Кнут, Довид

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
До́вид Кнут
Dovid Knout
Knut.jpg
Имя при рождении:

Ду́вид Ме́ерович Фи́ксман

Дата рождения:

10 (23) сентября 1900({{padleft:1900|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:23|2|0}})

Место рождения:

Оргеев, Бессарабская губерния

Дата смерти:

15 февраля 1955({{padleft:1955|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:15|2|0}}) (54 года)

Место смерти:

Тель-Авив

Гражданство:

Франция

Род деятельности:

поэт, журналист

До́вид Кнут (настоящие имя и фамилия: Ду́вид Ме́ерович (впоследствии Дави́д Миро́нович) Фи́ксман; согласно воспоминаниям Н. Н. Берберовой, Кнут — девичья фамилия матери; 10 (23) сентября 1900, Оргеев Бессарабской губернии — 15 февраля 1955, Тель-Авив, Израиль) — русский поэт, участник французского Сопротивления.

Биография[править | править вики-текст]

Дувид (Давид) Фиксман родился в бессарабском уездном городке Оргеев, расположенном в 41 версте от Кишинёва на реке Реут (в настоящее время райцентр Оргеевского района Молдовы), старшим сыном в многодетной семье бакалейщика Меера Дувидовича Фиксмана (ум. 1932) и его жены Хаи (ум. 1930).[1][2] Детские годы провёл в Кишинёве (впоследствии подробно описаны в цикле «Кишинёвские рассказы»),[3] куда родители Довида Кнута переселились не позднее начала 1903 года.[4] Учился в хедере и казённом еврейском училище.[5] В 1920 году, когда Бессарабия уже стала румынской провинцией, семья Фиксманов перебралась в Париж, где будущий поэт поначалу служил на сахаро-развесочной фабрике, чернорабочим, занимался раскраской материй и развозкой товаров на велосипеде, обучался французскому языку в вечерней школе Альянс Франсез и в конце концов открыл собственную кофейню в Латинском Квартале, где прислуживала вся семья. Впоследствии он учился на химическом факультете Университета Кан в Нормандии и работал инженером.

Писать стихи начал ещё в Кишинёве: первая публикация — в кишинёвской газете «Бессарабский вестник» в 1914 году, затем публикации в газетах «Курьер», «Бессарабия», «Свободная мысль» и в журнале «Молодая мысль» (c 1918 года), который он одно время редактировал. В начале 1920-х годов в Париже принимал участие в работе литературно-художественного кружка «Гатарапак» (в 1921 году — вице-председатель)[6][7] и передвижного театра Куклимати, входил в состав группы «Через» (1922—1923).[8] В июле 1922 года вместе с Борисом Божневым организовал «Выставку 13-ти» (в которой помимо организаторов приняли участие поэты Александр Гингер, Георгий Евангулов, Владимир Познер, Анатолий Юлиус, Валентин Парнах, Марк Талов, а также художники Виктор Барт, Лазарь Воловик, Пинхус Кремень, Константин Терешкович; вступительное слово произнёс Сергей Ромов), в 1925 году присоединился к «Союзу молодых поэтов и писателей», в 1925—1927 годах редактировал журнал «Новый дом»,[9] входил в объединения «Зелёная лампа» (дома у Зинаиды Гиппиус и Дмитрия Мережковского, 1927) и «Перекрёсток» (1930).[10] Два стихотворения Кнута («В поле» и «Джок») были в 1924 году напечатаны в СССР («Недра», Москва, Книга 4, стр. 262—263) — это первая публикация под псевдонимом «Довид Кнут».[11] В начале 1930-х годов Кнут развёлся со своей женой Сарой (Софией) Гробойс, с которой он был знаком ещё по Кишинёву и имел общего сына Даниэля.[12]

Первые литературные опыты Д. М. Фиксмана в эмиграции были одобрены Владиславом Ходасевичем и в 1925 году там же, в Париже, вышел первый поэтический сборник Довида Кнута «Моих тысячелетий». За ним последовали сборники стихотворений и рассказов «Вторая книга стихов» (1928), «Сатир» (1929), «Парижские ночи» (1932), «Насущная любовь» (1938), — все изданные в Париже. Последнюю подборку стихотворений из цикла «Прародина» о своей поездке в Палестину на борту парусника Еврейской морской лиги «Сарра Алеф» (капитан Ирма Гальперн, 1937) опубликовал в 1939 году (часть из этих стихов были переведены на иврит Авраамом Шлёнским).[13][14] В 1938 году опубликовал путевые заметки «Альбом путешественника» об этой поездке.[15] В том же году начал редактировать издаваемый им с Ариадной Скрябиной и Евой Киршнер еврейский журнал на французском языке «L’Affirmation» (1938—1939). Публиковался в журналах «Воля России» (Прага), «Числа» (Париж), «Современные записки» (Париж), «Русские записки» (Харбин), газетах «Последние новости» и «Дни» (обе — Париж). На протяжении 1930-х годов был дружен с поэтами Юлианом Тувимом и Леоном Гомолицким. В 1939 году вместе со Скрябиной посетил 21-й Сионистский конгресс в Женеве.

