы 55 0,27
4 Латыши 1 074 5,19 21 Таджики 54 0,26
5 Белорусы 878 4,24 22 Корейцы 52 0,25
6 Эстонцы 873 4,22 23 Киргизы 50 0,24
7 Поляки 379 1,83 24 Японцы 30 0,14
8 Немцы 359 1,73 25 Румыны 24 0,12
9 Казахи 291 1,40 26 Греки 21 0,10
10 Молдаване 208 1,0 27 Удмурты 20 0,10
11 Узбеки 204 0,99 28 Иранцы 18 0,09
12 Евреи 174 0,84 29 Финны и карелы 16 0,08
13 Армяне 154 0,74 30 Башкиры 9 0,04
14 Грузины 132 0,64 31 Афганцы 8 0,04
15 Татары 127 0,61 32 Турки 8 0,04
16 Чеченцы 124 0,60 33 Монголы 2 0,01
17 Азербайджанцы 108 0,52 34 Прочие 167 0,81

Среди так называемых «прочих», упомянутых в гулаговской таблице, были и участники восстания — американка Норма Шикман[9], венгр Ференц Варкони[10] и спасавший раненых хирург, испанец Хулиан Фустер[2]. А вот как описывает Кенгирский лагерь тех лет А. Е. Фельдман:[11]

В лагере были почти все национальности, украинцы, белорусы, прибалты, много китайцев, японец, немцы. Весьма основательно были представлены страны народной демократии. [...]. Было много священников, но особенно много было сектантов разного толка. Лагерь выработал свой собственный, необычный язык. Западные украинцы, которых было в лагере после войны большинство, пользуясь тем, что их понимали, не говорили по-русски, а только по-украински. Иностранцы и жители Средней Азии, совсем не знавшие русского языка, постепенно обучались украинскому, считая его русским. В общем, большинство заключенных говорило на дикой смеси разных языков и наречий, которую они и принимали за русский.

Руководство восстания[править | править исходный текст]

19 мая[12] избрана «Комиссия от заключенных» для ведения переговоров с правительственной комиссией и участия в расследовании расстрела заключенных в хоз.дворе 17-го мая. В неё вошли по два человека от каждого лагпункта:

От 1-го лагпункта: Л. Л. Бершадская, М. С. Шиманская

От 2-го лагпункта: В. Г. Батоян, С. Т. Чинчаладзе

От 3-го лагпункта: К. И. Кузнецов, А. Ф. Макеев

Председателем комиссии был избран бывший подполковник Советской армии Капитон Иванович Кузнецов.

После возобновления восстания 23 мая комиссия сложила с себя полномочия, С. Т. Чинчаладзе вышел из её состава ещё раньше. Состоялись перевыборы по три представителя каждого от лагпункта:

От 1-го лагпункта: А. А. Михайлевич, Л. К. Супрун, М. С. Шиманская

От 2-го лагпункта: Ю. А. Кнопмус, Э. И. Слученков, Е. С. Суничук

От 3-го лагпункта: А. А. Авакян, К. И. Кузнецов, А. Ф. Макеев

Кузнецов вновь избран председателем. 3 июня А. Ф. Макеев покинул восставший лагерь и перешёл на сторону администрации, состоялись довыборы, на его место был избран Сёмкин[13].

Система самоуправления восставших[править | править исходный текст]

Руководителями подавления восстания составлена подробная «Схема организации руководящих органов массового неповиновения заключенных Степного лагеря» (ГА РФ Ф. З-9414 Оп. 1, Д. 228. Л. 18). Она дважды опубликована в открытой печати[14][15]. Хотя жесткость связей в ней сильно преувеличена, так как восставшие действовали не по команде, а по собственной инициативе, в целом, эта схема точно отражает систему самоуправления восставших.

Самоуправление восставших

В подписях использована лексика документа ГА РФ, но написание фамилий уточнено по другим источникам

1) Отдел безопасности: Слученков

2) Комендант и полицейский участок: Иващенко

3) Сыскное бюро: 1. Виктор «Ус»; 2. Мельников; 3. Хартонович

4) Тюрьма: Рябов

5) Отдел пропаганды: Кнопмус

6) Бюро сбора заявлений по так называемым злодеяниям: 1. Кондратас; 2. Литвинов Геннадий

7) Радиоузел: 1. Саприн; 2. Кострицкий; 3. Липко; 4. Курсаков; 5. Шахватов; 6. «Борис Александрович»; 7. Котенко

8) Рупористы: 1. Комаров; 2. Касимов; 3. Пескин; 4. Гриневич; 5. Зель; 6. Гончаров

9) Наглядная агитация: 1. Бойко; 2. Коротин

10) Распространители листовок: 1. Зехов; 2. Соболев; 3. Воробьев; 4. Ямасо-Чото; 5. Худенко

11) Стенная агитация: 1. Шиливский; 2. Густив; 3. Судороженко

12) Агитаторы: 1. Грикало; 2. Бакастов; 3. Сонич; 4. Король

13) Священники: 1. Куява; 2. Бережной; 3. поп Григорий; 4. поп Зора

14) Конспиративный центр:

