Крепостное право в России

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Продажа дворовой девушки на картине художника Николая Неверева «Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого» (1866; Москва, Третьяковская галерея)

Крепостное право в России — существовавшая, начиная с Киевской Руси XI века, система правоотношений, вытекавших из зависимости земледельца, крестьянина, от помещика, владельца земли, населяемой и обрабатываемой крестьянином.

В Киевской Руси и Новгородской республике несвободные крестьяне подразделялись на категории: смердов, закупов и холопов. В царской России крепостничество широко распространилось к XVI веку; официально подтверждено Соборным уложением от 1649 года; отменено в 1861 году.

Краткая история[править | править вики-текст]

В отечественной историографии существуют два противоположных взгляда на обстоятельства и время возникновения крепостного права – так называемые «указная» и «безуказная» версии. Обе они возникли ещё в середине XIX столетия. Первая из них исходит из утверждения о существовании конкретного закона в конце XVI века, а именно от 1592 года, об окончательном запрете крестьянского перехода от одного землевладельца к другому; а другая – опираясь на отсутствие среди сохранившихся официальных документов подобного указа, рассматривает крепостничество как поэтапный и растянутый во времени процесс утраты прежде свободными людьми гражданских и имущественных прав.

Основателем «указной» версии считается известный историограф XIX века С. М. Соловьев. Именно он, по ряду причин, отстаивал существование закона 1592 г. о запрете крестьянского перехода, или отмене «Юрьева дня», изданного в правление царя Феодора Иоанновича. Необходимо отметить, что советская историография активно приняла сторону С.М. Соловьева в данном вопросе. Предпочтительными преимуществами этой гипотезы в глазах советских историков было то, что она представляла социально-классовые противоречия более выпукло и остро, отодвигая факт закрепощения более чем на 60 лет в прошлое.

«Указная» версия в самом начале была опровергнута В. О.  Ключевским, извлекшим из достоверных источников множество текстов крестьянских порядных записей 20-х – 30-х годов семнадцатого века, свидетельствующих о том, что ещё в это время, т. е. спустя почти полстолетия после предполагаемого указа о закрепощении крестьян от 1592 года, древнее право «выхода» с помещичьей земли сохранялось вполне. В порядных оговариваются только условия выхода, само право на который не ставится под сомнение. Это обстоятельство наносит ощутимый удар по позиции «указников», как прежних, так и их позднейших последователей.

Объективная картина развития крепостного права на Руси от древних времен и до середины XVII столетия представляется следующим образом: княжеское и боярское землевладение, в сочетании с укреплявшимся бюрократическим аппаратом, наступало на личную и общинную земельную собственность. Прежде свободные земледельцы, крестьяне-общинники или, даже, частные собственники земли — «своеземцы» древнерусских юридических актов — постепенно становились арендаторами участков, принадлежащих родовой аристократии или служилому дворянству.

В Великом княжестве Московском, объединившим в своём составе большую часть древнерусских земель, получает развитие поместное землевладение, как система вознаграждения за военную или гражданскую службу. Служилое поместье в Русском государстве XV — начала XVII веков представляло собой земельный участок, находящийся в собственности государства, населённый лично свободными людьми, сельскохозяйственными работниками — «крестьянами», обязанными временно (до тех пор, пока земля записана за помещиком) отчислять определенную долю своих сельскохозяйственных прибытков, чаще всего натурой, но иногда и в денежном эквиваленте, не в государственную казну, а в пользу помещика. Раздача поместий была вызвана недостатком наличных денежных средств, чтобы оплатить услуги лиц, несущих военную или бюрократическую службу государству.

Кроме поместья, полученного временно, под условием службы, многие дворяне владели землей на праве частной собственности, доставшейся в качестве приданного, по наследству, «благоприобретённой» и т.д. – «вотчинами». Но свою частную землю собственник возделывал или с помощью нанятых вольных работников, или поселяя на неё лично зависимых от него лиц – «холопов». Вотчинник не имел права переселить крестьян из государственного поместья в свои частные владения, потому что жители поместья ни при каких обстоятельствах не считались собственностью помещика, а исключительно свободными государственными налогоплательщиками, временно обязанными свои прямые выплаты в государственную казну заменить косвенными платежами - в пользу «помещика», т.е. человека, служащего государству своим образованием или воинским умением, и потому взятого государством на содержание.

Принципиальные перемены в положении крестьян наступают с воцарением династии Романовых. К этому времени сроки сыска беглых крестьян увеличились с 5-ти лет, объявленных ещё в царствование Федора Иоанновича в 1597 году, до 15-ти лет. Однако землевладельцы в многочисленных челобитных настаивают на праве отыскивать своих беглых арендаторов бессрочно, и царь Алексей Михайлович идет не только навстречу этим требованиям, но и намного дальше.

