Культура Азербайджана

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Азербайджанский народный танец под музыку народных инструментов во время фестиваля «Евровидение 2012» в Баку

Культура Азербайджана — культура народов и народностей, проживавших и проживающих на территории Азербайджана и государств, предшествующих современному Азербайджану и Азербайджанской ССР. Развитие культуры на территории Азербайджана отразило его насыщенную политическими и военными потрясениями историю и положение на путях, издревле соединявших Восток с Западом[1].

В XIVXV вв. с началом формирования азербайджанского тюркоязычного этноса — основного народа, населяющего Азербайджан, возникает и его культура, не имевшая первоначально своих стабильных центров, и её довольно трудно для данного времени отделить от османской культуры. В XV веке формируются два центра азербайджанской культуры — Южный Азербайджан и Равнинный Карабах, которые окончательно сложились уже позже, в XVIXVIII вв.[2] Говоря о возникновении азербайджанской культуры именно в XIVXV вв., следует иметь в виду прежде всего литературу и другие части культуры, органически связанные с языком. Что касается материальной культуры, то она оставалась традиционной и после тюркизации местного населения. Став самостоятельной, азербайджанская культура сохранила тесные связи с иранской и арабской. Они скреплялись и общей религией, и общими культурно-историческими традициями[2]. К концу XIX веке одним из ведущих центров азербайджанской культуры была Шуша[3].

Археологические находки и сохранившиеся материальные памятники свидетельствуют о культурном развитии проживавших на территории Азербайджана народов как в доисторический (находки в Гобустане), так и в албанский периоды (храмы в сёлах Кум и Лекит)[4]. С распространением ислама на протяжении многих веков развивается мусульманская культура, строятся мечети, медресе, мавзолеи, развиваются преимущественно орнаментальные формы декоративного искусства. Вхождение в состав России в начале XIX века позволило народам, живущим на территории Азербайджана приобщиться к русской и через неё — к мировой культуре. Коренной перелом намечается в культурном развитии Азербайджана в советский период[1]. XXI век отмечается модернизацией Азербайджана в культурной сфере[5].

История развития культуры на территории современного Азербайджана[править | править исходный текст]

Доисторическая культура[править | править исходный текст]

К 8-5-му тысячелетиям до н. э. восходят ранние наскальные гравированные рисунки (сцены труда, быта, ритуальных обрядов) в Гобустане (датируются вплоть до развитого средневековья). Сохранившиеся на скалах в Гобустане изображения, отражающие магические, тотемические представления древних людей, их религиозные обряды, сцены охоты на различных диких животных и т. д свидетельствуют о первобытном искусстве в эпоху мезолита на территории Азербайджана. Здесь изображены мужчины и женщины, сцены рыболовства, различные дикие животные. Также можно встретить изображения скачущих на лошадях охотников, одинокую богатырскую фигуру жнеца с серпом, хороводы пляшущих человеческих фигур, напоминающие народный танец «яллы», лодок с гребцами и солярные знаки[6].

«Гавал чалан даш» — оригинальный каменный бубен из Гобустанского заповедника, благодаря которому постукиванием по установленной плашмя огромной плите можно извлекать ритмически чёткие мотивы, которыми сопровождались ритуальные пляски и обряды[6]. Об обрядах свидетельствуют углубления в каменных глыбах, служившие для стока крови жертвенных животных. О верованиях людей в загробную жизнь в эпоху мезолита свидетельствуют обнаруженное на стоянке «Фируз» погребение. Благодаря этой находке удалось установить, что при погребении умерших, рядом с трупом укладывали различные предметы быта.

От эпохи энеолита и ранней бронзы сохранились многочисленные менгиры, дольмены, кромлехи, зооморфные керамические сосуды, украшения, глиняные и каменные фигурки людей и животных[1].

Культура Кавказской Албании[править | править исходный текст]

Каменная капитель с албанской надписью[7], найденная при раскопках городища Судагылан в районе города Мингечевир[8]

На рубеже н. э. на северо-восточной части нынешнего Азербайджана возникло государство Кавказская Албания со столицей г. Кабала (сохранились остатки сооружений)[1]. На рубеже средневековья на северо-востоке современного Азербайджана — левобережьи реки Кура[9] проживали главным образом кавказские албаны, союз племён, по языку относившийся к нахско-дагестанской группе; говоривших, подобно современным дагестанцам, на множестве (не менее 26) языков и с трудом понимавших друг друга[10]. С принятием христианства албанцы во многом армянизировались, часть ассимилировалась с грузинами (население междуречья р. Иори и Алазань). Известно, что уже в конце античности армянский язык служил для их разноязыких племён «общим языком» (lingua franca) на значительной части территории Албании, тогда как в прикаспийских областях таковым выступал иранский; впоследствии албанская знать была армяноязычна, албанская церковь была частью Армянской Апостольской Церкви. В начале IV века албаны приняли христианство, что было введено туда армянами[11].

У кавказоязычных албанцев был свой алфавит, изобретение которого, согласно первоисточникам, принадлежит армянскому ученому и монаху Месропу Маштоцу[12], и, вероятно, литература на языке племени гаргарейцев, впрочем не сохранившаяся. В общем литературный общеалбанский язык так и не сложился[13]. После VII века албанское письмо выходит из обихода, языком богослужения Албанской церкви становится древнеармянский[14], который, в свою очередь окончательно[15] стало частью Армянской церкви[14]. До недавнего времени науке была известена только албанский алфавит дошедший в одной армянской рукописи XV в. а также 7 или 8 албанских надписей, все до VIII в[16]. Однако в конце двадцатого века была обнаружена албанская рукопись в Синае, получивший впоследствии название «Синайский палимпсест». Дешифровка текста подтвердила предположение о том, что агванский язык отражает древнюю форму удинского языка. Единственный уцелевший из многочисленных албанских языков — удинский язык — поныне является бесписьменным, и ещё в начале XX века делопроизводство в удинских селениях велось на армянском[16]. Из памятников албанской архитектуры можно отметить базилику в Куме и круглый храм в Ляките, находящие аналоги среди одновременных армянских и грузинских базилик и купольных ротонд[1][17]. Монументальное раннесредневековое зодчество Албании ориентировалось преимущественно на Армению[18].

Значительная часть албанского населения в арабское время перешла в ислам и стала использовать арабскую письменность. В XI—XIII вв. оно подверглось тюркизации и послужило основой для формирования в дальнейшем азербайджанского народа[19].

Развитие культуры в мусульманский период[править | править исходный текст]

После арабского завоевания Аррана и Армении (VII в.) и распространения ислама на территории нынешнего Азербайджана начала развиваться мусульманская культура — строились мечети, минареты, медресе, мавзолеи, развивались преимущественно орнаментальные формы декоративного искусства[1].

В IXX вв. с ослаблением Арабского халифата на территории современного Азербайджана, населенного ираноязычными народами, кочевыми тюркскими племенами, курдами, албанами, армянами[20], возникло множество небольших государств, в городах которых (Барда, Шемаха, Байлакан, Гянджа, Нахичевань) складывались локальные архитектурно-художественные школы, среди них — нахичеванская, характеризующаяся великолепием керамического убранства зданий, ширвано-апшеронская, отличающаяся контрастом глади каменных стен и пластичной разработки архитектурных элементов[1].

В XI—начале XIII веков территория современного Азербайджана находится в составе государства Сельджуков. Выдающиеся мусульманские памятники искусства этой эпохи — мавзолеи в Нахичевани (Момине-хатун, Юсуфа ибн Кусейира, мавзолей в Джуге), Девичья башня в Баку. В первой четверти XIII века эти земли были завоеваны монголами. К XIII—XIV вв., к эпохе Кесранидов, относятся круглый замок в Мардакяне, Нардаранская крепость, Ханега на реке Пирсагат, «Баиловские камни» (рельефный эпиграфический фриз затонувшего в Бакинской бухте замка XIII в.). К этому же времени восходят различные нахичеванские изделия из металла, расписная керамика Байлакана и Гянджи[1].

В этот период на территории Аррана и Ширвана жили и творили видные представители персидской литературы, классики персидской поэзии Низами Гянджеви (автор пяти поэм — Хамсе)[21], Хагани Ширвани, Муджиреддин Бейлагани, Мехсети Гянджеви, Фалаки Ширвани.

Дворец шекинских ханов. XVIII век. Архитектор Хадали (Хаджи)-Зейнал-Абдин из Шираза

В XIV—XVI вв. с ростом городов развивается кирпичное и каменное зодчество, один из образцов которого дворец Ширваншахов в Баку, возведенный в середине XV века. Традиции местных школ нашли продолжение в башенных мавзолеях монгольского периода XIV в. в Барде и в с. Карабагляр, в 12-гранном шатровом мавзолее в селе Хачин-Дорбатлы (1314, зодчий Шахензи), в крепостной архитектуре замка XIV в. в селе Рамана. Интересна двухъярусная купольная усыпальница Дири-Баба в городе Мараза (1402, зодчий — сын устада Гаджи)[1].

Из создаваемых в XV веке на территории современного Азербайджана миниатюр можно назвать миниатюры из Шемахи (рукопись «Антологии» 1468, каллиграф Шараф-ад-дин Хусейн Султани, Британский музей, Лондон), Баку (миниатюры художника Абд аль-Баги Бакуви в альбоме XV в., Дворец-музей Топкапы, Стамбул). Среди художественных ремесленных изделий отмечают военные доспехи работы Мухаммеда Момина (XVI в., Оружейная палата, Москва)[1].

В XVIIXVIII вв., в период ирано-турецких войн и междоусобиц, монументальное строительство значительно сократилось; достраивался культурный комплекс Имамзаде в Гяндже, в XVIII в. был построен украшенный росписями дворец ханов в Шеки. В народном зодчестве также сохранились архитектурно-строительные традиции; в домах богатых горожан в XVIII в. стены покрывались росписями (растительные мотивы, иногда включавшие изображения птиц, зверей, людей). Народное искусство представлено украшенными узорами медной посудой и оружием из села Лагич. Разнообразны ворсовые и безворсовые ковры и ковровые изделия куба-ширванского, баку-апшеронского, гянджа-казахского, карабахского типов; художественная вышивка Шеки и других районов Азербайджана[1].

Развитие культуры в новое и новейшее время[править | править исходный текст]

Вхождение в состав Российского государства в начале XIX в. открыло перед Азербайджаном путь приобщения к русской и через неё — к мировой культуре[22]. Подлинным родоначальником этой культуры является просветитель Мирза Фатали Ахундов (18121878). Ахундов — основоположник азербайджанского национального театра (комедии «Ботаник мосье Жорда», 1851; «Молла Ибрагим Халил-алхимик», 1851, и др.).

Из авторов, творивших на земле Азербайджана, следует назвать поэта-сатирика Мирза Алекпер Сабира (18621911), писателя Джалила Мамедкулизаде, являвшегося редактором известного сатирического журнала «Молла Насреддин», армянского романиста Александра Ширванзаде (Александр Мовсесян, 18581935), родившегося в Шемахе и большую часть жизни проведшего в Баку. Среди авторов XX века известны представитель социалистического реализма в Азербайджане драматург Джафар Джаббарлы[23] (18991934), советские поэты Самед Вургун, Расул Рза, Эйюб Абасов, армянский поэт Леонид Гурунц (19121982), а также бакинский уроженец писатель Леонид Зорин (см. также раздел «Современная азербайджанская литература»).

Основоположником азербайджанской национальной оперы является дважды лауреат Сталинской премии Узеир Гаджибеков («Лейли и Меджнун», 1908; «Аршин мал алан», 1913; «Кёроглы», 1936). У. Гаджибеков — также автор музыки гимна Азербайджана. В 1940 году А. Бадалбейли создал первый азербайджанский балет «Девичья башня». В XX веке появляются также обработки мугама для оркестра, принадлежащие профессиональным композиторам: А. Г. Тер-Гевондяну, С. Э. Алескерову и др. Из исполнителей Азербайджана в этот период прославились Муслим Магомаев, Рашид Бейбутов, Полад Бюль-Бюль оглы, Зейнаб Ханларова (подробнее см. раздел «Музыка»).

Бакинцами являются также Мстислав Ростропович, Лариса Долина, Владимир Меньшов, юморист Евгений Петросян. В советские годы была популярна команда КВН бакинца Юлия Гусмана «Парни из Баку», имя которой взяла одноимённая команда уже возрождённого КВН, капитаном которой был Анар Мамедханов[24]. Заслуженные артисты Азербайджана, оперные певцы Эльчин Азизов и Динара Алиева являются солистами Большого театра. В 2009 году в Баку был открыт Музей современного искусства, в котором были собраны свыше 800 работ азербайджанских художников и скульпторов, в основном работающих в авангардном стиле.

В мае 1953 было сформировано Министерство культуры Азербайджанской ССР. С 1988 года министром культуры был певец и композитор Полад Бюльбюльоглы. Указом президента республики Ильхама Алиева от 30 января 2006 году на базе Министерства культуры было создано Министерство культуры и туризма Азербайджанской Республики. С этого же года министром культуры Азербайджана является Абульфаз Караев. В 2012 году был в Баку был открыт Культурный центр, носящий имя Гейдара Алиева, предназначенный для проведения культурных мероприятий и включающий в себя конгресс-центр, музей, библиотеку и парк.