15) Представители конспиративного центра: 1. Кондратас; 2. Виктор «Ус»; 3. Суничук; 4. Вахаев; 5. Келлер

16) Комиссия из заключенных: см. раздел «Руководство восстания»

16б) Ответственные дежурные: 1. Шиманская — 1 л/п; 2. Фиш — 2 л/п; 3. Гончаров — 3 л/п

17) Группа снабжения: Шиманская

18) Санитарная группа: Авакян

19) Военный отдел: Келлер

20) Командиры пунктов сопротивления и начальники штабов

21) 1-й л/п: 1. Ибрагимов; 2. Иващенко

22) 2-й л/п: 1. Лежава; 2. Вахаев

23) 3-й л/п: 1. Задорожный; 2. Долгополов

24) Хоз. двор: 1. Варуняк; 2. Драк

25) 1. Командиры корпусов; 2. Командиры бараков; 3. Командиры секций; 4. Командиры бригад; 5. Ударные отряды из чечен (sic!); 6. Контрольные посты

26) Механические мастерские по изготовлению холодного и огнестрельного оружия: 1. Кострицкий; 2. Явмейко; 3. Караташ

27) Лаборатория по изготовлению взрывчатых веществ: Лобастов

28) Хим. лаборатория по добыче водорода: Релен

Работа технического отдела[править | править исходный текст]

Используя динамики киноустановки, кенгирские мастера собрали собственное радио, которое вело передачи, альтернативные официальным. Администрация ГУЛАГа отключила в лагере электричество. Кенгирскими инженерами (Кострицкий) из автомобильного стартера была сделана динамо-машина, которая давала электрический ток под воздействием падающей струи воды. Напряжение в сети повышали при помощи самодельных трансформаторов. Коротковолновый передатчик был собран из деталей аппарата УВЧ, изъятого восставшими из больницы. Для запуска воздушного шара был получен водород, но его оказалось недостаточно.

Работа отдела пропаганды[править | править исходный текст]

Возглавил отдел пропаганды Юрий Альфредович Кнопмус. Капитон Кузнецов в своем «Сообщении…»[13] так характеризует цели этого отдела:

а) связь с вольным населением посредством листовок;

б) создание внутрилагерной печати в виде бюллетеней и карикатурного окна;

в) система радиопередачи внутрилагерного диапазона;

г) система рупористов перед проемами;

д) система выступлений на собраниях заключенных;

е) путем призывов на стенах художественного оформления (sic!)

Кроме того, несколько раз по ночам с воздушных змеев рассыпали листовки за зоной лагеря. Готовились запустить воздушный шар с надписями: «Требуем приезда члена Президиума ЦК КПСС», «Позор бериевскому произволу!»

Внутрилагерное радио[править | править исходный текст]

В подготовке радиопередач Кнопмусу помогали девушки-украинки Омельяна Войцехович, Анна Герега, Лидия Охримович, Слава Яримовская, Анна Липецкая, Мария Кушпета, Анна Вайда. В архиве ГУЛАГа сохранились две стенографические записи передач радио восставших[16]. Вот одна из них, прозвучавшая за 2 дня до финала восстания:

24/У1-54 года. 19:45 (Выступали з/к мужчина и женщина). Мужчина: Внимание! Внимание!

Слушайте передачу местного радиоузла. Начинаем нашу радиопередачу.

Добрый вечер, товарищи! Посвященный 3-го лаготделения по радио.

Ко всем советским гражданам, профсоюзным и партийным организациям, комиссии МВД и Прокуратуры СССР: мы просим прекращения произвола и… до приезда члена ЦК КПСС. Вместе с тем объявляем блокаду… надвигается кровавая расправа над нами.

Женщина:

Слушайте! Слушайте! Тысячи невинных мужчин и женщин обращаются за помощью, чтобы к нам приехали член Президиума ЦК КПСС или секретарь ЦК КПСС.

Мужчина:

Слушайте! Слушайте! Почитайте невинных мужчин и женщин, обращаемся к вам за помощью, содействуйте, чтобы к нам приехал член ЦК КПСС.

Рупористы[править | править исходный текст]

Группа «рупористов» (№ 8 на схеме) работала достаточно автономно. Владимир Борисович Пескин (на схеме 8-3), не будучи даже знакомым с Кнопмусом, в первую половину восстания по собственному почину ежедневно обходил зону и агитировал в рупор солдат на вышках. В. Б. Пескин воевал в Великой Отечественной в морской пехоте. Первый раз он был ранен под Либавой, второй — на Ораниенбаумском пятачке, там он потерял ногу. Вот его слова, обращенные к солдатам на вышках:

Солдаты! Вам говорят чекисты, что мы враги народа. Знайте, мы такие же, как и вы. Сегодня мы здесь, завтра вы. Среди нас ваши отцы, которые брали Берлин, защищали Ленинград, штурмовали Кёнигсберг…[17]

Ответом всегда была команда «Заряжай!!!» и клацанье затворов.

