Керсновская, Евфросиния Антоновна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Евфросиния Антоновна Керсновская
Stamps of Moldova, 039-09.jpg
Род деятельности:

прозаик, художник, мемуарист

Дата рождения:

26 декабря 1907 (8 января 1908)({{padleft:1908|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:8|2|0}})

Место рождения:

Одесса,
Херсонская губерния,
Российская империя

Гражданство:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР, Российская ФедерацияFlag of Russia.svg Российская Федерация

Подданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя, РумынияFlag of Romania.svg Румыния

Дата смерти:

8 марта 1994({{padleft:1994|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:8|2|0}}) (86 лет)

Место смерти:

Ессентуки,
Ставропольский край,
Российская Федерация

Отец:

Антон Антонович Керсновский

Мать:

Александра Алексеевна Керсновская (Каравасили)

Сайт:

gulag.su

Евфросиния Антоновна Керсновская на Викискладе

Евфроси́ния Анто́новна Керсно́вская (1908 — 1994) — бессарабская помещица, русская писательница (мемуаристка) и художница, заключенная ГУЛАГа, высланная из Бессарабии на поселение и принудительные работы в Сибирь в 1941 году, а затем осуждённая на длительный срок исправительно-трудовых лагерей.

Автор мемуаров (2200 рукописных страниц), сопровождённых 700 рисунками, о своих детских годах в Одессе и Бессарабии, высылке и пребывании в ГУЛАГе. Полный текст мемуаров Евфросинии Керсновской в 6 томах был опубликован только в 2001—2002 годах.

Биография[править | править вики-текст]

Ранняя жизнь[править | править вики-текст]

Евфросиния Керсновская родилась 8 января 1908 года в Одессе в семье юриста-криминолога Антона Керсновского (умер в 1936 или 1939) и лицеистской преподавательницы иностранных языков Александры Каравасили (1878—1964). Отец работал в Одесской судебной палате. У Евфросинии был старший брат Антон (1907[1] — 1944). Дед Евфросинии по отцовской линии был поляком. В 1919 году в период Гражданской войны, после того, как Антона Керсновского-старшего в числе царских юристов арестовала Чрезвычайная комиссия и только чудом не расстреляла, семья бежала в соседнюю Бессарабию (в то время часть Румынии) и поселилась в родовом имении Керсновских в деревне Цепилово в 7 км от Сорок, где жило несколько их родственников.

В середине 1920-х Антон-младший уехал в Европу получать образование, в конце концов он поселился в Париже и стал военным историком. Когда началась Вторая мировая война его в 1940 призвали в ряды французской армии. В мае того же года Евфросиния с Александрой получили извещение о его смерти, хотя на самом деле Антон-младший был ранен и умер только в 1944 году от туберкулеза (его статьи и труды об истории русской армии получили мировое признание, но в России были опубликованы только после распада СССР). Евфросиния закончила гимназию, а после — ветеринарные курсы. Поскольку Антон-старший совсем не занимался хозяйством, то им начала заниматься Ефросиния. На их 40 гектарах она занималась земледелием, выращивая виноград и зерно. После смерти отца ей пришлось заняться выращиванием зерна высокой кондиции на поставку на экспорт, чтобы расплатиться за кредиты её отца. В свободно время она увлекалась конными и пешими путешествиями и любила велосипедные поездки к Чёрному морю с двоюродными братьями и сестрами.

Ссылка[править | править вики-текст]

28 июня 1940 года СССР аннексировал Бессарабию, которая была преобразована в МССР). Сразу же там начались массовые репрессии и в июле Евфросинию с Александрой выселили из их дома с полной конфискацией имущества. Когда дядя Евфросинии по отцу Борис Керсновский, тоже лишённый его имущества, вместе с многодетной семьей уехал в Королевство Румыния, то в августе Евфросиния, желая уберечь мать от лишений, отправила её вслед за ним в Бухарест. Сама она ехать отказалась, так как отрицательно относилась к румынской оккупации.

Евфросиния начала искать работу, чтобы заработать достаточно денег для того, чтобы потом содержать мать, но, как «бывшая помещица», она была ущемлена во всех правах, в том числе и в праве на труд, и только в качестве сезонной работницы смогла устроиться на ферму Сорокского технико-агрономического училища и далее работала по частному найму: на выкорчевке деревьев, заготовке дров в лесу и распилке дров. Она работала одна, так как НКВД запретил людям с ней работать, угрожая им исключением из профсоюза. Начиная с сентября 1940 Евфросиния ночевала на улице, потому что, не имея советского гражданства, подлежала изоляции от общества. На зиму её приютила знакомая её матери. Накануне выборов 1 января 1941 года ей выдали советский паспорт, но с параграфом № 39. На выборах Ефросиния стала единственной, кто поставил на бюллетене один сплошной крест, так как среди кандидатов она увидела имя женщины, которая до установления советской власти работала проституткой. В ночь на 13 июня 1941 года сотрудники НКВД пришли за Евфросинией в её отсутствие. Она, узнав об этом, отказалась скрываться и 14 июня добровольно последовала в ссылку вместе с другими бессарабцами. Не смотря на то, что у неё несколько раз появлялась возможность сбежать, Евфросиния ею так и не воспользовалась (как она писала в своих мемуарах, ею тогда руководил принцип, что «хуже уже быть не может»).

