Кнорозов, Юрий Валентинович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Юрий Кнорозов
Юрий Кнорозов.jpg
Ю. Кнорозов с сиамской кошкой Асей (Аспидом). Фото И. К. Федоровой (1971).
Дата рождения:

19 ноября 1922({{padleft:1922|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:19|2|0}})

Место рождения:

Харьков, Украинская ССР

Дата смерти:

31 марта 1999({{padleft:1999|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:31|2|0}}) (76 лет)

Место смерти:

Санкт-Петербург, Россия

Страна:

Флаг СССРФлаг России

Научная сфера:

история, этнография, эпиграфика, дешифровка

Место работы:

Институт этнографии АН СССР им. Н. Н. Миклухо-Маклая

Альма-матер:

Московский государственный университет

Научный руководитель:

С. А. Токарев

Известные ученики:

Галина Ершова

Известен как:

Дешифровщик письменности майя

Награды и премии


Государственная премия СССР
Кавалер ордена Ацтекского орла

Ю́рий Валенти́нович Кноро́зов[1] (19 ноября 1922, Харьков, УССР[2] — 31 марта 1999, Санкт-Петербург) — советский историк и этнограф, специалист по эпиграфике и этнографии; основатель советской школы майянистики. Доктор исторических наук (1955). Лауреат Государственной премии СССР (1977). Кавалер ордена Ацтекского орла (Мексика) и Большой золотой медали (Гватемала).

Известен своей дешифровкой письменности майя, в продвижении математических методов исследования недешифрованных письменностей. В группу исследователей под руководством Кнорозова в разное время входили такие известные историки, этнографы и лингвисты, как Александр Кондратов, Маргарита Альбедиль, Николай Бутинов и др. В середине 1950-х годов они внесли большой вклад в дешифровку письменности острова Пасхи. В 1960-е годы группа Кнорозова предложила дешифровку письменности долины Инда, которая, однако, не является общепризнанной.

В 2012 году в Канкуне (Мексика) Юрию Кнорозову был установлен памятник, созданный Григорием Потоцким.

Биография[править | править исходный текст]

Юрий Валентинович Кнорозов родился в поселке Южный (сейчас г.Пивденный) под Харьковом, бывшим тогда столицей УССР, в семье главного инженера Южного треста стройматериалов. Братья: Сергей — инженер-геодезист, Борис — адъюнкт Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского, Леонид — военный врач 3-го ранга особой Дальневосточной Краснознамённой армии, сестра Галина — научный работник Всеукраинского эндокринологического института[2]. Бабушкой по отцовской линии была известная театральная актриса, первая народная артистка Армении Мариам Давидовна Сахавян/Кнорозова (псевдоним Мари Забел, 1858 г., Битлис, Западная Армения — 12 января 1926 год, Тифлис).

По утверждению самого Юрия Валентиновича, его датой рождения было 31 августа, по паспорту — 19 ноября. В школе он был способным, но слишком неконтролируемым учеником. Несмотря на своё эксцентричное поведение, будущий учёный отличился в изучении как естественных, так и гуманитарных наук, а также интересовался разными видами искусства: играл на скрипке, писал стихи и проявлял способности к рисованию с практически фотографической точностью. В 1937 году закончил 7 классов железнодорожной школы № 46 в поселке Южный . В 1939 году закончил рабфак при 2 ХМИ. Успел проучиться на первом курсе исторического факультета Харьковского государственного университета им. А. М. Горького[2].

Со мной в общежитии жил Юра Кнорозов. Он всё отдавал науке, всё. Получал стипендию и немедленно покупал книги, а потом у всех одалживал на еду. Питался водой и хлебом. Занимался расшифровкой письменности майя. Это ему удалось, и он стал всемирно известным учёным[3].

Севьян Вайнштейн

В 1940 в возрасте 17 лет Кнорозов поступил в Московский государственный университет на исторический факультет, где первоначально специализировался по египтологии. В университете Кнорозов смог реализовать своё увлечение историей Древнего Востока, этнографией и лингвистикой. Однако учёба была прервана начавшейся войной, Кнорозов был призван в армию, и осенью 1941 года оказался в окружении, его родные остались на оккупированной территории. Неизвестно, каким образом он добрался до Москвы. В 1943 году Юрий Валентинович был вторично призван и отбыл на фронт.

Кнорозов воевал в частях связи и (согласно записи в военном билете) встретил победу под Москвой телефонистом 158-го артиллерийского полка резерва ставки главнокомандующего. Известно, что Кнорозов не участвовал во взятии Берлина, но, тем не менее, согласно возникшей позже легенде, именно из Берлина в качестве военного трофея он привез две исключительно важные книги, якобы спасенные из пламени горящей библиотеки. При этом неясно, зачем офицеру-связисту понадобились такие издания, как «Сообщение о делах в Юкатане» Диего де Ланда в публикации Брассёр де Бурбура и «Кодексы майя» в гватемальской публикации братьев Вильякорта, поскольку индейцами-майя он тогда не занимался[4]. В армии Кнорозов упорно отказывался идти на офицерские курсы, чтобы побыстрее демобилизоваться и вернуться к научной работе.

