Китайцы и варвары

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Это статья преимущественно об идеологии. Подробнее о современной внешней политике см. Внешняя политика Китайской Народной Республики; по истории вопроса см. также en:Foreign relations of imperial China)

«Пять зон подчинения»: круги ближних подданных Сына Неба 天子 находятся в возрастающей степени контакта с территориями, которые позднее образуют даннические царства 朝贡国. Теоретически, последние стоят на пути аккультурации и пользуются милостями императора. Снаружи (化外之地) расположены: Восточные варвары Дунъи 東夷, Западные варвары Сижун 西戎, Южные варвары Наньмань 南蠻 и Северные варвары Бэйди 北狄.

Разделение на китайцев и варваров (華夷之辨) — концептуальное различие, повлиявшее на формирование идеологии китаецентризма в культурах Восточной Азии.

Терминология[править | править вики-текст]

Единого термина, аналогичного западному понятию «варвар» в доимперский период не существовало, как не было и этнического понятия «китаец»: среди царств Восточного Чжоу, входящих в китайскую культурную сферу западные (Чжоу, Цинь — см.ниже) и южные (У, Юэ и Чу) считались варварскими или полуварварскими (напр, Ши цзи, 《天官書》: 秦、楚、吳、越,夷狄也), в дипломатических беседах и трактатах подчеркивалось, что варварство — противоположность Чжоускому ритуалу, воплощению культуры «Серединных царств». Любопытно, однако, что понятие «варварства» было продуктом конкретной исторической ситуации. Так, по отношению к Чу оно зафиксировано в эп. Воюющих царств, но отсутствует в предшествующий период Весны и Осени.[1] По отношению к Цинь оно возникает только в поздний период Воюющих царств, когда Цинь громко заявляет о себе на политической арене.

Эволюция соответствующих представлений отразилась в многочисленных исторических терминах, обозначающих "варваров": доминирующим, с негативным подтекстом, стали и 夷 (тж. "четверо и" 四夷) или и-ди 夷狄. При этом и обладал множеством значений, среди которых современные словари выделяют такие как "мирный, спокойный, радостный".[2] Именно оно, вероятно, фигурирует в имени чжоуского И-вана 周夷王, 9 в. до н.э. Выражение чоу-и 醜夷 используется в Ли цзи в значении "напарник, ровня" (在醜夷不爭), в то время как в поздней имперской литературе у него появляется значение "варвары, инородцы". В древнекитайском языке иероглиф и таже использовался в значении ши 尸 ("труп", тж. символическая фигура, представляющая предков в ритуалах с их предполагаемым участием - см. en:Shi (personator)), что, возможно, объясняется омонимией. По предположению А.Шюслера, и восходит к австро-азиатскому корню, обозначающему "море".[3]

Понятие жун 戎, обозначавшее варваров и, одновременно, целый ряд военных реалий[4], стало выражением противоположности между сферами культуры (Китай, мир, конструктивность, вэнь 文) и военной мощи (варварство, война, деструктивность, у 武).[5]

Популярность ху 胡 и фань 番/蕃 (см. ниже, Ранние империи и Цин) отразилась в китайских названиях музыкальных инструментов среденеазиатскго происхождения (эрху, хуцинь), овощей (морковь — «варварская репа» 胡萝卜, томат - «варварский баклажан» 番茄) и проч.

Неолитические культуры[править | править вики-текст]

Археология[править | править вики-текст]

С закреплением археологической дисциплины в Китае 1 пол. 20 в. доминирующее значение получила концепция Фу Сыняня 夷夏东西说, согласно которой развитие китайской цивилизации происходило между двумя культурными полюсами: западным, Ся 夏 (предшественник китайской культуры, спекулятивно сопоставленный с культурой Яншао) и восточный, И 夷 ("варварская зона" - культура Луншань).

С открытием Мяодигоу (1959), демонстрирующим преемственность этих культур, концепция Фу была опровергнута. Ей на смену пришла теория «единого очага» (К. С. Чан и др.), более соответствующая традиционной китайской историографии.

Доминирующей ныне является теория «регионализма», закрепившаяся с возобновлением исследований после «Культурной революции» (Су Бинци и др.): яркие археологические свидетельства высокой культуры на территориях, традиционно считавшихся "варварскими" (см. Культура Хуншань, en:Niuheliang, Саньсиндуй) наводят на мысль, что классическая китайская цивилизация развивалась плюралистически.

