Кресты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 59°57′14″ с. ш. 30°21′52″ в. д. / 59.95389° с. ш. 30.36444° в. д. / 59.95389; 30.36444 (G) (O)

«Кресты», вид с Невы
Церковь Святого Александра Невского

«Кресты́» — следственный изолятор в Петербурге, один из наиболее известных и крупных в России. Официальное название — Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор № 1» (Учреждение ИЗ 45/1) УФСИН России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Расположен по адресу Арсенальная набережная, 7.

История[править | править вики-текст]

С эпохи императрицы Анны Иоанновны на месте нынешних «Крестов» располагался так называемый «Винный городок». В 1868 г. он был преобразован в комплекс сооружений (спланирован архитектором В. П. Львовым) для краткосрочного содержания арестантов (центральная пересыльная тюрьма, т. н. «централ»).

Существующая в настоящее время тюрьма была построена в кирпичном стиле в 1884—1892 г. по проекту архитектора А. О. Томишко. Её комплекс включал два пятиэтажных крестообразных в плане корпуса (традиционная для того времени планировка тюремных зданий, их форма определила название тюрьмы), в которых было 960 камер, рассчитанных на 1150 человек. В одном из корпусов на верхнем этаже изначально находилась пятиглавая церковь Святого Александра Невского.

В «Крестах» содержались уголовные преступники, а также политические, приговорённые к одиночному заключению. В числе наиболее известных узников первой поры были народовольцы В. И. Браудо, А. А. Ергин, М. С. Ольминский и В. П. Приютов.

В период после революции 1905 г. политические заключённые в «Крестах» стали преобладать. Во время февральской революции 1917 г. восставшие освободили всех заключённых этой тюрьмы.

После июльских событий того же года в «Крестах» недолгое время содержались арестованные большевики, в том числе В. А. Антонов-Овсеенко, П. Е. Дыбенко, Л. Б. Каменев, А. В. Луначарский, Ф. Ф. Раскольников и Л. Д. Троцкий, А. С. Булин.

В период революционных событий февраля 1917 года арестованные министры царского правительства, видные жандармы и полицейские чины, сановники доставлялись из Таврического дворца в «Кресты», а в 1917—1918 годах — из Петропавловской крепости, В их числе: Б. В. Штюрмер (умер в «Крестах» в конце 1917 года), министр юстиции И. Г. Щегловитов, бывший министр внутренних дел А. Н. Хвостов, военный министр М. А. Беляев, жандармские генералы А. И. Спиридович, В. К. Семигановский, бывшие товарищи министра внутренних дел П. Г. Курлов, С. П. Белецкий, А. Т. Васильев, директор Департамента полиции Е. К. Климович и др. В «Крестах» содержались: бывший военный министр В. А. Сухомлинов, командующий 5-й армией В. Г. Болдырев, помощник командующего Петроградским военным округом П. М. Рутенберг, убийцы Ф. Ф. Кокошкина и А. И. Шингарева, министров Временного правительства, красногвардейцы С. С. Басов и А. Г. Куликов. Все эти политические и военные деятели находились под стражей охраны ВЧК в изолированном тюремном здании хирургического Госпиталя на территории «Крестов».

В 1920 году «Кресты» из одиночной тюрьмы были преобразованы во 2-й лагерь принудительных работ особого назначения и из комиссариата юстиции были переданы в ведение отдела Управления Исполкома Петросовета. В конце 1923 года тюрьма вливается в Петроградское Губернское ОПТУ и получает статус Петроградской окружной изоляционной тюрьмы.

Последовавшая борьба государства с религией привела к массовому разрушению или закрытию церквей в нашей стране. В ноябре 1918 года тюремный храм закрыли, с его куполов были демонтированы кресты, помещение стало использоваться как клуб.