Работа передатчика[править | править исходный текст]

Был собран коротковолновый передатчик, с помощью которого азбукой Морзе передавали сообщения о положении в лагере. Во всех официальных документах сказано: «обнаружен недоделанный радиопередатчик», но по сведениям участников восстания передатчик работал.

Мастерские по изготовлению оружия[править | править исходный текст]

Военный отдел готовился к обороне, из прутьев решёток сделали пики. Счищенной со спичек серой набивали уголки от поилок для скота, которые в достатке нашли в хоз. дворе.

Роль конспиративного центра[править | править исходный текст]

Для одних авторов характерно придавать большее значение Гиршу Келлеру — еврею, воевавшему в рядах УПА[18], для других — украинскому националисту Михайлу Сороке[19], для третьих (Солженицын) — советскому офицеру Капитону Кузнецову.

Заключённые, отказавшиеся участвовать в восстании[править | править исходный текст]

В лагере находилось 80 свидетелей Иеговы: 46 мужчин и 34 женщины[6]. Все они, согласно воспоминаниям заключённых, отказались принимать участие в кенгирском восстании[20]

Другие заключённые согнали свидетелей Иеговы в крайний барак рядом с проходной, чтобы при штурме их убили первыми[6]:

Вскоре заключённые стали ходить по баракам и вызывать: «Свидетели Иеговы, на выход!» Всех нас, 80 человек, согнали в крайний барак. Чтобы мы там поместились, они вытащили из барака нары. Этот барак стал для нас «тюрьмой» внутри лагеря. Сёстры соединили простыни, и мы разделили барак на две половины: одна для братьев, другая для сестёр. <...> В этом тесном помещении мы часто молились и просили Иегову дать нам мудрость и «силу, превышающую обычную» (2 Коринфянам 4:7).

Николай Гуцуляк. Ждем Царство «не от этого мира» // Сторожевая башня, 2007. — 1 марта. — С. 8.

По утверждению Солженицына, свидетели Иеговы мыли посуду в столовой[2]. Согласно воспоминаниям Николая Гуцуляка, никто из свидетелей Иеговы не погиб; во время боя они находились в степи за территорией лагеря[6]:

Внезапно в наш барак ворвались солдаты. «Святые, быстро выходите из барака и выбегайте за забор!» — кричали они. Солдатам было приказано не стрелять по нам, а сопровождать и охранять нас. Пока бой не закончился, мы находились в степи за территорией лагеря.

Николай Гуцуляк. Ждем Царство «не от этого мира» // Сторожевая башня, 2007. — 1 марта. — С. 12.

Ференц Варкони[21], узник Кенгира родом из Венгрии, так вспоминает конфликт со свидетелями Иеговы:

[…] Многочисленные свидетели Иеговы получили собственный барачек. С ними у нас было много хлопот, потому что они считали, что любое сопротивление государственной власти есть неподчинение Богу. Эти иеговисты были почти все родом из Бессарабии или Молдавии и резко отличались от не менее многочисленных русских сектантов, без оглядки поддерживавших любое сопротивление.

После подавления восстания он увидел следующее:

[…] Невесело было в зоне, когда я вновь вошёл туда после трехдневного отсутствия. Все стены снова — стоят. Поскольку большинство заключенных отказалось от этой работы, на неё поставили свидетелей Иеговы. В постройке баррикад они не хотели участвовать, а восстанавливать тюремные стены, по их мнению, не противоречило божественным заповедям.

Однако возможен и иной взгляд на поведение Свидетелей Иеговы во время восстания. Узник Степлага, а в прошлом военный инженер Владимир Николаевский пишет:

Разница между ними [Свидетелями Иеговы] и остальными стала особенно очевидна во время кенгирского восстания в 1954 году. Свидетели Иеговы не участвовали ни в самом восстании, ни даже в подготовке к нему[22]. Они сохраняли поразительное спокойствие и старались объяснить свою позицию другим заключенным. Меня настолько поразило поведение Свидетелей, что я решил расспросить их об их вере. Спустя какое-то время я посвятил свою жизнь Иегове[23].

Хронология восстания[править | править исходный текст]

Низкая производительность труда заключенных и отсутствие надлежащей дисциплины крайне неблагоприятно отражаются на выполнении плана строительства и производственной деятельности джезказганских предприятий. За 5 месяцев 1954 года план строительства выполнен на 59 процентов, а по добыче руды образовалась задолженность в 408 тыс. тонн.

29 марта

Для усиления работы джезказганских предприятий Совет Министров СССР распоряжением № 3206 обязал МВД СССР в марте-апреле пополнить контингент лагеря на 4000 человек.

Фактически в лагерь прибыли только 1400 человек, оказавшихся полностью нерабочим составом — отказчиками, которые ещё более разложили дисциплину в лагере.

«Впрыснув в Третий кенгирский лагпункт лошадиную дозу этого испытанного трупного яда, хозяева получили не замиренный лагерь, а самый крупный мятеж в истории Архипелага ГУЛага! … Ещё в первых же карантинных бараках здоровый контингент отметил свое новоселье тем, что из тумбочек и вагонок развел костры на цементном полу, выпуская дым в окна. Несогласие же свое с запиранием бараков они выразили, забивая щепками скважины замков.