Культура Эрлитоу, иногда отождествляемая с Ся, демонстрирует признаки обширных торговых контактов.

Цивилизация Эрлиган, засвидетельствованная откртиями Паньлунчэн, позволяет предположить, что местные правители держали в подчинении этнически отличающееся население (бронзовый стиль соответствует находкам Эрлиган и заметно отличается от местного керамического стиля).

Двумя наиболее самобытными культурами, развивавшимися параллельно с Шан, признаны Сансиндуй (Сычуань) и Синьгань (Цзянси)[6].

Среди примеров регионального взаимодействия: распространение сосудов типа дин и доу: из культур Давэнькоу и Даси в остальные регионы; распространение колесниц из северных регионов в Шан (известны начиная с периода ок. 1200 до н. э., прежде всего по раскопкам в Иньсюй. С эп. Чжоу управление колесницей фигурирует в составе классической программы образования аристократов, см. Шесть искусств)[7]; взаимопроникновение артефактов между Шан и северными кочевниками; распространение колокольной культуры из южных регионов в Чжоу.

Филологические свидетельства[править | править вики-текст]

Древнекитайский язык относится к сино-тибетской языковой группе. Детали развития тибетских языков (как вероятное раннее ответвление от прото-китайских, либо источник влияния на последние) не поддаются реконструкции.

Письменные памятники, свидетельствующие о языковых контактах между различными языковыми группами, большей частью относятся к средним векам. Однако косвенные свидетельства исследователи получают, сравнивая китайскую передачу «варварских» географических названий, а также из источников по древним диалектам (Фанъянь, отчасти Шовэнь).

  • Тохарские языки (индоевропейская ветвь): носители жили в таримском бассейне (совр. Синьцзян). По предположению С.Пигготта, этот регион мог стать каналом рапространения в Китае колесниц.[9]

Мифология, ранние свидетельства традиционной историографии[править | править вики-текст]

Описание первых же правителей глубокой древности сопровождается отчётом об их столкновениях с варварами. См. Ди-Ку (帝嚳). С другой стороны, Чжуаньсюй 顓頊, внук «предка всех китайцев» Жёлтого Императора, упоминается также как отец Цюаньдоу 驩兜, вождя народности саньмяо 三苗, и предок правящих домов царства Цинь («Ши цзи», 秦之先,帝顓頊之苗裔孫) и Чу (см. en:Jilian, а также en:Fengsu Tongyi 楚之先出自帝顓頊).

Шан (ок. 1700—1027 до н. э.)[править | править вики-текст]

В гадательных надписях упоминаются походы против племен, окружавших Шанское царство: туфан 土方, гуйфан 鬼方, вэй 危, жэнь 人 и др. Понятие фан 方 предположительно начинает обозначать жителей периферии, разделенных по сторонам света. Частые переезды двора, отсутствие гос. границ в современном смысле делали контакты с фан важной частью культуры. Постоянным соперником Шан были племена цян 羌, пленники которых использовались в государственных жертвоприношениях. Утверждается[10], что слово цян выступало как обобщающее название для «варваров» и рабов.

Вступая в дипломатические контакты, соседние племена превращались в вассалов Шан, таким образом якобы покидая круг «враждебных». Одним из таких вассалов было г-во Чжоу, расположенное на запад от Шан: дипломатические отношения с ним чередовались военными действиями. Усилившись, оно положило конец шанской династии.

Несмотря на пиетет, которым пользуется культура Чжоу в конфуцианстве, она иногда называется варварской даже в классических доимперских источниках, прошедших стадию ханьского редактирования (см. «Мэн-цзы» ниже). Конфуций (ок.551-479 до н. э.), потомок Шан, в эп. Вёсны и Осени являет собой пример интеллектуальной интеграции, утверждая культуру Чжоу как высочайший образец цивилизации Поднебесной.

Зап. Чжоу (1027—771 до н. э.)[править | править вики-текст]

Закладываются основания «ритуала» — церемониально-этической системы, которая будет отличать китайцев от варваров (а тж. аристократа от простолюдина; позднее также интеллектуала от дикаря).

