Кюстин, Астольф де

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Астольф де Кюстин
фр. Astolphe de Custine
AstolphedeCustineI.jpg
Дата рождения:

18 марта 1790({{padleft:1790|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:18|2|0}})

Дата смерти:

25 сентября 1857({{padleft:1857|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:25|2|0}}) (67 лет)

Место смерти:

Фервак, Франция

Гражданство:

ФранцияFlag of France.svg Франция

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Астольф де Кюстин на Викискладе

Маркиз Астольф Луи Леонор де Кюстин (фр. Astolphe-Louis-Léonor, Marquis de Custine, 18 марта 1790 года, Нидервиль — 25 сентября 1857 года, Фервак) — французский аристократ и монархист, писатель, путешественник, приобрел мировую известность изданием своих записок о России — «Россия в 1839 году», — которую он посетил в 1839 году.

Биография[править | править исходный текст]

Дельфина де Кюстин

Родился в Нидервиле в Лотарингии (Франция).

Дед (генерал, командовавший рейнской армией в 1792 году) и отец погибли на гильотине во время якобинского террора.

Воспитанием занималась мать (урождённая де Сабран). Отчасти под влиянием матери (в тяжелый период своей жизни продемонстрировала замечательную стойкость характера и способность к самопожертвованию) у молодого Кюстина рано появилось влечение к путешествиям.[1]

Путешествия: 1811—1822 годах — Швейцария, Англия, Шотландия и Калабрия. Позднее — Испания.[1]

В 1814 году в качестве помощника Талейрана участвовал в Венском конгрессе, о котором составил служебный мемуар. В 1821 году Астольф де Кюстин женился и у него родился сын. Однако в 1823 году его жена умерла, а вскоре умер и его сын. После этого Кюстин стал очень религиозен, отражение чего можно видеть в его творчестве.

28 октября 1824 года Кюстин был найден без сознания, избитый, ограбленный и раздетый в грязи возле Парижа. Распространилось мнение, что Кюстин, имевший бисексуальные склонности, назначил на дороге в парижский пригород Сен-Дени свидание некоему молодому солдату, и товарищи солдата избили и ограбили Кюстина. После этого положение Кюстина в парижском обществе пошатнулось. Его принимали далеко не везде, а где принимали, часто насмехались над ним, но интеллектуальная и художественная элита его не отвергла: у Кюстина сохранялись прекрасные отношения — с Гёте (у которого он несколько месяцев жил), с Теофилем Готье, Стендалем, Шатобрианом, Шопеном, Бальзаком. В 1835 году Кюстина приглашал к себе на службу князь Меттерних.[2]

Написал несколько историко-публицистических трудов, издал описание своих путешествий по Англии, Шотландии, Швейцарии, Италии (1811—1822), Испании (1833) и России (1839).

В 1839 году этот убежденный монархист и мастер дорожного очерка посетил Россию.[1]

В России известен как автор книги «La Russie en 1839» (Париж, 1843[3], в двух томах; при жизни автора было ещё несколько изданий с незначительной правкой). Рассказы Кюстина о нравах высшего русского общества вызвали в России много отрицательных эмоций; даже В. А. Жуковский назвал Кюстина собакой, однако не смог не признать того, что большая часть написанного соответствует действительности. В какой-то мере можно говорить об объективности книги и непредвзятости её автора, исходя из того, что он был роялистом до мозга костей, однако российский вариант самодержавия показался ему неприемлемым.

В книге «Россия в 1839» (т. 1-4, 1843; много переизданий в Европе) — восприятие России как страны «варваров» и рабов, всеобщего страха и «бюрократической тирании», книга вызвала поток официозных опровержений. Отношение к ней русской интеллигенции было разноречивым.