Во время Большого террора 1937-38 годов «Кресты» были переполнены лицами, обвинёнными в контрреволюционных преступлениях. В каждой камере одиночного содержания площадью 3  м² размещалось 15—17 человек. В эти годы в «Крестах» находились в заключении видные представители отечественной науки и культуры: поэт Николай Заболоцкий, будущий историк Лев Гумилёв, востоковед Теодор Шумовский, актёр Георгий Жжёнов, будущий маршал Константин Рокоссовский и многие другие.

В структуру тюрьмы была включена тюрьма специального назначения для содержания и организации труда осуждённых — специалистов военного профиля — ОКБ-172 и др., именуемые «шарашками». На базе этих ОКБ было разработано много образцов военной техники, хорошо зарекомендовавших себя в годы ВОВ, например САУ СУ-152 и ИСУ-152 (ОКБ-172) Великой Отечественной войне. Быт Марфинской шарашки описан в книге Солженицына «В круге первом».

В годы блокады Ленинграда тюрьма погрузилась во мрак, холод и голод. Кучка сотрудников (стариков и женщин) находились на казарменном положении. Они организовали охрану и оборону тюрьмы. Против ворот Входного флигеля, на набережной Невы, возвели дзот. Тюрьма подвергалась постоянному обстрелу противником, поэтому оказались поврежденными ряд тюремных зданий и сооружений. Бомбёжкой 7 ноября 1941 года были снесены Северные ворота и убиты двое постовых. Часть сотрудников и многие заключённые умерли от истощения. В феврале 1942 года в психиатрической больнице «Крестов» умер арестованный в августе 1941 года Даниил Хармс.

В послевоенный период возникла необходимость замены всех инженерных сооружений и коммуникаций, капремонт помещений, но на реализацию этой программы не было денег. Источником финансирования могли быть только внебюджетные средства. Поэтому в 1958 году начальник тюрьмы подполковник Н. Е. Орловский принял решение о создании в «Крестах» картонажной фабрики. В 1958—1959 годах был образован заготовительный цех с установкой в нём технологического оборудования. Это позволило создать самостоятельное и прибыльное производство картонажной тары с завершающим циклом производства и уже в 1960 году сформировать штат учебно-производственных мастерских, который возглавил И. К. Капустин. Деятельность этого коллектива позволила увеличить объёмы производства, довести занятость трудом заключённых до максимально возможных размеров.

Современность[править | править вики-текст]

В «Крестах» содержатся только взрослые подследственные. В камерах изолятора не содержится больше подследственных, чем планировалось при его строительстве в конце XIX века — около 1700—1800 человек, при лимите в 2 тысячи.

В середине 1990-х годов в «Крестах» иногда находилось до 12 тыс. подследственных. В камерах размером 8 квадратных метров, рассчитанных на 6 человек, держали до 20 человек, так что спать приходилось по очереди.

Несмотря на то что проблемой переполнения мест лишения свободы и следственных изоляторов в последнее время весьма активно занялись, что позволило несколько разгрузить и «Кресты», вопросы обеспечения питанием, постельными принадлежностями и пр. остаются актуальными как для «Крестов», так и для прочих следственных изоляторов Петербурга.

В тюремной церкви на свои места установлены престол и иконостас, восстановлены регулярные богослужения. В январе 2004 года купола храма вновь увенчали утраченные некогда кресты.

Строительство нового комплекса в Колпино[править | править вики-текст]

СИЗО Колпино

Летом 2006 года было принято решение о переносе тюрьмы на новое место. Проект переноса знаменитой тюрьмы включён в программу Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

Тюремная камера в СИЗО Колпино

В СМИ неоднократно появлялась информация о том, что новый владелец здания «Крестов» перепрофилирует его под гостиницу или развлекательный комплекс. Однако потенциальным инвесторам не были даны соответствующие гарантии относительно эксплуатации нынешнего здания СИЗО.

«Кресты» не только тюремный изолятор, но и памятник культуры, и для того чтобы превратить обветшавшее учреждение в отель или развлекательный центр, необходима внутренняя перепланировка здания, а по закону это запрещено.

