Кулик, Григорий Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Григорий Иванович Кулик
GI Kulik 02.jpg
Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Г. И. Кулик
Дата рождения

9 ноября 1890({{padleft:1890|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:9|2|0}})

Место рождения

село Дудниково ныне Полтавской области Украины, Российская империя

Дата смерти

24 августа 1950({{padleft:1950|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:24|2|0}}) (59 лет)

Место смерти

Москва, СССР

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
РСФСРFlag of Russian SFSR (1918-1937).svg РСФСР
СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Род войск

артиллерия

Годы службы

Флаг России 19121917
Союз Советских Социалистических Республик 19181946

Звание

Маршал Советского Союза (1940, лишен звания в 1942, посмертно восстановлен в 1957)

Командовал

артиллерией 5-й, 10-й, 14-й, 1-ой Конной армий, Северо-Кавказского ВО;
1-я Московская пролетарская дивизия, 3-й стрелковый корпус
54-я армия
4-я гвардейская армия

Сражения/войны

Первая мировая война,
Гражданская война в России,
Советско-польская война (1919—1921),
Гражданская война в Испании,
Советско-финская война (1939—1940),
Великая Отечественная война

Награды и премии
Герой Советского Союза
Орден Ленина  — 1937 Орден Ленина  — 1938 Орден Ленина  — 1940 Орден Ленина  — 1945
Орден Красного Знамени  — 1919 Орден Красного Знамени  — 1920 Орден Красного Знамени  — 1930 Орден Красного Знамени  — 1944
Медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии»
Медаль «За оборону Ленинграда»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Григо́рий Ива́нович Кули́к (9 ноября 1890, село Дудниково, Полтавская губерния — 24 августа 1950) — советский военачальник, Маршал Советского Союза[1]. Расстрелян 24 августа 1950. В 1956 реабилитирован.

Член партии в 1917—1945 годах, избирался в ЦК (1939—1942). Избирался депутатом ВС СССР.

Биография[править | править исходный текст]

Родился Григорий Кулик в крестьянской семье на хуторе Дудниково Полтавской губернии на Украине. Закончил четыре класса школы.

Первая мировая и Гражданская войны[править | править исходный текст]

На военной службе в царской армии с ноября 1912 года. В составе артиллерийских частей принимал участие в Первой мировой войне. Прошёл путь от рядового до старшего фейерверкера (старший унтер-офицер). В 1917 году вступил в партию большевиков, в ноябре того же года возвратился на родину, где сформировал красногвардейский отряд. В составе этого отряда в 1918 году вступил в Красную Армию. Во время Гражданской войны служил под начальством К. Е. Ворошилова командующим артиллерией 5-й, 10-й, 14-й армий. Принимал участие в обороне Царицына (во время которой познакомился со Сталиным), в ликвидации антисоветских выступлений в Белгороде, Сумах, Харькове, на Дону. За участие в подавлении Григорьевского восстания в мае 1919 года награждён орденом Красного Знамени. С июня 1920 года — начальник артиллерии Первой Конной армии, в составе которой участвовал в боях против войск Деникина, Врангеля, в Советско-польской войне. В 1921 году за заслуги на этом посту награждён вторым орденом Красного Знамени. В годы Гражданской войны Кулик был пять раз ранен.

Карьера в мирное время[править | править исходный текст]

С июня 1921 года — начальник артиллерии Северо-Кавказского военного округа. В 1924 году по окончании Военно-академических курсов высшего комсостава РККА занял должность помощника начальника артиллерии РККА. С 1925 года — заместитель председателя Военно-промышленного комитета ВСНХ. В 1926 году Кулик занял пост начальника Главного Артиллерийского Управления РККА (ГАУ РККА), на котором находился до 1929 года. Командир скадрованной дивизии (01.07.1930 — 14.10.1930). В 1930 году поступил на обучение в Военную академию имени М. В. Фрунзе. После окончания в 1932 году военной академии Кулик для приобретения командного опыта назначен командиром-комиссаром 3-го стрелкового корпуса.