Архитектура и изобразительное искусство[править | править исходный текст]

Архитектура[править | править исходный текст]

Девичья башня в Баку. XII век. Архитектор Мас’уд, сын Давуда

К самым ранним сохранившимся в Азербайджане сооружениям относятся храмы в цахурских сёлах Кум и Лекит и основания Девичей башни в Баку[4]. Архитектуру раннефеодального периода на территории Азербайджана характеризуют огромные оборонительные сооружения: бешбермакские, гильгильчайские (см. также Чираг-гала) и закатальские[25]. Старейшими исламскими зданиями можно назвать мечети VIII века в Ахсу и Джума-мечеть в Шемахе[4].

После присоединения Азербайджана к России (XIX в.) в азербайджанской архитектуре также сказывается влияние русской строительной культуры. В Баку, например, с элементами русского и западноевропейского классицизма сочетаются традиционные приёмы планировки и композиции, национальные архитектурные формы и мотивы декора. Стал распространяется тип городского дома с застеклёнными галереями — «шушебенд»[1].

Из архитекторов, внесших вклад в создание современного облика Баку, следует упомянуть строителя Маиловского театра (одно из лучших зданий города, прекрасный образец стиля «модерн») Николая Георгиевича Баева. По его же проекту в 1926 году построен Сабунчинский вокзал. В те же годы архитектором Гавриилом Тер-Микеловым построены здания: Клуба Общественных Собраний (ныне Филармония), Бакинского Отделения Тифлисского банка (позднее «Детский мир»), Коммерческого училища (ныне Педагогический институт) и многие другие. Иосифом Гославским было спроектировано здание городской думы, здание мусульмаской школы для девочек (ныне — здание Института рукописей АН), театр Тагиева (совместно с Павлом Когновицким). На рубеже веков в Баку работали и другие интересные архитекторы: Касым-бек Гаджибабабеков (здание музея литературы им. Низами Гянджеви), Зивер-бек Ахмедбеков (Мечеть Тезепир), Павел Залесский (здание городского училища), Александр Никитин (Клуб моряков, гостиница «Метрополь»), Иосиф Плошко (польский костёл, кинотеатр «Феномен», гостиница «Новая Европа», дворец Мухтарова) и другие[26].

В зданиях, построенных такими архитекторами и инженерами, как М. Г. Гаджинский, К. Исмаилов и Кербалаи Сефихан Карабаги, сочетаются традиционные и романтические элементы. Эта тенденция особенно заметна в работах Карабаги, который спроектировал много зданий, в Агдаме, Физули и Шуше. Для его проектов (например для мечети в Агдаме и Барде) использовались простые устройства, основанные на азербайджанских архитектурных традициях[27].

Большой вклад в современную архитектуру Баку внес Константин Иванович Сенчихин, авангардист, в молодости известный как «бакинский Ле Корбюзье» (Азербайджанский медицинский мнститут, Интерьер Клуба им. Дзержинского, Спортивный комплекс «Динамо», бывший Штаб ПВО Закавказского военного округа (ныне Министерство обороны Азербайджана, Дворец культуры в пригороде Баку Локбатане и т. д.).

Наиболее выдающийся вклад в создание современного облика города Баку внес Народный архитектор СССР Микаэль Усейнов, по проектам которого было построено много зданий, являющихся визитной карточкой города. Среди архитекторов советской эпохи можно назвать заслуженного деятеля искусств Азербайджанской ССР Садыха Дадашева, заслуженного архитектора Азербайджана Талаата Ханларова.

Живопись[править | править исходный текст]

Росписи ханского дворца в Шеки, конец XVIII века—XIX век

На территории Азербайджана в средние века художники занимались в основном каллиграфией[28]. Единственная иллюстрация в рукописи поэмы классика персидской поэзии Низами Гянджеви «Искандернаме» (1418; Баку, Академия наук АР) описывает разрушение храма огнепоклонников, которые по традиции пришли из Азербайджана. Традиционная иллюстрация книг продолжалась и в последующие века. Это видно в серии выразительных рисунков выполненных акварелью, тростниковым пером и чернилами, иллюстрирующих коллекцию басен — памятник санскритской повествовательной прозы «Калила и Димна» (XVIII век) на азербайджанском языке[28].

С XVII по XIX вв. многие азербайджанские художники, пользуясь масляными красками, принимали участие в росписях жилых домов, дворцов, бань. При этом рисовали не только декоративные мотивы, но и исторические — портреты, сцены охоты и сражений. В качестве примера можно привести росписи ханского дворца в Шеки, выполненные Гамбаром, дворцы Хусейн-Кули-хана в Баку, выполненные Наввабом росписи комнат Дворца сердаров в Эривани[28].

А. А. Азимзаде. «Рамазан в богатом доме». 1932

В XIX веке новое прогрессивное изобразительное искусство в Азербайджане, по сравнению с литературой, обнаруживало некоторое отставание в развитии. Крайне медленно развивалось станковое реалистическое искусство. Во второй половине XIX в. в живописи (стенные росписи, портрет) наряду с традиционной плоскостностью и декоративностью ощутимы реалистические черты, попытки объёмно-пластической моделировки форм, стремление передать портретное сходство (художники декоративного стиля Мирза Кадым Эривани, Мир Мохсун Навваб, Уста Гамбар Карабаги).

В 1900-20-х гг. выступили художники реалистического демократического направления — график А. А. Азимзаде и живописец Б. Ш. Кенгерли, положившие начало изобразительному искусству Советского Азербайджана[1]. Основоположником современной азербайджанской живописи маслом на холсте считается художник-самоучка Алибек Гусейнзаде (18641940)[28].

Одним из первых профессиональных художников, основавшим художественное училище в Баку, был Азим Азимзаде. Из художников второй половины XX века наиболее известны Таир Салахов, Саттар Бахлулзаде, Микаил Абдуллаев, Видади Нариманбеков, Расим Бабаев, Санан Курбанов и Тогрул Нариманбеков. Книжная иллюстрация в Азербайджана развивалась двумя путями: некоторые продолжали основы иллюстрации рукописей (К. Кязимзаде), другие использовали графический стиль и чёрно-белые цвета (Рахманзаде)[28].

Скульптура[править | править исходный текст]

Памятник Хуршидбану Натаван в Баку (скульптор Омар Эльдаров, 1960)

В средние века на территории различных поселений ставились каменные фигуры предков, известные как баба (по-азерб. означает «праотец»)[29]. Повсюду в Азербайджане, в долинах, лесах и горах находились каменные фигуры баранов (символов богатства) и осёдланных лошадей. Надгробия и стены часто украшались рельефной резьбой, достигшей своего пика в оформлении зданий Апшеронского полуострова[29]. «Баиловские камни» (XIII век) в музее дворца Ширваншахов в Баку с арабскоими надписями украшены фигурами людей и животных, что представляет собой пример антропоморфической письменности[29].

Во второй половине XIX века в связи с быстрым ростом Баку и нуждой в украшении новых зданий в «историческом» стиле и скульптурами, наблюдается и возрождение резьбы по камню. В начале 20-х гг. XX века в скульптуре появляются монументальные композиции. Первым азербайджанским профессиональным скульптором считается Зейнал Абдин бек Алиев, живший с 1920 года в эмиграции[30]. С 1920 в Баку жило несколько русских скульпторов. Первая мастерская скульптуры была организована С. Городецким. В 1923 году скульптор Е. Трипольская возвела «монумент 26 бакинским комиссарам». В период с 1920 по 1930 многие скверы были украшены скульптурами исторических лиц[29]. Роль скульптуры усилилась в 30-50-х гг.[1] В качестве примера можно привести памятник М. Ф. Ахундова (П. В. Сабсай, 1930), Низами Гянджеви (Ф. Г. Абдурахманов, 1949), В. И. Ленину перед Домом правительства (Д. М. Карягды, 1954), Хуршидбану Натаван (О. Г. Эльдаров, 1960)[29] (см. также «Список бакинской городской скульптуры»).

С 1970 скульпторы создают свои произведения из дерева, мрамора и гранита. Сдержанные пластичные формы наблюдаются в работах Г. Г. Абдуллаева. В работах Ф. Э. Салаева показаны каноны классической скульптуры[29].

Народные промыслы[править | править исходный текст]

Ковроделие[править | править исходный текст]

Ковёр из села Малыбейли. Карабахская школа. Начало XX века

Одним из видов декоративно-прикладного искусства Азербайджана является азербайджанский ковёр. Ковроделие было самым распространённым классическим видом ремесла в Азербайджане. Основными центрами ковроделия являлись Куба, Ширван, Гянджа, Казах, Карабах, Баку с пригородными селениями. Они выделяются сочным колоритом, построенным на сочетании локальных интенсивных тонов. В Карабахе, например, ткали шёлковые ковры высоко ценившиеся на рынках Западной Европы и Америки[31].

Как писал Джон Ф.Пайл, кавказские ковроделы в целом следовали персидской практике, однако «в основном использовали более выразительные и крупные элементы орнамента»[32]. П. Р. Дж. Форд в своём исследовании истории и традиционных орнаментов восточных ковров отмечал, что, «хотя ковры сейчас производят в Дагестане, Грузии и Армении, но настоящей родиной российских кавказских ковров остаётся Азербайджан, и навыки и идеи азербайджанских ткачей ощущаются по всему Кавказу»[33]. Русский исследователь М. Д. Исаев отмечал, что в конце XIX — начале XX веков ковроткачество в основном было сосредоточено в Азербайджане[34]. По мнению советского искусствоведа М. В. Бабенчикова «азербайджанские мастера всегда особенно ценились в других странах как искуснейшие ковроткачи»[35]. Американский историк Рональд Сюни отмечает, что ковроделие одно из древних ремесел в Азербайджане, достигшее расцвета в Средние века, благодаря чему азербайджанские ковры стали широко известны в странах Азии и Европы[36].

Изготавливались односторонние ковры с ворсом — халы, гебе и односторонние безворсовые ковры — сумах и верни, безворсовые двусторонние ковры — зили, палаз и килим. Из безворсовой ткани изготавливали чепраки (чул) для лошадей и верблюдов, мешки (чувал), переметные сумки (хурджун). Ковры ткутся на вертикальных станках — хана. На ковровом станке работает одна-две, а то и три женщины и больше. Орнамент азербайджанских ковров декоративен, состоит из геометрических (ромбы, квадраты, меандры), растительных мотивов, среди которых преобладает стилизованное изображение плода миндаля (бута), встречаются изображения животных и птиц[31].

За один 1843 год в шести прикаспийских районах Азербайджана было произведено 18 тыс. ковров и ковровых изделий. Ковры из Ширвана и Кубы продавались в Баку, а ковры Казаха и Гянджи — в Тебризе и Стамбуле. В 1850 и 1857 годах на первых международных Тифлисских выставках уникальные изделия азербайджанских мастеров были удостоены призов. Азербайджанские ковры экспонировались также на Московской политехнической выставке 1872 года и Всероссийской выставке 1882 года.

В конце XX века ковроткачество в Азербайджане становится одной из важных отраслей экономики. Сегодня во многих регионах Азербайджана успешно развивается ковроткачество, всего в Азербайджане насчитывается свыше 20 крупных и средних ковроткацких комбинатов. В частности, в Кубе, Кусарах, Кюрдамире, Гяндже, Шемахе, Шабране, Казахе, Товузе, Шеки и Баку действует ковроткаческое производство, в которых продолжают развивать старинные традиции искусства ковроделия. Известным ковроткачём являлся Лятиф Керимов, имя которого носит Музей ковра в Баку.

В ноябре 2010 года «Традиционное искусство ковроделия в Азербайджане» внесено в репрезентативный список ЮНЕСКО по нематериальному культурному наследию человечества.

Популярны были и ковры татской работы, изготавливаемые различных типов: ворсовые — халы, халиче, гебе и безворсовые — палас, сумах, килим и др. Центрами татского ковроделия являются сёла Кубинского района (Дара-Чичи, Шудуг, Рустов, Кильвар и др.) и селения в районе Апшеронского полуострова[37].

Национальная одежда[править | править исходный текст]

Азербайджанка в национальной одежде во время праздника Новруз в Баку

Традиции в одежде на территории Азербайджана сохранялись в своей самобытности благодаря разнообразию естественно-географических условий и исторически обусловленной неравномерности в развитии социально-экономической жизни и культуры. Одежда отражала особенности хозяйственно-культурного развития той или иной зоны страны[38].

Азербайджанская женская одежда конца XIX — начала XX в. состояла из нижнего и верхнего платья, а также покрывала — чадры. Местные различия в одежде касались отдельных детале, не меняя общего облика национального костюма. Нижнее женское платье аключало туникообразную рубаху (кёйнек), различного покроя юбки (шелте, джют-туман) и штаны — узкие (дарбалаг) и широкие (джютбалаг). Верхнее платье состояло из верхней рубахи (уст кёйнек), короткой одежды — архалыг, распространённой в основном в юго-западной зоне Азербайджана, в западных районах известен как кюляджа, а на Апшероне — дон. В районах Гянджи и Шеки носили также одежду с рукавами и вырезками под мышкой — леббаде. Поверх архалыга носили кожаный или бархатный пояс (кемер). Женщины из богатых семей носили золотые или серебряные пояса. На ноги надевали яркие разноцветные носки (джораб), орнамент узора которых сходен с местным ковровым орнаментом. При выходе из дома надевали поверх носков туфли (башмаг) с острыми загнутыми вверх носками. На шею богатые женщины надевали ожерелье из продолговатых бус в форме ячменя — арпа. Заплетая волосы в косы, женщины прятали их в парчевый узкий чехол — чутгу. Головной убор обычно состоял из невысокой шапочки с круглым плоским донышком и прямым ободком. Поверх шапочки повязывали небольшой шёлковый платок. Волосы, ладони, ногти красили хной[38].

