Кокандское ханство

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кокандское ханство
узб. Qo'qon xonligi
Flag of the Emirate of Bukhara.svg
1709 — 1876


 
Flag of Russia.svg
Bandera de Kokand.svg
Флаг
Kokand1850.png
Столица Коканд
Язык(и) Узбекский
Площадь 220 тыс. км²
Преемственность
Бухарское ханство
Российская империя

Кокандское ханство (узб. Qo'qon xonligi) — государство, существовавшее с 1709 по 1876 на территории современных Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, южного Казахстана и Синьцзян-Уйгурского автономного района (Восточного Туркестана)[источник не указан 991 день]. В период наибольшего расцвета занимало около 820 тыс. км²[источник не указан 991 день].

Кокандское ханство наряду с Бухарским эмиратом и Хивинским ханством является одним из трёх Узбекских ханств.[1]

История[править | править вики-текст]

Основание ханства[править | править вики-текст]

Ханство было основано в 1709 году, когда Шахрух-бий из узбекского племени минг[2] основал независимое владение в западной части Ферганской долины. Он построил крепость в небольшом городе Коканде, ставшем столицей ханства.

По местным преданиям, султан Бабур (правнук Тамерлана) направлялся из Самарканда в Индию через Ферганскую долину, где одна из его жён разрешилась мальчиком по дороге между Ходжентом и Канибадамом; ребенка, прозванного Алтун-бишиком (умер в 1545 году), приютил кочевавший там узбекский род Минг (откуда и название династии). Когда же выяснилось его происхождение, Алтун-бишик был провозглашён бием и поселился в Асхы. Звание бия стало наследственным в его потомстве. Один из потомков Алтун-бишика — Абдурахим-бий — поселился в кишлаке Дикан-Тода, но впоследствии главным местом его пребывания стал город Коканд, который он основал около 1732 года и который первоначально назывался Иски-Курган или Кала-и-Раим-бай (по имени своего основателя). Воспользовавшись междуцарствием в Бухаре, Абдурахим предпринял поход на это ханство, занял будто бы Самарканд, Катта-Курган, добирался и до Шахрисябза, но ограничился лишь тем, что заключил мир с тамошним правителем и женился на его племяннице, после чего вернулся в Ходжент, где и был повержен своими приближенными (около 1740 года). Между тем персидский шах Надир в 1740 году занял Бухару и изгнал кокандцев из Самарканда.

Брат и преемник Абдурахима — Абдукарим-бий — окончательно поселился в Иски-Кургане, который с этого только времени (1740) получает название Коканда[3].

После смерти Абдукарима его преемником был провозглашён сын Абдурахима — Ирдана-бий, умерший в 1778 году, после чего правителем стал его двоюродный брат Сулейман, убитый через 3 месяца. Тогда правителем Ферганы провозглашен был Нарбута-бий, внук Абдукарим-бия и сын Абдурахман-бека, владетеля города Исфары, хотя Нарбута-бий первоначально и отклонял от себя это не совсем безопасное бремя.

Абд аль-Карим, Ирдана-бий и Нарбута-бий расширили территорию Кокандского владения. Однако и Ирдана-бий, и Нарбута-бий были вынуждены вступить в дипломатические сношения с империей Цин, проводившей экспансию в отношении владений, сопредельных с образованным в 1760 году наместничеством Синьцзян, что, по нормам цинского дипломатического этикета расценивалось как признание вассальной зависимости (при этом подарки от правителей Коканда рассматривались императором Цяньлуном как дань от вассалов) по отношению к Китаю в 17741798 годах.

Экспансия[править | править вики-текст]

Сын Нарбута-бия, Алимхан, используя таджикских горцев, завоевал западную половину Ферганской долины, включая Ходжент и Шаш (Ташкент). Чтобы утвердить свое государство Алимхан устранил своих соперников, а затем жестокостью стремился усилить свою власть, почему и прозван был «залим» (тиран) и «шир-гаран» (лютый тигр). Все свое царствование он провёл в войнах с беками важнейших городов, завоевал Чимкент, Сайрам, Карабулак[4], Кураму и даже Ташкент, 15 раз ходил на Ура-Тюбе, который ещё со времени Ирдана-бия служил яблоком раздора между кокандцами и бухарцами. Но войны и погубили Алима. Народ не мог долго выносить воинственных наклонностей властолюбивого хана, и в 1809 году он был убит приверженцами своего брата Умар-хана. Поэт в душе и покровитель поэтов и учёных, Умархан, по-видимому, склонен был более к мирной, чем к военной жизни; по крайней мере с Бухарой он не желал ссориться. Он был любим народом и много заботился о внешней пышности своей власти. Но и правление Омара ознаменовалось расширением владений Кокандского ханства.

В 1821 году Умар-хан умер и на престол вступил его 12-летний сын Мадали-хан (Мухаммед-Али). Во время его правления ханство занимало наибольшую площадь. Ханство подчинило себе племена современных территорий Северной Киргизии и Южного Казахстана. Для обеспечения контроля за этими землями в 1825 году были основаны крепости Пишпек и Токмак. Он распространил власть свою на памирские владения Каратегин, Куляб, Дарваз, Рошан и Шугнан, и в Кашгаре поддерживал ходжей против китайцев.