Главными соперниками Чжоу выступают

  • кочевники жун 戎: предполагается, что названия цюань-жун 犬戎 (en:Quanrong), цюань-и 犬夷, кунь-и 昆夷 относятся к ним же.
  • племена Сяньюней: впервые упоминаются в 823 до н. э. (возможно, одно из жунских племён)

«Бамбуковые анналы» упоминают о приёме народа Ююэ 於越 Чэн-ваном в 1040. Идет ли речь о представителях народов Юэ или У-Юэ, остаётся неясным.

Вост. Чжоу (770—221 до н. э.)[править | править вики-текст]

Варвары описваются как животные, не знающие культурных норм (Цзо чжуань, Ми, 1; Си, 24). Однако они же периодически выступают военными союзниками и торговыми партнёрами. Одна из жен чжоуского Сян-вана (годы правления 651—619 до н. э.) происходит из ди 狄 (см. другие примеры в этой вики-статье).

В трактате Гуань-цзы упоминается восточно-иранский народ юэчжи. См. также Луши 潞氏.

По утверждению некоторых китайских учёных, идея физического бессмертия была привнесена в китайскую культуру в этот период варварами ди (Сюй Чжуншу zh:徐中舒, 1898—1991) или цян (Вэнь Идо, 1899—1946). Однако Юй Инши 余英時 (р.1930) выражает сомнение по поводу этих гипотез, считая, что соответствующее понятие развилось естественным путём из чаяний долголетия.[11]

По утверждению «Люй син» (гл. 25 в сборнике «Шан шу»), Мяо были первыми в использовании ряда телесных наказаний, таких как отрезание носа 劓 и ушей 刵, кастрация 椓 и позорная татуировка 黥 (苗民弗用靈,制以刑,惟作五虐之刑曰法。殺戮無辜,爰始淫為劓、刵、椓、黥。)

Вёсны и Осени (722—453 до н. э.)[править | править вики-текст]

В 649—648 жуны атакуют столицу Чжоу (Цзо чжуань, 11-12 гг. Си)

Один из будущих гегемонов (ба 霸), Вэнь-гун царства Цзинь (правл.636-628), рожден от наложницы из жун. До восхождения на трон находится 19 лет в изгнании, 11 из которых проводит среди своих «варварских» родственников.[12]

«Аналекты» утверждают, что «варварские государи — это хуже, чем полное отсутствие правителей на китайских землях» 子曰:「夷狄之有君,不如諸夏之亡也 (тем не менее, это утверждение было проинтерпретировано прямо противоположным образом в обращении Ван Даньвана к правителям Цин в позднеимперский период: «[Выгодно] отличаясь от китайцев, варвары имеют государя»).

Ваны царства У, более окультуренного по сравнению со своим южным соседом Юэ, но также некогда считавшегося варварским, выступают с заявлением о собственном родстве с домом Чжоу. Утверждается, что их род восходит к чжоусскому Вэнь-вану и т.о. по старшинству уступает только самому дому Чжоу. С заявлением подобного рода выступает Фучай в 482 до н. э. Не исключено, что царская линия отличалась по происхождению от массы собственных подданных, однако единого мнения на этот счёт до сих пор не существует.[13]

Возможно также, что утверждение ванов У — пропаганда, в той же мере как и утверждение их соперников, ванов Юэ, о родстве с Шаоканом из полумифической династии Ся.[14]

История вражды между царствами У и Юэ становится популярным сюжетом политического дискурса в Серединных царствах: оба соперника представляют собой культуру, чуждую «китайской», однако усиливающееся могущество У представляет для их жителей как угрозу, так и возможность партнёрства (политического, торгового, интеллектуального).

Эпоха воюющих царств[править | править вики-текст]

Выражение сы-и 四夷, «варвары четырёх концов света», становится нормативным для обозначения представителей иной культуры. Оно закрепляется в трактатах Мэн-цзы и Сюнь-цзы и входит в историографию династии Хань. Помимо него, используется также бином 蠻貉(貊) Мань-Мо («Чжун синь чжи дао» 忠信之道, Годянь).

Народы, относящиеся к царству Юэ, исчисляются сотней или сотнями (байюэ 百越 в «Анналах Люй Бувэя» и более поздней литературе). Ван Юэ Гоуцзянь (правл. 496—465 до н. э.) уже приводится как пример справедливого правителя, благосклонно принимающего советников и заботящегося о народе. Факт того, что речь идёт о «неокультуренных» народах, оказывается нивилирован.