По его собственному признанию, он «ехал в Россию искать доводов против республики», а вернулся, если не республиканцем, то уж, во всяком случае, убежденным противником абсолютизма, который довёл до катастрофы Францию и может погубить Россию. Книга содержит весьма нелестные отзывы лично об императоре Николае I, которым он был принят, о русских порядках, нравах и другом. Тонкий наблюдатель, Кюстин ярко отметил отрицательные явления русской жизни, дал удачные характеристики многим деятелям того времени, проанализировал историческую судьбу государства и представил в своей книге множество оправдавшихся прогнозов о будущем страны и её взаимоотношениях с европейскими державами. Во Франции главная книга Кюстина считается не столько «обличительным» памфлетом на конкретный режим, сколько глубокой социально-философской работой о государственном строе — в одном ряду с книгой Токвиля «О демократии в Америке».

Русский историк В. В. Нечаев усматривал в описании Астольфом де Кюстином нравов и судьбы России — «параллель со знаменитыми письмами Чаадаева», а самого автора характеризовал однозначно: «Добросовестность Кюстина, конечно, стоит вне всяких сомнений.»[источник не указан 1600 дней]

Вместе с тем тезис Кюстина о России как «тюрьме народов» подвергся критике со стороны публициста В. В. Кожинова, как не соответствующий реалиям дореволюционной России. Он также противоречит историческим фактам, свидетельствующим об отсутствии в ней дискриминации в отношении национальных меньшинств, и мнениям известных политиков Кёрзона и Бисмарка, посещавших Россию в течение XIX в. (см. Тюрьма народов).

По поручению жандармского ведомства, несколько современных Кюстину русских авторов, опубликовали во Франции критические отзывы на его книгу, среди них можно назвать «Un mot sur l’ouvrage de M. de Custine, intitulé: La Russie en 1839» Ксаверия Лабенского и "Examen de l’ouvrage de M. le marquis de Custine intitulé " La Russie en 1839 "" Николая Греча, но эти отзывы предназначались только для европейцев и русскому читателю оставались также неизвестными, как и сама книга, вызвавшая столь громкий резонанс в остальном мире: в первые же годы — переводы на все европейские языки и 5 прижизненных переизданий по-французски. Однако книга не осталась незамеченной среди русского литературного сообщества: как говорится в одной из статей, «вся (или почти вся) сочинительствующая Россия возмутилась: от эпиграммиста Вяземского до героя эпиграмм Греча, от Филиппа Филипповича Вигеля, немца и русского патриота, до Федора Ивановича Тютчева».[4]

Ряд российских авторов рубежа XX и XXI века рассматривает книгу Кюстина как пример русофобии и необъективного взгляда на Россию той эпохи. Так, согласно В. В. Кожинову, книга Кюстина «проникнута русофобией» и «считается „антирусской“»[5] Илья Глазунов в одном из интервью сказал, что она учит ненависти к России.[6] По словам К. Кобрина, «Кюстина считают классиком мировой русофобии, её чемпионом и рекордсменом».[4]

Когда солнце гласности взойдет, наконец, над Россией, оно осветит столько несправедливостей, столько чудовищных жестокостей, что весь мир содрогнется. Впрочем, содрогнется он не сильно, ибо таков удел правды на земле. Когда народам необходимо знать истину, они ее не ведают, а когда, наконец, истина до них доходит, она никого уже не интересует, ибо злоупотребления поверженного режима вызывают к себе равнодушное отношение.

Книги[править | править исходный текст]

  • Olivier («Оливье») — 1826
  • Aloys ou le Religieux du mont Saint-Bernard («Алоис, или священник с горы Сен-Бернар») — 1829
  • Mémoires et voyages, ou lettres écrits à diverses époques, pendant des courses en Suisse, en Calabre, en Angleterre et en Écosse («Мемуары и путешествия, или письма, написанные в разные времена, во время поездок в Швейцарию, Калабрию, Англию и Шотландию») Paris, 1830
  • Béatrix Cenci (пьеса «Беатриче Ченчи») — 1833
  • Le Monde comme il est («Свет как он есть») — 1835
  • L’Espagne sous Ferdinand VII («Испания при Фердинанде VII») — 1838
  • La Russie en 1839 («Россия в 1839 году») — 1839
  • Romuald ou la Vocation («Ромуальд, или Призвание») — 1848
  • Lettres à Varnhagen d’Ense et Rachel Varnhagen d’Ense («Письма к Фарнхагену фон Энзе и к Рахель Фарнхаген») — 1870