Смута[править | править вики-текст]

Допущенными ошибками в управлении Мадали-хана воспользовалась недовольная партия, обратившаяся к бухарскому эмиру Насрулле с просьбой освободить страну от преступного хана. Насрулла появился под стенами Коканда; Мадали-хан был убит, а Кокандское ханство обращено в бухарскую провинцию (1842), но кокандцы, избравшие ханом двоюродного брата Умар-хана, Шерали, вскоре свергли его. Во время этой борьбы выдвинулся кипчак Мусульманкул, который сделался всевластным временщиком. Шерали-хан оказался правителем добрым и кротким, но при нём усилилась вражда между кипчаками и оседлыми сартами, которая существовала исстари и уже раньше нередко приводила к столкновениям. Вся дальнейшая история ханства заключается, главным образом, в кровавой борьбе сартов и кипчаков и всякая победа сопровождалась беспощадным избиением побежденных. Мусульманкул раздавал все видные должности кипчакам, которые и начали хозяйничать в стране, притесняя и избивая сартов. Воспользовавшись пребыванием Мусульманкула за Ошем, сарты призвали на ханство Мурад-бека, сына Алим-хана, и убили Шерали-хана (1845). Мусульманкул поспешил в Коканд, убил Мурад-хана, процарствовавшего лишь 11 дней, и возвёл на престол 16-летнего Худояра, младшего из 5 сыновей Шерали-хана, сам же стал регентом. Тяготясь опекой Мусульманкула, Худояр-хан стал опорой просартской партии, сверг Мусульманкула и казнил его в 1852 году. Это событие закончилось повальным истреблением кипчаков.

В 1858 году Малабек, обиженный на Худаяр-хана, прибыл в Кара-Суу и попросил помощи у кыргызов, что нашло понимание у родовых правителей Асана-бия и Алымбека-дадхи, которые вместе со своими людьми оказали ему поддержку. В итоге этой борьбы Худаяр-хан лишился власти, а на трон сел его сводный брат Малла-хан (1858—1862). Алимбек-дадха (1858—1862) во время правления Малла-хана был облечён неограниченной властью и имел большое влияние. Но 24 февраля 1862 года Алимбек-дадха, Алимкул-эшик-ага и поддерживавшие их кыргызы убивают Малла-хана и вместо него сажают на трон одного из внуков Шералы-хана — Шахмурада. Алимбек-дадха (муж Курманджан датки) в течение короткого периода официально стал главным визирем и правил всем ханством от имени Шахмурада. Но в том же году и сам Алымбек-дадха был убит своими врагами при дворе.

После смерти Алимбека в 1863 году, 9 июня, не без помощи мулла Алымкула (выходец из кыргызско-кыпчакского племени) несовершеннолетний сын Малла-хана Султан Сейит был провозглашён ханом, и фактическая власть в ханстве в 1863—1865 гг. перешла аталыку Алимкулу. В том же году он получил титул «Амир лашкери». Худояр-хан воспользовался этими смутами и при содействии бухарского эмира, Музаффарa, водворился было в Коканде, но вскоре изгнан был Алимкулом и опять бежал в Бухару. Когда же Алимкул погиб в битве с русскими под Ташкентом (1865), бухарский эмир вновь явился с войском в Коканд, посадил от себя Худояра ом, но на возвратном пути был разбит русскими под Ирджаром, а последовавшее затем занятие Ура-Тюбе и Джизака (1866) отрезало Кокандское ханство от Бухары. Смуты облегчали утверждение русской власти в той части Туркестана, которая входила в состав Кокандского ханства.

Конфликты с Россией[править | править вики-текст]

Однако двусторонние связи между Российской империей и Кокандским ханством развивались достаточно сложно и носили в основном конфронтационный характер. При этом инициатива их резкого ухудшения принадлежала, по мнению узбекских историков, среднеазиатскому государству. Вследствие острой внутриполитической борьбы в ханстве у престола часто — находились группировки, воинственно настроенные по отношению к России. Поэтому российские купцы всячески притеснялись кокандской администрацией, из-за чего часто несли убытки.

Кроме того, кокандцы стали претендовать на верховенство в казахских аулах Среднего Жуза[источник не указан 280 дней], жители которых еще в начале 1740-х годов присягнули на верность российскому государству. Так, в 1831—1834 годах бывший российский подданный казахский султан Саржан Касымов уговорил кокандского хана дать ему воинские отряды, с помощью которых он стал совершать грабительские набеги на кочевья казахов Среднего Жуза. На реке Сары-Су Касымов построил два укрепления, но потерпел поражение от царских войск и вынужден был скрыться в Коканде. В мае 1834 г. по приказу кокандского правителя ташкентский беклярбек вместе с тем же Касымовым в сопровождении шеститысячной армии двинулся на казахские аулы Среднего Жуза и дошел до реки Ишим. При этом в степь для организации антироссийской пропаганды было послано около 100 агитаторов.