В Нарымских Болотах[править | править вики-текст]

14 июня Евфросиния и другие бессарабцы были помещены в товарные вагоны состава, который отправился в неизвестном направлении. В мемуарах Евфросиния пишет, что в её вагоне она была единственной дворянкой, остальными в основном были крестьяне. Когда поезд проезжал Омск, Евфросиния, не смотря на запреты конвоиров, сумела выбраться из вагона и набрать ведро воды для одной женщины (у которой в поезде произошли роды и нужно было обмыть ребёнка), за что её посадили в карцер — железный шкаф с коленчатой вентиляционной трубой, находящийся в последнем в составе служебном вагоне, но вскоре выпустили (однако, в её личном деле из-за этого инцидента стояла соответствующая пометка, из-за чего за Ефросинией следили гораздо тщательней, чем за другими). 22 июня состав сделал остановку на станции «Чик» под Новосибирском, где Ефросиния и остальные ссыльные узнали о нападении Германии на СССР, однако, на процессе ссылки это никак не отразилось. Когда состав сделал остановку в посёлке Кузедеево, конвоиры обманом отняли у Евфросинии её паспорт, который она по случайности сумела сохранить в начале ссылки. Где-то через месяц после начала ссылки состав прибыл в Нарымский округ (сегодня Томская область).

Во время переправы через реку Обь у Евфросинии была возможность остаться в одном из приобских сёл в колхозе, но, узнав, что те, кто отправятся дальше, будут работать на лесозаготовках, она захотела работать там, потому что работа с лесом была знакома ей по Бессарабии и ей казалось, что этот труд будет лучше оплачиваться. Так она попала в самый отдаленный посёлок на реке Анга, где валила лес для прокладки узкоколейки и зимней дороги. Не смотря на тяжёлые, как и в других ссылках ГУЛАГа, условия труда и климата, Евфросиния всё же не так тяжело переносила их, как другие ссыльные, потому что раннее в прошлом вместе с двоюродной сестрой Ирой заранее готовила себя к тяжёлой жизни. Вскоре Евфросинию и других ссыльных перевели в Харск, где почти не было работы, а соответственно, и пищи, а с наступлением зимы их переселили в Усть-Тьярм. Евфросиния не взяла с собой зимнюю одежду, так как думала, что сможет купить все необходимое там, но в этих районах в магазинах почти ничего не продавалось, ссыльные могли купить товары только по особому разрешению начальства, и лишь с наступлением 40-градусных морозов Евфросинии разрешили купить валенки и телогрейку.

Нормы выработки (в кубометрах леса) были завышены, учитывали к оплате только качественный лес, а лес в болотистой тайге был плохого качества, что не всегда позволяло выполнять норму. Относительно хорошая оплата начиналась только после выполнения 40 норм, а Евфросинии всёе время меняли вид работы и такого количества норм у неё просто не набиралось. В начале декабря начальник суйгинского леспромхоза Дмитрий Хохрин перевёл Евфросинию работать в Суйгу на самый трудный участок, надеясь таким образом скорее избавиться от неё — Евфросиния была единственно из ссыльных, кто отличалась от других тем, что она говорила то, что думала, а на собраниях лесорубов в местном клубе критиковала Хохрина за завышенные нормы выработки, за запрет членам бригады помогать друг другу и за то, что на его совести лежит голодание детей ссыльных и прочих иждивенцев (в Суйге тогда иждивенцы получали лишь 150 граммов хлеба в день). Этому же предшествовал и другой эпизод — 3 декабря 1941 года Евфросиния присутствовала на собрании в местном клубе, где лектор рассказывал о поддержке США Советскому Союзу. Евфросиния тогда имела неосторожность поинтересоваться, не означает ли это, что США, за помощь СССР, могут нарваться на войну с Японской империей (имя ввиду Антикоминтерновский пакт)? Спустя много времени она узнала, что Хохрин после этого написал на неё донос (всего он их на неё написал 111) в НКВД, в котором её вопрос охарактеризовал, как «гнусную клевету на миролюбивую Японию». Спустя 5 дней после этого случая произошло нападение на Пёрл-Харбор, однако, Евфросиния об этом узнала не скоро.

Побег[править | править вики-текст]

В феврале 1942 года Евфросиния заболела и не могла выходить на работу. Хохрин велел назначенной им фельдшерице не выписывать ей освобождение от работы и лишил ее пайка. Это стало последней каплей и 26 февраля 1942 года она попыталась убить Хохрина, но в последний момент передумала и сбежала из села, благо оно совсем не охранялось. Позже Евфросиния выяснила, что доносы Хохрина на её имя тогда не дошли до НКВД, потому что зимой лесозаготовки были отрезаны от районного центра. Тем не менее, весной НКВД их получил и люди оттуда приехали в Суйгу и, обнаружив, что Евфросиния исчезла, объявили её в розыск.