Коридор в СИЗО Колпино

Поэтому правительство Петербурга решило выставить участок на Арсенальной набережной, где располагаются «Кресты», на торги (ориентировочная цена объекта от 80 до 120 млн евро). Но это произойдёт уже после возведения нового изолятора и перевода туда всех заключённых.

Власти Петербурга определились с участком, где будет построен новый следственный изолятор «Кресты-2». «Кресты-2» на 4.000 человек строятся в г. Колпино на территории в 35 гектаров рядом с Колпинским кладбищем. По состоянию на сентябрь 2013 года, возведено 2 восьмиэтажных здания в форме крестов и вспомогательные постройки[1]. Подведены все необходимые коммуникации, завершается утепление и облицовка фасадов корпусов для лиц заключенных под стражу[1]. По периметру территория окружена монолитным бетонным забором высотой 5 метров. Планируется построить суперсовременный комплекс со спортивными залами и медпунктами. Помимо этого появятся два жилых дома для сотрудников СИЗО (примерно в 5 километрах от «Крестов-2») и банно-прачечный комбинат. На каждого заключенного придётся не менее 7[1] квадратных метров. По предварительным данным, строительство нового СИЗО обойдётся федеральному бюджету в 4,3 млрд рублей. Строительство продлится до 2015 года (при условии стабильного финансирования).

Будка охраны этажа в СИЗО Колпино (в центре креста)
Прогулочные дворики в СИЗО Колпино
Северный крест СИЗО Колпино
Тюремная камера СИЗО Колпино
Южный крест СИЗО Колпино
Окна камер южного креста СИЗО Колпино

2007 год:

Август: Определён подрядчик строительства — ОАО «Генеральная строительная корпорация». Срок переезда в новый тюремный комплекс: 2015 год. Стоимость возведения нового изолятора в Колпино, площадью 35 гектаров, рассчитанный на пребывание 4 тыс. человек: 13,5 млрд руб. Деньги выделяются в рамках федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007—2016 годы)». Опыт переселения Крестов будет использован для вывода из центра Москвы обитателей «Бутырки» и «Матросской Тишины»[2].

Побеги из «Крестов»[править | править вики-текст]

За более чем столетнюю историю «Крестов» из тюрьмы совершено всего несколько побегов. Первый групповой побег удался четверым членам банды Лёньки Пантелеева в ночь с 10 на 11 ноября 1922 года, в День милиции. Беглецы воспользовались помощью одного из надзирателей, чтобы выйти из тюремного корпуса, вскарабкались на стену по наваленным у неё дровам, и спустились с внешней стороны по заранее сплетенным из одеял верёвкам.

Днём 31 августа 1969 года один из заключённых во время прогулки перелез во двор, по решёткам поднялся на крышу здания, перелез через колючую проволоку и спрыгнул за внешнюю стену со стороны Арсенальной набережной.

Очередной групповой побег случился 20 сентября 1984 года. Двое заключенных изготовили поддельные служебные удостоверения сотрудников милиции из газетных вырезок и цветных ниток из расплетённых носков. В этот день выдавали заработную плату персоналу, и часть контролёров отсутствовала. На пути с прогулки беглецы отстали, незаметно проникли в следственные помещения и вышли наружу через посты контроля вместе с посетителями тюрьмы. Впрочем, один из бежавших вернулся на следующий день, а ещё через день был задержан и второй.

В 1991 году знаменитый бандит Сергей Мадуев по кличке Червонец, которому грозил расстрел, попытался бежать из «Крестов» с револьвером, переданным ему следователем Натальей Воронцовой. При побеге он тяжело ранил майора охраны, но побег провалился. Суд приговорил в 1995 году Мадуева к расстрелу, впоследствии заменённому на пожизненное заключение.