Однако поднять народ на восстание кокандским предводителям не удалось. Они укрепились в крепости Улутау, но, узнав, что из Акмолинска вышел российский военный отряд, оставили гарнизон в городе, а сами бежали обратно в Ташкент. В начале 1850-х годов еще один военный поход в казахские кочевья Среднего Жуза совершил ташкентский беклярбек Мирзаахмед, но вновь потерпел неудачу. Тем не менее агрессивные акции кокандских и хивинских властей (Хива также стремилась к гегемонии в регионе) дорого обошлись России. Подстрекаемые среднеазиатскими правителями, кочевые племена нападали на пограничные селения (аулы) Российской империи, угоняли скот и лошадей, а также людей, которых впоследствии продавали в рабство. Кокандские ханы, кроме того, любой ценой стремились заполучить российских солдат, которых использовали для обучения собственного войска. Поэтому в 20-30-х годах прежняя либеральная политика российских властей по отношению к казахским племенам, наиболее характерная для времени царствования Екатерины II, когда кочевникам были даны экономические льготы, выделялись средства на постройку мечетей, школ, караван-сараев, а также издание мусульманских книг, была отодвинута на задний план. В силу сложившихся обстоятельств в этот период упор был сделан на административно-военные мероприятия. Для этого царским правительством были предприняты меры по ограничению власти кочевых родоначальников, усилены гарнизоны пограничных крепостей.

Так постепенно были образованы Оренбургская и Западно-Сибирская, а впоследствии Сыр-Дарьинская пограничные линии. К началу 1860-х годов крайние пункты этих линий (посёлок Яны-Курган на правобережье Сыр-Дарьи и крепость Пишпек в Семиречье) находились уже в составе российского государства. Оставшийся «разрыв», через который в российские владения проникали разбойные отряды, в Петербурге решили ликвидировать. Военно-политическим руководством Российской империи было принято решение о соединении пограничных линий.

Якуб-бек, командир Ак-Мечети в 1853 году (портрет из одноименной книги Н. Веселовского)
Карл Брюллов (1799—1852). Портрет генерал-адъютанта графа Василия Алексеевича Перовского (1837)

С 1855 года киргизские и казахские племена, подчинённые ханству, стали переходить в российское подданство, не в силах терпеть произвол и беззаконие кокандских наместников. Это привело к вооружённым конфликтам ханства с российскими войсками, в 1850 году предпринята была экспедиция за реку Или, с целью разрушить укрепление Таучубек, служившее опорным пунктом для Кокандских сил, но овладеть им удалось лишь в 1851 году, а в 1854 году на реке Алматы построено укрепление Верное и весь Заилийский край вошёл в состав России. С целью же ограждения казахов, российких подданных, оренбургский военный губернатор Обручев построил в 1847 году укрепление Раимское (впоследствии Аральское), близ устья Сырдарьи, и предположил занять Ак-Мечеть.

В 1852 году, по инициативе нового оренбургского губернатора Перовского, полковник Бларамберг, с отрядом в 500 человек, разрушил две Кокандские крепостцы Кумыш-Курган и Чим-курган и штурмовал Ак-Мечеть, но был отбит.

В 1853 году Перовский лично с отрядом в 2767 человек, при 12 орудиях двинулся на Ак-Мечеть, где было 300 кокандцев при 3 орудиях, и 27 июля взял её штурмом; Ак-Мечеть вскоре переименована была в Форт-Перовский. В том же 1853 году кокандцы дважды пытались отбить Ак-Мечеть, но 24 августа войсковой старшина Бородин, с 275 человеками при 3 орудиях, рассеял при Кум-суате 7000 кокандцев, а 14 декабря майор Шкуп, с 550 человеками при 4 орудиях, разбил на левом берегу Сыра 13 000 кокандцев, имевших 17 медных орудий. После этого вдоль нижнего Сыра возведён был ряд укреплений (Казалинск, Карамакчи, с 1861 года Джулек).

В 1860 году западносибирское начальство снарядило, под начальством полковника Циммермана, небольшой отряд, разрушивший Кокандские укрепления Пишпек и Токмак. Кокандцы объявили священную войну (газават) и в октябре 1860 года сосредоточились, в числе 20 000 человек, у укрепления Узун-Агач (60 км от Верного), где были разбиты полковником Колпаковским (3 роты, 4 сотни и 4 орудия), взявшим затем и возобновленный кокандцами Пишпек, где на этот раз оставлен был русский гарнизон; в это же время занята была русскими и небольшая крепостца Токмак. Устройством цепи укреплений со стороны Оренбурга вдоль нижнего течения Сырдарьи, а со стороны западной Сибири вдоль Алатау, русская граница постепенно замыкалась, но в то время огромное пространство около 700 км оставалось ещё незанятым и служило как бы воротами для вторжения кокандцев в казахские степи.

Потеря Ташкента[править | править вики-текст]

В 1864 году решено было, чтобы два отряда, один из Оренбурга, другой из западной Сибири, шли навстречу друг другу, оренбургский — вверх по Сырдарье на город Туркестан, а западносибирский — вдоль Киргизского хребта. Западносибирский отряд, 2500 человек, под начальством полковника Черняева, вышел из Верного, 5 июня 1864 года взял штурмом крепость Аулие-ата, а оренбургский, 1200 человек, под начальством полковника Верёвкина, двинулся из Форта-Перовского на город Туркестан, который был взят с помощью траншейных работ 12 июня. Оставив в Аулие-Ата гарнизон, Черняев во главе 1298 человек двинулся к Чимкенту и, притянув оренбургский отряд, взял его штурмом 20 июля. Вслед затем предпринят был штурм Ташкента (120 км от Чимкента), но он был отбит.