Особой страницей истории становится эволюция царства Чжао 趙, находящегося на северной периферии Серединных Царств. Смерть без погребения чжаосского Улин-вана 趙武靈王 (ум.295 до н. э.) трактуется конфуцианскими моралистами как следствие его отпада от китайской цивилизации: в реформах уклада в своём владении Улин заходит настолько далеко, что принимает варварскую одежду и вводит в военный обиход кавалерию. Вдохновителем реформ Улина становится царство Чжуншань, которое, несмотря на аттрибуцию варварам байди, в свою очередь принимает понятия конфуцианской этики. О взаимоотношениях Чжао с хунну (сюнну) см. Ли Му 李牧 (ум. 229 до н.э.). См. также Виман (Кочосон) — выходец из Янь, основавший царство на территории современной Кореи.

Мэн-цзы (372—289 до н. э.) утверждает, что не только чжоуский Вэнь-ван, но и Шунь 舜 имели «варварское» происхождение, но тем не менее стали парагонами китайской культуры (舜生於諸馮,遷於負夏,卒於鳴條,東夷之人也。文王生於岐周,卒於畢郢,西夷之人也。地之相去也,千有餘里;世之相後也,千有餘歲。得志行乎中國,若合符節。先聖後聖,其揆一也。 — «Ли лоу» 離婁下,29).

Феномен царства Цинь[править | править вики-текст]

Во второй половине периода царство Цинь, упоминаемое в более ранних источниках редко и нейтрально, получает характеристики «имеющего сердце хищника», «подобного варварам жун и ди», «не знающего ритуальных норм».[15] В противоположность этому, циньский Му-гун (правл. 659-21 до н. э.) упоминается Сыма Цянем как представитель Серединных царств в противостоянии с жунами. Согласно археологическим свидетельствам, Цинь на раннем этапе существования не только строго придерживалось системы ледин 列鼎, но и сохранило преверженность традиционным стандартам после «ритуальной реформы» ок. 850 до н. э., что свидетельствует о сильном влиянии культуры Чжоу. Сян-гун царства Цинь (правл. 777—766 до н. э.), способствовавший перемещению столицы Чжоу на восток, в благодарность получил от Ю-вана аристократический титул хоу и земли на Западе, на территории бывшей столицы. Таким образом, Цинь оказалось наследником материальной культуры Чжоу. Ряд свидетельств указывают на отождествление Цинь и Чжоу в религиозной и политической риторике.[16] Таким образом, критические заявления эп. Воюющих царств о "варварстве" Цинь с большой долей вероятности можно характеризовать как пропагандистские. В свою очередь, Цинь позиционировало себя как царство, "заботящееся как о мань [варварах], так и о Ся 夏 [Серединных царствах]".[17]

Расширяясь на юг, Цинь колонизировало территории, соответствующей совр. провинции Сычуань и, таким образом, уже выступило как политический центр относительно завоёванной периферии. Миграции и насильственная релокация населения, а также его естественный рост, внедрение новых форм управления, социальные реформы, ирригационные проекты и "железная революция" способствовали образованию новой системы социальных, административных и культурных реалий.

Ранние империи: Цинь и Хань (221 до н. э. — 220)[править | править вики-текст]

Объединив китайские царства, империя Цинь оказалась лицом к лицу с северными варварами ху 胡: это был новый тип соперника китайской цивилизации, с кочевым укладом жизни и высокой степенью географической мобильности. Материальным выражением разделения на китайцев и варваров стал проект Циньши-хуана по реконструкции стен, окружавших некогда автономные Серединные Царства: внутренние барьеры между царствами были снесены, а северная граница — подчеркнута объединением, укреплением и удлинением существующих стен, образовавших прототип нынешней Великой китайской стены.

Основатель династии Хань (206 до н.э.), Лю Бан, был выходцем из Чу, что сказалось на придворных вкусах "южного" толка, а также, возможно, на проникновении южных космогонических мотивов в конфуцианскую ортодоксию. Ю Сюн 鬻熊, один из ранних правителей Цзин 荆 (будущего "варварского" царства Чу), упоминается раннеимперскими источниками как учитель и сподвижник Вэнь-вана (правл. 1099-1059 до н.э.), одного из основателей культуры Чжоу. Возможно, подобные заявления были частью пропаганды Чу, аналогичной претензиям других ранних "варварских" царств на родство с чжоуской традицией.