Дело в том, что во всех прежних указах о сроке сыска беглых крестьян речь шла исключительно о тех, кто ушёл с помещичьей земли, не внеся всех необходимых выплат помещику, оговоренных в порядных записях, то есть – о возвращении должников. Крестьянин, рассчитавшийся по своим обязательствам, был волен идти куда угодно, или оставаться на месте, или вовсе оставлять землепашество и выбирать другой род занятий, если позволяли средства и умение.

В изданном в 1649 году Соборном Уложении появилось два принципиально новых обстоятельства. Во-первых, объявлялся неограниченный срок сыска беглых крестьян. Господин имел теперь право вернуть самого беглеца или даже его потомков со всем нажитым в бегах добром, если мог доказать, что именно из его поместья сбежал крестьянин.

Во-вторых, даже свободный от долгов крестьянин терял право поменять место жительства – он становился «крепок», то есть прикреплён навечно к тому поместью, где его застала перепись 1620-х годов. В случае его ухода Уложение предписывало насильно возвращать прежде свободного человека обратно вместе со всем хозяйством и семьей.

Фактически, Уложение царя Алексея Михайловича совершило социальный переворот, лишив большинство населения страны права свободного перемещения и распоряжения собой, своим трудом и собственностью. Соборное Уложение 1649 года содержит целый ряд статей, приближающих вольного крестьянина к барщинному холопу. Его хозяйство всё решительнее признаётся собственностью господина. Здесь же, хотя еще и неясно, и не вполне уверенно, но проскальзывает взгляд на крестьянина, как на личную собственность господина, утвердившийся впоследствии. Так, например, Уложение велит выданную в бегах замуж крестьянскую дочь возвращать владельцу её вместе с мужем, а если у мужа были дети от первой жены, их предписывалось оставить у его помещика. Так допускалось уже разделение семей, отделение детей от родителей.

Одним из главных недостатков Уложения, по замечанию В. О. Ключевского, было то, что законодатели не подумали о регламентации обязанностей крепостных перед помещиками. Этот вопрос был обойден молчанием, что привело в будущем к значительным злоупотреблениям властью помещиками.[1].

Однако некоторые права крепостного крестьянина ещё сохранялись и защищались Уложением. Крепостной не мог быть обезземелен по воле господина и превращён в дворового; он имел возможность приносить жалобу в суд на несправедливые поборы; закон даже грозил наказанием помещику, от побоев которого мог умереть крестьянин, а семья жертвы получала компенсацию из имущества обидчика. С конца XVII века постепенно входят в практику скрытые сделки по купле-продаже крестьян между помещиками, также крепостных отдают в качестве приданного и т. д. Но речь шла, всё-таки, о переселении, перемещении земледельцев, причем непременно вместе с семьей, из одного поместья в другое. Закон запрещал обезземеливание крестьян. Кроме того, запрещалась и торговля крепостными крестьянами. В главе 11 Уложения говорилось: «Крещёных людей никому продавати не велено».[2].

Этот запрет был нарушен, причем без всякой юридической основы, абсолютно произвольно, в правление Петра Первого. Именно в это время торговля крепостными приобретает самый циничный и откровенный характер. Людей начинают продавать оптом и по одиночке, на рыночных площадях, разделяя семьи, разлучая детей с родителями, а жён с мужьями. Сам император Петр раздал в частную собственность более двухсот тысяч душ мужского пола (государственная статистика учитывала только мужчин) а, значит, в действительности, около полумиллиона человек обоего пола. Эти раздачи были, как правило, подарками Петра своим приближённым. Так, один светлейший князь А. Меншиков стал владельцем почти 100 тысяч крестьянских душ.[3].

С конца XVII и, особенно, с начала XVIII столетия крепостное право в России приобретает принципиально иной характер, чем тот, который оно имело при своем возникновении. Оно начиналось как форма государственного «тягла» для крестьян, род общественной повинности, а пришло в своем развитии к тому, что крепостные, лишённые всяких гражданских и человеческих прав, оказались в личном рабстве у своих помещиков. В первую очередь этому способствовало законодательство Российской империи, бескомпромиссно вставшее на защиту исключительно помещичьих интересов. По замечанию В. О. Ключевского, «Закон все более обезличивал крепостного, стирая с него последние признаки правоспособного лица».[4].

Крепостное право в поздний период[править | править вики-текст]

Несмотря на осознание того, что крепостнические порядки являются социальным злом, правительство не предпринимало никаких решительных мер к их уничтожению. Указ Павла I, «о трехдневной барщине», как часто называют этот указ, носил рекомендательный характер и никогда почти не исполнялся. Барщина в 6 и даже 7 дней в неделю была обыкновенной. Распространение получила и так называемая «месячина». Она состояла в том, что помещик отнимал у крестьян их наделы и личное хозяйство и превращал их в настоящих сельскохозяйственных рабов, которые работали на него постоянно и получали только скудный паёк из господских запасов. Крестьяне-«месячники» были самыми бесправными людьми и ничем совершенно не отличались уже от невольников на плантациях Нового Света.