Две недели воры вели себя как на курорте: выходили на работу, загорали, не работали»

— Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ.

16 мая

В Степлаге объявлен приказ МВД № 00305 о распространении на заключенных особлагов инструкции по режиму содержания общего контингента:

 — отмена особого режима,
 — снятие ограничений на письма и посылки,
 — разрешение свиданий

Ночью осуществлены прорывы мужчин-заключенных в женскую зону, разрушен саманный забор. При попытке администрации вывести мужчин они оказали сопротивление.

Начались гуляния, надзорсостав покинул женский лагпункт.

17 мая

Заключенные мужских и женского лагпунктов вышли на работу. По возвращении им был зачитан приказ, что между лагпунктами объявляются огневые зоны, поскольку якобы имели место грабежи и изнасилования, что возмутило заключенных.

В ночь с 17 на 18 мая в 3-м лагерном отделении около 400 человек организовано пытались проникнуть в женскую зону, разобрали две каменных стены, на предупреждение и выстрелы вверх не реагировали, в результате было применено оружие по заключенным, убито 13 человек, ранено тяжело 32, легко 27.

18 мая

3200 человек не вышли на работу и устанавливают контроль над зоной. .

Восставшими освобождены 252 заключенных, содержавшихся в следственном изоляторе и в штрафном бараке, захвачены вещевой и продовольственный склады, мастерские, кузница.

Освобожден из следственного изолятора будущий глава «лагерной комиссии» Капитон Кузнецов. Он произнес несколько речей, в которых сформулировал минимальные требования заключенных для переговоров с администрацией.

При попытке усмирить заключенных получили ранения камнями два солдата и начальник политотдела Олюшкин.

19 мая

Восставшими избрана «комиссия» для ведения переговоров с администрацией и представителями власти.

«Ходили по баракам дневальные и звали в большую столовую на выборы Комиссии — комиссии для переговоров с начальством и для самоуправления (так скромно, так боязливо она себя назвала). Её избирали может быть на несколько всего часов, но суждено было ей стать сорокадневным правительством кенгирского лагеря».

— Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ.

В составе 6 человек — по два представителя от каждого лагпункта 3-го лаготделения. В первоначальный состав комиссии вошли: К. И. Кузнецов, А. Ф. Макеев, В. Г. Батоян, Чинчиладзе, М. С. Шиманская и Л. Л. Бершадская. Затем состав «комиссии» изменился.

Из Караганды прибыло подкрепление из 100 солдат. А также прибыли следующие руководящие работники

 — заместитель начальника ГУЛАГа Бочков
 — представитель Прокуратуры СССР Самсонов
 — министр внутренних дел КазССР Губин
 — зам. прокурора КазССР

Вечером из зоны прострела, находящейся между мужской и женской зонами, удалось убрать 14 убитых при применении оружия 18 мая.

Один убитый остался в жилой зоне и заключенными помещен в морг. Раненые также находятся в зоне, где им медперсоналом из числа заключенных была оказана медпомощь.

20 мая

Утром в 3-м лаготделении акция неповиновения была продолжена. Работники лагеря в жилую зону за пределы вахты заключенными по-прежнему не допускаются с предупреждением об опасности для жизни.

В 15:00 зона 3-го лаготделения была посещена министром внутренних дел Казахской ССР Губиным, зам. нач. ГУЛАГа Бочковым и представителями прокуратуры. В результате переговоров заключенные дали обещание с 17 часов 20 мая прекратить акции неповиновения, соблюдать полный порядок, не препятствовать посещению зоны, исполнению обязанностей работниками лаготделения, а также в ночь 20 мая и с утра 21 мая выйти на работу в соответствии с закреплением по сменам.

После переговоров общение с женской зоной было прекращено.

Всего убитых оказалось 18 человек, раненых 70. Начались мероприятия по выявлению и изоляции организаторов беспорядков.

21 мая

К утру порядок в 3-м лаготделении Степлага восстановлен. Абсолютное большинство заключенных вышло на работу. Заключенные работали с 21 по 24 мая года на всех объектах.

23 мая

Из 3-го лаготделения Степного лагеря в лаготделение Терехты (за 75 км) для того, чтобы разрядить обстановку, был вывезен общий контингент — 426 уголовников.

Разрушенные стены полностью восстановлены.

Вечером заключенные, придя с работы, разломали заделанные лагерные проходы между лагерными пунктами, в том числе разломали проход в женскую зону.

Дискуссии в «комиссии»: украинцы и литовцы настаивают на предъявлении жестких требований на переговорах, Кузнецов — против, он считал, что необходимо соблюдать уже достигнутые договоренности.

25 мая

Заключенные 3-го лагерного отделения в количестве 4000 человек опять не вышли на работу. Надзирателей и лагадминистрацию из зоны удалили.