Путь побег пролегал по всей Западной Сибири. Евфросиния несколько дней шла по руслам рек на запад и перешла с правого берега Оби на левый. В первом же встреченной ею деревне Нарга она узнала, что НКВД велел коренным жителям Сибири сдавать ему беглых ссыльных. Не имея первое время чёткой цели, она, чаще всего, ночевала она в лесу и реже — в помещениях. Зима в той местности была сезоном заготовки топлива, и на пропитание Евфросиния зарабатывала заготовкой дров для местных жителей. Затем, будучи в селе Парабель Евфросиния решила идти в Омск, но на пути ей стали часто попадаться мёртвые деревни и, сильно мучаясь от голода, Евфросиния повернула обратно к селу Бакчар. По пути в одном из лесных посёлков она застала ссыльных поляков, чьи условия содержания были лучше, так как их сожержание оплачивали Англия и США. От них она узнала, что в Томске формируется польская армия, которая будет воевать с фашистами. Евфросиния решила пойти туда к польскому консулу, и, сославшись на своё происхождение по линии отца, записаться в польскую армию в качестве медсестры. Но этот план также не удался, потому что Томск находился на правом берегу Оби, а Евфросиния — на левом, и когда она пришла туда, то застала ледоход. Реку можно было переплыть только на пароме, но для этого требовалось показать документы, которых у Евфросинии не было. Тогда она решила идти дальше на юг.

В июне 1941 г. Евфросиния Керсновская была депортирована на спецпоселение в Нарымский округ Томскую область. После попытки к бегству в 1942 г. приговорена к высшей мере наказания. Отказалась просить о помиловании, написав: «Требовать справедливости — не могу, просить милости — не хочу». Тем не менее, расстрел был заменён на 10 летний срок. В 1944 году получила ещё один 10-летний срок за «контрреволюционную агитацию». Отбывала этот срок в Норильлаге.

После освобождения в 1952 году жила сначала в Норильске, а затем в Ессентуках, где в 19641968 годах написала мемуары. Её мемуары состоят из 2,2 млн букв, написанных на полях 680 рисунков. В 1982 году они были распространены через самиздат, a в 1990 году — опубликованы в журналах Огонёк, Знамя и британском The Observer.

Керсновская скончалась 8 марта 1994 года в городе Ессентуки.

Об истории Керсновской снят документальный фильм «Альбом Евфросинии» (режиссёр Г. Л. Илугдин).

Брат Керсновской, Антон Керсновский, учился в Париже, участвовал во Второй мировой войне в рядах французской армии, был ранен и умер в 1944 году от туберкулеза.

Воспоминания[править | править вики-текст]

Может ли человек, попавший под поезд, остаться живым? Нет-нет, его не задело буфером, не сшибло под насыпь. Он лежал между рельсами и чувствовал, как над ним тяжко и грозно громыхает смерть. К тому же он знал, что последний вагон оснащен стальным штырем, последней преградой к спасению. Таким человеком была Ефросиния Антоновна Керсновская, а поезд, прогромыхавший над нею, — ссылка, лесоповал, ГУЛАГ— власть Советов, выбросившая ее из оккупированной Бесcарабии в 1940 году.- Александр Зорин, Журнальный зал, 2012.

Ефросинья Керсновская пишет отрывисто. Так, как будто еще не отдышавшись, вернулась откуда-то издалека и пытается рассказать все, что с ней произошло. Уместить 13 лет в 300 страниц, в несколько часов рассказа. Импрессионизм ее синтаксических и смысловых мазков не нужно рассматривать отойдя подальше, как Моне, в них нужно вглядеться и по очереди смотреть на все элементы этой мозаики, в которой отражены реальные воспоминания.

Вообще цель этих мемуаров — показать то, о чем официально, казалось, никто никогда не узнает. Необходимо донести до людей эту важную информацию, открыть им глаза на то, что происходило за пределами столицы, а (и это открытие, которое шокирует саму Керсновскую), может и в столице. Поводом для написания воспоминаний была смерть матери, которой автор посвятила не только их, но и вообще всю свою жизнь. Не создав семью, не имея детей, она жила исключительно с матерью, а во время лагерей — ради матери. И именно мать, как ей кажется, своими молитвами отвела от нее беду и гибель, которая слишком уж часто дышала на нее своим смрадным дыханием.- Александра Гузева, Частный Корреспондент, 2014.

Сочинения[править | править вики-текст]

  • Керсновская Е. А. «Наскальная живопись». — М.: Квадрат, 1991.
  • Kersnovskaja Е. «Ach Herr wenn unsre Sünden uns verklagen». — Kiel: Neuer Malik Verlag, 1991.
  • Kersnovskaja Е. «Coupable de rien». — Paris: PLON, 1994.
  • Керсновская Е. А. «Сколько стоит человек». — в 6 томах, Москва, ООО «Можайск-ТЕРРА», 2000—2001.

В кино[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]