В 111 до н. э. дин. Хань основала Дуньхуан, пограничный пост для защиты северных территорий. Сухой климат, способствовавший сохранению письменных документов, и богатые межэтнические контакты на протяжении следующего тысячелетия превратили его в уникальный культурный оазис.

Классическая формулировка имперской тактики относительно варваров принадлежит Чао Цо 晁錯 (?200-154): «Уничижение себя ради услужения сильным — это стиль мелких княжеств; объединение малых групп ради атаки на сильного — это стиль наших врагов [Сюнну]. Провокация вражды между варварскими племенами — это стиль Серединных Царств.»[18]

  • Сюнну 匈奴: NB Цзинь Миди/en:Jin Midi 金日磾 (134-86 BC), аристократ сюнну, перешедший на сторону Хань У-ди и сделавший карьеру при дворе благодаря собственной честности и преданности. Предотвратил покушение на У-ди. См. также Хуханье.
  • Сяньби 鮮卑: см. Четыре ханьских округа. Новое территориальное образование эп. Хань возникает после завоевания корейского царства Кочосон в 108 до н. э. Просуществовав ок. 420 лет, оно снова выходит из китайского подчинения (см. Когурё).

«Хань шу» упоминает должность дянькэ 典客 ("распорядитель гостевых приемов"), существовавшую в Цинь. Функцией её носителя было "управление всеми перешедшими на правую сторону инородцами (мань-и)" 掌諸歸義蠻夷. Оборот гуй и 歸義 ("обращение", "возврат к справедливости") многократно встречается в ханьской литературе по отношению к "варварам".

«Варварам» принадлежала миссия распространения буддизма в Китае. Так, в 67 г. н. э. монахи юэчжи выполнили перевод «Сутры из 24-х глав» 四十二章經, считающейся первым буддийским памятником китайской литературы. Знаменитый переводчик Ань Шигао (поздн. Хань) происходил из Парфии.

Как отмечает Тамара Чинь (?), иностранность не всегда ассоциировалась с варварством: с одной стороны, некоторые влиятельные божества представлялись китайцам живущими на периферии китайского мира (см. Си Ванму); с другой стороны, сами же варвары сюнну имели общих с китайцами предков эп. Ся (?!).[19]

Несмотря на милитаристическую подоплёку, ханьская идеология уделяет внимание культуре в классическом духе: Хань шу, в завершение повествования об аккультурации некитайских народов, приводит высказывание Конфуция (не известное по другим классикам) 有教亡類 — «Когда есть культурное влияние, видовые разделения уходят в небытие».

Сохранившийся литературный канон, сформированный в эп. Хань из более ранних материалов, приводит классические модели китаецентризма: пять и девять зон подчинения, уфу 五服 (Шаншу, гл.6 «Юй гун»), и цзюфу 九服 (Чжоу ли, гл. 33 «Чжифан ши») соответственно. Идеалистическое изображение варваров в хвосте чжоусской аристократической иерархии содержится в главе «Мин тан вэй» Ли цзи: эта глава открывается описанием ассамблеи чинов на приёме у Чжоу-гуна; варвары находятся вне самого зала, однако их присутствие подчёркивает размах и значимость происходящего.

Стабильность династии Хань привела к формированию этнонима, который закрепился как обозначение китайской национальности и культуры (хань).

Троецарствие, Цзинь (220—420)[править | править вики-текст]

Падение династии Хань привело к крупному социо-географическому сдвигу: два из трёх образовавшихся царств находились в бассейне реки Янцзы, который, для сравнения, вмещал не более четверти регистрированного населения в эп. Западная Хань. С другой стороны, север империи впервые оказался под некитайской администрацией; с этого момента бассейн реки Хуанхэ, вотчина Шан и Чжоу, оказывался под владычеством некитайских монархов 9 из 18-и последующих веков китайской истории.[20]

Политический хаос, способствовавший миграции на юг, кульминировал в захватах бывших имперских столиц некитайскими племенами: Лоян в 331 и Чанань в 317. Между 280 и 464 зарегистрированное население в бассейне Янцзы увеличилось в пять раз.[21] Продуктом интеллектуального освоения нового опыта стало сочинение Чжугэ Ляна (181—234) «Ту пу» 圖譜, повествующее о туземных племенах юга.