Здание Кунсткамеры, фото 2005 г.

В 1945 году Кнорозов вернулся в университет на кафедру этнографии, чтобы продолжить свои исследования в области шаманских практик. Работая в московском отделении Института этнографии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Кнорозов провёл несколько месяцев в Узбекской и Туркменской ССР, участвуя в работе Хорезмской экспедиции. Работая в Средней Азии, он занимался изучением специфики взаимоотношений кочевых этнических групп и оседлых цивилизаций в регионе от древних времён до периода экспансии Российской империи. И в это время на глаза Кнорозову попалась опубликованная в 1945 г. статья немецкого исследователя Пауля Шелльхаса под названием «Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема». Эта публикация резко изменила его научные планы. Он оставляет шаманские практики, чтобы ответить на вызов Шелльхаса: «Как это неразрешимая проблема? То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим». Этой позиции он придерживался всю свою жизнь. После окончания университета Кнорозову сообщили, что он не может претендовать на аспирантуру, поскольку его родственники оказались на оккупированной территории. Благодаря С. А. Токареву, он переехал в Ленинград и стал сотрудником Музея этнографии народов СССР, где занимался, по собственным словам, «черновой музейной работой без претензий», причём жил в комнате в здании самого музея. Параллельно велась работа по дешифровке письменности майя. После прорыва 1952 года, С. А. Токарев и С. П. Толстов добились его перевода в Институт этнологии и антропологии имени Н. Н. Миклухо-Маклая РАН (Кунсткамера) в Ленинграде, где работал до самой смерти.

Дешифровка письменности майя[править | править исходный текст]

Почтовая марка России, посвящённая дешифровке майянской письменности Ю. В. Кнорозовым

К проблеме дешифровки иероглифики майя Кнорозов обратился по рекомендации своего учителя и научного руководителя профессора Сергея Александровича Токарева, который поддержал студента в пику его предыдущему научному руководителю — Сергею Павловичу Толстову, с которым у Кнорозова сразу не сложились отношения и который не верил в возможность дешифровки письменности майя[2]. В 1947 году Кнорозов закончил работу над диссертацией, посвящённой «алфавиту де Ланды», составленному в XVI веке испанским епископом Диего де Ландой, «прославившимся» сожжением аутентичных текстов майя, на основании сообщений майянских информаторов. Труд де Ланды оставался неизвестным до 1862 года, когда одна из его копий была обнаружена в библиотеке Мадридской королевской академии Шарлем-Этьеном Брассёром де Бурбуром. После этого исследователями предпринималось немало попыток дешифровки системы письма майя на основании «алфавита де Ланды», но их неудачи привели к тому, что в середине XX века в науке утвердилось господствующее убеждение относительно ошибочности данных де Ланды.

Кнорозов составил каталог иероглифов майя (опубликован в 1999 году в Мексике в трёх томах) и к 1952 году смог установить фонетическое чтение некоторых из них. В первую очередь его интересовали тексты в сохранившихся кодексах майя. Доклад Ю. В. Кнорозова на защите диссертации на соискание степени кандидата исторических наук (29 марта 1955 года, тема: «„Сообщение о делах в Юкатане“ Диего де Ланды как этно-исторический источник») длился три с половиной минуты, после обсуждения ему единогласно была присуждена степень доктора исторических наук. Защита диссертации по индейцам майя стала научной и культурной сенсацией в Советском Союзе. Очень быстро о дешифровке узнали и за рубежом. Ни разу не побывавший в Мексике советский исследователь сделал то, чего не добились многие ученые разных стран, годами проводившие полевые исследования. Не выходя из кабинета, он дешифровал древнее письмо, основываясь на текстах трёх сохранившихся рукописей, что позволило ему в последующем придумать оборонительную фразу: «Я — кабинетный учёный. Чтобы работать с текстами, нет необходимости лазать по пирамидам». А в действительности ему очень хотелось оказаться в Мексике. Но это было невозможно — он был «невыездным». Единственной его поездкой за рубеж в то время стало участие в Международном конгрессе американистов в Копенгагене в 1956 году.

