Когнитивная семантика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Когнитивная семантика является частью когнитивной лингвистики. Основными принципами когнитивной семантики являются следующие: во-первых, грамматика есть концептуализация; во-вторых, концептуальная структура закреплена в речи и мотивируется ей; в-третьих, возможность использования языка основывается на общих когнитивных ресурсах, а не на специальном языковом модуле.

В рамках области когнитивной лингвистики, метод когнитивной семантики отвергает традиционное разделение лингвистики на фонологию, синтаксис, прагматику и т. д. Вместо этого он делит семантику (смысл) на смысловое построение и выражение знания. Таким образом, когнитивная семантика изучает многое из того, что традиционно входило в сферу прагматики, а также семантики.

Методы, свойственные когнитивной семантике, как правило, используются в лексикологических исследованиях таких учёных как Леонард Талми, Джордж Лакофф, Дирк Гирартс и Брюс Уэйн Хокинс. Некоторые модели когнитивной семантики, такие как, например, модель Талми, учитывают в том числе и синтаксические структуры.

Основные положения[править | править вики-текст]

Как научную область семантику интересуют в основном три вопроса: что значит иметь «смысл» для лексем? Что значит иметь смысл для предложений? И наконец, как получается, что отдельные единицы языка могут вместе образовать законченное предложение? Таковы основные вопросы исследований в лексической семантике, структурной семантике и теории композиции соответственно. В каждой из этих областей есть разногласия между традиционными языковыми теориями и когнитивной семантикой.

Классические теории семантики (в традициях Альфреда Тарского и Дональда Дэвидсона), как правило, объясняют смысл языковых единиц с точки зрения необходимых и достаточных условий, смысл предложения с точки зрения истинных условий, а композицию с точки зрения пропозициональной функций. Каждое из этих объяснений тесно связано с другими. В соответствии с этими традиционными теориями, смысл отдельного предложения может пониматься как условие, при котором информация, содержащаяся в данном предложении, передаётся надлежащим образом. Например, выражение «снег белый» действительно, только если снег на самом деле бел. Лексические единицы могут передавать смысл либо за счёт непосредственно вещей, о которых ведётся речь (так называемый «экстенсионал» лексического значения), либо с точки зрения общих свойств этих вещей (так называемый «интенсионал» значения). Интенсионал передаёт собеседнику те необходимые и достаточные условия, при которых вещь входит в экстенсионал определённой лесической единицы. Таким образом, пропозициональные функции являются теми абстрактными инструкциями, которые позволяют собеседнику правильно заполнить переменные величины в свободном предложении и, следовательно, получить правильную информацию из предложения как единого целого. Между тем, теории в когнитивной семантике, как правило, строятся на доводе о том, что лексический смысл концептуален. То есть, смысл не обязательно является ссылкой на некий объект или отношение в реально существующем или потенциально возможном мире. Вместо этого, смысл соотносится с понятиями, находящимися в сознании и основанными на личном понимании. В результате, такие семантические факты как «Все холостяки — это неженатые мужчины» не являются фактами исключительно в языковой практике; скорее, эти факты ничем не отличаются от энциклопедического знания. Если понимать лингвистическое знание как идентичное повседневному знанию, то встаёт вопрос: как когнитивная семантика может объяснить такие семантические парадигмы как структура языковых категорий? Чтобы ответить на этот вопрос, исследователи опираются на теории из смежных областей, таких как когнитивная психология и когнитивная антропология. Одна из таких теорий объясняет структуру категорий с точки зрения узлов в сети информации. В когнитивной семантике общепризнанной является теория прототипов, которые с её точки зрения являются причиной полисемии.

Представители когнитивной семантики утверждают, что традиционные семантические теории явления-условия ограничены в своём понимании предложения. Хотя они и не отрицают семантику явления-условия полностью, они всё же указывают на то, что она не объясняет лингвистические явления до конца. То есть, её сфера сводится к индикативным предложениям, и она не предлагает какого-либо прямого или интуитивного способа понимания команд или выражений. Когнитивная же семантика стремится охватить весь спектр грамматических наклонений, используя в том числе понятия фрейма и ментального пространства.

Ещё одной отличительной чертой когнитивной семантики является признание того, что смысл не является чем-то постоянным, но зависит от конструала и общепринятых способов понимания. Процессы языкового конструала, как утверждается, ничем не отличаются от психологических процессов, связанных с обработкой энциклопедических знаний и восприятием действительности. Эта точка зрения имеет свои последствия для проблемы композициональности. Теория динамического конструала утверждает, что сами по себе слова не имеют смысла: они в лучшем случае обладают «конструалами, используемыми по умолчанию», которые в действительности являются лишь способами использования этих слов. Следовательно, когнитивная семантика утверждает, что рационализация композициональности может иметь место лишь в том случае, если принимаются во внимание такие прагматические элементы как контекст и намерение.