Были выдвинуты следующие требования:

 — всех родственников, высланных с родины, вернуть домой
 — разрешить заключенным в порядке колонизации свободное проживание в местах работы вместе с семьями
 — разрешить свободное общение с женской зоной лагерного отделения, находящейся по соседству
 — решить вопрос о большесрочниках (сократить сроки наказания для 25-летников)
 — два раза в неделю выпускать в город.

Для принятия необходимых мер на место происшествия прибыли самолетом

 — заместитель министра внутренних дел СССР С. Е. Егоров,
 — начальник ГУЛАГа МВД СССР И. И. Долгих,
 — начальник Управления по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР Вавилов,
 — группа работников МВД СССР.

27 мая

Неповиновение заключенных лагерной администрации продолжилось, на работу заключенные по-прежнему не выходили.

В 18:30 в помещении столовой, где собралось до 2000 человек, начались переговоры заключенных с делегацией из Москвы.

От имени заключенных выступил председатель комиссии Кузнецов и изложил следующие просьбы:

а) привлечь к ответственности виновников применения оружия 17 мая. Также расследовать все факты применения оружия, имевшие место в 1954 году;
б) не применять репрессии к членам комиссии заключенных и не производить отправку этапов до конца расследования, ликвидировать следственный изолятор и штрафной барак;
в) просить правительство о снижении срока наказания осужденным на 25 лет, также изменить отношение к семьям заключенных, осужденных по статье 58;
г) отменить ссылку для лиц, освобожденных из спецлагерей;
д) установить оплату труда заключенным наравне с вольнонаемными рабочими, повысить шкалу зачетов до 5 дней и ввести восьмичасовой рабочий день для всех заключенных;
е) просить правительство отменить приговоры лагерных судов по статье 58;
ж) разрешить свободное общение мужчин с женщинами;
з) ограничить право администрации в вопросах трудовых дисциплинарных взысканий к заключенным, водворение в ШИЗО только с санкции прокурора;
и) установить льготные условия по зачетам для женщин;
к) просить приезда в лагерь члена Президиума ЦК КПСС или секретаря ЦК.

28 мая

Приказом № 101/л начальника ГУЛУГа И. И. Долгих в связи с применением 17-18 мая оружия

 — от должностных обязанностей отстранены зам. начальника лагеря подполковник Щетинин, ст. оперуполномоченный ст. лейтенант Беляев, комендант 2-го лагпункта мл. лейтенант Козлов, зам. начальника лаготделения майор Тимофеев и подполковник Сойко.
 — сняты запоры с дверей и решетки с окон жилых бараков, столовых, санитарных учреждений.
 — ликвидирован следственный изолятор.
 — дано указание пересмотреть шкалу начисления зачетов рабочих дней заключенным.
 — начато строительство комнат для личных свиданий.
 — в женской зоне начато оборудование комнат для личной гигиены.
 — начат пересмотр дел.

В то же время администрацией и делегацией из Москвы начата активная разложенческая работа среди заключенных. Их действия из Москвы координировали Министр внутренних дел С. Н. Круглов и Генеральный прокурор Р. А. Руденко.

31 мая

Лагерь посетил секретарь Карагандинского обкома КПСС Байгалиев, который через «комиссию» от заключенных разъяснил, что все выдвинутые ими вопросы будут доведены до соответствующих инстанций, и призывал их к восстановлению порядка в лагере и выходу на работу.

3 июня

Телеграмма Круглова к зам. министра Егорову (из Москвы в Кенгир): «Продолжайте вести усиленную разложенческую работу. Вооруженную силу пока не вводите. Подробные указания дадим вместе с тов. Руденко завтра».

4 июня

На встрече московской комиссии с представителем «комиссии» заключенных В. Г. Батояном достигнуто соглашение из 8-ми пунктов:

 — заделать проемы внешних зон 3-го лаготделения,
 — сохранить порядок общения заключенных 2 и 3-го (мужских) лагпунктов,
 — установить калитку между мужским и женским лагпунктами и разрешить общение между мужчинами и женщинами по воскресеньям в дневное время с 10 утра до отбоя,
 — убрать заграждения и баррикады внутри лагпунктов,
 — допускать лагерную администрацию в зону, но внутренний порядок поддерживать силами заключенных,
 — лагерная администрация восстанавливает деятельность медицинских, торговых, культурно-бытовых учреждений,
 — московская комиссия обязуется довести до сведения правительства требования заключенных по вопросам, решение которых не входит в её компетенцию,
 — московская комиссия гарантирует, что никто из участников беспорядков привлечен к ответственности не будет.

5-6 июня

Перед заключенными 3-го лагерного отделения по радио несколько раз транслировалось выступление начальника ГУЛАГа И. И. Долгих, в котором он призвал прекратить забастовку, арестовать организаторов и выйти на работу. Однако заключенные 3-го лагерного отделения продолжили неповиновение.

Внутри зоны заключенные начали строить заграждения, была усилена патрульная служба. В зоне на стенах помещений и отдельных плакатах продолжаются писаться лозунги с призывом к неповиновению. Вечером 6 июня была усилена охрана зоны, добавлено 40 собак с проводниками.