В 1936 году под псевдонимом «Генерал Купер» принимал участие в гражданской войне в Испании в качестве военного советника командующего Мадридским фронтом. Однако в мае 1937 года вернулся в СССР, где с 23 мая по предложению Сталина вновь занял пост начальника ГАУ РККА, сменив на нём арестованного за день до того Н. А. Ефимова. Принимал участие в проходившем 1—4 июня заседании Военного Совета при наркоме обороны по делу Тухачевского. 14 июня Г. И. Кулику было присвоено очередное воинское звание «командарм 2-го ранга». В 1938 году Г. И. Кулик в ряду нескольких других военачальников обратился с письмом к Сталину, в котором выдвинул предложение прекратить репрессии против комсостава[1].

В январе 1939 года Кулик стал заместителем Наркома обороны СССР (в то время наркомом был Ворошилов), ему присвоили звание командарма 1-го ранга. Летом во главе комиссии прибыл в район боёв на реке Халхин-Гол для помощи комкору Жукову в вопросах применения артиллерии. Попытки Кулика вмешиваться в командование войсками 1-й армейской группы (в критический момент боя Кулик предложил Жукову отвести артиллерийские части с плацдарма реки[уточнить] Баин-Цаган) привели к тому, что 15 июля нарком обороны СССР объявил в телеграмме своему заместителю выговор и отозвал его в Москву. В сентябре 1939 года на Кулика была возложена задача по координации действий Украинского и Белорусского фронтов, осуществлявших операцию по присоединению Западной Белоруссии и Западной Украины к СССР. В качестве заместителя наркома обороны СССР принимал участие в подготовке армейских и артиллерийских частей к советско-финской войне. В 1940 году «за образцовое выполнение боевых заданий командования в советско-финляндской войне» он получил «Золотую Звезду» Героя Советского Союза. Присвоение Г. И. Кулику 7 мая 1940 года звания Маршал Советского Союза стало пиком его военной и политической карьеры.

Великая Отечественная война[править | править исходный текст]

В первые же дни Великой Отечественной войны Кулик был отправлен на помощь командованию Западного фронта. 23 июня Григорий Иванович вылетел в Белосток, чтобы руководить действиями 3-й и 10-й армий и организовать контрудар силами конно-механизированной группы. Вместе с войсками 10-й армии попал в окружение, лишился связи и вышел к своим только спустя две недели.

Непонятно поведение Зам. Наркома Обороны маршала КУЛИК. Он приказал всем снять знаки различия, выбросить документы, затем переодеться в крестьянскую одежду и сам переоделся в крестьянскую одежду. Сам он никаких документов с собой не имел, не знаю, взял ли он их с собой из Москвы. Предлагал бросить оружие, а мне лично ордена и документы, однако кроме его адъютанта, майора по званию, фамилию забыл, никто документов и оружия не бросил. Мотивировал он это тем, что если попадемся к противнику, он примет нас за крестьян и отпустит.

Перед самым переходом фронта т. КУЛИК ехал на крестьянской подводе по той самой дороге, по которой двигались немецкие танки, … и только счастливая случайность спасла нас от встречи с немцами. Маршал т. КУЛИК говорил, что хорошо умеет плавать, однако переплывать реку не стал, а ждал, пока сколотят плот.

Начальник 3-го отдела 10-й армии полковой комиссар (ЛОСЬ)

13 июля 1941 года. гор. Москва

Маршал поражений

В сентябре 1941 г. принял командование 54-й отдельной армией, которая с момента переброски на северо-западное направление занимала оборону по правому берегу реки Волхов. Г. К. Жуков, приступивший 14 сентября к обязанностям командующего Ленинградским фронтом, поставил перед командованием 54-й армии задачу перейти в скорейшее наступление в районе ст. Мга в целях прорыва блокады Ленинграда. Однако к активному наступлению 54-я армия перешла лишь 26 сентября, когда армия уже была переподчинена Ленинградскому фронту, а командующим её вместо Кулика стал генерал-лейтенант М. С. Хозин. В октябре Г. И. Кулику было поручено формирование 56-й отдельной армии, направленной на защиту Ростова. 9 ноября 1941 года личным распоряжением Сталина направлен в Керчь на помощь командованию 51-й армии. Войска, которые он получил в подчинение, находились в плачевном состоянии — большинство дивизий имело по 300 бойцов. Удержать позиции не представлялось возможным, и 16 ноября Керчь была сдана. 19 ноября, после того как эвакуированные с Крыма войска заняли оборонительные позиции на Таманском полуострове, Кулик, в качестве представителя Ставки на Южном фронте отбыл в Ростов-на-Дону. 20 ноября немецкие войска вошли в город. После очередной неудачи отозван в Москву. 16 февраля 1942 он был осуждён Специальным присутствием Верховного суда СССР по обвинению в сдаче Керчи и Ростова, лишён наград и понижен в звании до генерал-майора, а также выведен из состава ЦК партии. Из приказа народного комиссара обороны от 2 марта 1942 года:

