Колядование

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Колядование в Белгородской области. Россия, декабрь 2012 г.
М. Гермашев. «Со звездой». 1916
Ночь на Рождество в деревне. 1872

Колядова́ние — приуроченный преимущественно к святкам ритуал посещения домов группой участников, которые исполняли «благопожелательные» приговоры и песни в адрес хозяев дома, за что получали ритуальное угощение.

Название обряда[править | править вики-текст]

Название обряда однотипно во всех славянских традициях (рус. колядование, укр. колядування, белор. калядаванне, словацк. koledovani, чеш. koledování, польск. kolędowanie, серб. коледа, болг. коледуване, словен. koledovanje, и т. п.) и восходит к термину коляда, который является многозначным и стержневым для обозначения разных реалий святочного комплекса (см. Коляда). Наряду с такой общеславянской терминологией известны многочисленные варианты местных названий колядования: например, в отличие от рождественского, новогоднее колядование могло называться овсеньканье (рус.), щедрование (укр., бел.), сурвакане (болг.), сыровары (серб.). Основу некоторых локальных названий обряда составляют глаголы движения и обозначения ряженых колядников (с.-рус. бегать окрутниками, ходить рядихами; укр. ходить со Щодрой; бел. вадить козу; словац. chodit' po kolede; пол. kolędowanie drabouj и др.); наименования обрядового хлеба, которым одаривали колядников (рус. ходить кокурки сбирать; в.-пол. chodzenie po rogalach, в.-словац. chodievani po ščedrákoch) или исполняемых во время колядования обрядовых песен (рус. кликать овсень, виноградье петь).

Типология колядных обходов[править | править вики-текст]

Типология колядных обходов определяется: временем/датой проведения обряда (обходы на Рождество, в день св. Стефана, на Новый год, Крещенье, Пасху[1] и т. п.) и составом участников (односельчане или церковнослужители, взрослые или дети), а также характером песенного репертуара (обрядовые благопожелания или церковные рождественские песнопения); ср. особые названия для детского колядования: дитяче вiншованне (укр.), малка коледа (болг.); или для церковной коляды: со звездой ходить, христославить (рус.), церковна коляда (укр. карпат.), kolęda kościelna (пол.), duchovna koleda (словац.) и т. п.[2].

Отношение к традиционным и церковным обходам порой было различным. Иногда встречаются поверья, что приход в дом «церковной коляды» не обеспечивает прибытка в хозяйстве и даже может навредить. В Словакии сразу после посещения ксендза, который чертит мелом знак креста на дверях, хозяйки спешно вытирали эти знаки, чтобы куры начинали нестись весной как можно раньше. В Полесье некоторые хозяева не пускали к себе колядников-христославов (ходящих с рождественской звездой), считая, что там, куда они пришли, не уродится просо. Напротив, отношение к колядованию, организованному «по стародавнему обычаю», было самым положительным[3].

Обрядовые тексты[править | править вики-текст]

Главное структурное различие типов колядования зависит от включённых в обряд магических действий или особых ритуальных символов. Для наиболее типичной формы колядования характерно прежде всего исполнение обрядовых текстов (поздравительных, благопожелательных, величальных и т. п.), адресованных хозяевам, а сопутствующие вербальному ритуалу магические или игровые действия носили менее обязательный характер. Такой тип колядования представлен в двух основных формах: обход совершали неряженые или ряженые колядники. В обрядах первого типа главной ритуальной целью является произнесение текста, а если а составе участников колядования были ряженые, то вербальный ритуал (как основной) мог дополняться игровым поведением маскированных персонажей.

Магические действия[править | править вики-текст]

Иначе организованы те варианты колядования, в которых главной целью обряда оказывались магические действия, а исполнение песенных и приговорных текстов — сопутствующим элементом. Например, колядники ходят по домам, чтобы совершить ритуал разбрасывания зёрен (посевание, посевальники), обливания водой домочадцев или выметания углов дома, раздачи хозяевам обрядовых веток на счастье, высекания множества искр из тлеющих в очаге поленьев (см. Полазник), и при этом сопровождают эти действия специальными приговорами или песнями. Промежуточное положение между этими типами занимают святочные обходы, целью которых является обношение по домам ритуального предмета (в качестве особого магического или символического знака) с одновременным исполнением обрядовых или религиозных текстов. Например, колядники носят с собой украшенное деревце или ветку (ю.-слав.); камень или кусок железа (словац. kolédovani s ocel'ou); изображение «змеи» (пол., словац.); рождественскую звезду (о.-слав.); фигурку Христа в колыбели (пол. силез. chodzenie s kolebka); волокут за собой плуг (з.-укр.) и т. п. (см. Вертеп).