Азербайджанская мужская одежда состояла: нижняя — из нательной рубахи (кёйнек) и кальсон (дизлик), верхняя — шалвар и архалыга. Архалыг подвязывали поясом или кушаком (гуршаг). Поверх архалыга надевали чуху, в холодных предгорных районах — баранью шубу (кюрк) или бурку (япынджы). Шаровары шили в основном из домотканной шерсняной материи (шал). Поверх архалыга молодые надевали серебряный или кожаный пояс, отделаный бляшками. Существовало три фасона чухи — со сборками, со складками и с сочетанием сборок и складок. Грудь чухи была открытой; иногда по бокам от грудного выреза располагались газыри (везне) — гнёзда для патронов. В сельских местностях обычно носили шубу с очень длинными (до земли) суживающимися к концу ложными рукавами. Горожане носили кожаные башмаки с загнутыми вверх носками — чарых, распространены были сапоги с длинным и коротким голенищем — маст. Почти все мужчины носили усы и бороду. Под шапкой (папах) носили вышитую шапочку (арахчын) из белой ткани[38].

В годы СССР в сельских местностях женский костюм в большей степени, чем в городах сохранял элементы национального костюма, а всё мужское население носило уже одежду городского типа. Из национального костюма сохранялись лишь папахи и изредка архалыг и шуба. Женский городской костюм уже следовал общесоюзной моде с небольшими отклонениями. У мужчин-горожан же национальный костюм совсем не сохранялся[38].

Сходен был с азербайджанским мужской и женский костюм живущих в Азербайджане талышей. Мужчины также носили архалыг, чарыхи, арахчын. У женщин существовал специальный костюм для работы на рисовых плантациях (из коротких, до колен, штанов и заправленной в них рубахи), вместо шёлкового платка зимой голову покрывали шерстяным платком, шалью, существовал обычай повязывать вокруг поясницы платок для тепла[39]. Сходна с азербайджанской была и национальная одежда удин, которые после носили одежду уже городского типа[40]. Мужская одежда будугцев, крызов и хиналугцев почти не отличалась от одежды соседнего населения Азербайджана, а женская была более своеобразной — в неё входили суконные штаны, бязевая рубаха и сверху короткий архалыг; спереди повязывали фартук (габагдык), на голову надевали чутку и шаль[41]. Костюм татов на протяжении веков не отличался от азербайджанского; пожилые женщины носили закрывающую волосы чутку (чехол из ситца), поверх которой покрывали большой платок (чершо), в торжественных случаях надевали тяжёлые серебряные пояса (кемер)[37].

Язык и литература[править | править исходный текст]

Язык[править | править исходный текст]

Памятник родному языку в городе Нахичевань

Азербайджанский язык является государственным языком Азербайджана, он широко распространён и на северо-западе Ирана, а также в Грузии, Турции и России (на юге Дагестана). Он относится к огузской подгруппе юго-западной ветви тюркских языков. Значительный пласт азербайджанской лексики составляют арабские и персидские слова. Арабские слова охватывают как бытовую, так и терминологическую лексику, а наличие иранизмов объясняется существовавшими в течение длительного времени азербайджано-персидскими взаимоотношениями. Также в азербайджанском языке Кавказа выделяют 4 диалектные группы: восточная (бакинский, дербентский, кубинский и шемахинский диалекты, муганский и ленкоранский говоры), западная (карабахский, гянджинский и казахский (не путать с казахским языком) диалекты, айрумский говор), северная (шекинский диалект, закатало-кахский говор), южная (нахичеванский, тебризский и ордубадский диалекты, ереванский говор).

Текст Декларации независимости Азербайджанской Демократической Республики на азербайджанском языке («тюркском» по тогдашней терминологии). 28 мая 1918

Согласно БСЭ, литературный азербайджанский язык начал складываться с XI века[42], но Н. Г. Волкова, в свою очередь, отмечает, что литературный язык начал формироваться примерно с XIII века[43]. Как отмечает азербайджанский исследователь A. С. Сумбатзаде выделение самостоятельного азербайджанского языка начинается с конца XV века[44] и завершается к XVIII веку[45]. Н. Г. Волкова также отмечает, что начиная с XVI—XVII веков начинается сближение азербайджанского литературного и разговорного языков в трудах Мухаммеда Физули, Ковси Табризи и других азербайджанских авторов. По её мнению окончательно азербайджанский литературный язык сблизился с разговорным во второй половине XIX столетия[46]. В XVI — начале XIX веков большая часть Азербайджана была под властью Персидской империи, в которой правили шахи из тюркоязычной иранской династии Сефевидов[47]. В Государстве Сефевидов азербайджанский язык стал почти на столетие языком двора, армии и суда (он сохранял этот статус на протяжении около столетия)[48][49].

Уже в середине XIX века на базе бакинского и шемахинского диалектов оформился современный литературный азербайджанский язык[22]. Более широкое применение в Закавказье азербайджанский язык получил только в последней четверти XIX века, когда увеличилась общественная нагрузка языков закавказских народов[50]. 27 июня 1918 года азербайджанский язык («тюркский» по тогдашней терминологии) был провозглашён государственным языком Азербайджанской Демократической Республики[51]. 16 августа 1920 года Азревком издал Декрет «о преподавании языков в школах 1 и 2 ступени», установив тюркский (азербайджанский) язык одним из обязательных для преподавания с первого года обучения в школах 2 ступени (шестой год обучения) по 4 недельных часа[52]. 21 августа 1956 года был принят закон о дополнении Конституции Азербайджанской ССР 1937 года статьёй о государственном языке, объявившей азербайджанский язык государственным языком в республике[53]. Ст. 73 следующей Конституции Азербайджанской ССР 1978 года также провозгласила его государственным языком республики[54].

После обретения Азербайджаном независимости, азербайджанский язык был объявлен государственным языком Азербайджанской Республики. Указом президента Гейдара Алиева от 9 августа 2001 года был учреждён «День азербайджанского алфавита и языка». Согласно этому Указу ежегодно 1 августа отмечается в Азербайджане как «День азербайджанского алфавита и азербайджанского языка»[55].

Помимо азербайджанского среди жителей отдельных районов Азербайджана распространены талышский, лезгинский, цахурский, аварский, татский и пр. языки. На талышском языке, распространённом в основном в Ленкоранском, Астаринском и Масаллинском районах, издаётся газета «Талыш седо» (Голос Талыша), ведётся трансляция радиопередач. В 2003 году приказом Министерства образования Азербайджана были утверждены учебные программы для 1-4-го классов средней школы по талышскому языку[56]. На лезгинском издаётся газета «Самур». Центром лезгинской культуры учреждены газеты «Ени самух» и «Алпан», выходящие на лезгинском и азербайджанском языках тиражом каждая более 1000 экземпляров. В Кусарском районе на лезгинском языке печатается газета «Кусар»[57]. Кроме того, в Кусарском районе лезгинский язык преподается в школах все одиннадцать классов[56]. Аварским культурным центром (Баку) на аварском и азербайджанском языках тиражом 300 экземпляров выпускается газета «Авар»[56]. В 1996 году в Баку была опубликована азбука на цахурском языке на латинской основе[56]. Общество удин «Орайин», появившийся в начале 1990-х в Баку, готовит и издаёт за государственный счет литературу и учебные пособия по удинскому языку, который преподается в начальных классах школ Ниджа для его коренных жителей[56]. Для значительной части жителей страны родным языком является русский (подробнее см. статью «Русский язык в Азербайджане»).

Фольклор[править | править исходный текст]

«Короглу». Худ. А. Гаджиев

Среди произведений народного творчества можно выделить песни трудовые («Зехметин ишыги» — «Лучи труда», «Бичинчи негмеси» — «Песня косаря», и др.), исторические («Гачаг Наби», «Пияда Кёр-оглы» — «Пеший Кёр-оглы», и др.), лирические («Бу гелен яра бензер» — «Ты похожа на возлюбленную», «Ай, бэри бах» — «Глянь сюда», «Галанын дибиндэ» — «У подножия крепости», «Ай, лачын» — «О, сокол», «Сары Гялин»«Златовласая невеста» и др.), обрядовые («Эй, лалла» — свадебная, и др.), шуточные («Ери, ери» — «Иди, иди», и др.) и др.[58], легендарные, любовные и историко-героические эпические произведения (дастаны), сказки, юморески (лятифа), пословицы и поговорки, загадки.

Основное место в азербайджанском фольклоре занимают дастаны Кёр-оглы (Короглу), Асли и Керем, Ашик-Гариб, Шах Исмаил и др. Во многих дастанах отражены реально имевшие место события. Лирическая народная поэзия многогранна по содержанию и представлена такими жанрами как баяти и гошма. Начиная с XVI — XVII вв. записывались стихи народных певцов — ашугов. Известны произведения Гурбани, Сары-ашуга, ашуга Аббаса Туфарганлы, ашуга Валеха и др. Предполагается, что создателями народной поэзии являлись именно ашуги. Ашугская поэзия как специфическая форма национального искусства активно влияет на культурную жизнь[59].

Очень популярны песни азербайджанских ашугов конца XIX—XX вв. — Алескера, Гусейна Бозалганлы, Асада Рзаева, Мирзы Байрамова, Шамшира Годжаева, Ислама Юсифова, и др.[59] Мелодика народных песен почти всегда характеризуется нисходящим движением, вариантным развитием заглавных попевок. Исключительно богата метроритмика песен, подчинённая тактовым размерам — 6/8, 3/4, 2/4. Песни исполняются соло, реже — хором (в основном в унисон)[58]. У живущих в Азербайджане талышей есть и своеобразные трудовые и свадебные песни[39].

Азербайджанские сказки по своей сути и по содержанию условно делятся на три вида: «сказки о животных», «сказки о простых людях» и «волшебные сказки»[60]. Среди героев народных сказок популярны Джиртдан, Тык-тык Ханым, Мелик-Мамед, Овчи-Пирим, Гекчек Фатма и др.

Средневековая азербайджанская литература[править | править исходный текст]

Первым памятником на тюркском языке считается «Книга моего деда Коркута» — эпос огузских племён, позднее вошедших в состав туркменского, азербайджанского и турецкого народов. Эпос возник в Средней Азии, но окончательно сформировался на территории нынешнего Азербайджана, где огузы жили более компактно[61].

Основоположником же поэзии на азербайджанском языке и первым значительным поэтом в азербайджанской литературе считается живший в конце XIII века—начале XIV вв. Гасаноглы Иззеддин[62][63]. Выдающуюся роль в развитии азербайджанской поэзии сыграл живший в XIV—XV веках Имадеддин Насими (называется также тюркским[64][65][66] поэтом), который принял мученическую смерть в сирийском городе Алеппо. Юсиф Маддах написал по-тюркски эпическую поэму «Варга и Гюльша». Лирические поэмы на азербайджанском под псевдонимом Хагиги писал султан государства Кара-Коюнлу Джаханшах[67], а также правитель Государства Ак-Коюнлу Султан Ягуб[68]. Ко двору Султана Ягуба был близок поэт Кишвери, автор лирических газелей в стиле Навои[69].

Среди авторов, живших на территории Азербайджана, следует также отметить основателя династии Сефевидов шаха Исмаила I, писавшего под поэтическим псевдонимом Хатаи, автора поэмы «Дахнаме» («Десять писем»). При его дворе жил называемый «царем поэтов» Хабиби[70]. В тот же период в Ираке жил и творил поэт Физули, одинаково изящно писавший на родном[71][72] азербайджанском, персидском и арабском языках.

В XVII—XVIII веках в Иранском Азербайджане пишут Саиб Тебризи, Говси Тебризи, Мухаммед Амани, Тарзи Афшар и Тасир Тебризи. От поэта Месихи дошла поэма «Варга и Гюльша», которая является одной из лучших романических поэм в средневековой поэзии, созданных на азербайджанском языке[73].

В XVIII веке пишут поэты Ширванской школы — Шакир, Нишат и Махджур. В этот период усиливается воздействие на литературу устной народной словесности, ашугской поэзии. Письменная поэзия обогащается мотивами и темами народного творчества, а поэтический язык заметно очищается от канонических норм и стереотипов[74]. Основоположником реализма в азербайджанской литературе стал поэт и везирь при дворе карабахского хана Молла Панах Вагиф. Главной темой его поэзии являлась любовь и душевная красота человека. Творчество Вагифа оказало заметное влияние на народную стихтворную форму — гошма, которая широко стала применяться в письменной поэзии[74]. Другой поэт Молла Вели Видади, являвшийся близким другом Вагифа, наоборот, воспевал честность, смелость, силу мудрости и разума[74], а также критиковал междоусобные войны и феодальные жестокости[75]. Его пессимистические настроения нашли отражение в таких стихотворениях как «Журавли», «Послания поэту Вагифу», «Поплачешь»[75]. Творчества Вагифа и Видади стали вершиной поэзии XVIII века[74] в азербайджанской литературе. Наиболее значительный прозаический памятник XVIII в. — «Сказание о Шахрияре», написанное анонимным автором на основе народного дастана «Шахрияр и Санубар»[74].