Кулик Г. И., бывший Маршал, Герой Советского Союза и заместитель наркома обороны, будучи в ноябре 1941 года уполномоченным Ставки Верховного Главнокомандования по Керченскому направлению, вместо честного и безусловного выполнения приказа Ставки «удержать Керчь во что бы то ни стало и не дать противнику занять этот район», самовольно, в нарушение приказа Ставки и своего воинского долга без предупреждения Ставки, отдал 12 ноября 1941 года преступное распоряжение об эвакуации из Керчи в течение двух суток всех войск и оставлении Керченского района противнику, в результате чего и была сдана Керчь 15 ноября 1941 года.

Кулик, по прибытии 12 ноября 1941 года в город Керчь, не только не принял на месте решительных мер против панических настроений командования крымских войск, но своим пораженческим поведением в Керчи только усилил панику и деморализацию в среде командования крымских войск.

Такое поведение Кулика не случайно, так как аналогичное его пораженческое поведение имело место также при самовольной сдаче в ноябре 1941 года города Ростова, без санкции Ставки и вопреки приказу Ставки.

Кроме того, как установлено, Кулик во время пребывания на фронте систематически пьянствовал, вёл развратный образ жизни и злоупотреблял званием Маршала Советского Союза и заместителя наркома обороны, занимался самоснабжением и расхищением государственной собственности, растрачивая сотни тысяч рублей на пьянки из средств государства и внося разложение в ряды нашего начсостава. Кулик Г. И., допустив в ноябре 1941 года самовольную сдачу противнику городов Керчи и Ростова, нарушил военную присягу, забыл свой воинский долг и нанёс серьёзный ущерб делу обороны страны. Дальнейшие боевые события на Южном и Крымском фронтах, когда в результате умелых и решительных действий наших войск Ростов и Керчь вскоре же были отбиты у противника, со всей очевидностью доказали, что имелась полная возможность отстоять эти города и не сдавать их врагу. Преступление Кулика заключается в том, что он никак не использовал имеющихся возможностей по защите Керчи и Ростова, не организовал их оборону и вёл себя как трус, перепуганный немцами, как пораженец, потерявший перспективу и не верящий в нашу победу над немецкими захватчиками.

За все эти преступные действия Государственный Комитет Обороны отдал Кулика Г. И. под суд.

Специальное присутствие Верховного Суда СССР установило виновность Кулика Г. И. в предъявленных ему обвинениях. На суде Кулик Г. И. признал себя виновным.

— Иосиф Сталин. Сочинения в 16 томах. Том 15 Приказ НКО от 2 марта 1942 года Хронос