11 июня

«Встал вопрос о переизбрании состава лагерной комиссии по всем трем лагпунктам в связи с нежеланием мириться с вмешательством в дела комиссии со стороны „конспиративного центра“ националистов.

И в деле переизбрания лагерной комиссии националисты сыграли главную роль. Они выдвинули на собраниях свои кандидатуры: по женскому лагпункту — вывели из состава Бершадскую, обвинив её в нелояльности и тайных связях с администрацией лагеря, заменив своими доверенными, в прошлом активно участвовавшими в повстанческом движении на западе Украины: Супрун и Михалевич Анна. По второму лагпункту — вывели Батояна и избрали националиста Суничук Емельяна, в прошлом священник и скрытый деятель УПА, Кнопмуса Юрия…, как обиженного несправедливым осуждением и сторонника ненависти к карательной политике СССР, и Глеба Слученкова, как своего ставленника из числа представляющих интересы бытовиков (из преступного мира).

По третьему лагпункту — несмотря на старание националистов и в связи с занятой нами позицией с Макеевым не допустить перевеса в комиссии националистов, [мы] были вновь избраны с дополнением к нам третьего лица Авакяна».

— Из объяснений К.И. Кузнецова.

13 июня

В зону перестали допускаться работники прокуратуры, ведущие расследование по применению оружия 16-17 мая.

В ночное время заключенные обращаются к солдатам с призывом к неповиновению офицерам.

Под руководством члена «комиссии» Кнопмуса организована служба пропаганды, которой издаются в массовом количестве листовки. Семь раз в течение ночи с помощью воздушного змея были выброшены листовки, адресованные жителям Кенгира, с просьбой оказать им помощь в вызове члена Президиума ЦК КПСС.

По указанию «комиссии» был разобран рентгенаппарат, лечебная аппаратура «УВЧ», а также киноустановка, специалистами из заключенных Котенко и другими сконструирована радиотрансляционная установка, через которую Кнопмус организовал внутри зоны лагеря ежедневные радиопередачи с призывом заключенных продолжать неповиновение.

По указанию «комиссии» в лагере из активной части неповинующихся организованы вооруженные группы для оказания сопротивления лагерной администрации, сведенные по типу УПА в отряды и взводы.

В жилых зонах сооружено большое количество баррикад, для чего использованы материалы от разрушенных ими отдельных строений, внутренних заборов и другие строительные материалы и предметы, находящиеся в хозяйственном дворе в зоне лагеря.

Для оказания активного сопротивления лагерной администрации, а также в целях воспрепятствования выходу за зону лагеря не желающих поддерживать беспорядок заключенных «комиссией» создана специальная служба охраны из числа наиболее активной части осужденных оуновцев и осуждённых по уголовным статьям.

На баррикадах, на крышах коммунально-бытовых объектов были выставлены вооруженные пиками, саблями, ножами, железными палками пикетчики.

Заключенными было арестовано свыше 70 человек, проявивших лояльность к администрации и пытавшихся выйти из зоны.

15 июня

К 15 июня укрепляются существующие и строятся новые третьи и четвёртые линии заграждения внутри зоны. Заключенные заготовили около пяти тысяч бутылок в качестве ручных гранат, начиняя их известью.

15 июня в Степлаг направлен эшелон с 5-ю танками Т-34.

16-18 июня

Делегаты из Москвы встречались с членами комиссии заключенных 3-го лаготделения с целью склонить комиссию к прекращению неповиновения.

19 июня

В 12 часов дня должны были вновь встретиться, однако встреча была сорвана.

Член комиссии Слученков — представитель заключенных-уголовников, несмотря на протест со стороны председателя комиссии заключенного Кузнецова, заявил, что ему надоели переговоры, вести их дальше он не будет, что он не признает никого и его группа в количестве 40 человек заставит остальных заключенных делать, что нужно.

20 июня

Министр строительства предприятий металлургической промышленности СССР Д. Я. Райзер и министр цветной металлургии СССР П. Ф. Ломако направили записку в СМ СССР с выражением недовольства по поводу беспорядков в Степлаге, срывающих план по добыче руды Джезказганским рудником, и с просьбой обязать МВД навести в десятидневный срок порядок в лагере.

23 июня

Резолюция на записке двух министров (см. 20 Июня) председателя СМ СССР Г. М. Маленкова: «Министру внутренних дел т. Круглову принять необходимые меры и об исполнении доложить».

В первом лаготделении вечерняя смена при попытке выйти на работу была задержана пикетчиками. Во втором лаготделении на работу вышли все, однако отмечено брожение среди заключенных. Расстояние между 1-2-м лаготделениями всего 4 километра.

24 июня

Прибыл воинский эшелон, в составе которого были 5 экипажей танков Т-34 из первой дивизии внутренних войск.

В 11:00 комиссия в составе министра внутренних дел СССР Круглова, Генерального прокурора СССР Руденко и председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР Серова приняла решение о пресечении «уголовно-бандитствующей части заключенных» 3-го лагерного отделения с использованием танковых экипажей, служебно-розыскных собак, пожарных автомашин и имеющейся вооруженной силы.