В 1865 году из вновь занятого края, с присоединением территории прежней Сырдарьинской линии, образована была Туркестанская область, военным губернатором которой назначен был Черняев. Слухи, что бухарский эмир собирается овладеть Ташкентом, побудили Черняева занять 29 апреля небольшое Кокандское укрепление Ниязбек, господствовавшее над водами Ташкента, а затем он с отрядом в 1951 человек, при 12 орудиях, расположился лагерем в 8 верстах от Ташкента, где, под начальством Алимкула, сосредоточено было до 30 000 кокандцев, при 50 орудиях. 9 мая Алимкул сделал вылазку, во время которой был смертельно ранен. Смерть его дала обороне Ташкента невыгодный оборот: борьба партий в городе усилилась, а энергия в защите крепостных стен ослабела. Черняев решился воспользоваться этим и после трёхдневного штурма (15—17 мая) взял Ташкент, потеряв 25 человек убитыми и 117 ранеными; потери же кокандцев были весьма значительны. В 1866 году занят был и Ходжент. В это же время Якуб Бег, бывший правитель Ташкента, бежит в Кашгар, ставший на время независимым от Китая, и основывает там государство Йеттишар.

Попадание в зависимость от России[править | править вики-текст]

Отрезанный от Бухары, Худояр-хан принял в 1868 году предложенный ему генерал-адъютантом фон-Кауфманом торговый договор, в силу которого русские в Кокандском ханстве и кокандцы в русских владениях приобретали право свободного пребывания и проезда, устройства караван-сараев, содержания торговых агентств (караван-баши), пошлины же могли быть взимаемы в размере не более 2½% стоимости товара. Коммерческое соглашение с Россией 1868 года фактически сделало Коканд зависимым от неё государством.

Восстание Насреддин-хана[править | править вики-текст]

В течение нескольких лет правитель Кокандского ханства Худояр послушно исполнял волю туркестанских властей. По настоянию Кауфмана, он прекратил военные действия против Бухары из-за спорных территорий Каратегина (сентябрь 1869 — март 1870 года), выслал в Ташкент шахрисабзских беков, бежавших в Коканд после поражения в борьбе с отрядом генерала Абрамова, передал управление Шахрисабзским оазисом бухарским вельможам (август 1870 года)

В 1871 году Кауфман уверенно сообщал в Петербург, что Худояр отказался «от всякой мысли враждовать с нами или прекословить нам». Хану даже вручили бриллиантовые знаки ордена святого Станислава I степени и титул «светлости». Русский дипломат Струве в мае 1870 года писал, что Худояр «строит дворцы, базары, караван-сараи, разводит сады, задает большие пиры для угощения народа.» Эта идиллическая картина имела очень мало общего с действительностью. Утверждение российской власти на правобережье Сыр-Дарьи в её среднем и нижнем течении, а также в Ташкенте, Аулие-Ата, Пишпеке и других городах резко сократило налоговые поступления в ханскую казну. Естественно, и сам правитель, и его приближенные пытались возместить потери за счёт оставшихся подданных и совершенно разорили их поборами.

Широкое распространение получил насильственный сгон крестьян на работы, причём методы применялись весьма суровые. Так, например, однажды земледельцев, не пришедших в страду на прокладку ханских арыков, живьём закопали в землю. В ханстве были введены самые невообразимые налоги: на камыш, на степные колючки, на пиявок, которых вылавливали в прудах… В дополнение ко всему не получавшие жалования воины-сарбазы просто грабили население, отбирая всё, что понравится. Востоковед А. Кун в начале 1870-х годов особо подчеркивал на заседании Географического общества, что в Коканде глубоко «пустила корни болезнь всеобщего неудовольствия против хана и его приближённых». Кауфман неоднократно предупреждал Худояра о пагубности его курса, но тщетно.

Весной 18731874 годов в Кокандском ханстве неоднократно вспыхивали мятежи, однако хану удавалось кое-как с ними справиться. Нередко повстанцы обращались за помощью к русским властям, но всегда получали отказ. Весной 1875 года против Худояра поднялась даже кокандская знать: во главе заговора встали: сын некогда всесильного регента Мусульманкула Абдуррахман Автобачи, мулла Исса-Аулие и брат хана, правитель Маргелана Султан-Мурад-бек. Им удалось также привлечь на свою сторону наследника престола Насреддин-хана.

15 июля 1875 года в Коканд прибыл русский посол Вейнберг в сопровождении ехавшего в Кашгар М. Д. Скобелева и конвоя из 22 казаков. Два дня спустя пришло известие, что мулла Исса-Аулие и Абдуррахман Автобачи, направленные во главе 4-тысячного войска против восставших киргизов, объединились с мятежниками. Предводитель киргизов Мулла-Исхак объявил себя дальним родственником хана Пулат-беком. На сторону заговорщиков перешел и сын хана Насреддин, находившийся с 5-тысячным войском в Андижане. Города Ош и Наманган открыли им ворота. 20 июля стало известно, что мятежники без боя вступили в Маргелан, всего в 77 км от Коканда, а мулла Исса-Аулие призвал народ к газавату против русских и их пособников. Вейнберг сразу же направил генералу Головачеву письмо, в котором описывал ситуацию и просил выслать для защиты хана отряд из Ходжента.

В ночь на 22 июля мятежники подошли к Коканду. Половина ханского войска сразу же перешла на их сторону вместе со вторым сыном Худояра Мухаммед — Алим-беком. Утром начались волнения среди горожан. Худояр решил укрыться под защитой российских властей. Во главе 8-тысячного войска с 68 пушками и караваном, груженым сокровищами из казны, он двинулся по дороге в Ходжент. Вместе с ханом отправилось и русское посольство: Вейнберг, Скобелев, 22 казака, 9 купцов и 6 казахов-караванщиков. В шести километрах от Коканда хан остановился, что бы дать бунтовщикам бой, но всё его войско по примеру прочих перешло на сторону противника. С Худояром осталась лишь его свита численностью примерно в 500 чел., да русское посольство. Подвергаясь постоянным нападениям восставших маленький отряд к вечеру 23 июля смог добраться до территории, контролировавшейся русскими войсками, а на следующий день прибыл в Ходжент.