С марта 1942 года генерал-майор Кулик Г. И. находился в распоряжении наркома обороны СССР. В апреле 1943 года, по некоторым свидетельствам благодаря заступничеству маршала Жукова, повышен в воинском звании до генерал-лейтенанта и назначен командующим 4-й гвардейской армии, входившей в состав Степного военного округа. С началом преобразования округа в Степной фронт армия была выведена в резерв Ставки. С 19 по 23 июля на время боев на белгородско-харьковском направлении армия воевала в составе Степного фронта. Затем до августа вновь в резерве. С включением 13 августа 1943 года 4-й гвардейской армии в состав Воронежского фронта, Г. И. Кулик принимал участие в Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции. Однако долго руководить боевыми действиями ему не пришлось — уже в сентябре он был отстранён от командования армии и переведён в распоряжении Главного управления кадров. С января 1944 по апрель 1945 он был заместителем начальника главного управления формирования и укомплектования РККА. За выслугу лет в 1944 году он награждён четвёртым орденом Красного Знамени (в июне 1944 Постановлением Президиума ВС СССР ему вернули часть наград). 21 февраля 1945 года за более чем двадцатипятилетнюю безупречную службу награждён третьим орденом Ленина. Свою неудачную карьеру Кулик, по всей видимости, не считал своей виной, и его недовольство вскоре надоело высшему руководству страны. Кампания против Кулика начались со сбора компромата: уже 28 февраля 1945 года в докладной записке на имя заместителя наркома обороны Н. А. Булганина член военного совета главка, в котором тогда работал Кулик, сообщал:

Кулик привёз с фронта пять легковых машин, двух племенных коров, незаконно использовал красноармейцев на строительстве личной дачи под Москвой.

Кроме этого, по сообщению главного военного прокурора, присвоил себе в Крыму дачу с имуществом — мебелью, посудой и т. д. без оплаты стоимости. Для охраны дачи выставил часового — бойца погранотряда Субботина…

12 апреля 1945 года Кулика отстранили от работы «за бездеятельность» (то есть за «пьяные беседы»). 27 апреля 1945 года года на заседании партколлегии КПК у Кулика был отобран партийный билет, но протокол заседания партколлегии об исключении его из партии в архивах КПК не обнаружен. Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 19 июля 1945 года Кулик Г. И. понижен в воинском звании до генерал-майора.

После войны: понижение, арест, гибель[править | править исходный текст]

Летом 1945 года назначен заместителем командующего войсками Приволжского военного округа. С 28 июня 1946 года в отставке.

11 января 1947 арестован. 23 августа 1950 приговорён к расстрелу вместе с генералами В. Н. Гордовым и Ф. Т. Рыбальченко «по обвинению в организации заговорщической группы для борьбы с Советской властью». На суде 24 августа 1950 года Кулик заявил: «Мои показания, данные на предварительном следствии, являются ложными и полученными от меня незаконными методами следствия, от которых я полностью отказываюсь…». (Дочь Андреевой-Горбуновой свидетельствовала, что слышала в Лефортове крик Кулика: "Скажите Сталину, что нас здесь бьют!..."[2].) 24 августа 1950 года приговор приведён в исполнение.

11 апреля 1956 года он был реабилитирован. Дело 1942 года было пересмотрено. Генеральный штаб дал заключение, что с имевшимися силами Кулик не мог удержать Керчь в ноябре 1941 года. На основании этого был сделан вывод, что за оставление города Керчи Кулик Г. И. был осуждён необоснованно. 28 сентября 1957 года посмертно восстановлен в званиях Маршала и Героя Советского Союза, а также в правах на все государственные награды.

Оценка деятельности[править | править исходный текст]

Главное артиллерийское управление РККА, работавшее в тесном контакте с оборонной промышленностью, отвечало за своевременную разработку, испытание и поставку в армию орудий, миномётов и стрелкового оружия. 3 мая 1937 года Г. И. Кулик вторично занял пост начальника ГАУ РККА. На этом посту он пробыл до 21 июня 1941 года. В мемуарной литературе в целом весьма сложно найти положительный отклик о профессиональной деятельности маршала Кулика, например:

«Маршал Г. И. Кулик, являясь главным докладчиком И. В. Сталину по вопросам артиллерии, не всегда правильно ориентировал его в эффективности того или иного образца артиллерийско-миномётного вооружения.

Так, например, по его „авторитетному“ предложению перед войной были сняты с производства 45- и 76,2-мм пушки. В ходе войны пришлось с большими трудностями вновь организовывать производство этих орудий на ленинградских заводах. 152-мм гаубица, прошедшая все испытания, показавшая отличные качества, по заключению Г. И. Кулика, не была принята на вооружение. Не лучше обстояло дело и с миномётным вооружением, которое в ходе войны показало высокое боевое качество во всех видах боя. После войны с Финляндией этот недостаток был устранён.

