Клятва Горациев

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
David-Oath of the Horatii-1784.jpg
Жак Луи Давид
Клятва Горациев, 1784
Le Serment des Horaces
Холст, масло. 330×425 см
Лувр, Париж

«Клятва Горациев» (фр. Le Serment des Horaces) — картина французского художника Жака Луи Давида, написанная им в 1784 году в Риме. В следующем году картина была выставлена в Париже и принесла небывалый успех художнику. «Клятва Горациев» стала образцом формировавшейся в то время школы французского неоклассицизма.

Картина является частью собрания Людовика XVI и в настоящее время находится в 75-м зале на 1-м этаже галереи Денон в Лувре. Код: INV. 3692.

Сюжет[править | править исходный текст]

Study for the Oath of the Horatii the Three Horatii.jpg
Эскиз Клятвы Горациев:
Трое Горациев
, 1783
58,2×36,2 см
Musée Bonnat, Байонна

В основе картины лежит рассказ римского историка Тита Ливия, согласно которому трое братьев из рода Горациев были выбраны, чтобы сразиться с тремя лучшими воинами враждебного Риму города Альба-Лонга — братьями Куриациями. Давид запечатлел момент, когда трое братьев, подняв руки в римском приветствии, клянутся победить или умереть, а их отец протягивает им боевые мечи. Справа изображена группа скорбящих женщин: вдали мать Горациев склонилась над двумя внуками, ближе сестра Камилла, невеста одного из Куриациев, и Сабина, сестра Куриациев и жена одного из Горациев. На заднем плане видны три арки, каждая из которых соответствует группе фигур: правая — группе женщин, левая — братьям, центральная отцу с мечами. Давид тщательно продумал композицию картины, «хореографию» персонажей и игру света, что концентрирует внимание зрителя в центре картины, раскрывая моральную атмосферу такой необычайной силы, что страдание отступает перед ней.

Study for the Oath of the Horatii the elder Horatius.jpg
Эскиз Клятвы Горациев:
Старый Гораций
, 1783
58,2×36,2 см
Musée Bonnat, Байонна

Таким образом, Давид в этой картине противопоставляет идеалы патриотизма, гражданственности и самопожертвования во имя родины мужчин страданиям и сентиментальной слабости женщин.

Предыстория[править | править исходный текст]

Изначально Рим являлся колонией Альба-Лонга — главного города Латинского союза. Однако за 100 лет, к концу VII века до н. э., Рим возвысился, в то время как Альба-Лонга начал постепенно терять своё значение. Это и явилось причиной, что ни один из латинских городов не пришёл на помощь Альба-Лонга во время войны с Римом. Поводом к войне послужили обоюдные пограничные набеги и грабежи. Как раз к тому времени умер Гай Клюилий — царь Альба-Лонга, и его жители облекли диктаторской властью Мета Фуфетия. После некоторого выжидания армии Рима и Альба-Лонга сошлись в открытом поле. Однако Мет Фуфетий вызвал Тулла Гостилия на переговоры и предостерёг его о том, что междоусобица ослабит оба города, и распря между Римом и Альба-Лонга может привести к тому, что оба эти города поработят этруски. Поэтому решено было выявить победителя единоборством нескольких избранных солдат. Так состоялось легендарное сражение между тремя братьями Горациями и Куриациями со стороны Рима и Альба-Лонга соответственно. В начале схватки все альбанцы были ранены, а двое римлян погибли. Последний из Горациев преднамеренно обратился в бегство. Когда преследователи, в силу полученных ран разъединились, Гораций сразился с каждым по отдельности и быстро победил их. Таким образом Горации победили, и Альба-Лонга был вынужден вступить в наступательный союз с Римом против этрусков. Гробницы Горациев и Куриациев по словам Ливия, можно было видеть ещё в его время; две римские вместе, а три альбанские порознь - в соответствии с тем в каком месте поля братья были убиты.