Северные соседи китайцев оказалиь вовлечены в качестве наёмников в Войну восьми князей. Ослабление центральной власти на севере империи позволило амбициозным лидерам некитайского происхождения (Лю Юань 劉淵) провозгласить собственные государства. Поворотной точкой стал захват Чэнду Ли Сюном 李雄 и смещение династии Цзинь на юг: эта дата считается началом эпохи Шестнадцать варварских государств 五胡十六国 (304—439). Китайское название эпохи (уху 五胡, «государства пяти варваров»: Сюнну, Сяньби, Ди 氐, Цяны 羌 и Цзе 羯) дополнительно закрепило понятие «варвар» и его обновлённую нюансировку.

Полемический даосский трактат «Хуахуцзин» (ок. 300), направленный против буддизма, подчеркивал дикость среднеазиатских варваров и просветительскую функцию Лао-цзы, который якобы стал прародителем буддизма.

Северные и Южные династии (420—581)[править | править вики-текст]

  • Император У-ди (династия Лян) (464—549) - крупнейшая фигура эпохи, покровитель буддизма.
  • Жань Минь (?-352), инициатор геноцида против народности цзе.

Последняя из династий периода, Северная Чжоу, была основана сяньби и имела смешанный «китайско-варваский» характер.

Суй — Тан (581—907)[править | править вики-текст]

Вэнь-ди, основатель династии Суй, будучи этническим китайцем, использует клановое имя сяньби.

«Смешанные варвары» 雜胡 (дин. Суй) — по отношению к этносу Тюркского каганата; Си 奚 (Татабы)

Тюрки-шато принимали активное участие в политической жизни Тан и последующей эпохи раздробленности (исследование этого периода в 20 в. возглавил Чэнь Инькэ: его подход ставил под вопрос шовинистическую позицию, выработанную поздней китайской историографией по отношению к некитайским народам).

В своей анти-буддийской риторике Хань Юй 韩愈 (768—824) использовал тему разделения между китайцами и варварами: сторонники модной религии, согласно его позиции, забывали учение древних царей и следовали путём варваризации.

См. также Тоньюкук (646—724).

Сун (960—1279)[править | править вики-текст]

Перед лицом угрозы Китаю со стороны киданей и чжурчжэней, Сунь Фу zh:孫復 (992—1057) указывал на сходство с эп. Чуньцю, однако современных «варваров» Сунь сравнивал не с инордными племенами древности, а с чжухоу — китайской аристократией, враждебной власти ванов Чжоу и, в конечном итоге, приведшей последних к политическому коллапсу.

После потери северных территорий, Чэнь Лян zh:陳亮 (1143-94), один из ирредентистов эпохи, обратился к классикам для объяснения сложившейся ситуации. По его интерпретации, падение Чжоу было вызвано смешением дао китайцев и дао варваров. В его представлении, летопись Чуньцю представляла собой руководство по внешней политике.[22]

Согласно одной из нескольких теорий возникновения народности хакка, эта субгруппа сформировалась из китайских переселенцев с севера, завоёванного в эп. Сун, — однако не ассимилировалась, а оформилась в обособленные сообщества, которые в поздние эпохи становились источником этнических трений (см. en:Punti).

Юань (1271—1368)[править | править вики-текст]

Практика левирата (унаследования жен между братьями и близкими родственниками), распространенная среди кочевых народов, рассматривалась китайскими интеллектуалами как грубо нарушающая конфуцианский этос.

Сюй Хэн 許衡 (1209—1281, национальность хань) был поставлен во главу заново учрежденной Национальной Академии 國子學, где успешно выступал за сохранение конфуцианской ортодоксии.

Создавая Ханбалык (совр. Пекин), монголы сочетали китайский канон с элементами тантрического символизма (см. Амир ад-Дин).

Мин (1368—1644)[править | править вики-текст]

Укрепление династии Мин было сопряжено с карательной экспедицией против остатков предыдущей династии на юге. В экспедиции участвовали как китайцы хань, так и представители мусульманского этноса хуэй (см. en:Ming conquest of Yunnan). Столкновения привели к недовольству местного населения мяо и яо, которое было подавлено (Miao Rebellions).

Ведущей фигурой в подавлении волнений южных аборигенов яо и дун (zh:藤峽盜亂) в более позднюю эпоху был Ван Янмин (1472—1529), наиболее известный как представитель неоконфуцианской философии. В последующие века его учение пользовалось широкой популярностью в Японии и повлияло на формирование самурайской этики.