Современная азербайджанская литература[править | править исходный текст]

Мирза Фатали Ахундов — основоположник азербайджанской реалистичной прозы и драматургии[76]

После того, как в XIX веке территория нынешней Азербайджанской Республики вошла в состав Российской империи, местное население было оторвано от персидской традиции и приобщилось к русско-европейской. В этот период творят Гасым-бек Закир, Сеид Абульгасым Небати, Сеид Азим Ширвани, Хуршидбану Натаван, Аббасгулу ага Бакиханов, Мирза Шафи Вазех, Исмаил-бек Гуткашынлы, Джалил Мамедкулизаде. В середине века зарождается азербайджанская драматургия, среди видных представителей которой можно выделить зачинателя азербайджанской литературной критики[77] Мирзу Фатали Ахундова, написавшего в период с 1850 по 1857 годы шесть комедий и одну повесть, Наджаф-бека Везирова, который в 1896 году создал первую азербайджанскую трагедию «Горе Фахреддина»[78]. В Иранском Азербайджане творят такие поэты, как Сеид Абдульгасем Набати и поэтесса Хейран-ханум. В азербайджанской литературе того периода большое место занимала также ашугская поэзия. Наиболее известными были ашуги Алескер, Наджафкули, Гусейн Бозалганлы и другие.

В начале XX века начинают своё творчество Мухаммед Хади, ставший основателем прогрессивного романтизма в азербайджанской литературе, а также Гусейн Джавид, Микаил Мушфиг, Аббас Сиххат. Среди видных литературных деятелей Советского Азербайджана можно назвать первого народного поэта Азербайджана Самеда Вургуна, Сулеймана Рустама, Расула Рзу, Мамеда Саида Ордубади, Мирзы Ибрагимова, Бахтияра Вахабзаде, и др. В это время в Иранском Азербайджане творили Мухаммад Хусейн Шахрияр, Самед Бехранги и др.

Из писателей современного Азербайджана, наибольшую известность среди русскоязычных читателей получили кинодраматург Рустам Ибрагимбеков и автор детективных романов Чингиз Абдуллаев, писавшие исключительно на русском. Поэзия представлена такими поэтами как Нариман Гасанзаде, Халил Рза, Сабир Новруз, Вагиф Самедоглы, Нусрат Кесеменли, Рамиз Ровшан, Гамлет Исаханлы, Залимхан Ягуб и др.

Литература народов Азербайджана[править | править исходный текст]

Зульфугар Ахмедзаде — талышский поэт XX века

Известны литературные деятели-представители населяющих Азербайджан народов. Ряд из этих писателей и поэтой писали свои произведения как на родном, так и на азербайджанском языках. Из лезгинской среды вышло немало поэтов и писателей, произведения которых периодических издавались в Баку. В советское время здесь вышли книги Неймата Лезгина «В горах» (1964), «Улитка» (1966), «Песни о труде» (1975). Был напечатан сборник произведений лезгинских писателей Азербайджана «Свет счастья» (1970), изданы книги «Тропа» Н. Пашаева (1972), «Моя муза» 3. Ризванова (1972) и др.[79]. В активе поэта и писателя Музаффара Меликмамедова (лезг.)русск. поэтический сборник «КIанидакай кьве виш мани» («Двести песен о любимой») (Баку, 1998), книга «Къубадин гъулгъула» об исторических событиях XIX века и т.д.[80] В 2000 году в Баку была издана антология лезгинской литературы «Акъата шегьредиз», а в 2004 году — сборник стихов Гульбес Асланхановой «Вун рикIеваз» («С тобой в сердце») (Баку, 2004) и др.[81] Уроженкой селения Каладжуг Кусарского района является лезгинская писательница Седагет Керимова, написавшая «Немой крик» на азербайджанском языке, «Лезгинкадал илига» («Сыграй лезгинку») — книгу стихов на лезгинском языке, «Къарагъ дуьнья, лезгинкадал кьуьлериз» («Вставай, мир, лезгинку пляши»), «Къайи рагъ» («Холодное солнце»), «Мад са гатфар» («Еще одна весна») и др.[80] В 1987 году в Баку был опубликован сборник стихов, в котором включены сочинения 35 поэтов-лезгин на азербайджанском языке[82].

Среди армянский авторов можно назвать имена писателя и драматурга, уроженца Шемахи, Александра Ширванзаде, поэта Леонида Гурунца. Родившийся в селении Шушикенд народный поэт Азербайджанской ССР Самвел Григорян является автором таких книга как «За родину» («Айреники хамар», 1939), «Сердце матери» (1944), «Утро Каспия» («Каспиакани аравоты», 1954), «Огни заката» («Майрамути кракнер», 1973) и др.

Уроженцем удинского селения Нидж Габалинского района является Георгий Кечаари, являющий автором таких книг, как «Нана очъал» («Родная земля», сборник произведений различных авторов на удинском языке), «Орайин» («Родник», сборник удинского фольклора (сказки, легенды, пословицы, анекдоты), «Бурухмух» («Горы», авторские произведения и переводы более 150 представителей азербайджанской литературы, «Ocaq başında rəqs» («Танец у костра», сборник удинского фольклора на азербайджанском и др. Выходец из селения Хыналыг Кубинского района поэт Рагим Алхас издавал на родном хиналугском языке свои произведения (с использованием кириллицы)[80]. Среди его работ можно назвать сборник стихов «Хыналыкъ» (Баку, 1992), «Хыналыг и хыналыгцы». Уроженец села Пенсяр Астаринского района талышский поэт Зульфугар Ахмедзаде является автором многих стихотворений и поэм на талышском, азербайджанском и других языках, среди которых особенно известны поэмы «Толыши жимон» («Жизнь Талыша», 1931 год, на талышском), «Даварда ружон» («Прошедшие дни», на талышском) и «Арктика дастаны» (1934, на азербайджанском)[83].

Исполнительское искусство[править | править исходный текст]

Музыка[править | править исходный текст]

Исполнители мугама: ханенде Сеид Шушинский (второй слева) со своим ансамблем в 1916 году

На протяжении веков азербайджанская музыка развивалась в рамках фольклорного искусства. Существовало народное песенное творчество, многогранно отражавшая различные стороны национальной жизни. Танцевальная музыка является самостоятельной областью в азербайджанском музыкальном фольклоре. Среди музыкальных инструментов выделяют тар, саз, канон, уд, кеманча, тютек, балабан, зурна, нагара, гоша-нагара, деф и др. А азербайджанское искусство игры на таре включено в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО[84].

Ашуги на празднике Новруз в Баку

Народное искусство представлено также искусством ашугов, подчинённого определённым стилистическим правилам. Ашуги исполняют дастаны (сказания) — героические («Кёр-оглы»), лирические («Асли и Керем», «Ашуг Гариб»), песни-диалоги — дейишме (музыкально-поэтичечкие соревнования 2 ашугов), аккомпанируя себе на сазе. В 2009 году азербайджанское ашугское искусство было внесено в Репрезентативный список Нематериального культурного наследия ЮНЕСКО[85]. Среди выдающихся ашугов прошлого можно назвать Гурбани, Хесте Касум, Аббаса Туфарганлы, Алескера.

Возникновение мугамов связано с развитием городской культуры в средние века. Исполнители мугамов — музыканты-профессионалы, составляющие вокально-инструментальные ансамбли в составе: ханенде (певец), тарист, кеманчист. Текстами мугамов служат в основном стихи поэтов-классиков. Известны такие мугаматисты, как Джаббар Каръягдыоглу, Меджид Бейбутов, Сеид Шушинский, 3юльфюгар Адыгёзалов, Хан Шушинский, Шовкет Алекперова, Алим Гасымов, таристы Садых Асад оглы, или Садыхджан (реконструктор тара и основатель школы современной игры на этом инструменте), Курбан Пиримов и др. Большая часть мугаматистов родом из Карабаха[59]. Мугамы были исследованы Мир Мохсун Наввабом. В 2008 году ЮНЕСКО объявило азербайджанский мугам одним из шедевров устного и нематериального культурного наследия человечества[86].

Сцена из первой азербайджанской оперы «Лейли и Маджнун»

Фундамент современной музыкальной культуры заложен Узеиром Гаджибековым, создавшему первую азербайджанскую оперу «Лейли и Меджнун» по одноимённой поэме Физули (1908), оперетту «Аршин мал алан» (1913) и др. Среди первых артистов оперы и драмы Гусейнкули Сарабский, М. Терегулов, М. Багиров, Г. Гаджибабабеков, М. Алиев, Ахмед Агдамский.

В 1940 году композитор Афрасияб Бадалбейли сочинил первый азербайджанский балет[87][88] и первый балет на мусульманском Востоке[89] «Девичья башня».

Среди азербайджанских композиторов можно выделить Кара Караева, Фикрета Амирова, Арифа Меликова, Эльдара Мансурова, основоположника азербайджанского джаза Вагифа Мустафа-заде, создавшего новый музыкальный жанр — джаз-мугам, смешав элементы джаза с азербайджанской народной музыкой. Были популярны такие певцы как Муслим Магомаев, Рашид Бейбутов, Лютфияр Иманов, Франгиз Ахмедова, Шовкет Мамедова, Бюльбюль, его сын Полад Бюль-Бюль Оглы. Долгое время азербайджанский симфонический оркестр возглавлял дирижёр Ниязи. В 2009 году азербайджанка Айсель Теймурзаде и певец Араш с азербайджанскими корнями заняли на конкурсе Евровидение 3-е место, а спустя два года дуэт Ell и Nikki — 1-е.

Близка к азербайджанской музыкальная культура живущих в Азербайджане талышей, у которых есть и свои черты, например, талышские трудовые песни, исполняемые во время работы на рисовых полях, свадебные песни[39]. В стране популярен талышский фольклорный ансамбль «Бабушки». У курдов Азербайджана были распространены и такие музыкальные инструменты как бэлур (род свирели), даф (барабан, по которому ударяли двумя палочками), шевеби (духовой инструмент типа гобоя) и пр.[90] В 1996 году был создан лезгинский инструментальный ансамбль «Сувар», в репертуар которого входят народные песни и танцы[56].

Ежегодно в Азербайджане проводятся такие международные музыкальные фестивали как «Мир Мугама», Габалинский фестиваль классической музыки, фестиваль, посвященный Узеиру Гаджибекову, Бакинский джазовый фестиваль. А в 2012 году в Баку прошёл конкурс песни Евровидение 2012.

Танцы[править | править исходный текст]

Женский танец

Азербайджанские народные танцы — это танцевальное искусство азербайджанского народа. Музыкальный размер азербайджанских танцев — 6/8 и 3/4. По характеру и ритму азербайджанские народные танцы делятся на весьма плавные, плавные и оживлённые. Они имеют характерный рисунок, обусловленный их ритмическим построением. Как правило, азербайджанский танец трёхчастный: первая часть — ход по кругу, вторая — лирической застывание на месте (сюзме) и третья — снова ход по кругу — уверенный, стремительный и торжественный. Многие танцы, особенно старинные, носят название наиболее любимых животных или растений: «джейрани» — газель, «лалэ» — полевой мак, «беневше» — фиалка, «иннаби» — плод фруктового дерева и др. Почти все азербайджанские танцы — сольные[91].

Азербайджанский народный танец, как правило, трёхчастный. Первая часть танца стремительная и представляет собой ход по кругу. Вторая — лирическая, то есть танцовщик как бы застывает на одном месте («сюзма»), корпус танцора в это время строго и горделиво подтянут. Третья представляет собой опять ход по кругу, она — стремительная и торжественная, с большим эмоциональным порывом. Танцы обычно исполняются под аккомпанемент народных инструментов: трио зурначей (две зурны и одна нагара), трио сазандари (тар, кяманча, деф) и др. Женский и мужской танцы резко отличаются друг от друга.

Танцевальная музыка представлена женскими танцами — медленно лирическими («тураджи», «узундара» и др.) или радостно-оживлёнными («Терэкэмэ» и др.), мужскими — торжественно-величавыми («Мирзаи» — танец мудрости, исполняется стариками, и др.), зажигательно-вихревыми («Гайтаты», «Аскерани» и др.). Широко распространены коллективные танцы — яллы (праздничная хороводная пляска, исполняемая на открытом воздухе), джанги (воинственный мужской танец). Среди известных исполнителей народных танцев следует назвать народного артиста Азербайджанской ССР А. Дильбази, А. Абдуллаева, Б. Мамедова; заслуженного артиста Азербайджанской ССР Р. Джалилову и др[22].

У живущих в Азербайджане курдов также наиболее популярен танец яллы, помимо которого также распространены танцы сакмэ (медленные покачивания вправо и влево), джангуле нери (несколько быстрее первого), лачи бэнэ (танцующие трижды постукивают правой ногой перед левой и движутся вбок) и очень медленный шорор (лёгкое покачивание танцующих справа налево)[90]. Также в Азербайджане функционирует расположенный в Закатале «Цахурский культурный центр», деятельность которого концентрируется вокруг создания танцевальных и певческих коллективов, один из которых называется «Джейранум»[56].