Георгий Иванов, Довид Кнут и Владислав Ходасевич. Париж, середина 1930-х годов.

В 1940 году Довид Кнут был мобилизован в армию, а после оккупации Парижа нацистами вместе со своей второй женой Ариадной (1905—1944) — дочерью композитора A.H. Скрябина и тремя её детьми от предыдущих браков бежал в Тулузу на свободном от оккупации юге Франции, где был среди организаторов Еврейской армии (Armee Juive — подпольной еврейской партизанской организации).[16] Здесь и Довид Кнут и Ариадна Фиксман стали активными участниками Французского Сопротивления, занимались переправкой оружия в оккупированную зону.[17] В 1942 году вышла французская брошюра Довида Кнута о вооружённом сопротивлении нацистам «Que faire?» (Что делать?), 26 мая 1943 года родился их общий с Ариадной сын Йосл (Йоси), а через год Ариадна была выслежена вишистской полицией в Тулузе в ходе миссии по переправке беженцев в Швейцарию и 22 июня 1944 года погибла в перестрелке при попытке задержания.[18] Сам Кнут с сыном были переправлены в Женеву, где находились до окончания военных действий.

Осенью 1944 года Довид Кнут вернулся с детьми в Париж, но как бы следуя диктуму Адорно о невозможности стихотворчества после Освенцима, не нашёл в себе больше душевных сил слагать стихи. В 1946 году он стал редактором журнала «Le Monde Juif» (Еврейский мир), впоследствии «Buletin du Centre de Documentation Juive Contemporaine», в 1947 году выпустил в своём переводе на французский язык пьесу Макса Цвейга «Тель—Хай», опубликовал книгу о еврейском сопротивлении нацизму во Франции «Contributions a l’histoire de la resistance juive en France» и в том же году женился на актрисе Виргинии Шаровской (в замужестве Лее Фиксман). В 1949 году Кнут выпустил большой том избранных стихотворений и в том же году вместе с женой и всеми детьми покинул Францию (26 сентября) и переехал в Израиль. Жил в Тель-Авиве, киббуце Афиким (1949—1950), учил иврит в ульпане в Кирьят-Моцкин. С конца 1950 года вновь жил в Тель-Авиве, где спустя пять лет умер от злокачественного новообразования мозга.

Стихотворение Довида Кнута «Кишинёвские похороны»[19] (изначально — «Я помню тусклый кишиневский вечер») вошло в большинство антологий зарубежной русской поэзии.

Кнут считал себя еврейским поэтом и обращался в своём творчестве к тысячелет­ним историческим и духовным традициям еврейского народа. Его поэзия направлена на поиски непреходящего, подлинного, су­щественного, скрытого в течение земной жизни. Она религиозна, часто молитвенна. <…> Он обладает верным пониманием смерти и про­светления. Его стихи музыкальны, он любит ритмические повторы в зачинах строк (ана­фора), чуток к слову, стремится к экономии выразительных средств и насыщенности сти­ха, редко бывает повествователен…

Вольфганг Казак

Жизнеописанию поэта посвящён роман Светланы Бломберг «Насущая любовь Довида Кнута» (2004).[20]

Книги Довида Кнута[править | править вики-текст]

  • Моих тысячелетий. Птицелов: Париж, 1925 (текст).
  • Вторая книга стихов. D. Knout — Тип. «Наварр»: Париж, 1928 (текст).
  • Сатир. Монастырь муз: Париж, 1929.
  • Парижские ночи: Стихи. Родник: Париж, 1932.
  • Насущная любовь. Дом книги: Париж, 1938.
  • Que faire? Тулуз, 1942.
  • Contributions a l’histoire de la resistance juive en France, 1940—1944 (вклад в историю еврейского Сопротивления во Франции). Editiones du Centre de Documentation Juive Contemporaine: Париж, 1947.
  • Избранные стихи. Четыре оригинальные литографии Якова Шапиро. Тип. «Moderne de la Presse»: Париж, 1949.
  • Собрание сочинений в 2-х томах, составление и редакция Владимира Хазана. Еврейский университет: Иерусалим, 1997 и 1998.