Исторические данные[править | править вики-текст]

Приуроченность колядования ко времени зимнего солнцеворота, совпавшего с важнейшей датой христианского календаря Рождества Христова, определила особую значимость обряда в народном календаре. По з.-слав. историческим данным, уже с XV в. церковь предпринимала усилия не только запретить бесовские колядные обходы, но и взять их под свой контроль, т. е. придать колядованию новое идеологическое содержание. В чешских и польских церковных поучениях XV—XVI вв. осуждается языческий обычай колядовать в Рождественский сочельник, когда простые люди толпами ходят всю ночь и, подражая голосам животных, громко кричат, себя и других вводя во грех, и одобряется новый церковный обычай: накануне Рождества и за неделю до него в Чехии и Моравии ходят по домам колядовать ксендзы и церковные служки с пением латинских церковных песен; часто встречаются также призывы к верующим различать греховное и непристойное колядование (надевание масок, шумное поведение) и благочестивый обход по домам священнослужителей, которых тоже надлежало одаривать, а не захлопывать перед ними дверей. В польской литературе XVI века с осуждением описывается народный обычай волочиться всю ночь по улицам накануне Рождества с громкими криками, водить с собой тура, носить волчью шкуру, забрасывать камнями двери тех домов, где хозяева плохо одаривали колядников. Преследование народных обычаев святочного колядования, называемых в церковных источниках дьявольской, сатанинской игрой, продолжалось вплоть до XIX в.

Время исполнения[править | править вики-текст]

Время исполнения обряда колядования могло совершаться в одной и той же местности многократно в течение предрождественского поста и святок. У зап. славян начинали колядовать ещё в дни адвентных святых (см. Адвент); у юж. славян — чаще всего со дня св. Игната. Но наиболее типичным у всех славян было святочное колядование: первые три дня Рождества (Сочельник, Рождество, день св. Стефана), канун и первый день Нового года, канун Крещения. В Словакии среди зимних колядных обходов различались: mikulašské (совершаемые в день св. Николая), štedrovečerni (в Рождественский сочельник), štĕpánské (на св. Стефана), novoročni (на Новый год), trikrálové (на Крещение). В большинстве областей Украины колядовали первые три дня Рождества, в з.-укр. сёлах — с Рождественского сочельника, а щедравали накануне Нового года и в день св. Василия (см. Щедрование).

В масштабах суточного времени взрослые колядники начинали обходы в вечернее и ночное время. У юж. славян считалось, что колядовать можно только с полуночи до восхода солнца, так как именно в это время по улицам бегают вампиры, караконджулы и др. вредоносные святочные духи, которых якобы можно отогнать колядными песнями. В ряде мест фиксировался прямой запрет колядовать после рассвета: нельзя, чтобы восход солнца застал колядников в пути. По свидетельствам из вост. Польши, следовало начинать колядование после захода солнца, в сумерки, поздним вечером, в полночь, колядовать в течение всей ночи. Ночное время колядования, как наиболее традиционное упоминается и в текстах колядных песен. Вместе с тем, широко распространена о.-слав. практика утреннего колядования, имеющего ряд типологических отличий от ночных обходов: ранним утром ходили по домам дети или взрослые не ряженые поздравители (называемые колядниками, щедровальниками, полазниками, посевальниками и т. п.), которые совершали определенные ритуально-магические действия, сопровождая их краткими песенками или благопожелательными и поздравительными приговорами.

Колядовщики[править | править вики-текст]

Половозрастной состав исполнителей обряда представлен в разных вариантах колядования достаточно многообразно: колядовать ходили либо отдельно взрослые и дети, мужчины и женщины, либо смешанные группы, но более традиционным (для балкано-карпатского региона) и ритуально значимым считалось участие в обряде мужской колядной дружины. В неё могли входить мужчины и старики, но чаще это были взрослые неженатые парни. Вся группа состояла из нескольких участников (от 5— 6 человек до 10 — 15), каждый из которых выполнял определенную обрядовую роль. Возглавлял группу старший по возрасту женатый мужчина, опытный колядник, хорошо знавший обычаи колядования и фольклорный репертуар (укр. карпат. берёза, атаман; серб, домаћин, дедац, старешина; болг. станеник, цар). Атрибутом предводителя группы часто был колядный посох, украшенная трость, палка с колокольчиком или обрядовое деревце, ветка с насаженным на ней яблоком и т. п. Основу группы составляли певцы и благопожелатели, среди которых иногда тоже распределялись роли починальника, запевалы и песельников, подхватников. В составе колядующих могли быть также музыканты (укр. музыка, скрипник, тримбитарь; болг. свирач) и плясуны. Кроме того, назначался ответственный за сбор колядных даров (в.-слав. мехоноша). В болг. колядных дружинах их было несколько: один собирал и носил только хлебные изделия, другой — мясные продукты, третий — всё остальное, полученное в дар.