Минские колонисты хань сформировали местную этническую группу туньбао (туньпу 屯堡 en:Tunbao) в пров. Гуйчжоу. Её принадлежность ханьскому этносу была забыта вплоть до конца 19 века, когда японский антрополог Тории Рюдзо 鳥居 龍藏 (1870—1953) привлёк внимание к элементам ханьфу в костюмах женщин туньбао.

См. также Ван Фучжи (1619—1692).

Цин (1644—1912)[править | править вики-текст]

Интеллектуалы эпохи активно обсуждали опыт династии Юань, когда правление страной оказалось в руках варваров. Ван Фучжи осудил Сюй Хэна (см. выше), утверждая, что его сотрудничество с захватчиками был пособничеством культурной деградации. Согласно Вану,

Уничтожить варвара не есть бесчеловечность, ограбить — не есть несправедливость, обхитрить — не есть обман. Отчего так? Оттого, что человечность и справедливость суть нормы человеческих взаимоотношений. Они не распространяются на чужую породу.

— «Читая "Всеобщее зерцало"» (Ду Тунцзянь лунь) 读通鉴论

Однако следует отметить, что его взгдляды стали популярны не раньше начала 20 в. При жизни они оставались культурной аномалией, а его сочинения — не печатались.

Династия Цин, будучи маньчжурской, придерживалась многонациональной идеологии: подданными считались как китайцы, так и монголы, манчжуры, тибетцы и «мусульмане» (национальность хуэй). Варварами же выступали, соответственно, прежде всего, «заморские» западные пришельцы («янъи», «янжэнь», «ян гуйцзы»).

Администрация над некитайскими племенами юга выполнялась посредством местных вождей тусы 土司. По степени подчинения императорской власти китайские земли разделялись на внутренние и внешние «приграничные районы» фань 藩 fān. Для контроля в северных областях, требовавших более активного военного присутствия, было создано специальное пограничное ведомство лифань юань 理藩院.

Риторика амбивалентности в классическом понимании разделения на китайцев и варваров была успешно использована Лю Фэнлу (zh:劉逢祿, 1776—1829) в дипломатическом кризисе, вызванном недовольством вьетнамского императора Минь Манга (правл.1820—41) фактом китайского использования термина и по отношению к его государству.[23]

В области теории, мыслители поздн. Цин были озабочены столкновением империи с Западной агрессией. См. Вэй Юань.

В 1861 году, после поражения Китая во Второй опиумной войне, Министерство ритуала, ведавшее отношениями с иностранцами в рамках «даннической системы», уступило эту функцию новому административному образованию, см. Цзунли ямэнь: данническая система принципиально не удовлетворяла требованиям современности. Сложность перехода отобразилась, например, в провальном деле «флотилии Лэя-Осборна», в котором китайская и британская стороны не смогли прийти к консенсусу насчет иностранного командования новоприобретенными кораблями. Шерарду Осборну принадлежит фраза «Представление о джентельмене под командованием азиатского варвара — абсурдно» (the notion of a gentleman acting under an Asiatic barbarian is preposterous).[24]

Амбивалентность разделения на "китайцев" и "варваров" проявилась во время восстания Тайпинов (1850-1864), лидеры которого, выступая против чужеродной правящей династии, одновременно выступили также против конфуцианских догм. В качестве альтернативы тайпины обратились к христианской идеологии, проникшей в массы вследствие деятельности западных миссионеров.

Аньти-маньчжурская риторика (Цзоу Жун[[:en:

Zou Rong|[en]]]) сопровождала последние десятилетия правления Цин. Установление республиканского строя стало переломом 2-тысячелетней политической традиции, рассматриваемой приверженцами монархизма как самая суть китайской культуры.

Межнациональная агенда[править | править вики-текст]

Корея и Япония[править | править вики-текст]

Сохраняя независимость в значительные периоды истории, Корея выработала двойственное отношение к Цзицзы 箕子 (кор. 기자 Gija), полумифическому сановнику эп. Шан (см. Хунфань), который якобы получил надел на Корейской земле в эп. Чжоу.

Плодом модификации модели китаецентризма стало понятие en:Sojunghwa 소중화 (小中華), которое утверждало Корею наследницей подлинной китайской культуры. Парадоксальным образом, идеология китайского культурного доминирования была использована для преодоления китаецентризма: падение династии Мин послужило поводом утверждать (как минским лоялистам-эмигрантам, так и японским националистам), что истинным носителем китайских ценностей отныне является не Китай, но Япония.