Литература[править | править вики-текст]

  • Владимир Хазан, «Довид Кнут: жизнь и творчество», Université Jean—Moulin: Лион, 2000.
  • Владимир Хазан. «Особенный еврейско-русский воздух: к проблематике и поэтике русско-еврейского диалога в XX веке». Мосты культуры: Москва—Иерусалим, 2001.
  • Фёдоров Ф. П. Довид Кнут. — Москва: МИК, 2005. — 446 с. — ISBN 5-87902-094-0
  • An Anthology of Jewish-Russian Literature: Two—centuries of Dual Identity in Prose And Poetry (антология еврейско-русской литературы), в двух томах (1350 стр), составление и редакция Максима Шрайера, M. E. Sharpe: ЛондонНью-Йорк, 2006.
  • Анатолий Кудрявицкий, «Я, Довид...». Литературное обозрение, 1996, № 2.
  • Мириам Деган, «Благотворная жажда» (воспоминания о Кнуте и его жене Ариадне Скрябиной). Литературное обозрение, 1996, № 2.

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. В семье было 13 детей, из которых дочь Хона (1907), сыновья Александр (1904) и Симха (1910) родились уже в Кишинёве. Часто встречающаяся передача настоящей фамилии поэта как Фихман является ошибочной. В документах кишинёвского раввината отец поэта записан как Меер Дувидович Фиксман (родом из Летичева), мать — Хая Фиксман. Некоторые источники, со слов последней жены Кнута Леи Фиксман, упоминают, что мать поэта звали Перл Фиксман (со слов Нины Берберовой, в девичестве Кнут), что может отражать двойное имя Хая-Перл.
  2. Гавриэль Шапиро «Десять писем Довида Кнута» Cahiers du monde russe et soviétique 27, 1986 (стр. 191—208)
  3. В. Хазан о неизданных произведениях Довида Кнута
  4. В документах кишинёвского раввината имеется запись о смерти сестры Кнута Шейвы (Башейвы) Фиксман 15 февраля 1903 года.
  5. М. Гейзер «Сплетение миров»
  6. Довид Кнут
  7. Матвей Гейзер «Сплетение миров»
  8. В ряде источников Кнут упоминается также в качестве организатора, председателя или участника группы «Палата поэтов»: Victor Terras «Handbook of Russian Literature» (стр. 228), Е. Кудрявцева «Сергей Иванович Шаршун в архивах Швейцарии», Б. Фрезинский «Какие были надежды!» Валентин Яковлевич Парнах, Борис Поплавский, Довид Кнут, Ю. Сандулов «Литература зарубежной России», стр. 35, Leonid Livak «Histoire de la litterature russe in exil» (стр. 137), Гавриэль Шапиро «Десять писем Довида Кнута» (стр. 192).
  9. Из архивных материалов В. А. Злобина: поэт Анатолий Штейгер (стр. 491—492) Редакторы журнала «Новый дом»: Нина Берберова, Довид Кнут, Юрий Терапиано, Всеволод Фохт.
  10. Довид Кнут «Салон четы Мережковских»
  11. Н. Скатов «Русская литература 20 века» (стр. 215)
  12. Maxim Shrayer «An Anthology of Jewish-Russian Literature: 1801—1953» (стр. 446—448): Сара Гробойс (Сура Меер-Гершевна Грабойс, 1901—1950-е). Так как её отец носил двойное имя Меер-Герш, в документах она также попеременно записана как Сура Мееровна и Сура Гершевна (Гробойс и Грабойс). Её мать, Геня Волиович, как и Фиксманы, была уроженкой Оргеева.
  13. Светлана Бломберг «Насущная любовь Довида Кнута» (повесть)
  14. Кнут и Скрябина посетили подмандатную Палестину в августе—декабре 1937 года; первый перевод на иврит, выполненный Авраамом Шлёнским, датируется этим же годом и был опубликован в газете Гаарец.
  15. В. И. Хазан «Довид Кнут. Неизданное»
  16. Довид Кнут и Ариадна Скрябина встречались с конца 1934 года и в следующем году уже жили вместе, но официально оформили брак лишь 30 марта 1940 года (после того, как Ариадне удалось наконец получить развод от её второго мужа — литератора Рене Межана), в мае она прошла гиюр и сменила имя на Сара Фиксман.
  17. Histoire Résistant Juif
  18. Мириам Деган «Благотворная жажда»
  19. Кишинёвские похороны
  20. Ю. Колкер «Homo Erectus Довид Кнут»