Очередным этапом в утверждении бесправия крепостных крестьян стал «Свод законов о состоянии людей в государстве», изданный в 1833 году. Там декларировалось господское право наказывать своих дворовых людей и крестьян, распоряжаться их личной жизнью, в том числе право дозволять или запрещать браки. Помещик объявлялся собственником всего крестьянского имущества.

Торговля людьми продолжалась в России вплоть до февраля 1861 г. Правда, появляется формальный запрет продавать крепостных с разделением семей и без земли, а также ограничено право беспоместных дворян приобретать крепостных. Но эти запреты легко обходили на практике. Крестьян и дворовых покупали и продавали как и прежде, оптом и в розницу, но теперь в газетах такие объявления маскировали: вместо «продаётся крепостной человек» писалось «отпускается в наём», но все знали, что на самом деле имеется в виду. Телесные наказания крепостных получили чрезвычайно широкое распространение. Нередко такие наказания заканчивались смертью жертв, но помещики почти никогда не несли никакой ответственности за убийства и увечья своих слуг. Одной из самых суровых мер правительства по отношению к жестоким господам было взятие имения «под опеку». Это значило, что усадьба переходила под непосредственное управление государственного чиновника, но помещик-садист исправно получал доходы от имения. Причем по прошествии времени, как правило очень скоро, опека «высочайшим повелением» отменялась, и господин получал возможность вновь совершать насилия над своими «подданными».

В 1848 году крепостным разрешили приобретать недвижимость – до этого времени им было запрещено владеть любой собственностью. С одной стороны такое разрешение должно было стимулировать увеличение числа «капиталистых» крестьян, сумевших разбогатеть и в неволе, оживить экономическую жизнь в крепостной деревне. Однако этого не случилось. Указ разрешал крестьянам покупать недвижимость только на имя своего помещика. На практике это привело к злоупотреблениям, когда господа, пользуясь формальным правом, отнимали недвижимость у своих крепостных.

Крепостное право накануне отмены[править | править вики-текст]

На большей части территории России крепостного права не было: во всех сибирских, азиатских и дальневосточных губерниях и областях, в казачьих областях, на Северном Кавказе, на самом Кавказе, в Закавказье, в Финляндии и на Аляске.

Первые шаги к ограничению и последующей отмене крепостного права были сделаны Павлом I и Александром I в 1797 и 1803 годах подписанием Манифеста о трёхдневной барщине об ограничении подневольного труда и Указа о свободных хлебопашцах, в котором прописано правовое положение отпускаемых на волю крестьян.

В 18161819 гг. крепостное право было отменено в прибалтийских (остзейских) губерниях Российской империи (Эстляндия, Курляндия, Лифляндия, остров Эзель).

К концу царствования Николая I доля помещичьих крепостных крестьян, по разным оценкам, сократилась до 35-45%[5][6] В течение царствования Николая I было создано около десятка различных комиссий для решения вопроса об упразднении крепостного права, но все они оказались бесплодными ввиду противодействия помещиков.

В 1861 году Манифестом императора Александра II крепостное право было окончательно отменено. Основными причинами реформы был кризис крепостнической системы и крестьянские волнения, усилившиеся во время Крымской войны

Оценка крепостного права в российской науке и общественной мысли[править | править вики-текст]

Объективное отношение к проблеме крепостничества в России всегда было затруднено жестким контролем цензуры. Это объясняется тем, что, так или иначе, но правдивая информация о крепостном праве негативно отражалась на государственном престиже. Поэтому, несмотря на то, что в разное время появлялись в печати интересные материалы, выходили научные исследования и достаточно острые публицистические работы, в целом история эпохи крепостного права оказалась изучена и освещена недостаточно полно. Харьковский правовед профессор Дмитрий Каченовский в своих лекциях критиковал рабство в США, но его многочисленные слушатели воспринимали эту критику как эзопов язык. Тогдашний студент впоследствии одесский градоначальник Павел Зеленой писал[7]:

Нет нужды объяснять, что всякий слушатель ясно по­нимал и чувствовал, что, рассказывая о страданиях рабов, Ка­ченовский разумеет белых, а не одних черных.

С самого начала существовали прямо противоположные оценки крепостничества как социального явления. С одной стороны его рассматривали как экономическую необходимость, а также наследие старинных патриархальных отношений. Утверждалось даже о положительной воспитательной функции крепостничества. С другой стороны, противники крепостного права обличали его разрушительное моральное и экономическое влияние на жизнь государства.