За пределами балкано-карпатской зоны признаки такой четкой организации колядников выглядели более размытыми. В бел. и ю.-рус. традициях чаще всего отмечалось лишь наличие поводыря и мехоноши. В среднерус. областях колядники обычно ходили беспорядочной толпой. Согласно ю.-слав. поверьям, колядником мог стать любой житель села мужского пола, кроме тех, кто страдал физическими недостатками (хромоногие, горбатые, одноглазые) или психическими расстройствами; избегали принимать в колядные дружины также незаконнорожденных, сирот и тех, у кого в недавнее время умер кто-нибудь в доме.

Участники таких колядных групп, которые не включали в свой состав ряженых, ходили по домам в праздничной одежде, украшенной специальными букетиками (колядными китками), на шапки надевали венки, сделанные из вечнозелёных растений и бумажных цветов. Наряду с этим широко распространен был обычай колядовать, приняв вид ряженых. Некоторые признаки ряженья отмечались в наряде предводителя немаскированной колядной дружины: он надевал вывернутый мехом наружу кожух, обвешивал его стручками красного перца, в одежде других колядников можно было заметить элементы свадебного наряда. Различия между немаскированными участниками и колядными группами, включавшими ряженых персонажей, проявляются как в характере ритуального и игрового поведения тех и других, а также в особенностях организации внутри коллектива исполнителей (см. Водить), так и в их названиях: первые чаще именовались колядниками, а вторые обозначениями соответствующих персонажей ряженья, например, рус. окрутники, кудесники, кикиморы, болг. старки, джамалари, серб. алосници, лесники, чароjичари, словац. babki, Lucki, Mikulaše, пол. dziady, turonie, kozy и т. п. (см. Ряженье).

Признак наличия или отсутствия в группе колядников ряженых лежит в основе разграничения восточного и западного типов болгарского колядования. Так, в.-болг. коладници ходили на святки не ряжеными, с венками и украшениями из печёной кукурузы на шляпах, с кизиловыми палками в руках, на которые они нанизывали собранные по домам калачи. В вариантах з.-болг. обряда, совершаемого в период с Нового года до Крещения или всю первую неделю Нового года, по селу ходили ряженые, называемые джамалари, камилари (т. е. погонщики верблюдов) или старците, среди которых выделялась центральная пара — старец и баба: наряженный в мохнатый кожух старец сопровождал и охранял бабу, которую пытались похитить другие участники обхода (см. Верблюд).

Ряд особенностей отличает детское колядование: небольшие группы детей (без признаков четкого распределения обрядовых функций) ходили преимущественно в утреннее и дневное время; не имели обыкновения рядиться (лишь изредка могли представлять маски козы, коня, журавля, трёх королей, ходивших со звездой); исполняли особые тексты — рифмованные благопожелания и короткие песенки с просьбой одарить. Болгары Пирин. края называли взрослых колядников коледари, коледжани, а участников детских групп — коледарчета; обычно это были мальчики, которые носили через плечо холщевые сумки для сбора продуктов, а в руках держали палки (коледарски тояжки); войдя в дом, дети стучали палками об пол и приговаривали: Коледа, бабо, коледа, бабо!, хозяйки одаривали их маленькими калачиками[2].