Концептуальная структура[править | править вики-текст]

Когнитивная семантика стремится бросить двойной вызов традиционным теориям: во-первых, она пытается объяснить смысл предложения способами, выходящими за границы теории явления-условия; и, во-вторых, она стремится выйти за рамки понимания смысла слова с помощью необходимых и достаточных условий . Обе вышеуказанные цели достигаются при помощи исследования концептуальной структуры.

Семантика языковых фреймов[править | править вики-текст]

Теория языковых фреймов, разработанная Чарльзом Филлмором, пытается объяснить значение языковых единиц с точки зрения его отношения к их общепринятому пониманию, а не только с помощью теории явления-условия. Филлмор объясняет значение в целом (в том числе и значение лексем) с помощью языковых «фреймов». Под фреймом понимается любое понятие, которое может быть понято только в том случае, если также поняты остальные части более крупной концептуальной системы.

Филлмор: языковые фреймы[править | править вики-текст]

Теория языковых фреймов соответствует большому количеству лингвистических реалий. Во-первых, было отмечено, что значение слова строится на основе нашего телесного и культурного опыта. Например, понятие ресторан ассоциируется с рядом других понятий, таких как, например, еда, сервис, официанты, столы, употребление пищи. Эти богатые, но зависящие от обстоятельств объединения понятий не могут быть охвачены путём анализа с точки зрения необходимых и достаточных условий; в то же время, они, казалось бы, самым непосредственным образом связаны с нашим пониманием «ресторана».

Во-вторых, и более серьёзно, этих условий не достаточно для того, чтобы объяснить асимметрию в способах использования слов. Семантический анализ слов «мальчик» и «девочка» даёт нам не более чем:

  1. Мальчик [+Мужчина], [+Молодой]
  2. Девочка [+Женщина], [+Молодая]

Это предположение, безусловно, в какой-то мере истинно. Действительно, когнитивная семантика признаёт, что выражение определённого понятия в отдельно взятом слове находится в схематической зависимости непосредственно с этим понятием. С точки зрения семантического анализа, это считается вполне закономерным подходом.

Тем не менее, лингвисты пришли к выводу, что носители языка регулярно применяют термины «мальчик» и «девочка» таким образом, что их смысл выступает за грань чисто семантических признаков. Например, люди более склонны рассматривать молодых женщин как «девочек» (а не «женщин»), чем определять молодых представителей мужского пола как «мальчиков» (а не «мужчин»). Этот факт свидетельствует о том, что существует скрытый языковой фрейм, состоящий из культурных стереотипов, ожиданий, фоновых предположений, которые являются частью значения слова. Эти фоновые предположения не только удовлетворяют, но и выходят за рамки тех необходимых и достаточных условий, которые соответствуют семантической особенности данной языковой единицы. Таким образом, теория языковых фреймов стремится систематизировать исследования в области этих сложных особенностей лексических единиц.

В-третьих, когнитивная семантика утверждает, что семантика явления-условия не способна адекватно объяснить некоторые аспекты значения на уровне предложения. Возьмём, например, следующее предложение:

  1. Вы не дали мне провести ни одного дня на море; вы лишили меня этого дня.

В этом случае, информация, содержащаяся в антецеденте предложения, не отвергается в пропозиционной его части. Вместо этого отвергается способ, которым эта информация предоставляется.

И, наконец, с помощью теории языковых фреймов лингвист может объяснить более широкий круг семантических явлений, нежели с помощью только необходимых и достаточных условий. Некоторые слова имеют одинаковые определения или интенции и одни и те же экстенции, но используются в слегка различных областях. Так, например, лексемы «земля» и «суша» являются синонимами, хотя они по своей природе контрастируют с различными вещами — воздухом и морем соответственно.

Как мы уже видели, теория языковых фреймов ни в коем случае не ограничена исследованием лексем — с её помощью, исследователи могут изучать выражения на более сложных уровнях, включая уровень предложения (или, точнее, высказывания). Понятие языкового фрейма рассматривается как родственное понятию вспомогательного предположения в прагматике. Философ и лингвист Джон Сёрль стремится объяснить последнее, обращаясь к читателям с просьбой рассмотреть предложение «Кошка на ковре». Для того, чтобы это предложение имело для читателя какой-то смысл, читателю необходимо сделать ряд предположений: существует гравитация, кот параллелен ковру, и они соприкасаются друг с другом. Для того, чтобы вложить в предложение какой-либо смысл, говорящий подразумевает, что собеседник обладает каким-либо идеальным или используемым по умолчанию языковым фреймом.

