Крещение Польши

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Крещение Польши». Картина Яна Матейко (1889)

Крещение Польши (польск. Chrzest Polskii) — общее название длительного процесса христианизации польских земель. Эти события начались 14 апреля 966 года, начиная с крещения польского князя Мешко I, который был первым правителем польского государства, а закончились в XIVXV веках, с преодолением трудностей с древними верованиями и достижением массового вовлечения поляков в христианскую веру[1].

Считается что христианизация польских земель продолжалась до начала XIII века, хотя согласно церковным источникам пережитки языческих верований сохранялись до XVII века.

Мешко I крестился по римскому обряду. Крещение правителя и создание независимого епископства приравняли гнезненскую государственность к христианским государствам Европы и открыли Польше доступ в круг западноевропейской культуры.

Религия в польских землях до крещения[править | править вики-текст]

Приблизительные границы государства полян (тёмно-красный цвет) времен крещения Мешко I

На польских землях до принятия христианства царил политеизм. Почитали многих богов, силы природы и духов предков[2]. Имена некоторых божеств повторялись у нескольких племен. Обычно каждое племя или племенной союз имели одного бога, которому поклонялись больше всего. В частности, у каждого рода были свои почитаемые духи умерших. Женщина, которая выходила замуж, должна была изменить культ предков — отрекалась от обрядов собственной семьи и начинала отдавать дань предкам семьи мужа[2]. Так же, всякий юноша, который вступал в княжескую дружину, менял собственный культ предков на культ предков князя, поскольку, неся службу в дружине, он становился его сыном и подлежал его отцовской (патриархальной) власти[2]. Славянин верил, что бог чужого племени настолько же реален, как и бог его собственного племени. В иерархии славянской религии существовала возможность отречься одного бога в пользу другого, при условии, что второй сильнее первого[3]. Поэтому отречение от веры славянина тех времен нельзя сравнивать с отречением от веры христианина.

Для Мешко I и его советников Бог победоносных немцев и чехов, вероятно, мог считаться сильнейшим. Это убеждение, усиленное практическими выгодами принятия христианства, склонило к принятию такого решения[3].

Согласно некоторым, особенно ранним исследователям, христианство славянского обряда существовало на польских землях (в частности, в Малой Польше) в IX веке, когда Великоморавская держава поставила в зависимость от себя государство вислян и заставила их князя принять христианство. Крещение могло произойти во время второго пребывания Мефодия в Моравии, то есть в 873—885 годах. Упомянутые следы христианства славянского обряда найдены, в частности, в Кракове, Вислице и Пшемысле[4].

Другие исследователи отвергают теорию, что христианство славянского обряда существовало на польских землях уже в IX веке[5][6]. Согласно им, миссионерская деятельность, которая велась в Моравии с согласия Папы Адриана II через Мефодия, не распространялась на государства первых Пястов[7][8]. Однако это не означает, что рание польские земли, особенно Малая Польша и Силезия, которые долгое время были в составе Великоморавской державы, позже Чехии, не имели связей с христианством. Во время крещения Мешко I эти земли, однако, были вне пределов тогдашней Польши.

Крещение Мешко I. Обстоятельства принятия христианства[править | править вики-текст]

Земли славян простираются от Сирийского [т. е. Средиземного] моря до Океана на севере... Они образуют много различных племён... В настоящее время у них имеется 4 короля - король болгар; Буислав, король из Праги, Богемии и Кракова; Мешекко, король севера; и Накун на крайнем западе...

Что касается страны Мешекко, то она является самой протяженной из их [славян] стран, богата зерном, мясом, медом и рыбой. Он взимает в чеканенной монете налоги, которые обеспечивают содержание его людей. Каждый месяц каждый получает из них [налогов] определённую сумму. Он имеет 3000 латников... и обеспечивает их всем, в чём они нуждаются: одеждой, лошадьми и оружием...

В общем, славяне смелы и воинственны, и, если бы они не раскололись на множество разобщенных групп и подразделений, то никакой народ на земле не устоял бы перед их натиском. Они населяют те страны, которые наиболее плодородны и наиболее обильны в средствах пропитания. Они занимаются с большим усердием земледелием и приобретением пропитания и превосходят в этом все народы севера. Их товары идут по земле и морю в Русь и Константинополь...

Славяне ведут войны с Румом, франками, лангобардами и другими народами, и военное счастье чередуется между ними.