В начале 1960-х годов Кнорозову предложили участвовать в составлении первой компьютерной программы для машинной обработки текстов майя. Группа программистов из Новосибирска, забрав все материалы Кнорозова, попыталась создать некую базу данных по знакам рукописей[5]. Через некоторое время новосибирская группа торжественно объявила о том, что у них разработана «теория машинной дешифровки» и издала в 4 томах компьютеризированную базу данных Кнорозова. Издание преподнесли Хрущеву. С точки зрения специалистов, объявленная «машинная дешифровка» не имела никакой научной ценности, тем более, что в 1963 году вышла обобщающая монография Кнорозова «Письменность индейцев майя» с каталогом иероглифов и словарём. Однако это недоразумение поставило для малосведущей публики под сомнение подлинные результаты дешифровки. За рубежом противники также воспользовались этим предлогом, чтобы оспорить открытие советского ученого[4].

Полный перевод иероглифических рукописей майя был опубликован в 1975 году. За эту работу Ю. В. Кнорозов в 1977 году был удостоен Государственной премии СССР. В этот период им были написаны теоретические работы, посвящённые религии майя, вотивным формулам на майянской керамике, позднее — этногенезу майя, велась дешифровка протоиндийского письма, рассматривались возможности дешифровки письма острова Пасхи. Круг научных интересов Кнорозова был широк — от дешифровки древних систем письма, лингвистики и семиотики, до заселения Америки, археоастрономии, шаманизма, эволюции мозга и теории коллектива.

Поздние годы[править | править исходный текст]

В стране майя Кнорозову удалось побывать лишь в 1990 году, когда он был приглашён президентом Гватемалы Винисио Сересо Аревало (англ.). Приглашение совпало с периодом активных усилий по размораживанию дипломатических отношений СССР с этой центральноамериканской страной. Правительство Гватемалы организовало Кнорозову посещение всех наиболее ярких достопримечательностей страны и отметило заслуги великого учёного вручением ему Большой Золотой медали президента Гватемалы.

В 1995 году в посольстве Мексики в Москве Кнорозов был награждён орденом Ацтекского орла, который вручается мексиканским правительством иностранным гражданам за исключительные заслуги перед Мексикой[2]. До 1998 года он успел ещё раз побывать в Мексике и единственный раз посетить США, где он в полевых условиях проверял последнюю из своих гипотез о происхождении месоамериканцев.

В 1999 году Юрий Валентинович Кнорозов умер от инсульта и последовавшего отёка легких на выставленной в коридор[6] больничной койке в Санкт-Петербурге в полном одиночестве, вскоре после получения почётной награды им. Татьяны Проскуряковой (США).

Похоронен на Ковалёвском кладбище под Санкт-Петербургом.

Теории сигнализации, коммуникации и коллектива[править | править исходный текст]

Одним из направлений деятельности Кнорозова была разработка теорий сигнализации, коммуникации и коллектива. Эти исследования велись в рамках программы «Мозг» специальной комиссии Президиума АН СССР. Базовые положения теории дешифровки были изложены Ю. В. Кнорозовым в статье «Неизвестные тексты», опубликованной как предисловие к сборнику материалов по дешифровке древних систем письма. Системный подход к возникновению коммуникации в коллективе был сформулирован в статье «К вопросу о классификации сигнализации»[7].

Формулируя основы своего системного подхода к «теории коллектива», Ю. В. Кнорозов отмечал, что все системы неживой и живой природы подчиняются общим закономерностям, действующим во Вселенной («универсальной системе»), одной из которых, присущая всем системам, является тенденция к развитию от низших форм к высшим. Развитие можно интерпретировать как приобретение данной системой в определённой степени некоторых свойств «универсальной системы». Возникновение системы высшего порядка в результате качественного скачка приводит к появлению новых свойств, которые, естественно, не могут быть сведены к свойствам составляющих систему единиц. Так, свойства элементарных частиц не аналогичны свойствам основной дифференцированной системы живой природы — атома, а свойства интегрированных систем — молекулы, кристалла — не являются суммой свойств составляющих их атомов. Каждому уровню свойственны свои особенности и закономерности развития. В условиях нашей планеты наиболее высокой по организации интегрированной системой является живой организм. Ассоциация людей не является дальнейшим развитием или высшей формой объединения животных, а представляет собой следующий тип дифференцированной системы, то есть объединение объединений.

Факты[править | править исходный текст]

  • По воспоминаниям Г. Г. Ершовой, ученицы Кнорозова (ныне доктора исторических наук), Юрий Валентинович в детстве получил сильный удар по голове крокетным шаром. Следствием его стало сотрясение мозга, чудом удалось сохранить зрение. Уже в зрелые годы он считал, что его лингвистические способности были результатом травмы, и шутил, что будущих дешифровщиков древних письменностей следует «лупить по башке» — дело только в правильном методе.
  • По воспоминаниям Г. Г. Ершовой, перед защитой диссертации Юрий Валентинович всерьёз опасался ареста. Дело в том, что у классиков марксизма указано, что иероглифическая письменность, как у майя, соответствует стадии развитого классового государства, однако в одной из работ Энгельса указано, что у майя «государства не было». Таким образом, автора можно было бы заподозрить в ревизии марксизма.
  • В одной из бесед с А. Филоненко А. М. Пятигорский говорил, что Кнорозов, его первый учитель, в послевоенные годы крепко пил, и «его дневная норма долгие годы составляла литр водки»[8]. О пьянстве учителя с неодобрением упоминает и Г. Г. Ершова.