После бегства Худояра восстание охватило все ханство. Правителем провозгласили Насреддина. Разумеется, ни о каком снижении налогов он и не думал, но решительно обвинял во всех бедах русских и сразу же заявил о необходимости восстановить ханство в его старых границах от Ак-Мечети с одной стороны и до Пишпека — с другой. Российская администрация прекрасно понимала, что в сложившейся ситуации промедление «смерти подобно». Уже 23 июля уездный ходжентский начальник Нольде посадил 50 солдат 7-го Туркестанского линейного батальона на реквизированных у населения лошадей и выслал эту импровизированную кавалерию к пограничной крепости Махрам. Вслед за этим отрядом двинулся весь батальон и дивизион 2-й артиллерийской батареи под общим начальством полковника Савримовича. Именно приближение этих сил к границе заставило мятежников отказаться от преследования хана и посольства.

Русская администрация Ходжента была, впрочем, тоже не в восторге от приезда Худояра. Его свита разъезжала по городу с оружием, да и кормить гостей было накладно. 27 июля 1875 года Кауфман, находившийся в форте Верный, распорядился по телеграфу отправить Худояра в Ташкент. Отъезд был назначен на 5 августа. Новые правители Коканда быстро получили об этом информацию. Оставлять свергнутого правителя в живых по правилам восточной дипломатии не полагалось, а потому 5 и 6 августа кокандское войско численностью более 10 тыс. чел. спустилось с гор и захватило несколько селений на реке Ангрене. Один из отрядов кокандцев вышел на ташкентско-ходжентский тракт, где принялся жечь почтовые станции, захватывая в плен ямщиков и проезжающих. Следовавшие из Ура-Тюбе в Ходжент врач 2-го линейного батальона Петров и прапорщик Васильев были зарезаны, а шестилетняя дочь доктора увезена в Коканд. Попали в плен ехавшие из Ташкента в Ходжент два юнкера 2-го линейного батальона Клусовский и Эйхгольм. Хан, находившийся во время этих погромов на станции Пскент чудом избежал гибели от рук своих подданных.

Впрочем, иногда нападавшие сталкивались с ожесточенным сопротивлением. На почтовой станции Мурза-рабат на тракте из Ташкента в Самарканд ямщицким старостой был отставной солдат 3-го стрелкового батальона, крестьянин Псковской губернии Степан Яковлев. Узнав о приближении кокандцев, он закрыл и завалил дровами и мебелью ворота в станционный двор, а сам засел на стоявшей напротив ворот вышке. Когда кокандцы явились к станции отважный ямщик открыл огонь из винтовки. Почти двое суток один человек удерживал целый отряд. В конце концов кокандцы, пользуясь численным преимуществом подожгли станцию. Тогда Яковлев бросился на толпу врагов, раздавая им удары прикладом, но был зарублен. Отсеченную голову смельчака увезли в Коканд. Уже в 1877 г. на месте гибели Яковлева была установлена плита, а в 1895 году — гранитный обелиск с мраморным крестом.

Битва у Ходжента[править | править вики-текст]

Вечером 8 августа 1875 года большая армия кокандцев появилась под самим Ходжентом. Мулла Исса-Аулие рассылал местным жителям прокламации, но те хорошо помнили погромы, которые устраивали прежде кокандские воины во время походов на Ташкент, и присоединяться к газзавату не спешили. В Ходженте в то время находились батальон и две роты пехоты, уездная команда, сотня казаков и батарея артиллерии. 9 августа эти силы под командованием полковника Савримовича смогли отбить нападение 15-тысячного войска противника. 10 августа прибыло подкрепление из Ура-Тюбе во главе с майором Скарятиным, которое помогло отбросить врага от городских ворот.

12 августа полковник Савримович во главе 4 рот, сотни казаков и дивизиона артиллерии начал наступление на 16-тысячное кокандское войско, находившееся под командованием Абдуррахмана Автобачи и стоявшее у селения Коста-Кола. Метким артиллерийским огнем противник был опрокинут, после чего пехота обратила его в бегство. В тот же день в Ходжент прибыл из Ташкента 1-й стрелковый батальон с дивизионом конных орудий под командованием подполковника Гарновского, заменившие защитников Ходжента на самых трудных участках обороны. Поняв бесперспективность дальнейшей осады, кокандцы отступили от Ходжента.

Генерал-губернатор Кауфман, получив в ночь с 6 на 7 августа известие о вторжении кокандских войск, тотчас стал стягивать в район боевых действий войска. К г. Теляу был выдвинут отряд генерал-майора Головачева. Из Ташкента выступила колонна подполковника Аминова. К 18 августа русские войска сосредоточились в Ходженте, куда прибыл и сам Кауфман. Абдурахман Автобачи с огромной, 50-тысячной армией расположился недалеко от Ходжента, у крепости Махрам. 20 августа Кауфман двинулся на противника. В сражении 22 августа 1875 года кокандцы и их союзники кочевники-киргизы были наголову разгромлены. В бою полегло свыше 1200 воинов Абдуррахмана. Потери русских составили 6 чел. убитыми. Автобачи бежал в Маргелан.