См. также

  • о высадке Сюй Фу (3 в. до н. э.) в Японии.
  • Вокоу 倭寇 - японские пираты (уничижит. "карлики")

Вьетнам[править | править вики-текст]

Царство Наньюэ, образованное в результате экспансии и упадка династии Цинь, занимает двоякое положение: плод китаизации с одной стороны, и раннее проявление культурно-политической автономии — с другой.

Запад и Республиканский Китай[править | править вики-текст]

В колониальную и республиканскую эпоху исследование отдалённых регионов Китая стало источником громких открытий и связанных с ними политических разногласий, как например обнаружение «библиотечной пещеры» в Дуньхуане, экспедиций Петра Козлова (1863—1935), Отани (1876—1948) и Фольке Бергмана (1902—1946).

Серия сино-шведских экспедиций, которую возглавил Свен Гедин (1865—1952), исследовала регионы китайской экспансии в Средней Азии и Тибете. Как и в древности, политические столкновения шли бок о бок с культурными контактами.

Выдающиеся потомки «варваров»[править | править вики-текст]

  • Ли Бо (701—762/763), поэт, по материнской линии (предположительно) отпрыск цян;
  • Бо Цзюйи (772-846), поэт, предки которого предположительно происходили из ху;
  • Пу Сунлин (1649—1715), новеллист, вероятно имевший арабских предков;
  • Лян Шумин (1893—1988), конфуцианский философ монгольского происхождения.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Pines, Yuri. Foundations of Confucian Thought, 2002:43-4.
  2. 夷 (yí) перевод иероглифа с китайского языка на русский | Zhonga.ru - Китайский словарь онлайн
  3. Schuessler, Axel. ABC Etymological Dictionary of Old Chinese. University of Hawaii Press, 2007:563.
  4. 戎 (róng) перевод иероглифа с китайского языка на русский | Zhonga.ru - Китайский словарь онлайн
  5. Pierce, Spiro, Ebrey. Culture and Power in the Reconstitution of the Chinese Realm, 200-600, 2001:29.
  6. Cambridge History of Ancient China, 1999:135
  7. Cambridge History of Ancient China, 1999:207-8
  8. Cambridge History of Ancient China, 1999:81
  9. Cambridge History of Ancient China, 1999:87
  10. Prusek, Jaroslav. Chinese Statelets and the Northern Barbarians in the period 1400—300 BC. New York, 1971. с.39
  11. Yü, Ying-shih. «Life and Immortality in The Mind of Han China». Harvard Journal of Asiatic Studies, Vol. 25, (1964—1965), pp. 80-122. Обсуждение на стр. 88, сноска 36.
  12. Pines, Yuri. Foundations of Confucian Thought, 2002:110.
  13. Olivia Milburn, The Glory of Yue, 2010:5-6.
  14. Olivia Milburn, The Glory of Yue, 2010:7. Мильбурн указыват, что существует три различных утверждения о генеалогии ванов Юэ
  15. Yuri Pines, with Lothar von Falkenhausen, Gideon Shelach and Robin D.S. Yates, "General Introduction: Qin History Revisited, " in: Yuri Pines, Lothar von Falkenhausen, Gideon Shelach and Robin D.S. Yates, eds., Birth of an Empire: The State of Qin revisited. Berkeley: University of California Press, 2014:6. [1]
  16. Birth of an Empire: The State of Qin revisited, 14-16.
  17. Birth of an Empire: The State of Qin revisited, 16-17.
  18. «To set the Man and Yi to attack one another is the Central States style» — перевод с английского: Nylan-Loewe, China’s Early Empires, 2010:136.
  19. Tamara Ta Lun Chin, Savage Exchange: Figuring the Foreign in the Early Han Dynasty
  20. Mark E. Lewis, China between Empires: the Nothern and Sothern Dynasties, 2009:2-4.
  21. Lewis, 6.
  22. Elman, Classicism, Politics, and Kinship, 151.
  23. Elman, Benjamin A. Classicism, Politics, and Kinship : the Chang-chou School of New Text Confucianism in Late Imperial China. [electronic resource] 1990:215-18.
  24. J.D.Spence, The Search for Modern China, 1990:201.