Балет[править | править исходный текст]

Сцена из первого азербайджанского балета «Девичья башня», А. Бадалбейли (1940)

Зарождение современного профессионального балетного искусства в Азербайджане связано с развитием национальной оперы и оперетты. С 1908 в театрах Баку ставились национальные оперы и музыкальные комедии, в которых исполнялись хореографические номера. Также ставились сцены из классических балетов («Лебединое озеро» Чайковского, «Жизель» Адана)[22].

В сезон 192425 создан Театр оперы и балета (ныне Азербайджанский театр оперы и балета им. М. Ф. Ахундова). В репертуаре театра 20—30-х гг. балеты П. И. Чайковского, А. К. Глазунова, Л. Минкуса, Б. В. Асафьева, Р. М. Глиэра и др. В 1940 поставлен первый азербайджанский балет «Девичья башня» А. Бадалбейли, затем «Гюльшен» С. Гаджибекова (1950), «Семь красавиц» (1952) и «Тропою грома» (1960) К. Караева, «Легенда о любви» А. Меликова (1962), «Лебединое озеро» Чайковского (1963), «Спартак» Хачатуряна (1967) и др. Балетную труппу театра возглавляет народный артист СССР Г. Алмасзаде[22].

В числе ведущих артистов балета: народный артист СССР Л. Векилова; заслуженные артисты Азербайджана М. Мамедов, Р. Ахундова, Р. Измайлова, Ч. Бабаева, Г. Мирзоев; артисты Т. Ширалиева и др.[92]

С 1933 функционирует Государственное хореографическое училище[22].

Театр[править | править исходный текст]

Народное представление «Коса-коса». Худ. А. Азимзаде, 1930

Истоки театрального искусства азербайджанского народа связаны с древнейшими народными празднествами и плясками[93][94]. Элементы театрального действия присутствуют во многих видах азербайджанского народного творчества — в играх («гизлянпач» — прятки, «кесалдыгач» — игра в поло), игровых песнях («кэпэнэк» — мотылёк, «бэновшэ» — фиалка), в свадебных обрядахнишан» — обручение, «дуахгапма» — снятие вуали с лица невесты, «той» — свадьба), календарных празднествах («новруз» — наступление весны, «кэв-сэдж» — подготовка к зиме)[95]. К первичным формам театральных представлений относят коллективный мужской танец «яллы», выступления скоморохов, кяндирбазов (канатоходцев), мухрадуздов и мухребазов, представления дервишей, «заклинателей» змей. Важную роль в становлении народного театра Азербайджана сыграли такие известные в народе театрализованные сцены, как «Коса-коса», «Гаравелли», «Шах Селим», «Кечал пехлеван» («Лысый богатырь»), « Джейран-ханум» («Госпожа Джейран»), «Марал оюну» («Оленья игра»), «Кафтаркос» («Гиена»), «Хан-хан» («Повелитель — судья»), «Тапдыг чобан» («Пастух Тапдыг»), «Тенбель гардаш» («Брат лентяй»).

В отличие от народного театра в средние века (15-16 вв.) развился азербайджанский религиозно-мистериальный театр, отражавший в своих представлениях идеологию феодального общества. К таким представлениям относится театрализованный обряд «Шабих»[93]. Старинным в Азербайджана был кукольный театр «Килим-арасы» («Из-за ковра»), представления которого, происходившие на середине ковра, высмеивали уродливые явления быта, социальное неравенство, несправедливость[93]. Этот кукольный театр был популярен в 30-х гг. и у курдов села Агджакенд Кельбаджарского района[90].

Возникновение профессионального драматического театра Азербайджана связано с воздействием культуры и искусства русского народа, усилившееся с присоединением в начале XIX века территории Северного Азербайджана к России. Первые спектакли начали организовываться в середине XIX века в Шуше (1848), Ленкорани (1850), Шемахе (1857-58) и в других городах современного Азербайджана. Решающую роль в развитии азербайджанского нациаонального театра сыграли постановки комедий Мирзы Фатали Ахундова. Первый[96] театральный спектакль на азербайджанском языке был показан 10 (23) марта 1873 года. Инициаторами спектакля были педагог реального училища Гасанбек Меликов-Зардаби) и ученик училища Наджафкулибек Везиров. На сцене Бакинского общественного собрания учащиеся реального училища сыграли спектакль по пьесе М. Ф. Ахундова «Визирь Ленкоранского ханства»[97].

В 1858 в Шемахе было построено здание первого театра на территории современного Азербайджана[98]. В 1899 году[26] на средства Гаджи Зейналабдина Тагиева строится Театр Тагиева, где сегодня размещён Театр музыкальной комедии. В 1911 году на средства меценатов братьев армян Маиловых строится Маиловский театр (ныне Театр оперы и балета). В 1919 году был основан драматический театр, давший таких актёров, как народные артисты СССР Мирза Ага Алиев, Сидги Рухулла, Адиль Искандеров, народные артистки СССР Марзия Давудова и Окума Курбанова, народные артистки Азербайджанской ССР Фатьма Кадри, Насиба Зейналова, Маргарита Шамкорян[99], заслуженные артисты Ульви Раджаб, Константин Адамов[100], Александр Аллегров (отец Ирины Аллегровой). Также развивалось театрально-декорационное искусство (Р. М. Мустафаев, С. Г. Шарифзаде, Н. М. Фатуллаев, К. М. Кязимзаде).

Следует отметить, что в Баку также функционирует Русский драматический театр, а в селе Алибейли Кахского района — Грузинский драматический театр. Помимо этого в Гусаре работает Государственный лезгинский драматический театр, который в 2005 году выступил в помещении Бакинского государственного театра юного зрителя с постановкой на лезгинском языке пьесы азербайджанского драматурга Сулеймана Сани Ахундова «Скупой»[56].

Кино[править | править исходный текст]

В 1898 году фотографом Александром Мишоном впервые в Баку было снято несколько документальных сюжетов на местные темы, такие как «Пожар нефтяного фонтана в Биби-Эйбате», «Нефтяной фонтан в Балаханах», «Народное гулянье в городском саду», «Кавказский танец» и одна игровая юмористическая кинозарисовка, которая называлась «Попался». Зрителям эти фильмы были показаны на специально организованном киносеансе 2 августа того же года. Согласно указу президента Азербайджанской Республики этот день считается днём рождения национальной кинематографии и ежегодно отмечается как «День национального кино».

Кадр из немого фильма «Севиль», снятого по одноимённому произведению Джафара Джаббарлы. (1929 год, режиссёр А. Бек-Назаров, в роли Балаша (в центре) — А. Герайбейли)

Начало развитию азербайджанской кинематографии положил фильм «В царстве нефти и миллионов», созданный приблизительно в 1916 году известным актёром-трагиком Гусейн Ага Араблинским при поддержке части передовой интеллигенции. В первые годы существования Азербайджанской ССР (1921-24) было выпущено несколько фильмов: «Легенда о девичьей башне» и др. В 1927-28 в Баку был создан фильм «Гаджи Кара» по одноимённой повести Мирзы Фатали Ахундова. В фильме «Севиль» (1929) писателем-драматургом Джафар Джабарлы разрешён вопрос раскрепощения женщины-азербайджанки[94].

В фильме «Исмет» (1934) был показан рост женщины в условиях советского строя; кинофильм «Алмас» — по повести Джафара Джабарлы — рассказывал о классовой борьбе в азербайджанской деревне. Большую роль в развитии киноискусства сыграли мастера русской кинематографии, помогавшие росту молодого национального искусства Азербайджана[94].

Первым звуковым фильмом азербайджанского кино был фильм «Бакинцы» (1937). Вслед за этим фильмом были выпущены кинокартины: «Кяндлиляр» (1939), «Новый горизонт» (1940). Большая работа была развернута азербайджанской киностудией в дни Великой Отечественной войны. Помимо боевых киноочерков, журналов и агитфильмов, был выпущен фильм «Сабухи» (1942), основанный на биографии Мирзы Фатали Ахундова, кинофильмы: «Подводная лодка» (1943), «Одна семья» (1944). Созданная в 1945 азербайджанскими актёрами Бейбутовым, Абдуллаевым, Гусейн-Заде, Джаваншировой и др., музыкальная кинокомедия «Аршин мал алан» (режиссёры Тахмасиб и Лещенко) получила широкую известность и была удостоена Сталинской премии[94].

В советские годы в республике выпускалось ежегодно до 50 киножурналов и ряд киноочерков, среди которых следует отметить: «Письмо на фронт», «Нефть Каспия», «Киноконцерт», «Закатали», большие документальные фильмы «Страна вечных огней» и «Земля великих прав». В 1947 Кинохроникой был выпущен документальный фильм «По ту сторону Аракса», рассказывающий о демократическом движении, о борьбе азербайджанского народа в Южном Азербайджане против иранской реакции, за свою свободу и независимость. Азербайджанской киностудией в 1946-48 выпущены первые азербайджанские цветные кинокартины — очерки о природных красотах республики («От Баку до Гек-Геля», «В садах Кубы» и «В долине Тертер-Чая»). Широкое развитие приобрело дублирование — перевод фильмов союзной кинематографии на азербайджанский язык. Число киноустановок к началу 1949 года в Азербайджане достигло 300[94].

Продолжали снимать и исторические фильмы: «Последний перевал» (1971, режиссёр К. Рустамбеков), «Мститель из Гянджабасара» («Гатыр Мамед», 1974, режиссёр Р. Оджагов), «Насими» (1973, режиссёр Г.Сеидбейли), который 1975 году на VII Всесоюзном Кинофестивале фильм был удостоен премии как лучший исторический фильм, «Бабек» (1979, режиссёр Э. Кулиев), «Наш учитель Джабиш» (1970, режиссёр Г. Сеидбейли), где раскрыта тема Второй мировой войны и др.

В годы независимости в Азербайджане за период 1991—1993 гг. было снято 15 полнометражных художественных фильмов, в 1994 −1997 гг. — 8. В 1998 году парламентом страны был принят закон «О кинематографии»[101]. Снятый в 2008 году фильм «Участок» был выдвинут от Азербайджана на соискание 83-й ежегодной премии «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке»[102]. В 2012 году этой чести удостоился фильм Бута.

Традиции и обычаи[править | править исходный текст]

Семья[править | править исходный текст]

Почти до начала XX века среди азербайджанцев бытовал патриархальный семейный уклад. Глава семьи являлся полновластным хозяином всего движимого и недвижимого имущества семьи, за исключением приданного супруги. Имущество при отсутствии завещания главы семьи делили по шариату. Сын, к примеру, получал вдвое больше чем дочь. Вдова умершего главы семьи получала одну восьмую часть всего имущество, а также принадлежавшее лично её согласно брачному договору имущество[103].

Семья азербайджанского писателя Юсифа Везира Чеменземинли в Шуше. Начало XX века

Важную роль в азербайджанской дореволюционной деревне играли старики (аксакалы), которые выступали в качестве советчиков и посредников в делах, касающихся жизни селения или отдельной семьи. Молодёжь и дети, а также женщины не имели права участвовать при обсуждениях того или иного вопроса. Лишь иногда пользовавшиеся особым уважением старухи приглашались для обсуждения того или иного вопроса. В семейных взаимоотношениях господствовало полное подчинение младших старшим; сын не имел права возразить отцу, или ослушаться его. Уважение к старшим и в настоящее время остаётся существенным элементом семейной и общественной жизни азербайджанцев.

В предреволюционные годы мужчина по сравнению с женщиной находился в привилегированном положении в семье. Девушка в родительском доме была в полном подчинении у матери и бабушки. Замужние женщины во всём подчинялись старшей хозяйке дома — свекрови или жене старшего деверя. Если молодожёны жили совместно с родителями мужа, то невестка должна была избегать всех мужчин в семье, не входить в комнату, где сидели старшие члены семьи. А до рождения первенца молодая женщина не могла обратиться к кому-либо из старших членов семьи, она обязана была закрывать лицо и волосы от всех мужчин. Громко разговаривать или смеяться считалось неприличным[103].

Уход за детьми всецело лежал на матери. Положение мальчика в семье сильно отличалось от положения девочек. С 6-7 лет воспитанием мальчиков начинали заниматься дедушка, отец и старший брат. С этого же возраста начиналось и религиозное воспитание детей.

Коренные изменения в азербайджанской семье произошли за годы Советской власти. Новые условия жизни породили и новый семейный быт. Патриархальные пережитки были почти полностью устранены. Позднее и в настоящее время семья создаётся, как правило, из юридически равноправных, экономически самостоятельных, любящих друг друга молодых людей. Женщины-азербайджанки работают наравне с мужчинами в сельском хозяйстве, промышленности, на строительстве, в учреждениях культуры и т. д. Воспитание детей также изменилось. Мальчики и девочки воспитываются в одинаковых условиях. Наряду с семьёй в воспитании детей принимает участие и общество через детские сады, школы и интернаты[103].

Вплоть до революции в условиях патриархально-феодального строя жили и народы шахдагской группы. Основная масса крестьян принадлежала к категории райятов. В XIX веке у этих народов шёл распад больших патриархальных семей, в связи с чем происходило образование небольших поселений, в которые выселялись выделившиеся из большой семьи малые семьи[41]. К особенностям семейного быта удин относится строжайший запрет жениться даже на отдалённых и некровных родственницах[40]. В талышской семье в прошлом наряду с моногамией имело место и двоеженство, но талышская женщина была в большей степени свободна от мусульманских предписаний, чем азербайджанка[39]. Характерно сильное влияние религии было и в дореволюционной татской семье[37].