26 июня

В 03:30 в зону лагеря вводятся войска. За две минуты до начала операции по радио было объявлено о вводе в зону войск и танков с целью разрушения баррикад и дачи возможности беспрепятственного выхода за зону заключенным, не желающим поддерживать неповиновение. Заключенные по радио также были предупреждены о том, чтобы они не оказывали сопротивление войскам и что к лицам, оказывающим сопротивление, будет применяться огонь.

«…в небе развернулись ракеты на парашютах, ракеты взвились и с вышек — и наблюдатели на крышах бараков не пикнули, снятые пулями снайперов. Ударили пушечные выстрелы! Самолеты полетели над лагерем бреюще, нагоняя ужас. Прославленные танки Т-34, занявшие исходные позиции под маскировочный рев тракторов, со всех сторон теперь двинулись в проломы (Один из них все-таки попал в яму). За собой одни танки тащили цепи колючей проволоки на козлах, чтобы сразу же разделять зону. За другими бежали штурмовики с автоматами в касках (и автоматчики, и танкисты получили водку перед тем. Какие б ни были спецвойска, а все же давить безоружных спящих легче в пьяном виде). С наступающими цепями шли радисты с рациями. Генералы поднялись на вышки стрелков и оттуда при дневном свете ракет (а одну вышку зэки подожгли своими угольниками, она горела) подавали команды: „Берите такой-то барак!.. Кузнецов находится там-то!..“»

— Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ.

В связи с внезапностью ввода войск по разработанному плану, скрытому сосредоточению войск и внезапному подходу танков у баррикад сопротивления почти не было.

Сопротивление войскам было оказано заключенными, забаррикадировавшимися в шести бараках, и группой женщин и мужчин, сосредоточившихся на улице женской зоны в количестве 551 человека.

«Бился Третий лагппункт — тот, который и начал (он был из двадцатипятилетников, с большим перевесом бендеровцев). Они… швыряли камнями в автоматчиков и надзирателей, наверно и серными угольниками в танки… О толченом стекле никто не вспоминал. Какой-то барак два раза с „ура“ ходил в контратаку…»

— Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ.

В связи с активным сопротивлением войсками из пушек танков был открыт огонь холостыми снарядами, активно применялись ракеты, а по сосредоточившейся толпе в женском лагерном пункте — ракеты, конвойно-караульные собаки.

«Танки давили всех попадавшихся по дороге. Танки наезжали на крылечки бараков, давили там. Танки притирались к стенам бараков и давили тех, кто виснул там, спасаясь от гусениц… Танки вминались в дощатые стены бараков и даже били внутрь бараков холостыми пушечными выстрелами.»

— Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ.

Основная операция продолжалась в течение 1,5 часов, закончилась в 5 часов утра.

В результате применения оружия по сопротивляющимся, убийства активной частью оуновцев и уголовных элементов заключенных, пытавшихся выходить из бараков с вводом войск, были подняты 35 трупов, со стороны солдат убитых нет, имеются раненые из самодельных пистолетов и гранат — 4 человека.

По уточненным данным, число погибших при штурме заключенных составило 37 чел., раненых 61, из них 9 скончались; убитых и раненных среди штурмовавших (3 дивизиона внутренней охраны — 1600 чел.) не оказалось, 40 человек получили незначительные повреждения и ушибы. При штурме были использованы 98 собак, применялись дымовые шашки и взрывпакеты.

После штурма из лагеря изъято: 1577 металлических прутьев и пик, 291 финка, 68 самодельных сабель, 36 самодельных гранат, 4 пистолета, 26 топоров, 40 вил и копьев, 400 бутылок с негашеной известью, недоделанный коротковолновый радиопередатчик.

Арестовано 36 человек: «члены комиссии», командиры «пунктов сопротивления», личная охрана членов «комиссии», активные участники неповиновения (их было решено предать суду). 400 человек было переведено на тюремный режим: все сотрудники «службы безопасности» и все, кто участвовал в охране лагеря. 1000 человек («те, кто активно поддерживал бунтовщиков») были этапированы в Берлаг и Озерлаг.

27 июня

Заключенные 3-го лаготделения выведены на работу. «…Весь день заставили убирать баррикады и заделывать проломы».

28 июня

Телеграмма Егорова к министру внутренних дел Круглову:

«Неповиновение заключенных 3-го лагерного отделения Степного лагеря МВД в количестве 551 человека, продолжавшееся с 16 мая сего года по 25 июня сего года, сломлено путем ввода войск и танков в зону лагеря 26 июня сего года».

29 июня

Заключенные 1-го лаготделения, бастовавшие в поддержку Кенгира, вышли на работу.

Итоги[править | править исходный текст]

На 40-й день восстание было подавлено применением военной силы, включая танки; при этом, по свидетельствам участников событий, погибли сотни человек.