Мирный договор[править | править вики-текст]

26 августа отряд Кауфмана двинулся к Коканду. Навстречу ему выехал Насреддин-хан с просьбами о мире. 30 августа пришло покаянное письмо и от правителя Маргелана Мурад-бека. Лишаясь одного союзника за другим, Абдуррахман Автобачи отступал. В погоню за ним отправился отряд Скобелева, который включал 6 сотен казаков, дивизион артиллерии, ракетную батарею и две роты солдат, посаженных для скорости передвижения на арбы. Всего за 10 часов (с 9 часов вечера 8 сентября до 7 часов утра 9 сентября) отряд прошел 72 км и у селения Мин-Тюбе разгромил арьергард войска Абдуррахмана. 10 сентября солдаты и казаки вступили в город Ош. После всех поражений сторонники Абдуррахмана стали разбегаться. Вскоре от многотысячного войска у него осталось всего лишь 400 воинов, с которыми он метался между Андижаном и Узкентом.

23 сентября Кауфман подписал с Насреддином мирный договор, составленный по типу соглашений с Бухарой и Хивой. Он предусматривал отказ хана от непосредственных дипломатических соглашений с какой-либо державой, кроме России. Ряд земель на правом берегу Сыр-Дарьи (так называемое «Наманганское бекство») был включен в состав Туркестанского генерал-губернаторства пол именем Наманганского отдела. Начальником этого отдела стал М. Д. Скобелев. Вопрос о восстановлении на престоле Худояра даже не поднимался.

Мятеж Абдуррахмана Автобачи[править | править вики-текст]

Абдуррахман Автобачи

25 сентября русские войска переправились через Сыр-Дарью и заняли Наманган. Здесь Кауфман получил сообщение, что в восточной части ханства вновь подняли голову мятежники. По предложению Автобачи ханом был провозглашен киргиз Пулат-бек. Центром сосредоточения его войск стал город Андижан. Однако противостоять русским войскам он не мог. В начале октября русские отряды генерал-майора В. Н. Троцкого разгромили конные «скопища» киргизов, но не смогли взять штурмом Андижан.

Между тем в Коканде началась новая смута. Подстрекаемые Абдуррахманом Автобачи жители напали на ханский дворец. Насреддин, подобно своему отцу Худояру, бежал под защиту русских. 10 октября 1875 года он прибыл в Ходжент. Кокандцы захватили Наманган и русский гарнизон, укрывшись в цитадели, едва смог отбить штурм. В ответ, в район Намангана были переброшены новые русские войска. Возглавляемый Скобелевым Наманганский действующий отряд предпринимал отважные рейды в различные районы ханства

Конец независимости Кокандского ханства[править | править вики-текст]

В январе 1876 года Кауфман, прибыв в Санкт-Петербург, смог добиться в обход министерства иностранных дел санкции императора Александра II на полную ликвидацию независимости Кокандского ханства. Об успехе он немедленно телеграфировал в Ташкент, приказав Скобелеву немедленно начать подготовку к занятию Коканда. 24 января совершенно подавленный поражениями Абдуррахман сдался. Теперь можно было приниматься и за ханскую столицу. 2 января Кауфман направил новую телеграмму генералу Г. А. Колпаковскому с приказом начинать наступление на Коканд. Одновременно такую же телеграмму Скобелев, стоявший в Намангане, получил от генерала Троцкого. Злые языки впоследствии утверждали, что на телеграмме Троцкого имелась приписка «Миша, не зевай!» Так или иначе, первым к Коканду поспел именно Скобелев, пройдя за день более 80 км.

Столица Коканд сдалась почти без боя. На этот раз самостоятельность Кокандского ханства была ликвидирована полностью. Его территория была включена в состав Туркестанского генерал-губернаторства в качестве Ферганской области. Военным губернатором края стал М. Д. Скобелев. Абдуррахман Автобачи был выслан в Россию, а вот замешанного во многих жестокостях Пулат-бека казнили в Маргелане, на той самой площади, где он расправлялся с русскими пленными.

Кокандское ханство в составе Российской империи[править | править вики-текст]

После завершения войны с Кокандом, в Средней Азии наступила мирная передышка.

26 ноября 1876 года специально для участников военной операции в Кокандском ханстве император Александр II учредил государственную награду — медаль «За покорение Ханства Кокандского».

В апреле 1877 года Россия вступила в войну с Турцией, что, естественно, отодвинуло «туркестанские дела» на второй план. Поэтому основные усилия местных властей были сосредоточены на организации научно-исследовательских и разведывательных экспедиций. В 1878 г. академик Миддендорф совершил поездку по Фергане, а капитан-лейтенант Брюхов поднялся на пароходе вверх по Аму-Дарье до Ходжа-сале. Было также организовано несколько экспедиций в Афганистан, вызванных, как говорилось в официальном отчёте, «политическими резонами».

Земли Кокандского ханства вошли в Ферганскую и Сырдарьинскую область сначала Оренбургского генерал-губернаторства, а позже Туркестанского генерал-губернаторства Российской империи.

Кокандская автономия. 1917—1918[править | править вики-текст]

В декабре 1917 — феврале 1918 года на территории бывшего Кокандского ханства существовало непризнанное государство Туркестанская автономия. Правительство возглавил казах Мустафа Чокай. Его правительство поддержали англичане, однако через 3 месяца, 22 февраля 1918, оно было разгромлено большевиками совместно с дашнаками[5].