Основные работы[править | править исходный текст]

  • Древняя письменность Центральной Америки // Советская этнография. — 1952. — № 3. — С. 100—118.
  • Письменность древних майя: (опыт расшифровки) // Советская этнография. — 1955. — № 1. — С. 94-115.
  • Система письма древних майя. — М., 1955. — 96 с.
  • «Сообщение о делах в Юкатане» Диего де Ланда как историко-этнографический источник // Ланда, Д. де. Сообщение о делах в Юкатане. — М.; Л., 1955. — С. 3-96.Часть 1 Часть 2
  • Кнорозов Ю. В., Бутинов Н. А. Предварительное сообщение об изучении письменности острова Пасхи // Советская этнография. — 1956. — № 4. — С. 77-91.
  • Кнорозов Ю. В., Бутинов Н. А. Новые материалы об острове Пасхи: О списке «королей» острова Пасхи // Советская этнография. — 1957. — № 6. — С. 38-42.
  • Население Мексики и Центральной Америки до испанского завоевания // Народы мира: Этнографические очерки: Народы Америки. Т. 2. — М., 1959. — С. 55—100.
  • Письменность индейцев майя. — М.—Л., 1963. — 664 с. (доступно на сайте http://sovietthings.narod.ru/knigi/knigi.html)
  • Характеристика языка протоиндийских надписей // Предварительное сообщение об исследовании протоиндийских текстов. — М., 1965. — С. 46-51.
  • Формальное описание протоиндийских изображений // Proto-indica. 1972: Сообщение об исследовании протоиндийских текстов. Ч. 2. — М., 1972. — С. 178—245.
  • К вопросу о классификации сигнализации // Основные проблемы африканистики. — М., 1973.
  • Иероглифические рукописи майя. — Л., 1975. — 272 с. (доступно на сайте http://sovietthings.narod.ru/knigi/knigi.html)
  • К вопросу о генезисе палеолитических изображений // Советская этнография. — 1976. — № 2. — С.
  • Этногенетические процессы в древней Америке // Проблемы истории и этнографии Америки. — М., 1979. — С.
  • Протоиндийские надписи: К проблеме дешифровки // Советская этнография. — 1981. — № 5. — С. 47-71.
  • Альбедиль М. Ф., Волчок Б. Я., Кнорозов Ю. В. Исследование протоиндийских надписей // Забытые системы письма: остров Пасхи, Великое Ляо, Индия: Материалы по дешифровке. — М., 1982. — С. 240—295.
  • Неизвестные тексты // Забытые системы письма. — М., 1982. — С.
  • К вопросу о связях доколониальной Америки со Старым Светом // Латинская Америка. — 1986. — № 1. — С. 84-98.
  • Кнорозов Ю. В., Ершова Г. Г. Диего де Ланда как основоположник изучения культуры майя (из истории миссионерской культуры XVI в.) // Iberica Americans: Культуры Нового и Старого Света XVI—XVIII вв. в их взаимодействии. — СПб., 1991. — С. 80-86.
  • Этногенетические легенды. Общий обзор // Вопросы этнической семиотики. Забытые системы письма. — СПб, 1999. — С.
  • Имена богов в рукописях майя: Общий обзор // История и семиотика индейских культур Америки / Отв. ред. А. А. Бородатова, В. А. Тишков. — М., 2002. — С. 23-97.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Кнорóзов, — рекомендовался он, помедлив, пока я протяну ему руку (именно с этим произношением своей редкой фамилии; теперь его называют Кнóрозов) // Ершова Г. Г. Юрий Валентинович Кнорозов // Портреты историков. Время и судьбы. М., Наука, 2004. С.474 — 491.
  2. 1 2 3 4 5 Ершова Г.Г. Юрий Валентинович Кнорозов // Портреты историков. Время и судьбы. — М.: Наука, 2004. — Т. 3. — С. 474—491. — ISBN 5-02-009825-6.
  3. С Севьяном Вайнштейном беседует В. А. Тишков
  4. 1 2 Памятник Ю. В. Кнорозову
  5. ЛЕОНИД КАНТОРОВИЧ И ЮРИЙ КНОРОЗОВ // Наука в Сибири. 2004. № 8. С. 8
  6. Кнорозов Юрий Валентинович
  7. Основные проблемы африканистики. М., Наука, 1973. С. 324—334.
  8. Журнальный зал | Неприкосновенный запас, 2011 N2(76) | Александр Филоненко — Александр Пятигорский — рассказчик

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]