Структура обряда[править | править вики-текст]

Наиболее полная структура обряда колядования включает: 1) подготовительный этап, 2) сам колядный обход (сбор участников в одном доме, шествие по селу, надворное или подоконное колядование возле каждого дома, контакт с хозяевами, продолжение колядования в доме, получение даров, прощание с хозяевами), 3) заключительный этап (совместная трапеза колядной дружины по окончании колядования). Готовиться начинали задолго до самого колядования. У болгар сходки колядников в доме предводителя начинались за несколько дней до Игнатова дня (20 декабря) или ещё раньше. О практике предварительных спевок и репетиций сообщают многие укр., бел. и з.-слав. источники. Закарпатские русины собирались для этой цели в течение всего Филипповского поста: они обновляли свои костюмы и реквизит колядной дружины, вспоминали или разучивали с молодыми участниками колядные песни, договаривались с музыкантами и танцорами и т. п. Фольклорный репертуар колядников мог включать очень большое число текстов, так как традиция требовала от них умения околядовать (т.е. посвятить специальную песню) каждого члена семьи в отдельности. В некоторых местах число колядных благопожеланий и песен достигало 80-ти текстов. Ответственность за умелое их исполнение лежала на предводителе, считалось большим позором, если песенники сбивались, путали слова или не находили подходящей песни для определенной ситуации. Это вынуждало вести серьёзную подготовку к обряду.

Перед началом колядования участники собирались в одном доме и вечером отправлялись в путь, переходя от дома к дому. Если обряд совершался несколькими группами, то они распределяли между собой разные сельские участки, так как встречи колядных групп на улицах села считались нежелательными и могли привести к дракам. Во время шествия по селу колядники пели, пританцовывали под музыку, звонили в колокольчик; очень шумно вела себя процессия ряженых, например, сербские колядники (оале, лесници) оповещали о своём шествии громкими криками, воем, звоном, хлопаньем бичами. Чинным и торжественным было хождение церковной коляды и групп, ходивших со звездой.

Подойдя к дому, колядники становились под окном или во дворе и окликали хозяина. Такое начало носит универсальный характер для большинства вариантов обряда. Предводитель сообщал о прибытии, обращался к хозяину с просьбой разрешить колядовать, спрашивал, не спит ли тот и готов ли одарить пришедших; либо певцы сразу исполняли вступительную песню (надворную коляду), содержащую такие же вопросы. После того, как разрешение получено, начинался основной эпизод обряда — исполнение ритуального благопожелания в адрес хозяина дома. Дальнейший ход колядования зависел от поведения хозяев: если те выносили угощение во двор, то колядники благодарили за дар и шли к следующему дому; если пришедших приглашали в дом, то начинался следующий (более развернутый) этап обряда, когда гости исполняли специальные колядки каждому из домочадцев; кроме того, в многолюдных семьях могли устраиваться развлечения, танцы и угощение совместно с колядниками. В завершение обряда хозяин одаривал гостей, после чего они вновь произносили благопожелательные и благодарственные формулы.

В одной и той же местности обряд мог происходить как в краткой (надворное колядование), так и в развернутой форме. В Пинском Полесье обычно ограничивались пением под окнами; если хозяин просил околядовать также его детей, то за это полагалось большее вознаграждение. В традиции русского колядования краткая форма обряда с пением одной общесемейной колядки была преобладающей (ср. рус. выражение ходить под окнами в значении 'колядовать'); только в р-нах Рус. Севера и в зоне бытования коляд-овсеней встречается обычай посвящать отдельные песни каждому из членов семьи (см. Виноградье, Овсень).

Момент одаривания[править | править вики-текст]

Момент одаривания колядников в ответ на их пожелания — основной стержень колядования (он отмечен в самых ранних исторических свидетельствах о колядовании). Судя по текстам колядных песен и ритуальных приговоров (см. Колядки), по обычаю заранее готовить обрядовый хлеб для участников колядования, по широко известным у всех славян предписаниям щедро одаривать пришедших, чтобы обеспечить себе хозяйственное и общесемейное благополучие на весь год (см. Дар), — содержательную основу колядования составляет идея дарообмена, т. е. выделения обрядовой пищи для сакральных гостей (божественных посланцев) в расчёте на их помощь и опеку. Колядный дар состоял из съестных продуктов (выпечки, сала, колбас, орехов, фруктов и т. п.), реже подавали мелкие деньги или мотки пряжи. Но самым традиционным (а в ряде мест и строго обязательным) даром был обрядовый святочный хлеб. Изделия из теста, предназначенные для колядников, нередко носили названия, совпадающие с терминологией участников колядования: им подавали коледарски краваj (серб.); лепешки калядашки (рус. Саратов.); булочки овсеньки (рус. нижегород.); щедрiвний хлiб (укр.); для польских колядников, называемых новолетниками, пекли хлебцы nowolatki (пол.). Мотив хождения за хлебом отразился в некоторых названиях самого обряда колядования: рус. ходить за усеньками, каракульки сбирать; пол. chodzenie po nowym chlebie; болг. тръгване за кофръги [хождение за калачиками]. Считалось, что в тех домах, где ничего не подадут колядникам, в течение года не будет хозяйственного прибытка. Нарушение этого обычая давало право участникам колядования посылать в адрес скупых хозяев нешуточные угрозы и проклятья. У юж. славян одним из важных моментов обряда было приготовление небольшого столика с угощением для колядников: войдя в дом, они обходили вокруг столика, взявшись за руки, и затем поднимали блюдо с колядным караваем высоко вверх.