Русские издания «La Russie en 1839»[править | править исходный текст]

И в царской, и в советской России с полным текстом книги Кюстина русский читатель мог ознакомиться только по французским оригиналам, нелегально ввезенным в страну. Несколько отрывков из записок Кюстина (неполные описания почтового тракта Петербург-Москва, Нижегородской ярмарки и др.) были переведены в «Русской старине» (1890—1891). После революции 1905 года и ослабления цензуры московскому историку В. В. Нечаеву удалось в 1910 году издать за свой счёт краткий пересказ труда маркиза под названием: «ЗАПИСКИ О РОССИИ французского путешественника Маркиза де КЮСТИНА, изложенные и прокомментированные В. НЕЧАЕВЫМ»

В СССР почти в 3 раза сокращённый текст, в котором практически остались только выпады в адрес Николая I и русского высшего света, с грубыми неточностями в переводе под названием «Николаевская Россия» был издан в 1930 году издательством политкаторжан. В предисловии разъяснялось, что купюры вызваны тем, что якобы «в книге Кюстина заключено много излишних семейных и автобиографических подробностей, чрезвычайно ча́сты повторения, встречаются обширные и не всегда идущие к делу исторические экскурсы, и … книга Кюстина перегружена философскими размышлениями»). Этот текст переиздавался в 1990 г. издательством «Терра». В том же 1990 году СП «Интерпринт» тиражом 400 000 экз. издало факсимиле брошюры В. В. Нечаева. В 2007 году в издательстве «Захаров» вышло переиздание текста 1930 года.

Первый полный перевод на русский язык обоих томов под авторским названием «Россия в 1839 году», с обширными комментариями В. Мильчиной и А. Осповата, разъясняющими культурно-исторические, литературные и политические реалии, был издан в 1996 году издательством им. Сабашниковых (ISBN 5-8242-0045-9).[7] Также этот перевод был переиздан в 2000, 2003, 2006 и 2008 годах, в 2009 вышла аудиокнига.[8]

Сравнение полного перевода с изданием 1930 года показывает, что из оригинального текста были выброшены все приводимые автором иллюстрации генерального тезиса его книги — о пагубности режима единоличной власти и чрезмерной централизации бюрократического аппарата для управления столь обширной территорией, как Россия. Не вошли в издание политкаторжан и прогнозы Кюстина (если не изменится образ правления) — о неизбежности грядущей революции и о её движущих силах. Не нашлось места и его соображениям о геополитической роли России, которую она, по мнению автора, могла бы играть в будущем, не входя в конфликты с мировыми державами. Также были пропущены почти все наблюдения автора о рабском положении и нищенском существовании большинства народа России, и все его многочисленные возмущения по поводу варварских, по мнению автора, планов Николая I о сносе исторических памятников и, на их месте, — уродливому новому строительству в Санкт-Петербурге и особенно — в Москве. И, что совсем уж необъяснимо для издательства бывших политкаторжан, так пострадавших при самодержавии: от пространных и прочувствованных описаний Астольфом де Кюстином бедствий сосланных декабристов и страданий их семей, жестокостей царских тюремщиков и возмутительных порядках, царящих в российской полиции, в их переводе было оставлено только несколько абзацев.

Сочинения[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Кюстин А.де «Россия в 1839 году» с комментариями к книге/ Перевод с французского О. Гринберг, С. Зенкина, В. Мильчиной, И. Стаф. — СПб.: Крига, 2008. — 704 основной том, 368 комментарий с. — 5000 экз.
  • Ерофеев, Виктор. Ни спасения, ни колбасы (Заметки о книге маркиза де Кюстина) // Лабиринт Два: Остается одно: произвол. М.: ЭКСМО-Пресс, Зебра Е, 2002, 402—417.
  • Ощепков, А. Р. Панкатолицизм А. де Кюстина и образ России в его книге «Россия в 1839 году» // Религиоведение, 2011, № 2, 19-26; http://relig-articles.livejournal.com/38539.html.

Примечания[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]