Ибрагим ибн Якуб[9][10][11]

В момент принятия христианства Мешко I руководил централизованным государством (в соответствии с заметками Ибрагима ибн Якуба) с большим войском. Он не хотел принимать христианство от немцев, поэтому женился на чешской княжне Дубравке и принял христианство в 966 году. Также известно, что Мешко вёл тогда войны с велетами (об этом сообщали Ибрагим ибн Якуб, Видукинд Корвейский). В то же время, Мешко завладел племенами любушан (по Видукинду), вторгнувшись в сферу влияния Священной Римской империи. Сражаясь с велетским князем Вихманом, Мешко не решился на войну с императором Оттоном I и согласился платить ему дань. Оставалось ещё урегулировать взаимоотношения с чешским князем Болеславом I Грозным, который оставался в союзе с велетами, но Мешко уладил отношения браком с Дубравкой. Чтобы одновременно получить союзников в Саксонии (в то время — враги Чехии), гнезненский правитель решился на крещение. Поэтому следует констатировать, что крещение имело прежде всего политический характер, а сдержанность Мешко I свидетельствует о его дальновидности и рациональности. Это позволило ему в короткое время решить проблемы с Вихманом.

Несомненно, принятию такого решения способствовали также планы империи, которая основывала колонии на территориях к востоку от Немецкого королевства в результате подчинения их немецкой церкви. Элементом осуществления этих планов было основание в 968 году епархии в Магдебурге, восточные границы которой не были чётко определены. Отсюда вывод, что одним из планов империи была восточная экспансия[12].

Таким образом, что принимая христианство, Мешко I преследовал следующие цели:

  • предотвратить усиление немецкого влияния и установить самостоятельную политическую государственность полян в христианской Европе;
  • сблизиться с саксонскими правителями, что должно было облегчить совместные действия против полабских племен, например велетов;
  • усилить союз с Чехией (тем самым нейтрализуя чешско-велетский союз; вскоре чехи оказали помощь, благодаря которой Мешко победил велетов);
  • укрепить свою власть

Сейчас предполагается, что Мешко I крестился на территории своей родины в Познани на острове Ледникипол. или в Гнезне; в двух первых местах найден баптистерий, который датирован второй половиной X века. Часть историков, однако убеждена, что это могло произойти на территории Германии (большинство указывает на Регенсбург)[13].

Христианизация польских земель[править | править вики-текст]

Миссионерская миссия, начавшаяся в двух главных городах — Гнезно и Познани — с крещением Мешко и его приближённых, стала распространяться по стране[14]. В течение X и XI веков в Польше появились различные духовно-церковные органы[15][16]. Об этом свидетельствует строительство церквей и появление клира[15][14]. Первый епископ Польши, Йордан, был назначен Папой Иоанном XIII в 968 году[14]. Сын Мешко Болеслав I Храбрый поощрял миссионерские миссии в соседние земли, в том числе миссию будущего святого Адальберта Пражского к пруссам, и основал Архиепископство Гнезненское в 1000 году[17].

В 1000 году, когда пророчили конец света, Папа побудил императора Отона III поехать на богомолье в Гнезно и создать митрополичью кафедру. Болеслав Храбрый устроил ему пышную встречу, и император назначил брата Войцеха, Радима (лат. Gaudentius) первым архиепископом и подтвердил просьбу, изложенную в «Dagome iudex». Епископские кафедры были созданы в Кракове для вислян; во Вроцлаве — для силезцев; в Колобжеге — для поморян. После смерти Болеслава Храброго вся структура молодой митрополии потерпела крах в 1035—1037 гг. в результате массового восстания язычников, которое подорвало и государство, и церковь. Но в течение следующих десятилетий митрополию терпеливо восстановили, поэтому, за исключением этого перерыва, начался её непрерывный рост. Когда в польскую орбиту попали новые провинции, структура архиепископства расширилась. Плоцк получил своего епископа в 1075 году, Влоцлавек и Лебус — в 1123—1124 гг., Западная Померания — в 1140 году в Волине, Червонная Русь — сначала в Галиче, а впоследствии во Львове, в 1367 году. Сеть приходов возникла в XII веке и постоянно укреплялась. Монастырская жизнь, зародившись у бенедиктинцев в Мендзыжече близ Познани и в Тинеце близ Кракова в начале XI в., развивалась дальше с прибытием цистерцианцев в XII в. и нищенствующего ордена в XIII веке[18].