23 февраля 1992 года была совершена попытка побега из «Крестов» семи заключённых во главе с Юрием Перепёлкиным и Владиславом Зеленовым, которым грозил расстрел. Они захватили в заложники двух контролёров. Захватчики были обезврежены, трое, в том числе и Зеленов, были убиты. Перепёлкин был приговорен в 1995 году к расстрелу, впоследствии заменённому на пожизненное заключение.

В июле 2014 года Александр Покровский, которого обвиняют в угонах автомобилей, для побега из тюрьмы воспользовался своей ловкостью и гибкостью.

Покровскому удалось вырвать из стены камеры раковину, а потом и крюк, на котором она крепилась. С его помощью беглец смог отжать дверь и попасть в коридор тюрьмы. Для дальнейшего осуществления своего плана арестант воспользовался своими спортивными навыками.

Как выяснилось, ранее Покровский работал воздушным гимнастом в цирке на Фонтанке. В связи с этим ему не составили особого труда вылезти через окно и без последствий спрыгнуть с четвертого этажа. Затем юноша залез на крышу КПП и покинул территорию СИЗО, проскользнув между рядами колючей проволоки.[3]

Мемориал «Жертвам политических репрессий» и памятник Анне Ахматовой[править | править вики-текст]

Мемориал «Жертвам политических репрессий» (один из сфинксов)
Голова сфинкса (часть мемориала «Жертвам политических репрессий»)

С «Крестами» неразрывно связаны монументы, установленные на противоположной стороне Невы.

28 апреля 1995 года напротив «Крестов», на противоположном берегу Невы по проекту Михаила Шемякина был установлен мемориал «Жертвам политических репрессий» в виде двух бронзовых сфинксов на гранитных постаментах. К жилым домам на набережной эти необычные сфинксы обращены профилем как юные женские лица, к Неве и тюрьме «Кресты» на противоположном берегу — изъеденные, обнажившиеся черепа. Между сфинксами на парапете набережной — стилизованное окно тюремной камеры с решёткой. По периметрам гранитных постаментов — медные таблички, на которых выгравированы строки из произведений Н. Гумилёва, О. Мандельштама, А. Ахматовой, Н. Заболоцкого, Д. Андреева, Д. Лихачёва, И. Бродского, Ю. Галанскова, А. Солженицына, В. Высоцкого, В. Буковского.

На небольшой площади между Шпалерной улицей и набережной Робеспьера, стоит памятник поэтессе Анне Ахматовой, у которой в «Крестах» были заключены муж (в 1921 году) и сын (в 1938-39 годах). Он воздвигнут здесь в декабре 2006 года скульптором Г. Додоновой и архитектором В. Реппо. На гранитном пьедестале высечены строки из Ахматовского «Реквиема»:

И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною
И в лютый холод, и в июльский зной,
Под красною, ослепшею стеною.

Завершается же «Реквием» так:

А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,
Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем: не ставить его
Ни около моря, где я родилась
(Последняя с морем разорвана связь),
Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,
А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов.
Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание чёрных марусь,
Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь.
И пусть с неподвижных и бронзовых век
Как слёзы струится подтаявший снег,
И голубь тюремный пусть гулит вдали,
И тихо идут по Неве корабли.

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Ольминский М. С. Три года в одиночной тюрьме (1896—1898 гг.). 2-е изд. М.; Пг., 1923;
  • Гернет М. Н. История царской тюрьмы. 3-е изд. М., 1961. Т. 3. С. 377, 381—382;
  • Фёдор Раскольников о времени и о себе: Воспоминания. Письма. Документы. Л., 1989. С. 208—261;
  • Стуканов А. Три знаменитые тюрьмы. Из истории побегов. Вести (СПб, 1 марта 2005).
  • Порохов С. Ю. Кресты / Сергей Порохов; Оформление серии Андрея Старикова. — М.: Эксмо, 2008. — 384, [32] с. — (История тюрем России). — 7 000 экз. — ISBN 978-5-699-27731-5. (в пер.)

Ссылки[править | править вики-текст]