Шесть членов «комиссии» Кенгира: Слученков, «Келлер», Рябов, Кнопмус, Кузнецов, Иващенко — были приговорены к смертной казни[7]. В отношении Кнопмуса и Келлера приговор был приведён в исполнение. Капитон Кузнецов не был расстрелян. В 1955 году смертный приговор был заменён 25 годами лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях. Его перевели в Карлаг и освободили в 1960 году[24][25].

Ссылки[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Телеграмма № 075 С. Е. Егорова, И. И. Долгих, Вавилова министру С. Н. Круглову о положении в 3-м лагерном отделении
  2. 1 2 3 Солженицын А. И. Сорок дней Кенгира // Архипелаг ГУЛАГ. — Т. 3, Ч. 5.
  3. См., например, слова Нормы Шикман в: Формозов Н. А. Кенгир: 40 дней и 50 лет — 30 октября : газета. — № 44. — 2004. — С. 4.
  4. Формозов Н. А. Кенгир: 40 дней и 50 лет — 30 октября : газета. — № 44. — 2004. — С. 4. Данные по численности заключённых в разные дни восстания сильно различаются: 16 мая 1954 года — 5584 заключённых (Докладная записка — ГА РФ. — Ф. 9414. Оп. 1. Д. 229. Л. 270); 10 июня — 5597 (ГА РФ. — Ф. 9414. Оп. 1. Д. 229. Л. 173); 27 июня — 5200 (Акт — ГА РФ. — Ф. 9414. Оп. 1. Д. 229. Л. 21); 28 июня — 5251 (Телеграмма С. Е. Егорова С. Н. Круглову. — Цит. по: Кокурин А. И. Восстание в Степлаге (май — июнь 1954) // Отечественные архивы. — 1994. — № 4. — С. 62.)
  5. 12 марта — День борьбы против тюрем // Ситуация : газета. — № 25. — январь 2009. — С. 3.
  6. 1 2 3 4 Николай Гуцуляк. Ждем Царство «не от этого мира» // Сторожевая башня, 2007. — 1 марта. — С. 8
  7. 1 2 3 З історії кенгірського повстання. — Науково-дослідний інститут українознавства  (укр.)
  8. Данные приведены по «Справке спецотдела Степного лагеря МВД о составе заключенных, содержащихся в лагере» (составитель начальник спецотдела полковник Савченко) ГА РФ Ф. 9414 Оп. 1, Д. 228. Л. 171—173. по публ. Кокурин А. И. Восстание в Степлаге. Отечественные архивы 1994. № 4 . с. 33-82. (с дополнением)
  9. Формозов Н. А. Кенгир: 40 дней и 50 лет. Газета «30 октября» № 44. 2004. с. 1.
  10. Кенгирское восстание. Документы и воспоминания // Воля. Журнал узников тоталитарных систем. 1994. № 2/3. — С. 365—369. (сост. М. Кравери, Н. Формозов)
  11. Фельдман А. Е. Рядовое дело. М.: Мемориал. 1993. 63 с.
  12. Д. И. Зубарев, Г. В. Кузовкин, (составители) Хроника восстания в Степлаге
  13. 1 2 Сообщение председателя лагерной комиссии заключенного К. И. Кузнецова С. Е. Егорову и членам комиссии МВД СССР и Прокураторы СССР. ГА РФ Ф 8131. Оп. 32. д. 3777. л. 17-38. цит. по Восстание в Степлаге (май — июнь 1954 г.) // Отечественные архиву. 1994. № 4. — С. 63-77.
  14. Кенгирское восстание. Документы и воспоминания // Воля. Журнал узников тоталитарных систем. 1994. № 2/3. — С. 316—317. (сост. М. Кравери, Н. Формозов)
  15. История Сталинского ГУЛАГа. Восстания, бунты и забастовки заключенных. Т. 6. — М.: РОССПЭН. — С. 630.
  16. ГА РФ Ф 9414. Оп. 1. д. 228. л. 194, 209. цит. по Кенгирское восстание. Документы и воспоминания // Воля. Журнал узников тоталитарных систем. 1994. № 2/3. — С. 369.
  17. Кенгирское восстание. Документы и воспоминания // Воля. Журнал узников тоталитарных систем. 1994. № 2/3. — С. 315, 320.
  18. Виталий Портников. Плевок в Гирша Келлера // «Еврейское слово», № 43 (316), 2006 г.
  19. name="focus.in.ua"
  20. Владимир Николаевский. От военного инженера до проповедника благой вести // Ежегодник Свидетелей Иеговы, 2008. — С. 140
  21. Варкони-Лебер, Франц. «Пока однажды…» Континент, 1975, № 3.
  22. Следует учесть, что особой подготовки не было.
  23. Владимир Николаевский. От военного инженера до проповедника благой вести // Ежегодник Свидетелей Иеговы, 2008. — С. 140.
  24. Марта Кравери. Кризис ГУЛага : Кенгирское восстание 1954 года в документах МВД
  25. Adler. Nanci D The Gulag Survivor: Beyond the Soviet System. — New York: Transaction Pub, 2001. — P. 87. — ISBN 0-7658-0071-3