Брак[править | править исходный текст]

Процесс заключения брака в Азербайджане состоял из трёх этапов, которые очень часто наблюдаются и в наши дни: 1) предварительного сговора — белге, когда после согласия родителей, сваты дают кольцо, шёлковый платок и немного сладостей; 2) обручения — нишан, когда семья жениха преподносит невесте украшения, материал на платья, а её семья — сладости; 3) собственно свадьба — той, сопровождаемый свадебными подарками — той хончасы. Ко дню обручения жених дарил невесте дорогие шёлковые ткани, бархат, золотые нагрудные и головные украшения. Родственницы жениха укладывали подарки на подносы, которые покрывали красными покрывалами[103].

Азим Азимзаде. «Женская свадьба». 1930

В прошлом при заключении брака редко спрашивали согласия молодых (практиковали даже похищение невесты). Невесту для юноши выбирали мать или сестра: если невеста нравилась остальным членам семьи, то к матери невесты с неофициальным визитом приходили родственницы жениха, а затем к отцу уже с официальные сваты-мужчины. Сваты приглашали с собой одного или двух почтенных стариков. После получения согласия обсуждали вопрос о выплате платы за невесту, включавшую мехр и башлыг, и которую приносили уже в день обручения. Кроме того жених до свадьбы не должен был видеть свою будущую супругу. Позже этот обычай уже был изжит, жених и невеста встречаются, ходят в кино, театр, парки. В настоящее время брак является следствием взаимной любви юноши и девушки[103].

Накануне свадьбы заключается брачный договор — кебин. Брак заключается в присутствии муллы и скрепляется подписями, а иногда и печатями. В первый день свадьбы в доме жениха устраивался свадебный пир, когда приглашённые по мере возможности одаривали хозяев деньгами (немер и душелге), Их усаживали в отдельной комнате и угощали пловом. Во второй день свадьбы гостей угощали бозбашем и пловом. Музыка и веселье продолжались в течение всего дня. В третий день в общем веселье участвовали почти все жители селения. В этот же день в родительский дом с факелами, музыкой и стрельбой приводили жениха. В ряде мест Азербайджана для этой церемонии две большие ветки дерева (шах) увешивали сдобными хлебными изделиями[103].

За несколько часов до переезда невесты в дом жениха её приводили из дома свахи в родительский дом, где наряжали в свадебный костюм. Родственники стороны матери невесты принимали участие в укомплектовании приданого (джехиз) невесты. После веселья и танцев невесту увозили в дом жениха. Брачна комната обустраивалась вещами из приданного невесты. Через несколько дней после свадьбы семья жениха устраивала угощение, после которого невестка уже могла свободно выходить из своей комнаты[103].

Многие торжественно-традиционные стороны свадебных обрядов сохранились и в наши дни: обручение, заботливое внимание к невесте, обряд надевания нарядов на невесту. Вышли из обычая большинство свадебных платежей, сократились сроки приготавления к свадьбе, появились новые элементы в свадебном ритуале[103].

У живущих в Азербайджане татов в прошлом браки были эндогамного характера, чаще между двоюродными и троюродными братьями и сёстрами, известны были обычаи особой формы левирата и сорората; в свадебных обрядах у татов сохраняются старинные элементы, общие с азербайджанскими[37]. У удин в прошлом, также как и у азербайджанцев, невестка получала право разговаривать с отцом своего мужа, лишь родив сына[40]. Интересны были свадебные обряды и у шахдагских народов. К примеру, за время между сговором и свадьбой (джеказе отурмаг) невеста должна была соткать ковёр, палас и коврик для седля, носки и пр; в селе Хиналуг невеста вплоть ло рождения первого ребёнка должна была ходить с закрытым лицом; перед выходом из отцовского дома невеста трижды обходила очаг; во время свадьбы проводились состязания по стрельбе, джигитовке, борьбе[41].

Кухня[править | править исходный текст]

Долма — блюдо, распространенное во многих национальных кухнях Востока, в том числе и в азербайджанской. Ярпаг долмасы (на илл.) — завёрнутая в виноградные листья рубленая баранина

Азербайджанская национальная пища отличается большим разнообразием, насчитывая десятки видов различных блюд: молочных, мясных, мучных, овощных и т. д. Сами способы приготовления и потребления пищи различны и многообразны. В прошлом пища различалась также в зависимости от географических условий и социального положения людей[104].

В пищевом рационе азербайджанцев значительное место занимает хлеб. Его выпекают различными способами. В сельских местностях его пекли большей частью на железном слегка выпуклом листе садж. Широко была распространена выпечка хлеба в тендирах, которые и в наши дни бытуют в районах и даже городских центрах республики. В тендире пекли в основном чурек, нередко и лаваш. Весной и осенью готовят гутаб — род пирожков, начинённых мясом и зеленью[104].

Большим разнообразием отличаются блюда из мяса. Наиболее любимым мясом является баранина. Из свежей баранины и говядины приготовляют басдырма, из которой затем делают шашлык. Наиболее распространённым блюдом является пити и бозбаш (густые супы из баранины). Популярностью пользуются кюфте бозбаш (шарики величиной с яблоко из рубленного мяса). Рубленную баранину, заправленную рисом и специями, заворачивают в капустные (это блюдо называется келем долмасы), в соленые и свежие виноградные листья (ярпаг долмасы), начиняют баклажаны и помидоры. Из мелко нарубленной баранины, смешанной с луком и пряностями готовят люле кабаб[104].

Распространение в Азербайджане имеют кушанья из риса, который преимущественно используют для приготовления плова, насчитывающего до 50 видов. Наиболее распространённым блюдом из мяса птиц является чыгартма[104].

Пахлава — сладость из слоеного теста с орехами в сиропе

Из виноградного сока, тутовых ягод и арбузов приготавляют дошаб. Из кизила, алычи, сливы готовят кислую массу — туршлаваш. В качестве приправы к жаренному мясу и рыбе употребляют гранатовый сок — наршараб. Распространены сладости в виде своеобразных конфет — ногул, набат, а также гата, пахлава и шекербура. Имеется до десятков видов халвы — типа повидла, из семян кунжута, из разных орехов и т. д.[104]

Большую роль в пищевом рационе у азербайджанцев играет чай, сопровождающий или даже предшествующий еде. Чай считается в Азербайджане лучшим средством утоления жажды в жаркую погоду (подробнее см. статью Азербайджанская чайная культура). В качестве напитка служит и подслащённая мёдом вода — шербет[104].

Ряд специфических блюд можно отметить в кухне живущих в Азербайджане удин: яхни — отваренные крупные куски мяса, хуп — плов из лоби, риса и орехов, хашил — мучное твёрдое блюдо, употребляемое с маслом и мёдом и заменяющее удинам хлеб, и ряд других[40]. У татов известны лавашана — тонкие лепёшки, изготавливаемые из алычи как кислая приправа и густая душо, получаемая при кипячении отвара из груш[37]. Молочные продукты занимают большое место и в кухне шахдагских народов, распространены и сходные с азербайджанскими мясные блюда, в приготовлении которых однако имеются некоторые отличия: кабаб готовят без шомполов, прямо на золе, бозартму делают из заготовленного зимой вяленого мяса, в посведневный рацион входят каша из пшеничной крупы, лапша, хашил[41]. К азербайджанскому приближается пищевой рацион талышей, который в основном молочно-растительный. В прошлом талыши вместо хлеба употребляли круто варёный рис (кизме)[39].

Спорт[править | править исходный текст]

Азербайджан богат спортивными традициями[105]. Здесь получили распространение борьба «гюлеш», шахматы, нарды, човган (конное поло) и другие виды спортивных игр[106].

Особенно следует отметить конные виды спорта. Из народных конных игр наиболее популярны низаки нетум, папах оюну, кыз куумай, сюр папах и човган. Низаки нетум, сохраняющая отношение к боевому искусству всадников, в современном варианте выглядит так: всадник на полном галопе должен поднять с первой стойки копье, нанести им удар в лежащую на земле глиняную пирамиду, сбить копьем мяч на второй стойке, кинуть копье в кольцо, поднять гранату с тртьей и также кинуть её в кольцо. Игра папах оюну носит скорее шуточный характер: пять всадников, среди которых одна девушка, стремятся снять с головы соперников папаху, сохранив свою (папаху с головы девушки при этом снимать нельзя)[107].

Конники в национальной одежде во время фестиваля Новруз в Баку

Игра кыз куумай (догони девушку) выглядит так: джигит и его соперница скачут на 400 метров, если всаднику (который стартует чуть позже) удается догнать девушку, он получает право обнять и поцеловать её на скаку, на обратном же пути девушке предстоит догонять джигита, догнав которого, она награждает его увесистыми ударами плётки. Игра сюр-папах несколько напоминает баскетбол: две команды играют меховой папахой, а на краях площадки устанавливаются два шеста с кольцами; цель игры — забросить большее количество раз папаху в кольцо противника (упавшую на землю папаху можно поднимать лишь, не слезая с лошади)[107].

Широко культивировалась в Азербайджане одна из разновидностей древней игры човган (прародителя конного поло)[107]: здесь также две команды с помощью специальных клюшек стремятся загнать мяч в ворота соперников; у азербайджанских конников клюшки напоминают чабанскую ярлыгу. В азербайджанских конных играх особенно успешно используются лошади местных пород: карабахские и делибозские. В последнее время стали популярны также лошади терской породы и англо-арабские[107].

Излюбленным видом спорта в Азербайджане является борьба гюлеш, сохранившая свои типичные национальные особенности[108]. У гюлеша есть элементы, общие с вольной борьбой, с самбо и другими видами борьбы, но много в ней и самобытных типичных особенностей[108]. Здесь широко применяются захваты за ноги и шаровары, допускаются подножки, подсечки, мельница, броски; запрещенными считаются только захваты за горло и удары ниже живота, бросание на ковер противника, не следуя за ним, выкручивание рук, ног и пальцев, двойной захват сзади, толчки головой. Перед началом борьбы пехлеваны приветствуют друг друга на середине ковра, а затем танцевальными шагами направляются в противоположные углы ковра. При этом они выполняют движения руками: одной рукой они проводят вверх и назад, а другой — вниз и назад, затем наоборот. Позже борцы, приняв упор лёжа, по 3—4 раза попеременно сгибают и разгибают каждую руку. Схатка начинается сразу после того, как по свистку судьи борцы, выйдя на середину ковра, подадут друг другу руки и трижды толкнутся плечами. Борьба проходит с музыкальным сопровождением, под музыку таких народных инструментов, как нагара и зурна[108].

Праздники и памятные дни[править | править исходный текст]

Один из атрибутов праздника Новруз — хонча со сладостями, крашенными яйцами и зажёнными свечами

Среди праздников, отмечаемых в Азербайджане следует назвать Новогодний праздник (1 и 2 января), Международный женский день (8 марта), День победы над фашизмом (9 мая), День Республики (28 мая), День национального спасения азербайджанского народа (15 июня), День Вооруженных сил Азербайджанской Республики (26 июня), День Государственной Независимости (18 октября), День Государственного флага Азербайджанской Республики (9 ноября), День Конституции (12 ноября), День национального возрождения (17 ноября), День солидарности азербайджанцев всего мира (31 декабря), Новруз — пять дней, Курбан-байрам — два дня, Рамазан-байрам — два дня. Дни, когда проходят эти праздники (кроме Дня независимости, Дня национального возрождения и Дня Конституции), рабочими днями не считаются. Следует также отметить, что с 2006 года действует правило, по которому, если праздничный день совпадает с выходным днём, то следующий день считается нерабочим[109].

Одним из самых любимых праздников в Азербайджане является Новруз. Праздник в стране длится почти неделю. Люди отмечают весеннее равноденствие, которое символизирует обновление природы. В дни праздника проводятся народные гулянья и торжества, своё искусство показывают канатоходцы, борцы состязаются в силе, на площадях разыгрываются спектакли, среди которых широко распространён комический «Кос-Коса». С наступлением вечера на улицах вспыхивают костры, очищающее пламя которых, как говорят в народе, пожирает зло и все недуги. Так, люди взявшись за руки, танцуют вокруг костра, а потом прыгают над костром и говорят: «мы все свои проблемы бросаем в этот огонь»[110]. В последний вторник перед Новрузом дети стучатся в двери соседских домов, кладут шапки у порога и прячутся; хозяева же этих домов должны вернуть шапки с праздничными лакомствами. В дни праздника в домах готовятся различные кушанья, среди которых присутствуют плов, шекербура, пахлава, гогал и пр. В Новруз существует также обычай красить яйца и бить их друг о друга. Выращивается сямяни, для чего берётся и замачивается горсть пшеницы. На стол ставяться горящие свечи, украшается хонча. По традиции, каждый по возможности должен справлять праздник дома, среди членов своей семьи[111] (подробнее см. статью «Новруз в Азербайджане»).