Лангакер: профиль и база[править | править вики-текст]

Теория Филлмора получила альтернативное развитие в работе Рональда Лангакера, который обозначил различие между профилем и базой понятия. Под профилем понятия подразумевается обозначающее его слово, в то время как база есть энциклопедическое знание о том, что это понятие обозначает. Например, определение «радиуса» звучит как «отрезок, который соединяет центр окружности с любой точкой на этой окружности». Если всё, что мы знаем о понятии радиус — это его профиль, то мы знаем всего лишь, что это отрезок, который соединён с чем-то под названием «окружность» в некотором более крупном целом под названием «круг». То есть, наше понимание имеет лишь фрагментарный характер до тех пор пока базовое понятие круга твёрдо не закрепится в нашем сознании.

В том случае, когда одна база присуща различным профилям, образуется «домен». Например, концептуальные профили «арка», «центр» и «окружность» находятся в домене круга, потому что каждый из них использует понятие круга в качестве базы. Следовательно, мы можем обозначить понятие языкового фрейма как базу концептуального профиля либо (в более общем смысле) как домен, частью которого данный профиль является.

Категоризация и познание[править | править вики-текст]

Большое расхождение в подходах к когнитивной семантике наблюдается в понимании структуры категорий. Как уже упоминалось выше, анализ семантических единиц уступает анализу языковых фреймов той или иной категории. Следовательно и в этом вопросе альтернативный подход должен выйти за рамки классических теорий, а также объяснить то богатство деталей, с которыми у носителей языка ассоциируется конкретная категория.

Теория прототипов, выдвинутая Элеонорой Рош, дала некоторые основания предполагать, что структура многих естественных лексических категорий является ступенчатой, то есть в ней есть прототипы, которые «лучше соответствуют» данной категории, чем остальные. Например, малиновка для большинства людей будет являться лучшим примером категории «птица», чем пингвин. Если эта точка зрения верна, то можно утверждать, что в структуре категорий есть центральные и периферические члены.

Эта тема была продолжена последователем Людвига Витгенштейна Джорджем Лакоффом, который отмечал, что некоторые категории связаны друг с другом лишь посредством так называемого семейного сходства. Таким образом, кроме классических категорий, основанных на необходимых и достаточных условиях, существует ещё по меньшей мере два других вида категорий: генеративные и радиальные.

Генеративные категории — это категории, которые могут быть созданы путём нахождения центральных случаев использования и применения определённых критериев для обозначения принадлежности к категории. Принцип подобия является примером одного из правил, на основе которых из прототипа образуется более широкая категория.

Радиальными категориями являются общепризнанные, но не всегда соответствующие правилам категории. Понятие «мать», например, может быть объяснено с точки зрения ряда условий, которые могут или не могут быть достаточными. Эти условия могут включать в себя: состоит в браке, всегда была женщиной, родила ребёнка, предоставила ребёнку половину его ген, воспитывает ребёнка, замужем за генетическим отцом ребёнка, на одно поколение старше ребёнка, является законным опекуном этого ребёнка. Любое из вышеуказанных условий может быть не реализовано: например, «мать-одиночка» не состоит в замужестве, а «суррогатная мать» вовсе не обязательно проявляет заботу. Если собрать все эти аспекты вместе, то, хотя они и они образуют некий прототипный образ матери, но тем не менее не проводят точных границ этой категории. То, какое именно значение будет центральным, конвенционально устанавливается конкретным сообществом пользователей языка.

С точки зрения Лакоффа, влияние прототипов может быть объяснено в значительной степени последствиями идеализированных когнитивных моделей. То есть, образование доменов происходит вокруг идеального значения слова, которое может или не может соответствовать действительности. Например, слово «холостяк» обычно означает «взрослый мужчина, не состоящий в браке». Тем не менее, это понятие образовалось вокруг некоего идеального представления о холостяке: совершеннолетний, не дававший обет безбрачия, независимый, социализированный, беззаботный. В реальной ситуации содержание понятия может может быть расширено, либо же могут образоваться ложные предположения. Например, люди, как правило, включат в значение слова «холостяк» такое исключение как «сексуально активный семнадцатилетний юноша, живущий один и владеющий собственной фирмой» (фактически ещё не совершеннолетний, но всё же холостяк), и этот случай может быть рассмотрен как пример расширения границ понятия. Кроме того, говорящий, как правило, исключит из понятия «холостяк» некоторые ложные предположения, например, взрослых неженатых мужчин, не обладающих должным сходством с идеалом, таких как Папа Римский или Тарзан. Влияние прототипов может также быть объяснено как результат категоризации базового уровня и типичности, сходности с идеалом, стереотипизации.