Но характер и связи ранней христианской церкви в Польше были отнюдь не простые. Католические апологеты, начиная со средних веков, всегда уделяли исключительное внимание повиновению римской церкви и латинскому обряду. Но поскольку поляне переняли христианство из Богемии, следует помнить, что к концу XI века славянская литургия Кирилло-Мефодиевской традиции сосуществовала в чешских землях наряду с поддерживаемой усилиями немцев латинской церковью. Хотя нет прямых свидетельств, что крещение, которое совершил Мефодий для племенного предводителя вислян, оставило какой-то длительный след в религиозной жизни к северу от Карпат, почти нет сомнения, что немалую часть своего религиозного словаря польский язык перенял от чешских и славянских форм, а не от немецких или латинских. Такие слова, как польск. chrzest (крещение), польск. kazanie (проповедь), польск. kościół (костёл), польск. pacierz (Отче наш), польск. ksiądz (ксёндз), являют собой очевидные примеры. И Войцех, и его брат по отцу Гаудентиус происходили из благородной семьи Славниковичей, приверженной славянскому обряду, и, как можно полагать, перенесли свои симпатии в Польшу[19][20].

Значение крещения[править | править вики-текст]

Мешко I после принятия христианства сравнялся по политическому весу с другими христианскими правителями. Приобрёл возможность объявлять перемирие и заключать союзы в соответствии с правами монарха (лат. Jus Honorum). Принятие христианства укрепило значение правителя в глазах подданных. Церковь провозглашала, что власть князя происходит от Бога и любое выступление против неё признаётся грехом.

Фреска (современная) на стене возле памятника Болеславу Храброму в Гнезне возле собора

В Польшу, вслед за принятием христианства, всё чаще прибывали церковные деятели и священники. Они обращали людей в новую религию и служили светской власти. В те времена только священники умели читать и писать. Прежде всего пользовались латынью, которая применялась в том числе в международных переговорах. Монастыри и костёлы были очагами культуры и образования.

Празднования по случаю тысячелетия крещения Польши[править | править вики-текст]

Стела «Sacrum Poloniae Millenium, 966—1966» на одном из варшавских костёлов

Крупный юбилей принятия христианства в Польше пришёлся на 1966 год[18].

Крайне тщательно к празднику готовилась римско-католическая церковь, особенно потому, что польские празднования должны были совпасть со Святым Годом в Риме. Приготовления начались в 1957 г. с Великой Новенны — девятилетнего периода молитвы и поста. В 1966 году кардинал-примас Стефан Вышинский объездил всю страну, воеводство за воеводством. Всюду его приветствовали десятки и сотни тысяч людей. Каждая церковь в Польше вывесила лозунг «Священное тысячелетие Польши 966—1966» (лат. Sacrum Poloniae Millenium, 966–1966), а также такие традиционные лозунги, такие как «Во имя Бога и страны» (лат. Pro Deo et Patria), «Всегда верен Польше» (лат. Poloniae semper fidelis), «Народ с Церковью» (польск. Naród z Kościołem). 15 мая 1966 года в соборе Святого Петра в Риме Папа Павел VI, которому помогал делегат от кардинала-примаса епископ Владислав Рубин, отправил папскую мессу в честь Польской церковной провинции. В церквях Санта-Мария-Маджоре, Сант-Андреа-аль-Квиринале в Монтекассино, в соборах в Глазго, в Лансе, в департаменте Па-де-Кале, в Детройте — везде, где были какие-то связи с Польшей, польские католики собирались и подтверждали свою веру. Читая проповедь в Гнезно, кардинал Вышинский обратился с таким призывом: «Я искренне хочу, чтобы вы твердо посмотрели на прошлое и настоящее и, научившись любить историю этого христианского народа, смотрели открытыми глазами на его католическую сущность»[21].

Подготовку к празднику вели в то же время государственные и партийные функционеры. Сейм ПНР провозгласил период 1960—1966 годов «юбилеем польской государственности и культуры». Были ускорены археологические раскопки в Гнезно, Калише, Вишлице и других местах, чтобы иметь более определённые представления о жизни в княжестве Мешко. Были инсценированы процессии, чтобы подчеркнуть «патриотические и прогрессивные традиции польского народа на протяжении столетий». Научные общества устраивали собрания, обсуждая значение различных дат и событий. Организации молодежи начали грандиозную добровольную кампанию построения «тысячи школ в честь тысячелетия» и перевыполнили свой план. Количество всевозможных годовщин быстро увеличивалось. В 1960 году отпраздновали 550-ю годовщину Грюнвальдской битвы. В 1961 году отпраздновали 300-летие первой польской газеты «Меркурий польский» как день рождения польской прессы. В 1963 году отметили сотую годовщину Январского восстания, в 1964 году — 600-ю годовщину Ягеллонского университета, древнейшего очага польской науки, и двадцатую годовщину ПНР, а в 1965 году — двадцатую годовщину освобождения Польши советскими войсками от немецко-фашистской оккупации. И, наконец, 1 мая 1966 года все государственные и партийные органы принимали участие в митингах, прошедших по всей стране, получили поздравления партий братских стран и иностранных сторонников и одновременно организовали колоссальные процессии, марши, концерты и танцы на улицах.