История картины[править | править исходный текст]

Study for the Oath of the Horatii- Camilla.jpg
Эскиз Клятвы Горациев:
Камилла
, 1783
50,5×35 см
Musée Bonnat, Байонна

В 1784 году Давид вместе с женой и тремя учениками приезжает в Рим, так как, по его словам, только в Риме он мог писать римлян. С сентября 1784 по 1786 год римская Академия Святого Луки сдала Давиду мастерскую Плачидо Констанци (итал. Placido Constanzi), где он смог работать в относительной изоляции, так как предпочитал не показывать никому свои картины до полного завершения.

Моделью внуков, над которыми склонилась мать Горациев, вероятно, послужили младшие сыновья Давида. Исследовательница творчества Давида Арлетт Серулла (фр. Arlette Serullaz), которая изучила дневники Давида с изображениями голов в шлемах и фригийских колпаках, называла одну из ватиканских фресок с группой прелатов в качестве предполагаемой модели для голов братьев в шлемах.

Давид полностью закончил работу над картиной только в июле 1785 года. Один из его учеников, Друэ (фр. Jean-Germain Drouais), писал: «Невозможно описать её красоту». Когда мастерская стала открыта для посещения публики, реакция превзошла все ожидания художника. «Весь Рим» собрался посмотреть «Клятву Горациев», которую посчитали величайшей данью уважения Вечному Городу. Мастерская превратилась в объект паломничества. Картине посвящались хвалебные речи, даже папа римский пришёл на неё посмотреть. Среди самых больших почитателей был и немецкий художник Иоганн Тишбейн, что нашло отражение в его картине «Гёте в Римской Кампанье» 1787 года.

Study for the Oath of the Horatii Sabina.jpg
Эскиз Клятвы Горациев:
Сабина
, 1783
46,5×51 см
Musée des Beaux-Arts, Анже

Полотно было отправлено в Парижский салон, а Давид очень беспокоился, что его расположат в невыгодном месте из-за интриг его недоброжелателей. Однако опасения оказались напрасными. «Клятву Горациев» повесили над портретом Марии-Антуанетты с сыновьями работы Елизаветы Виже-Лебрун, что оказалось очень выгодным местом. Картина была специально доставлена в Салон уже после открытия, так как на открытии было множество новых работ, которые могли сгладить эффект. «Клятва Горациев» была принята публикой с восторгом, не уступавшим тому, что был в Риме.

«Клятва Горациев» стала поворотной точкой не только в творчестве Давида, но и во всей европейской живописи. Если в искусстве XVIII века доминировала «женская вселенная» с её изогнутыми линиями, то теперь она начала уступать место вертикалям «мужского мира», подчёркивающим главенствующую роль мужества, героизма, военного долга. Этим полотном Давид снискал славу во всей Европе.

Техника[править | править исходный текст]

«Клятва Горациев» исполнена в стиле французского неоклассицизма, и Давид использовал в ней множество приёмов, характерных для этого стиля.

  • Фон картины оттенён, в то время как фигуры на переднем плане выделены, чтобы показать их значимость
  • Тусклые цвета используются, чтобы показать, что изображаемая история важнее самой картины
  • Ясная и чёткая композиция указывает на символизм числа «три» и треугольника
  • Предпочтение отдаётся чётким деталям взамен лёгких мазков, характерных для рококо
  • Яркие эмоции проявляют только женщины, тогда как мужчины выполняют свой долг
  • Героическая тематика всего сюжета картины

См. также[править | править исходный текст]

Источники[править | править исходный текст]

  • Sophie Monneret David and neo-classicism. — Terrail, 1999. — 207 с. — ISBN 2-87939-217-9
  • Ingo F. Walther Masterpieces of Western art : a history of art in 900 individual studies : from the Gothic to the present day. — Taschen, 2005. — Т. 1. — С. 365. — ISBN 3-8228-4746-1
  • Путеводитель по Лувру. — Париж: Réunion des Musées Nationaux, 2007. — С. 212—213. — 480 с. — ISBN 2-7118-5134-6

Ссылки[править | править исходный текст]