Если рассматривать теорию прототипов таким образом, то она, казалось бы, объясняет структуру языковых категорий. Тем не менее, есть ряд критических замечаний касательно этой интерпретации языковых данных. Действительно, Рош и Лакофф, которые сами являются сторонниками теории прототипов, отмечали в своих более поздних работах, что выводы теории прототипов не обязательно дают нам информацию о структуре категорий. Некоторые представители традиции когнитивной семантики подвергают сомнению выводы, сделанные как классическими теориями, так и теорией прототипов касательно структуры категорий, предлагая взамен теорию динамичного конструала, которая утверждает, что структура категорий всегда создаётся «в режиме реального времени» — следовательно, категории не имеют структуры вне контекста использования.

Ментальные пространства[править | править вики-текст]

В традиционной семантике смысл предложения есть ситуация, которую оно передаёт, и эта ситуация может быть описана с точки зрения того возможного мира, где эта ситуация возможна. Кроме того, значение предложения может зависеть от пропозициональных установок, формирующихся в соответствии с чьими-либо мнениями, желаниями, и психическими состояниями. То, играют ли пропозициональные установки какую-либо роль в семантике явления-условия, является спорным вопросом. Однако, существует предположение, что при их помощи семантика явления-условия всё же сможет зафиксировать смысл предложения, выражающего чьё-либо мнение, такого как «Фрэнк считает, что Ред Сокс победят в следующей игре». Общему смыслу этого предложения соответствует совокупность абстрактных условий, при которых в сознании Фрэнка существует определённая пропозициональная установка, и эта установка есть не что иное, как отношение Фрэнка к тому возможному миру, в котором Ред Сокс выиграют следующую игру.

Тем не менее, многие лингвисты выражают недовольство неуклюжим выражением и сомнительной онтологией семантики возможных миров. Альтернативный подход был разработан Жилем Фоконье. С точки зрения Фоконье, смысл предложения может быть получен путём анализа «ментальных пространств». Ментальные пространства есть когнитивные структуры, существующие исключительно в умах собеседников. В соответствии с его теорией существует два вида ментальных пространств. Базовое пространство используется для описания реальности (оно понятно обоим собеседникам). Пространственными конструкторами (либо сконструированными пространствами) являются те ментальные пространства, которые выходят за рамки реальности путём апеллирования к возможным мирам наряду с временными выражениями, вымышленными конструкциями, играми и т. д. Кроме того, семантика Фоконье проводит различие между ролью и значением. Семантическая роль понимается как описание категории, в то время как значениями являются конкретные примеры, входящие в состав категории. (В этом смысле, различие между ролью и значением является особым случаем различия между типом и знаком.)

Фоконье утверждает, что при помощи изложенного выше разделения могут быть объяснены многие любопытные семантические конструкции, такие как, например, следующее предложение:

  1. В 1929 году женщина с белыми волосами была блондинкой.

Семантолог должен уметь объяснить тот очевидный факт, что это предложение не противоречит самому себе. Фоконье строит свой анализ на основе наблюдения, что существует два различных ментальных пространства (пространство настоящего времени и пространство 1929 года). В соответствии со сформулированным им принципом доступа, «значение в одном пространстве может быть описано с помощью той роли, которую выполняет его двойник в другом пространстве, даже если эта роль является недействительной в первом пространстве». Итак, в рамках данного предложения, значением в пространстве 1929 года является «блондинка», хотя в пространстве настоящего времени она описывается ролью «женщины с белыми волосами».

Концептуализация и конструал[править | править вики-текст]

Как было показано выше, когнитивная семантика объясняет построение значения как на уровне предложения, так и на уровне лексемы с точки зрения структуры понятий. Однако, не вполне ясно, какие конкретно когнитивные процессы играют в этом роль. Кроме того, неясно, каким образом могут быть объяснены способы употребления понятий в дискурсе. Похоже на то, что, если наша задача состоит в том, чтобы объяснить, как семантические цепочки передают различное семантическое содержание, то сначала нужно выяснить, какие именно когнитивные процессы приводят к этому. Исследователи могут ответить на оба вопроса, изучив конструальные операции, задействованные в обработке языка — то есть, изучив способы построения людьми личного опыта при помощи языка.

Язык полон конвенций, которые позволяют передавать личный опыт в тонких и мелких деталях. Например, языковые фреймы наблюдаются во всём спектре лингвистических данных, простираясь от самых сложных высказываний до тона, выбора слов, выражений, образованных за счёт морфемного состава. Другим примером являются схемы изображений, то есть способы, при помощи которых мы структурируем и понимаем элементы нашего личного опыта, полученного на основе одного из чувств.

По мнению таких лингвистов как Уильям Крофт и Д. Алан Круз, существует четыре вида общих когнитивных способностей, которые играют активную роль в построении конструалов. К ним относятся: внимание /основные моменты, мнение/ сравнение, контекст и конституция/гештальт. Каждая общая категория содержит определённое количество субпроцессов, каждый из которых помогает объяснить то, каким из единственных в своём роде способов мы кодируем личный опыт при помощи языка.