Государственный строй[править | править вики-текст]

Во главе государства находился хан. Он был окружен крупной феодальной знатью и чиновниками. Бли­жайшим лицом к хану был минг-баши (тысяцкий). Высокими должно­стями считались посты казначея, военного министра, начальника поли­ции и т. д. При хане был совет, состоявший из приближенных к хану сановников, обсуждавший вопросы жизни и деятельности ханства. На общественную и политическую жизнь ханства большое влияние оказы­вало мусульманское духовенство. Глава духовенства участвовал в обсуждении вопросов на ханском совете, его мнение во всех вопросах считалось наиболее авторитетным.

Правители на местах назывались беками и хакимами. На особом положении находился правитель Ташкента. Он назначался непосред­ственно ханом и носил титул беклар-беги (бек беков). В кишлаках ад­министративная власть была представлена аксакалами (старостами). За поведением жителей и соблюдением ими норм шариата следили мух-тасибы. Полицейские (курбаши) подчинялись бекам и хакимам. Армия состояла из конных и пеших воинов. В необходимых случаях создава­лось ополчение.

Судебная власть находилась в руках казиев во главе с глав­ным судьей — кази-калоном. На эти должности, как правило, назнача­ли представителей духовенства как знатоков шариата. Дела решались на основе шариата или, точнее, все зависело от судьи, от его толкова­ния или понимания норм шариата, что создавало громадные возмож­ности для судейского произвола. Широко применялись смертная казнь и телесные наказа­ния

Правители Кокандского ханства[править | править вики-текст]