Ежегодно в Азербайджане в дни сбора граната неофициально отмечается праздник граната. В дни праздника в городе Геокчай, считающегося центром гранатоводчества Азербайджана, проводятся выставки, где садоводы демонстрируют различные сорта граната, гранатовые соки, варенья и т. д. С 2000 года в городе Баку, в память о бывшем президенте страны, Гейдаре Алиеве, проводится праздник цветов, который начинается 10 мая, в день рождения Гейдара Алиева и длиться несколько дней. Традиционно в дни праздника в парке имени Гейдара Алиева перед Центральным банком Республики выставляются красочные композиции из завезённых в страну редких цветов.

Среди религиозных праздников, отмечаемых в стране на государственном уровне следует назвать Курбан-байрам — день жертвоприношений, и Рамазан-байрам, день завершения 30-тидневнего поста. На государственном уровне Рамазан отмечается с 1993 года[109].

20 января отмечается в стране как «День всенародной скорби». В этот день поминаются люди, ставшие жертвами Чёрного января, когда в ночь с 19 по 20 января 1990 года в Баку при подавлении политической оппозиции подразделениями Советской Армии погибли более сотни мирных жителей города. В память об этих событиях тысячи людей 20 января посещают Аллею шахидов, где были похоронены жертвы трагедии, и возносят цветы на их могилы. Лица, приезжающие в Азербайджан с официальным визитом, также посещают Аллею шахидов.

Жертвы Ходжалинской резни поминаются 26 февраля. Милли Меджлис Азербайджана объявило этот день «Днём геноцида Ходжалы». Каждый год 26 февраля в 17.00 часов минутой молчания в Азербайджане чтится память жертв Ходжалы[112]. С 1998 года на государственном уровне 31 марта отмечается как «День геноцида азербайджанцев». В этот день почитаются жертвы кровавых событий, произошедших в марте 1918 года в Баку и Бакинской губернии (подробнее см. статью «Мартовские события в Баку (1918)»).

Неофициально отмечается Ашура — день поминовения мусульмане-шиитами, составляющими большую часть населения страны, имама Хусейна, павшего мученической смертью в 680 году в Кербеле. В эти проводятся траурные церемонии.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 «Популярная художественная энциклопедия.» Под ред. Полевого В. М.; М.: Издательство «Советская энциклопедия», 1986.
  2. 1 2 История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века

    Говоря о возникновении азербайджанской культуры именно в XIV-XV вв., следует иметь в виду прежде всего литературу и другие части культуры, органически связанные с языком. Что касается материальной культуры, то она оставалась традиционной и после тюркизации местного населения. Впрочем, наличие мощного пласта иранцев, принявших участие в формировании азербайджанского этноса, наложило свой отпечаток прежде всего на лексику азербайджанского языка, в котором огромное число иранских и арабских слов. Последние вошли и в азербайджанский, и в турецкий язык главным образом через иранское посредство. Став самостоятельной, азербайджанская культура сохранила тесные связи с иранской и арабской. Они скреплялись и общей религией, и общими культурно-историческими традициями

  3. Mattew O'Brien. Uzeir Hajibeyov and his role in the developement of musical life in Azerbaijan / Edited by Neil Edmunds. — Routledge, 2004. — С. 209. — ISBN 0-415-30219-6, 9780415302197  (англ.)
  4. 1 2 3 The Grove Encyclopedia, 2009, с. 237
  5. Рамиз Мехтиев. Азербайджанская идея в XXI веке в контексте нации креативных людей
  6. 1 2 Л. С. Бретаницкий, Б. В. Веймарн. Очерки истории и теории изобразительных искусств. Искусство Азербайджана. 1976
  7. К. В. Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании (IV в. до н. э. — VII в. н. э.), М. — Л., 1959. С. 318.

    Ближайшей аналогией этому сюжету является изображение на каменной капители, обнаруженной в 1948 г. на территории христианского храма VI—VII вв. в Судагылане, у Мингечаура (табл. 28). На одной из сторон этой четырехугольной в плане капители высечены два павлина встречно по сторонам стилизованного дерева: утолщенный вниз ствол заканчивается вверху трехлепсстковой пальметкой, напоминающей по своим очертаниям цветок. Павлины здесь также украшены царственными лентами и приводят на память сходную композицию (два павлина с лентами по сторонам алтарика) на серебряной удлиненной чаше Государственного исторического музея в Москве, обнаруженной в 1947 г. у дер. Бартым Пермской области. По карнизу капители тянется, огибая её со всех четырех сторон, албанская надпись.

  8. Philip L. Kohl, Mara Kozelsky, Nachman Ben-Yehuda. Selective Remembrances: Archaeology in the Construction, Commemoration, and Consecration of National Pasts. University of Chicago Press, 2007. ISBN 0-226-45058-9, 9780226450582
  9. Плиний Старший (I в.н. э.), автор труда «Естественная история», пишет: «Теперь будут перечислены жители пограничных с территорией Армении областей : всю равнину, начиная от реки Кура, заселяют племена албанов (Planitiem omnem a Cyro usque Albanorum gens tenet), а затем иберов … » (VI, 28-29). Подтверждая это, Плиний повторяет: «племя албанцев, расселившееся по кавказским горам, доходит, как сказано, до реки Кира» (VI, 39). Страбон локализует албанов на той же территории: «Албанцы больше привержены к скотоводству и стоят ближе к кочевникам; однако они не дики и поэтому не очень воинственны. Они живут между иберийцами и Каспийским морем … ». (География, XI. 4.1.). Об этом же пишет Дион Кассий : «Оройс, царь албанцев, живших выше (ύ π έ ρ) Кирна». (XXXVI, 54,1) Плутарх сообщает: «Самые многочисленные из них — албаны и иберы; последние живут на западном склоне к Мосхийским горам и Понту, а албанцы — на восточном склоне к Каспийскому морю» (Помпей, 34.) Ср.: «Римская История» , . XXXVI, 54,1; XXXVI, 54,4,5; кн. XXXVII, 2, 3, 4; XXXVI, 53,5; 54,1; Аппиан, «Римская История» , Митридатовы войны, 103
  10. Страбон. География 11, 4, 6)
  11. В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. — М.: Издательство восточной литературы, 1963. — С. 35-36.
  12. Мовсес Каланкатуаци (Мовсес Каганкатваци), «ИСТОРИЯ СТРАНЫ АЛУАНК». В 3-х книгах. Перевод с древнеармянского Ш. В. Смбатяна — КНИГА ВТОРАЯ
  13. История древнего мира в 3 тт. Т.3. М., 1989, стр. 287
  14. 1 2 Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. – VII в. н. э. (источники и литература). — М.-Л., 1959. — С. 295.:

    После VII в. албанское письмо, как видно, выходит из обихода, что в значительной степени связано с тем, что в Закавказье в борьбе между монофизитами (последователями армянской церкви) и диафизитами-халкедонитами (последователями грузинской церкви) первые употребляли древнеармянский, вторые — древнегрузинский язык, они и стали канонизированными языками этих церквей. Албанская церковь с этого времени стала рассматриваться как часть армянской церкви, и языком богослужения её становится древнеармянский.

  15. Т. А. Майсак. К публикации кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря Вопросы языкознания. 2010. № 6. стр. 2
  16. 1 2 Игорь КУЗНЕЦОВ, «Удины» [Материалы к изучению Кавказской Албании]
  17. Всеобщая история искусств", т.2, М., 1961, стр. 105.
  18. А. Л. Якобсон. Архитектурные связи Кавказской Албании и Армении // Ист.-филол. журн. — 1977. — № 1. — С. 82.
  19. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев — М.: Академкнига, 2003
  20. Encyclopædia Britannica. Azerbaijan. Cultural life

    In ancient and early medieval times, eastern Transcaucasia was populated by Iranian speakers, nomadic Turkic tribes, Kurds, and the Caucasian Albanians, who converted to Christianity in the 4th century and came under the cultural influence of the Armenians.

  21. Encyclopædia Britannica. Azerbaijan. Cultural life

    In the course of its long history, Azerbaijan has given the world a number of outstanding thinkers, poets, and scientists… The poet and philosopher Nẹzāmī, called Ganjavī after his place of birth, Ganja, was the author of Khamseh («The Quintuplet»), composed of five romantic poems, including "The Treasure of Mysteries, " "Khosrow and Shīrīn, " and «Leyli and Mejnūn.»

  22. 1 2 3 4 5 6 Азербайджанская Советская Социалистическая Республика в БСЭ
  23. Джабарлы Джафар — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание)
  24. Валентин Крапива. Парни из Баку. В игре и вне игры. — С. 16. — 110 с.
  25. А. В. Саламзаде. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Архитектура / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 175.
  26. 1 2 Шамиль Фатуллаев. Градостроительство Баку XIX—начала XX веков / Под ред. проф. В. И. Пилявского. — Ленинград: Стройиздат, 1978. — 215 с.
  27. The Grove Encyclopedia, 2009, с. 238
  28. 1 2 3 4 5 The Grove Encyclopedia, 2009, с. 241
  29. 1 2 3 4 5 6 The Grove Encyclopedia, 2009, с. 240
  30. Заур Ализаде. Первый азербайджанский профессиональный скульптор - Зейнал Абдин Алиев // газета. — «Зеркало», 04.07.2009.
  31. 1 2 З. А. Кильчевская, А. Ю. Казиев, Н. А. Верещагин. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Азербайджанцы. Ремёсла и промыслы. Ковроделие / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 92-95.
  32. John F. Pile. A history of interior design, стр. 76
  33. Carpets are still made today in Daghestan, Georgia and Armenia, but the real home of Russian Caucasian carpets remains Azerbaijan and the skills and ideas of Azerbaijanian weavers are felt throughout the Caucasus. P. R. J. Ford. The oriental carpet: a history and guide to traditional motifs, patterns, and symbols. Abrams, 1981. ISBN 0-8109-1405-0, 9780810914056, стр. 225.
  34. Исаев М. Д. Ковровое производство Закавказья. — Тифлис, 1932. — стр. 104.

    «В основной массе ковроткачество сосредоточено в Азербайджане, на который приходится 19.867 работающих на рынок ковроткачей, или 70,9 % от общего их числа по Закавказью. Удельный вес Армении равен 16,4 % (3,683 души), Грузии — 15,7 % (2,800 души).»

  35. М. В. Бабенчиков. Народное декоративное искусство Закавказья. — Государственное архитектурное издательство Академии архитектуры СССР, 1948. — С. 84. — 173 с.
  36. Ronald Grigor Suny. Armenia, Azerbaijan, and Georgia: A Country Study / Glen E. Curtis (ed.). — Diane Publishing, 1996. — P. 108. — 298 p. — ISBN 0788128132, ISBN 9780788128134

    Carpet and textile making, both of which are ancient Azerbaijani crafts, fluorished during the medieval period, and Azerbaijani products became well known in Asia and Europe.

  37. 1 2 3 4 5 Г. А. Гулиев. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Таты / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 181-186.
  38. 1 2 3 4 З. А. Кильчевская, А. Г. Трофимова. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Азербайджанцы. Одежда и украшения / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 121-127.
  39. 1 2 3 4 5 А. Г. Трофимова. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Талыши / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 187-194.
  40. 1 2 3 4 5 З. И. Ямпольский, В. П. Кобычев. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Удины / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 197.
  41. 1 2 3 4 5 Г. А. Гулиев. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Народы «шахдагской группы» / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 199-202.
  42. Азербайджанский язык в БСЭ
  43. Н. Г. Волкова (Наталья Георгиевна Волкова — одна из ведущих советских этнографов-кавказоведов, признанный ученый в области этнической истории народов Кавказа, автор нескольких монографических исследований по этническому составу населения Северного Кавказа, по кавказской этнонимике) Кавказский Этнографический Сборник, Статья: Этнические процессы в Закавказье в XIX-ХХвв. — IV. — СССР, Институт Этнографии им. М.Маклая, АН СССР, Москва: Наука, 1969. — 199 с. — 1700 экз.
  44. A. С. Сумбатзаде. Азербайджанцы — этногенез и формирование народа, Баку, 1990, гл. XII, 1:

    Не следует, однако, забывать, что тюрко-азербайджанский язык того периода в значительной мере носил общетюркский характер огузской группы этого языка и был понятен в своей основе как азербайджанцам, так и туркменам и туркам. С конца же XV в., когда в Азербайджане прекратился приток тюркоязычных племен, кипчакской группы с севера, огузской группы с востока, а также началось размежевание с анатолийскими турками после образования Османского государства, азербайджанский язык все более стабилизировался, шлифовался […] выделяясь в самостоятельный язый тюрко-огузской группы […] Одним из показателей этого процесса (XVI—XVIII вв.) является переход «от многовариантности к одновариантности» в произношении слов, частей речи и т. д., проанализорованных в книге М. Джангирова «Образование азербайджанского национального литературного языка».

  45. A. С. Сумбатзаде. Азербайджанцы — этногенез и формирование народа, Баку, 1990, гл. XII, 1:

    Таким образом, мы имеем все основания утверждать, что в XVIII в. у азербайджанцев в полной мере сформировался отличный от других языков огузской группы свой, собственный, полнокровный язык — один из определяющих признаков народа.

  46. Н. Г. Волкова (Наталья Георгиевна Волкова — одна из ведущих советских этнографов-кавказоведов, признанный ученый в области этнической истории народов Кавказа, автор нескольких монографических исследований по этническому составу населения Северного Кавказа, по кавказской этнонимике) Кавказский Этнографический Сборник, Статья: Этнические процессы в Закавказье в XIX-ХХвв. — IV. — СССР, Институт Этнографии им. М.Маклая, АН СССР, Москва: Наука, 1969. — 199 с. — 1700 экз.