Однако примечательно, что идеологические противники одинаково именовали крепостничество «рабством». Так, Константин Аксаков писал в обращении к императору Александру Второму в 1855 году: «Образовалось иго государства над землею, и русская земля стала как бы завоеванною… Русский монарх получил значение деспота, а народ – значение раба-невольника в своей земле». «Белыми рабами» называл русских крепостных крестьян А. Герцен. Однако и шеф корпуса жандармов, граф Бенкендорф, в секретном донесении на имя императора Николая Первого признавал: «Во всей России только народ-победитель, русские крестьяне, находятся в состоянии рабства; все остальные: финны, татары, эсты, латыши, мордва, чуваши и т.д. – свободны».

Неоднозначны оценки значения эпохи крепостного права и в наши дни. Представители патриотического направления современной политики склонны отвергать негативные характеристики крепостничества, как направленные на очернение Российской империи. Характерна в этом смысле статья А. Савельева «Выдумки о «темном царстве» крепостничества», в которой автор склонен подвергать сомнению самые авторитетные свидетельства о насилиях над крепостными людьми: «Картины бедствия крестьян, описанные Радищевым в «Путешествии из Петербурга в Москву», — следствие помрачения рассудка автора, искажающего восприятие социальной действительности». К положительным оценкам крепостного права, как системы хозяйственных отношений, склоняются и некоторые исследователи. Кое-кто считает его даже естественным результатом развития особенностей национального характера. Например, д.и.н. Б.Н. Миронов заявляет, что «крепостничество… являлось органичной и необходимой составляющей российской действительности… Оно являлось оборотной стороной широты русской натуры… результатом слабого развития индивидуализма».[8].

Однако в последнее время наметилась тенденция к более резкой оценке как причин происхождения крепостного права, так и последствий его двухсотлетнего господства для страны. Здесь примечательна позиция современного историка и писателя Б. Керженцева. Он утверждает: «Объективный анализ истории происхождения крепостного права свидетельствует, что в том виде, каким оно предстает с начала XVIII века и до самой его отмены – во второй половине XIX столетия – крепостничество являлось ничем иным, как социальным произволом власти. Его настоящие причины лежали не в экономических нуждах государства, которым крепостнические порядки прямо противоречили, а в личных интересах правителей империи, часто случайных узурпаторов на троне, и окружающей их дворянской бюрократии. Крепостное рабство стало преступной взяткой, которой правительство покупало дворянскую поддержку и лояльность».[9].

Критика крепостного права за пределами России[править | править вики-текст]

Хронология закрепощения крестьян в России[править | править вики-текст]

Кратко хронологию закрепощения крестьян в России можно представить так:

  1. 1497 год — введение ограничения права перехода от одного помещика к другому — Юрьев день.
  2. 1581 год — отмена Юрьева дня — «заповедные лета».
  3. 1597 год — право помещика на розыск беглого крестьянина в течение 5 лет и на его возвращение владельцу — «урочные лета».
  4. 1607 год — соборное уложение 1607 года: срок сыска беглых крестьян увеличен до 15 лет.
  5. 1649 год — соборное уложение 1649 года отменило урочные лета, закрепив таким образом бессрочный сыск беглых крестьян.
  6. 17181724 гг. — податная реформа, окончательно прикрепившая крестьян к земле.
  7. 1747 год — помещику предоставлялось право продавать своих крепостных в рекруты любому лицу.
  8. 1760 год — помещик получил право ссылать крестьян в Сибирь.
  9. 1765 год — помещик получил право ссылать крестьян не только в Сибирь, но и на каторжные работы.
  10. 1767 год — крестьянам было строго запрещено подавать челобитные (жалобы) на своих помещиков лично императрице или императору.
  11. 1783 год — распространение крепостного права на Левобережную Украину.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Ключевский В.О. Курс русской истории. Т.3. М., 1987г.,с. 167
  2. Соборное уложение 1649 года. М., Изд-во Моск. ун-та, 1961
  3. Сахаров А.Н. История России с нач. 18 до конца 19 в. М., 1997г., с.60
  4. Ключевский В.О. Курс Русской истории, т.4, М., 1988г., с.295
  5. Blum J., 1964, p. 420
  6. Ключевский В. Курс русской истории. Лекция LXXXVI.
  7. Курилла И. И. Заокеанский партнёры: Америка и Россия в 1830 — 1850-е гг = Partners Across the Ocean: The United States and Russia, 1830s — 1850s / отв. ред. Н. Н. Болховитинов. — Волгоград: Волгоградский университет, 2005. — С. 337. — 488 с. — ISBN 5-9669-0078-7.
  8. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII-нач ХХ вв.) Т.1, Спб., 2003г., с.413
  9. Керженцев Б. Окаянное время. М., 2013г., с.248

Ссылки[править | править вики-текст]