К началу войны Г. И. Кулик вместе с Главным артиллерийским управлением не оценил такое мощное реактивное оружие, как БМ-13 („катюши“), которое первыми же залпами в июле 1941 года обратило в бегство вражеские части».

Г. К. Жуков «Воспоминания и размышления»

«Моя работа в роли первого заместителя начальника ГАУ была не из лёгких, она требовала большого внимания и настороженности. Г. И. Кулик был человеком малоорганизованным, много мнившим о себе, считавшим все свои действия непогрешимыми. Часто было трудно понять, чего он хочет, чего добивается. Лучшим методом своей работы он считал держать в страхе подчинённых. Любимым его изречением при постановке задач и указаний было: „Тюрьма или ордена“. С утра обычно вызывал к себе множество исполнителей, очень туманно ставил задачи и, угрожающе спросив „понятно?“, приказывал покинуть кабинет. Все, получавшие задания, обычно являлись ко мне и просили разъяснений и указаний».

Н. Н. Воронов «На службе военной»

«Тягостное впечатление произвело на всех выступление Г. И. Кулика, являвшегося тогда заместителем Наркома обороны. Кулик упорно ратовал за 18-тысячную пехотную дивизию на конной тяге, по существу отвергая механизацию армии. Он явно не понимал характера развития Вооружённых Сил, недооценивал роль мотора, роль танков. Им делались ошибочные выводы из опыта войны в Испании. Он усвоил, что там, в условиях горной местности, танки применялись только небольшими подразделениями (поротно, иногда побатальонно) для решения ограниченных тактических задач, — и на том стоял».

М. И. Казаков «Над картой былых сражений»

«В штаб Ленинградского военного округа приехали Л. 3. Мехлис и Г. И. Кулик. Они вызвали Галлера и Исакова и стали давать им весьма некомпетентные указания. Необоснованные претензии к флоту с их стороны обострились, когда кампания на суше стала затягиваться. Свои рекомендации они пытались проводить, минуя наркомат и Главный морской штаб»

Н. Г. Кузнецов «Накануне»

«Нецелесообразно было в непосредственной близости от новой границы строить в 1940—1941 годах аэродромы и размещать военные склады. Генеральный штаб и лица, непосредственно руководившие в Наркомате обороны снабжением и обеспечением жизни и боевой деятельности войск, считали наиболее целесообразным иметь к началу войны основные запасы подальше от государственной границы, примерно на линии реки Волги. Некоторые же лица из руководства наркомата (особенно Г. И. Кулик, Л. З. Мехлис и Е. А. Щаденко) категорически возражали против этого. Они считали, что агрессия будет быстро отражена и война во всех случаях будет перенесена на территорию противника»

А. М. Василевский «Дело всей жизни»

«Большой вред в подготовке армии к войне принесли известные выводы, сделанные после испанской войны. Под влиянием таких, возвысившихся после испанской войны деятелей, как Кулик, были пересмотрены взгляды на использование танковых войск, ликвидированы уже имевшиеся крупные механизированные соединения, — пошла в ход теория, что они не нужны, что танки нужны только непосредственно для поддержки пехоты»[3].

А. М. Василевский

При ознакомлении с планом производства артиллерийских орудий я обратил внимание на то, что ни на одном из заводов не выпускались 45-мм противотанковые и 76-мм полковые и дивизионные пушки.
— Василий Михайлович, чем объяснить такое положение? — спросил я у Рябикова.
— Производство этих орудий прекращено, Дмитрий Фёдорович, — ответил он.
— Почему?
— Таково требование заказчика — главного артиллерийского управления наркомата обороны, и в частности его начальника маршала Кулика.
— Чем мотивировалось это требование?
— Необходимостью замены этих орудий новыми, имеющими большую бронепробиваемость в связи с обозначившейся тенденцией усиления броневой защиты немецких танков.
— А каково твое мнение по этому вопросу?
— Видимо, в этом есть резон, Дмитрий Фёдорович. Но снимать с производства эти орудия, не освоив выпуска новых, было нельзя. И это не только мое мнение…

Последующие события подтвердили правильность такой точки зрения. Нам, по существу, пришлось выправлять положение уже в условиях начавшейся войны.