  1. Алтун-Бишик Минг Кутлуг-хан Тангри-Яр Худояр I Султан (1512—1545), сын Бабура Тимурида и женщины по имени Сейдафак, женат на Кутлы-хан Минг, бий города Ахсы : 1528 — 1545[источник не указан 1039 дней]
  2. Тангри-Яр Худояр II Илик-Султан (1537—1610), сын Алтун-Бишик Минга, бий города Ахсы : 1545 — 1597, бий города Ферганы : 1597 — 1610
  3. Яр-Мухаммед, сын Тангри-Яр Худояра II, бий города Ферганы : 1610 — 1615, изгнан в Индию к Бабуридам [источник не указан 1037 дней]
  4. Абу аль-Касим (Султан-Кучак-бий) (1606—1625), сын Мухаммед-Амина (изгнанного в Бухару) и внук Тангри-Яр Худояра II, бий города Ферганы : 1615 — 1625
  5. Убайдулла (Султан-Асыл-бий) (1622—1662), сын Абу аль-Касима, бий города Ферганы : 1625 — 1662
  6. Джамаш-бий (Шах-Маст-бий), сын Убайдуллы, бий города Ферганы : 1662 — 1677
  7. Шахрух-бий I (1638—1694), сын Джамаш-бия, бий города Ферганы : 1677 — 1694
  8. Рустем Хаджи-Султан, сын Шахруха I, бий города Ферганы : 1694 — 1701
  9. Пазыль-Аталык, сын Рустем Хаджи-Султана, бий в городе Риштан : 1701 — 1704, поделил страну со своим братом Ашур-Кулом. Убит
  10. Ашур-Кул, сын Рустем Хаджи-Султана, бий в городе Ахсы : 1701 — 1704, поделил страну со своим братом Пазыль-Аталыком. Убит
  11. Шахрух-бий II Медведь, сын Ашур-Кул Шахмаст-бия, бий племени Минг, аталык государства Аштарханидов, бий города Ферганы : 1704 — 1710, суверенный бек Коканда 1710 — 1721
  12. Абдурахим-бий, сын Шахрух-бия II, бий племени Минг и бек Коканда : 1721 — 1739. В 1721—1732 гг. правил из кишлака Дикан — Тода, в 1732 г. построил г. Коканд, который стал столицей. Убит
  13. Абдукарим-бий, сын Шахрух-бия II, бий племени Минг и бек Коканда : 1739—1751 (1739—1765), правил в Коканде.
  14. Шады-бий, сын Шахрух-бия II, бий племени Минг и бек Коканда : (1739—1748), правил в Маргелане. Убит
  15. Сулейман-бек, сын Шады-бия, бий племени Минг и бек Коканда : (1748—1778), правил в Маргелане. (1 раз)
  16. Низам ад-Дин Мухаммад Баба-бий, сын Абд ар-Рахим-бия, бий племени Минг и бек Коканда : 1751—1752
  17. Ирдана-бий, сын Абд ар-Рахим-бия, бий племени Минг и бек Коканда : 1752—1769 (1765—1778), правил в Коканде. Убит
  18. Сулейман-бек, сын Шады-бия, бий племени Минг и бек Коканда : 1769—1770 (1778—1778), правил в Коканде 3 месяца. (2 раз). Убит
  19. Нарбута-бий, сын Абд ар-Рахмана внук Абд ар-Керим-бия, бий племени Минг и бек Коканда : 1770—1798 (1778—1807)
  20. Алимхан, сын Нарбута-бия, 1 хан Коканда : 1798—1809 (1807—1816). Убит
  21. Сайид Мухаммед Умар-хан, сын Нарбута-бия, хан Коканда : 1809—1822 (1816—1821)
  22. Сайид Мухаммад Алихан (Мадали-хан) (1809 — апр.1842), сын Сайид Мухаммед Омар-хана, хан Коканда : 1822—1842 (1821 — апр.1842). Убит
  23. Султан-Махмуд (? — апр.1842), сын Сайид Мухаммед Омар-хана, хан Коканда : (апр.1842 — апр.1842). Убит
  24. Насрулла-хан, Бухарский хан, хан Коканда : (5 апр.1842 — 18 апр.1842)
  25. Ибрагим Хаял-Парваначи, наместник Бухарского хана, хан Коканда : (18 апр.1842 — июнь 1842)
  26. Сайид Мухаммед Шир-Али-хан (1792—1845), сын Хаджи-бия внук Абд ар-Рахмана правнук Абд ар-Керим-бия, хан Коканда : июнь 1842—1845. Убит
  27. Сарымсак-хан (? — 05.02.1845), сын Сайид Мухаммед Шир-Али-хана, хан Коканда : 1845 — 1845. Убит
  28. Мурад-хан, сын Алим-Хана, хан Коканда : 1845 — 1845 (11 дней). Убит
  29. Сайид Мухаммед Худояр-хан III, сын Сайид Мухаммед Шир-Али-хана, хан Коканда : 1845—1851 (1 раз)
  30. Абдулла-бек, дальний родственник Худояр-хана III, хан Коканда : 1851 — 1851 (несколько дней)
  31. Сайид Мухаммед Худояр-хан III, сын Сайид Мухаммед Шир-Али-хана, хан Коканда : 1851 — 1858 (2 раз)
  32. Сайид Бахадур Мухаммед Малля-хан, сын Сайид Мухаммед Шир-Али-хана, хан Коканда : 1858—1862. Убит
  33. Султан Шах-Мурад-хан, сын Сарымсак-хана, хан Коканда : 1862—1862
  34. Сайид Мухаммед Худояр-хан III, сын Сайид Мухаммед Шир-Али-хана, хан Коканда : 1862 — 1862 (1 месяц) (3 раз)
  35. Мир Музаффар ад-дин Хан, Бухарский хан, хан Коканда : 1862 — 1862 (1 месяц) (1 раз)
  36. Алим-Кул, хаким (то есть губернатор) Маргелана, хан Коканда : 1862 — 1862 (1 месяц)[источник не указан 1037 дней]
  37. Сайид Мухаммед Худояр-хан III, сын Сайид Мухаммед Шир-Али-хана, хан Коканда : 1862 — 1862 (4 раз)
  38. Календер-бек, сын Сайид Мухаммед Али-хана, хан Коканда : 1862 — 1862 (1 месяц). правил в Чусте. Убит
  39. Мир Музаффар ад-дин Хан, Бухарский хан, хан Коканда : 1862 — 1863 (2 раз)
  40. Мухаммед Султан-Сеид-хан, сын Сайид Бахадур Мухаммед Малля-хана, хан Коканда : июль 1863 — июнь 1865. Убит
  41. Хайдар-бек (Худай-Кул-бек/Бельбакчи-хан), сын Шахруха внук Алим-Хана, хан Коканда : июнь 1865 — июль 1865
  42. Сайид Мухаммед Худояр-хан III, сын Сайид Мухаммед Шир-Али-хана, хан Коканда : июль 1865 — 22.07.1875 (5 раз)
  43. Насир ад-дин-хан, сын Сайид Мухаммед Худояр-хана III, хан Коканда : 22.07.1875 — 09.10.1875 (1 раз)
  44. Пулат-хан, сын Алим-Хана, хан Коканда : 09.10.1875 — 28.01.1876. Убит
  45. Насир ад-дин-хан, сын Сайид Мухаммед Худояр-хана III, хан Коканда : 28.01.1876 — 19.02.1876 (2 раз)

В 1876 году Кокандское ханство перестало существовать.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Uzbek khanate (англ.). Encyclopædia Britannica. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
  2. Анке фон Кюгельген, Легитимация среднеазиатской династии мангитов в произведениях их историков (XVIII—XIX вв.). Алматы: Дайк-пресс, 2004, с.70
  3. На самом же деле Коканд — город, несравненно более древний. Арабские путешественники X века, Истахри и Ибн-Хаукаль, упоминают о городе Ховакенде или Хоканде, который по расстоянию от Шашской реки (Сырдарья) и от Асхы соответствует нынешнему Коканду; надо поэтому думать, что в XVIII веке вся деятельность «основателей» этого города заключалась в устройстве урды (дворец) и возведении городских стен.
  4. Turkistonning uch xonlikka bo‘linishi
  5. Туркестанская автономия — трагическая веха независимого Казахстана

Ссылки[править | править вики-текст]

  • Кокандское ханство // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Наливкин В. П. Краткая история Кокандского ханства. Казань, 1886, 127 с.
  • Сычёв Н. В. Книга династий. — М.: «АСТ», «Восток-Запад», 2005 — (Серия Историческая библиотека). — 959 стр. ISBN 5-17-032495-2 (ООО «Издательство АСТ»), ISBN 5-478-00092-2 (ООО «Восток-Запад»)
  • История Средней Азии. Сборник исторических произведений / Составители А. И. Булдаков, С. А. Шумов, А. Р. Андреев. — М.: «Евролинц», «Русская панорама», 2003 — (Серия «История стран и народов»). — 504 стр., 237 библ. ISBN 5-93165-072-5