    Азербайджанский литературный язык развился в основном на базе огузских и кипчакских племенных языков, однако испытал большое воздействие арабского и персидского языков. Насыщение азербайджанского литературного языка арабско-персидской лексикой в значительной степени отдалило его от народно-разговорного. История азербайджанского литературного языка начинается примерно с XIII в., но и в XIV—XVI вв. произведения создавались главным образом на персидском языке. В XVI—XVII вв. более заметно начинает проявляться тенденция сближения литературного языка с разговорным азербайджанским: в творениях Мухаммеда Физули, Говси Тебризи и др. В произведениях поэта XVIII в. Вагифа эта тенденция сближения литературного языка с разговорным проявилась ещё ярче. Таким образом, длительное время в Азербайджане существовало два литературных языка: 1) на азербайджанской основе и 2) на арабско-персидской, с элементами азербайджанского языка. Первый применялся в основном в ашугской поэзии, второй — в юридической литературе, исторических сочинениях и т. п. В 70—80-х годах прошлого столетия завершается процесс оформления азербайджанского литературного языка, который освобождается от многих арабизмов, некоторых тяжелых арабско-персидских оборотов и тем самым ещё заметнее сближается с разговорным. Большую роль в ускорении этого процесса сыграло творчество М. Ф. Ахундова, Г. Зардаби и др.

  47. Баку, губернский город // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  48. Savory Roger Iran Under the Safavids. — Cambridge University Press, 2007. — P. 213. — ISBN 0-521-04251-8, ISBN 978-0-521-04251-2
  49. Mazzaoui Michel B. Islamic Culture and Literature in Iran and Central Asia in the early modern period // Turko-Persia in Historical Perspective. — Cambridge University Press, 2002. — P. 86–87. — ISBN 0-521-52291-9, ISBN 978-0-521-52291-5
  50. Н. Г. Волкова (Наталья Георгиевна Волкова — одна из ведущих советских этнографов-кавказоведов, признанный ученый в области этнической истории народов Кавказа, автор нескольких монографических исследований по этническому составу населения Северного Кавказа, по кавказской этнонимике) Кавказский Этнографический Сборник, Статья: Этнические процессы в Закавказье в XIX-ХХвв. — IV. — СССР, Институт Этнографии им. М.Маклая, АН СССР, Москва: Наука, 1969. — 199 с. — 1700 экз.

    Лишь в последней четверти XIX в. общественные функции грузинского, армянского и азербайджанского литературных языков несколько расширяются: увеличивается число периодических изданий, несколько расширяется сеть школ с преподаванием на родных языках. Так, в Азербайджане в 1870—1880-х гг. в Шемахе, Нахичевани, Баку открываются школы с преподаванием родного языка. В эти же годы издаются первые учебники на азербайджанском языке, а при Горийской учительской семинарии в 1879 г. было основано «татарское отделение», откуда вышли первые учителя-азербайджанцы .

  51. Азербайджанская Демократическая Республика (1918―1920). Законодательные акты. (Сборник документов). — Баку, 1998, с. 201
  52. Декреты Азревкома 1920-1921 гг: сборник документов. — Азербайджанское государственное издательство, 1988. — С. 208.
  53. Гасанлы Дж. П. Хрущёвская «оттепель» и национальный вопрос в Азербайджане (1954-1959). — Флинта, 2009. — С. 175-177. — ISBN 978-5-9765-0792-0, УДК 94(5) ББК 63.3(5Азе)-4 Г22
  54. Совыет Юнион. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик, конституции (Основные Законы) Союзных Советских Социалистических Республик. — 1978. — С. 278.
  55. Сегодня - День азербайджанского алфавита и языка, Информационное Агентство "The First News" (01 августа 2009).
  56. 1 2 3 4 5 6 7 8 Михаил Алексеев, К.И. Казенин, Мамед Сулейманов Дагестанские народы Азербайджана: политика, история, культур. — М.: Европа, 2006. — 113 с. — ISBN 5-9739-0070-3
  57. Михаил Алексеев, К.И. Казенин, Мамед Сулейманов Дагестанские народы Азербайджана: политика, история, культур. — М.: Европа, 2006. — 75 с. — ISBN 5-9739-0070-3
  58. 1 2 Азербайджанская музыка — статья из Музыкальной энциклопедии.
  59. 1 2 3 Азербайджанская ССР — статья из Большой советской энциклопедии
  60. «Азербайджанские сказки, мифы, легенды». Библиотека азербайджанской литературы в 20-ти томах. Азербайджанское Государственное Издательство. Баку, 1988 год.
  61. «Китаби деде Коркуд» в БСЭ
  62. Samir Kazymoghlu. Türk toplulukları edebiyatı. — Ecdâd Yayım Pazarlama, 1994. — Т. 1. — С. 62.  (тур.)

    Buna bakmayarak Azerice şiir yazmak ananesini başlatan İzzeddin Hasanoğlu olmuştur.

  63. Haluk İpekten. Fuzulî. — Sevinc̣ Matbaasi, 1973. — С. 9. — 163 с.  (тур.)

    Azeri Edebiyatının ilk önemli şairi, XIII. yüzyıl sonları ile XIV. yüzyıl başlarında yaşamış olan Hasanoğlu Şeyh izzeddin Es-ferâyinî'dir.

  64. Baldick, Julian (2000). Mystical Islam: An Introduction to Sufism. I. B. Tauris. pp. 103
  65. Burrill, Kathleen R.F. (1972). The Quatrains of Nesimi Fourteenth-Century Turkic Hurufi. Walter de Gruyter GmbH & Co. KG.
  66. Lambton, Ann K. S.; Holt, Peter Malcolm; Lewis, Bernard (1970). The Cambridge History of Islam. Cambridge University Press. pp. 689.
  67. Azeri Literature in Iran, Encyclopædia Iranica.

    Jahān Shah himself wrote lyrical poems in Azeri using the pen name of Ḥaqīqī.

  68. Azeri Literature in Iran, Encyclopædia Iranica.

    Among the Azeri poets of the 9th/15th century mention should be made of Ḵaṭāʾī Tabrīzī. He wrote a maṯnawī entitled Yūsof wa Zoleyḵā, and dedicated it to the Āq Qoyunlū Sultan Yaʿqūb (r. 883-96/1478-90), who himself wrote poetry in Azeri.

  69. Х. Араслы. Кишери // Краткая литературная энциклопедия. — Советская энциклопедия, 1962. — Т. 3. — С. 522.
  70. Хабиби в БСЭ
  71. Peter Rollberg. The modern encyclopedia of Russian and Soviet literature (including Non-Russian and Emigre literatures) / Edited by Harry B. Weber. — Academic International Press, 1987. — Т. 8. — С. 76.

    In Mesopotamia Fuzuli was in intimate contact with three cultures — Turkic, Arabic, and Persian. Besides his native Azeri, he learned Arabic and Persian at an early age and acquired a through command of the literatures in all three languages, an accomplishment in wich the cosmopolitan literary and scholarly circles of Hilla played an important role.

  72. Л. И. Климович. Литература народов СССР: хрестоматия для высших учебных заведений. — 3. — Просвещение, 1971. — Т. 1. — С. 89.

    Учился Физули сначала в Кербеле, а затем в Багдаде. Свободно владея тремя языками Ближнего Востока, он и стихи свои писал как по-азербайджански, так и по-персидски и по-арабски. На родном азербайджанском языке им, в частности, написана романтическая поэма «Лейли и Меджнун», которая, как и другие произведения Физули, впервые в истории азербайджанской литературы с такой полнотой показала, что азербайджанский язык по своей выразительности, богатству и гибкости не уступает другим ближневосточным литературным языкам.

  73. АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, ФЭБ "Русская литература и фольклор".
  74. 1 2 3 4 5 АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, ФЭБ "Русская литература и фольклор".
  75. 1 2 Видади Молла Вели, БСЭ.
  76. Г. Ахмедов. Ахундов // Российская педагогическая энциклопедия / Под ред. В. Г. Панова. — М.: Большая Российская Энциклопедия, 1993. — Т. I. — С. 67. — ISBN 5852701408.
  77. М. Ф. Ахудов. Избранные произведенияю. — Б.: Азернешр, 1987. — С. 14.
  78. Азербайджанская литература, ФЭБ "Русская литература и фольклор".
  79. Асланов А. М. Азербайджанский язык в орбите языкового взаимодействия (Социально-лингвистическое исследование). — Баку: Элм, 1989. — С. 71-72. — ISBN 5-8066-0213-3
  80. 1 2 3 Михаил Алексеев, Казенин К. И., Мамед Сулейманов Дагестанские народы Азербайджана: политика, история, культур. — М.: Европа, 2006. — С. 77-78. — ISBN 5-9739-0070-3
  81. Айдын Балаев. Лезгины Азербайджана  (рус.), Международный Азербайджанский Журнал IRS-Наследие (2010).
  82. Государственные языки в Российской Федерации: Энциклопедический словарь-справочник. — М.: Academia, 1995. — С. 143. — ISBN 5-87444-029-1
  83. Аллахверди Агарзазаде. Talış poeziyasının günəşi - Zülfüqr Əhmədzadə (Pensəj) (азерб.) // Tolışi sədo : газета. — Январь 2010. — № 2(110). — С. 7.
  84. Four new items inscribed on UNESCO’s Representative List of the Intangible Cultural Heritage of Humanity  (англ.)
  85. Журнал ЮНЕСКО стр. 18
  86. Azerbaijani Mugham
  87. Музыкальная энциклопедия / Гл. ред. Ю. В. Келдыш. — А — Гонг.: Советская энциклопедия, 1973. — Т. 1. — 1072 стб. с илл. с.
  88. Большая Советская Энциклопедия / Гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — А — Ангоб.: Советская энциклопедия, 1969. — Т. 1. — 608 стр., илл.; 47 л. илл. и карт, 1 отд. л. табл. с.
  89. Betty Blair. Maiden's Tower Ballet. Azerbaijan International (Winter 1999). Архивировано из первоисточника 14 августа 2011.
  90. 1 2 3 Т. Ф. Аристова. Курды Закавказья / Главная редакция восточной литературы. — Москва: Наука, 1966.
  91. К. А. Касимов. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Азербайджанцы. Народное творчество. Народные танцы / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 161-163.
  92. Книга «Балет Азербайджана» вышла из печати
  93. 1 2 3 Театральная энциклопедия. Азербайджанский театр
  94. 1 2 3 4 5 БСЭ. Азербайджанская ССР. Театр и кино
  95. БСЭ. Азерб. ССР. Театр и кино. стр. 479
  96. Weekly news bulletin, Вып. 1-6, 1928, p. 92:

    The interest in the Tartar drama grew to such an extent that in 1873 the first Tartar dramatic performance was given at Baku.

  97. Азербайджанский театр
  98. Һаҹыбабабәјов Гасымбәј / Под ред. Дж. Кулиева. — Азербайджанская советская энциклопедия: Главная редакция Азербайджанской советской энциклопедии, 1987. — Т. 10. — С. 146.
  99. В. В. Катанян. Лоскутное одеяло. — Вагриус, 2001. — С. 382. — 527 с.

    26 февраля. Мара Шамкорян, народная артистка Азербайджанской ССР, любимица бакинской публики, комедийная актриса. Недавно отпраздновала юбилей, сидела в белом платье на сцене, уставленной цветами.

  100. Баку: Энциклопедия / Люди / Международное сообщество бакинцев
  101. Кино . Зарождение. Этапы развития
  102. Azerbaijani film «The Precinct» showing date revealed
  103. 1 2 3 4 5 6 7 8 И. М. Джафарзаде, Р. И. Бабаева, М. И. Атакишиева. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Азербайджанцы. Семья и семейный быт / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 131-142.
  104. 1 2 3 4 5 6 Р. И. Бабаева, М. И. Атакишиева. Народы Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Азербайджанцы. Пища / Под редакцией Б.А.Гарданова, А.Н.Гулиева, С.Т.Еремяна, Л.И.Лаврова, Г.А.Нерсесова, Г.С.Читая. — Народы Кавказа: Этнографические очерки: Издательство Академии наук СССР, 1962. — Т. 2. — С. 127-131.
  105. Георгий Заплетин, Гюльнара Ширинзаде. Русские в истории Азербайджана. — Ганун, 2008. — 366 с.
  106. История Азербайджана / Под редакцией Дж. Кулиева. — Баку: Элм, 1979. — С. 65. — 302 с.

    В Азербайджане получили распространение шахматы, нарды, човган (конное поло) и другие виды спортивных игр.

  107. 1 2 3 4 В. Парфенов. Кавказские национальные конные игры. — HORSE.RU, 2004.
  108. 1 2 3 И. Васьянов. Гюлеш - национальная азербайджанская борьба. — журнал: Физкультура и спорт, 1951.
  109. 1 2 Статья 105. Праздничные дни. Трудовой Кодекс Азербайджанской Республики.
  110. Новруз в Азербайджане
  111. Рафаэль Гусейнов. Азербайджанский Новруз. — журнал «İRS», 2004. — № 3. — С. 16.
  112. Кровавая Память. Официальный сайт президента Азербайджанской Республики

Ссылки[править | править исходный текст]