Само слово «тысячелетие» (лат. Millenium) имело в рамках коммунистической Польши двойное толкование. Церковь праздновала тысячу лет христианизации. Во вступлении к выпущенному церковью юбилейному альбому отмечено: «Всё началось с крещения». По мнению церкви, крещение Мешко имело большое значение. То было религиозное, церковное событие. Одновременно, органы государственной и партийной власти вели сугубо светские и политические демонстрации[18].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Tomasz Wiślicz. Zarobić na duszne zbawienie // Warszawa. — 2001. — s. 19  (польск.)
  2. 1 2 3 Praca zbiorowa pod redakcją Tadeusza Manteuffla Polska pierwszych Piastów // Warszawa: Wiedza Powszechna. — 1970. — s. 111  (польск.)
  3. 1 2 Praca zbiorowa pod redakcją Tadeusza Manteuffla Polska pierwszych Piastów // Warszawa: Wiedza Powszechna. — 1970. — s. 112  (польск.)
  4. Karolina Lanckorońska. Studies on the Roman-Slavonic Rite in Poland // Rome — 1961.  (англ.)
  5. Gerard Labuda. Mieszko I // Wrocław-Kraków-Warszawa. — 2005.  (польск.)
  6. Jerzy Kłoczowski. Chrześcijaństwo w Europie środkowowschodniej i budowa organizacji kościelnej. // Kraków. — 2000. — (Ziemie polskie w X wieku).  (польск.)
  7. Gerard Labuda. Organizacja kościoła w Polsce w drugiej połowie X wieku i kościelne znaczenie zjazdu gnieźnieńskiego w roku 1000. // Poznań. — 1988. — (Studia nad początkami państwa polskiego; т. II).  (польск.)
  8. Anzelm Weiss. Pozwolenie na głoszenie Ewangelii (licentia apostolica ad missionem) w czasach św. Wojciecha.// 1997. — (Universitas Gedanensis 9, зб. 1-2).  (польск.)
  9. Ибрагим ибн Йа'куб. Рассказ о путешествии
  10. T. Kowalski. — Monumenta Poloniæ Historica (новая серия) // Kraków. — 1946 — s. 100–183 — ред. Relacja Ibrahima Ibn Jakuba z podróży do krajów słowiańskich w przekładzie Al-Bekriego; есть и оригинальный арабский текст, и более поздний латинский перевод: De Slavis. — „О славянах“.
  11. См.: Gerard Labuda. Najstarsza relacja o Polsce w nowym wydaniu // 1947. — Roczniki Historyczne. — T.XVI.
  12. Jerzy Lesław Wyrozumski. Historia Polski do roku 1505 // Варшава: PWN. — 1986. — rozd. IV,4, — s. 87  (польск.)
  13. Leszek Moczulski. — Narodziny Międzymorza: ukształtowanie ojczyzn, powstanie państw oraz układy geopolityczne wschodniej części Europy w późnej starożytności i we wczesnym średniowieczu. // Bellona. — 2007. — s. 638
  14. 1 2 3 Jerzy Kłoczowski. A History of Polish Christianity. — Cambridge University Press. — pp. 10-13.  (англ.)
  15. 1 2 Jerzy Lukowski; W. H. Zawadzki. A Concise History of Poland // Cambridge University Press. — pp. 9-10  (англ.)
  16. Juliusz Bardach, Boguslaw Lesnodorski, and Michal Pietrzak Historia panstwa i prawa polskiego // Warszawa: Paristwowe Wydawnictwo Naukowe. — 1987 — s. 53—54  (польск.)
  17. George J. Lerski. Historical Dictionary of Poland, 966—1945 // ABC-CLIO. p. 27.  (англ.)
  18. 1 2 3 Norman Davies, God’s Playground. A History of Poland. Vol. 1: The Origins to 1795, Vol. 2: 1795 to the Present. Oxford: Oxford University Press. ISBN 0-19-925339-0 / ISBN 0-19-925340-4.
  19. M. Bobrzyński, S. Smolka. Jan Długosz: jego zycie i stanowisko w piśmiennictwie. // Kraków. — 1893.  (польск.)
  20. Латинские хроники, впервые изданные под названием Joannis Dlugossii Senioris Canonici Cracoviensis Opera Omnia: в 15 томах — Краков, 1863—1887
  21. Millenium Poloniae Christianae, 966—1966. // Rome: Centralny Ośrodek Duszpasterstwa Emigracji. — 1966. — p. 335