Д. Ф. Устинов «Во имя победы»

Подобного рода оценки встречаются так же в воспоминаниях Ванникова Б. Л., Грабина В. Г. (книга мемуаров «Оружие победы») и многих других. В целом в историографии Г. И. Кулика принято оценивать как «скороспелого выдвиженца» Сталина, малокомпетентного в профессиональных вопросах, придерживавшегося ложных взглядов на ведение войны.

Но существует и противоположный взгляд на его личность, представленный в работах таких неоднозначных публицистов как Юрий Мухин и Виктор Суворов.

За период руководства Кулика Главным артиллерийским управлением РККА были разработаны и (или) приняты на вооружение следующие образцы вооружений:

Личная жизнь[править | править исходный текст]

Первой женой Г. И. Кулика была Лидия Яковлевна Пауль, немка по происхождению. Познакомились они в Ростове-на-Дону, где Григорий Иванович выздоравливал после ранения. Отец Лидии Яковлевны был зажиточным крестьянином — «кулаком» по советской терминологии. Получив выговор от Центральной контрольной комиссии ВКП(б) «за контрреволюционную связь с мироедом», Кулик развёлся с супругой.

В 1930 году Кулик на курорте познакомился с одной из признанных московских красавиц, Кирой Ивановной Симонич, на которой вскоре женился. По её утверждению, отцом у неё был обрусевший серб граф Симонич, который являлся предводителем дворянства и служил в царской контрразведке, за что и был расстрелян чекистами в 1919 году. Та же участь постигла двух братьев Киры Ивановны. Её мать и две сестры эмигрировали из СССР, а третья сестра неоднократно арестовывалась НКВД[4]. Ещё до брака с Куликом, когда Кира Ивановна жила в Ленинграде, за ней следили, потому что она, по мнению чекистов, «вела свободный образ жизни и была знакома с иностранцами». В сентябре 1939 года сотрудники НКВД схватили Киру Ивановну прямо на улице, увезли на Лубянку и вскоре тайно расстреляли[5]. http://istmat.info/node/22307 О её судьбе Г. И. Кулик так ничего и не узнал.

В октябре 1940 года женился на школьной подруге своей дочери — Ольге Яковлевне Михайловской. Разница в возрасте между супругами составила тридцать два года. На свадьбе присутствовал Сталин.

В 1922 у Г. И. Кулика от первого брака родилась дочь Валентина. Она вышла замуж за военного лётчика генерала А. С. Осипенко, Героя Советского Союза[5], который до того был женат на Полине Осипенко.

В 1943 году от брака с Ольгой Михайловской родилась дочь Наталия.

Воинские звания[править | править исходный текст]

Кулик в форме Командарма 1-го ранга
Воинское звание Дата присвоения
Комкор Комкор 20 ноября 1935 года
Командарм 2-го ранга Командарм 2-го ранга 14 июня 1937 года
Командарм 1-го ранга Командарм 1-го ранга 8 февраля 1939 года
Маршал Советского Союза Маршал Советского Союза 7 мая 1940 года
Генерал-майор Генерал-майор 17 марта 1942 года
Генерал-лейтенант Генерал-лейтенант 14 апреля 1943 года
Генерал-майор Генерал-майор 19 июля 1945 года

Награды[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Предшественник:
Ефимов, Николай Алексеевич
Начальник Артиллерийского управления РККА
19371939
Преемник:
Савченко, Георгий Косьмич

Литература[править | править исходный текст]

  • Т. Бортаковский. Расстрелянные Герои Советского Союза. — М.: Вече, 2012. — ISBN 978-5-9533-6190-3
  • Лазарев С. Е. Социокультурный состав советской военной элиты 1931—1938 гг. и её оценки в прессе русского зарубежья. — Воронеж: Воронежский ЦНТИ — филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России, 2012. — 312 с. — 100 экз. — ISBN 978-5-4218-0102-3

Ссылки[править | править исходный текст]

Hero of the Soviet Union medal.png Кулик, Григорий Иванович. Cайт «Герои Страны».