Заключительным этапом колядных обходов был общий сбор участников (у гуцулов Закарпатья он назывался розколєда), на котором делились между всеми собранные дары или устраивалась совместная трапеза. Болгарские колядники ещё до этого момента собирались возле общесельского колодца (чешмы) или в центре села и играли коледарско хоро.

Цель ритуала[править | править вики-текст]

Согласно мотивировкам обряда, колядование обеспечивало хозяевам высокие урожаи в поле и огороде, приплод скота и общее благополучие в доме. Обычно сами колядники следили за тем, чтобы по оплошности не пропустить чей-нибудь дом, — это было бы воспринято как большая обида и даже предвестие беды. Исключение делалось лишь для тех домов, где в недавнее время кто-нибудь умер, — там обычно не колядовали. В соответствии с традицией, колядная группа двигалась по селу в направлении с запада к востоку, а в горной местности — с нижнего края села вверх, чтобы так же процветало и шло в гору хозяйственное благополучие в посещаемых ими домах. В боснийских селах верили, что урожай будет лучше у тех хозяев, которых на святки посетили чароичари, поэтому их особенно гостеприимно принимали и щедро одаривали. В некоторых местах на Брянщине считалось, что колядовать накануне Нового года надо для того, чтобы свиньи велись. Кроме того, существовало поверье, что обходы колядников изгоняют из села нечистую силу и защищают от болезней. В пол. мазовецких селах старые люди говорили, что в те места, где ходили колядники, не бьёт гром.

В обрядовых приговорах и приветствиях участников колядования называли божьими служеньками, божьими посланцами, небывалыми гостями; сами колядники при входе в дом приговаривали: Я в дом — и Бог со мной!, а при выходе: Мы отсюда, а Господь сюда! (болг.); в вост. Сербии кољендаши перед каждым домом спрашивали хозяина, примет ли он в дом божьих детей. Вместе с тем, участие в колядовании (особенно в качестве ряженых) часто осмыслялось как дело нечистое и опасное. Так, у сербов известен запрет для участников колядования вступать в сексуальные связи в течение 5-ти дней после обхода. В ряде мест запрещалось впускать колядников в дом: коляда остаётся под окнами и приглашать её в дом нельзя (новгород.), а одаривание прибывших могло осуществляться только через особое (волоковое или печное) окошко. Широко распространен в разных слав, традициях обычай очищения, который обязаны были совершать участники колядования (их обливали водой у колодца, заставляли купаться в проруби или умываться освященной крещенской водой).

Отдавая предпочтение тем формам колядования, которые совершались по стародавньому звичаю (т. е. согласно традиционному старинному обряду, а не по форме церковного колядования), гуцулы Закарпатья говорили: «Доки коледники ходе, то доти и наша вipa руська буде на свiтi». Однако со временем наряду с магической функцией все большее значение приобретали зрелищно-развлекательные элементы обряда (музыка, танцы, ряженье, игры, драматические инсценировки и т. п.)[2].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. У чехов сохранились пасхальные колядки. Например:

    Já jsem malý koledníček, tetičko,
    přišel jsem si pro červené vajíčko.     
    Pro vajíčko červený,
    pro koláč bílý,
    jsem-li vám, tetičko,
    koledníček milý?

    Я ещё малый колядничек, тётушка,
    Пришёл за красным яйцом.
    За красным яйцом,
    Да за белым колачём,
    Ай по нраву ли Вам,
    Тётушка, колядничек?

  2. 1 2 3 Виноградова, 1999, с. 570-575
  3. Виноградова, 2004, с. 486

Литература[править | править вики-текст]

  1. Виноградова Л. Н. Колядование // Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5-ти томах / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 1999. — Т. 2. — С. 570-575. — ISBN 5-7133-0982-7.
  2. Виноградова Л. Н. Обходные обряды // Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5-ти томах / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2004. — Т. 3. — С. 483-487. — ISBN 5-7133-1207-0.

Ссылки[править | править вики-текст]