К-27

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 72°31′27″ с. ш. 55°30′06″ в. д. / 72.52417° с. ш. 55.50167° в. д. / 72.52417; 55.50167 (G) (O)

K-27
November class SSN 645 project.svg
История корабля
Государство флага СССРNaval Ensign of the Soviet Union.svg СССР
Спуск на воду 1 апреля 1962
Выведен из состава флота 1968
Современный статус затоплена
Основные характеристики
Тип корабля ПЛАТ
Обозначение проекта 645, 645ЖМТ[1]
Разработчик проекта СКБ № 143
Главный конструктор В. Н. Перегудов, А. К. Назаров
Классификация НАТО November
Скорость (надводная) 14,9 узлов
Скорость (подводная) 30,2 узла
Предельная глубина погружения 300 м
Автономность плавания 50 суток
Экипаж 105 человек
Размеры
Водоизмещение надводное 3 414 тонн
Водоизмещение подводное 4 370 тонн
Длина наибольшая (по КВЛ) 109,8 метра
Ширина корпуса наиб. 8,3 метра
Высота 9,4 метра
Средняя осадка (по КВЛ) 6,3 метров
Силовая установка
Атомная. Два реактора РМ-1 с жидкометаллическим теплоносителем, 2x73 МВт, 2 х 17500 л.с. на валу
Вооружение
Торпедно-
минное вооружение
8 ТА калибра 533 мм, 20 торпед

К-27 — советская атомная подводная лодка, единственный корабль, построенный по проекту 645 ЖМТ с жидким металлом в качестве теплоносителя. Конструкция лодки близка к проекту 627 «Кит». Лодка являлась кораблём-лауреатом различных премий, из её экипажа вышли адмиралы и Герои Советского Союза. К-27 имела прозвище «Нагасаки»[2].

Вступила в строй 1 апреля 1962 года. C 21 апреля по 12 июня 1964 года совершила рекордное автономное плавание в воды Центральной Атлантики. Подводная лодка под командованием И. И. Гуляева побила рекорды по дальности автономного похода, длительности подводного плавания.

До 7 сентября 1965 года числилась в боевом составе как крейсерская подводная лодка (КрПЛ) и только впоследствии была переведена в разряд опытных. 24 мая 1968 года произошла радиационная авария, пострадал весь экипаж, погибло 9 человек. Сама лодка только 1 февраля 1979 года была исключена из состава ВМФ СССР и 1 октября 1980 года расформирована. В сентябре 1982 года затоплена в Карском море у северовосточного побережья архипелага Новая Земля на входе в залив Степового.

Создание[править | править вики-текст]

Конструирование[править | править вики-текст]

Идея использования реактора с жидкометаллическим теплоносителем разрабатывалась с сентября 1952 года, когда по решению правительства СССР началось проектирование первой отечественной атомной подлодки К-3. 12 сентября 1952 года И. Сталин подписал постановление «О проектировании и строительстве объекта 627»[3], по которому планировалось создать три варианта подводных лодок с атомной энергетической установкой. В К-3 использовались водо-водяные реакторы, но разработка, проведённая А. И. Лейпунским, стала базой для нового типа реакторов подводных лодок.[4]

Конструирование лодки фактически стало продолжением варианта работ по созданию варианта К-3 с реакторной установкой ЖМТ, это было связано с задачей сравнить два типа реакторов в равных условиях эксплуатации[1]. Они были выполнены в 1952—1957 годах и проводились силами СКБ-143.[4] В результате заранее проведённых работ предэскизный и эскизный проекты не разрабатывались, с 1955 года началась разработка технического проекта подводной лодки.[5] Главным конструктором был назначен начальник бюро и главного конструктора «Ленинского комсомола» В. Н. Перегудов, в 1956 году Перегудова сменил его воспитанник А. К. Назаров. Главным наблюдающим по К-27 была инженер-капитан 1 ранга А. Н. Донченко, впоследствии её сменил А. С. Губкин[1].

Осенью 1956 года технический проект был готов, несмотря на то, что изначально задача ставилась создать аналог К-3, между этими двумя лодками имелись кардинальные отличия. Тяжёлые ядерные реакторы по сравнению с проектом 627 были смещены ближе к носу корабля, что позволило улучшить дифферентовку судна. Это решение было обусловлено мнением о безопасности этого типа реакторов и повлекло за собой ухудшение условий обеспечения радиационной безопасности центрального отсека. К тому же на нижнюю палубу были перенесены радиолокационная и радиорубка[1].

По тактико-техническим элементам лодка проекта 645 была близка к серийным лодкам проекта 627А. При сравнении с оппонентом — американской АПЛ «Сивулф» (Seawolf), К-27 имела более высокие показатели по скорости хода и глубине погружения.[4] Требования по показателям шумности лодки и по влиянию акустических помех самой лодки на работу бортовых гидроакустических станций не ставились. При проектировании были выполнены расчёты критических оборотов гребных винтов и уровня воздушного шума в отсеках корабля[1].

Разработка рабочих чертежей подводной лодки началась в 1956 году по окончанию технического проекта и велась в течение 1957 года[5]. По их готовности (ноябрь 1957[1]) в 1958 году была составлена вся техническая документация проекта. Строительство лодки было запущено в сентябре 1957 года, корабль был заложен на заводе 402 в цехе 42. За строительство лодки отвечал А. А. Овчинников.[4]

При разработке проекта новой лодки был внедрён ряд новых конструкторских решений[1]:

  • Для корпуса лодки были использованы новые материалы:
  • В лодке были использованы плоские межотсечные переборки, которые могли удерживать давление 12,5 кгс/см². Достижение этих показателей прочности позволило гарантировать аварийное всплытие с глубины до 100 метров при затоплении любого из отсеков.
  • Впервые на советском флоте была применена система поддува и контроля за давлением в отсеках, которая управлялась из центрального поста.
  • Впервые в мире было реализовано устройство быстрого заряжания торпедных аппаратов подводной лодки. Каждый торпедный аппарат имел индивидуальный механизмы подачи торпед, в результате существовала возможность выполнять одновременное заряжание.

Силовая установка[править | править вики-текст]

Реактор стал основой для строительства нового типа корабля. Применение этого типа реакторов было запущено постановлением о начале работ по созданию ПЛА проекта 645 в мае 1955 года, сами работы начались после выхода 22 октября 1955 года постановления «о начале работ по созданию ПЛА проекта 645». Первенец проекта, который в итоге станет единственным представителем класса, получит потом обозначение К-27, он будет предназначен для борьбы с надводными кораблями и транспортными судами противника при действиях на океанских и удаленных морских театрах[1]. Изготовителями силовой установки стали ОКБ «Гидропресс» и ОКБМ им. И. И. Африкантова, главным конструктором установки стал Б. М. Шолкович. Ими был создан реактор на промежуточных нейтронах с эвтектическим сплавом свинец-висмут в качестве теплоносителя. Особенностями обслуживания такого реактора стала необходимость поддержания металлического сплава в расплавленном состоянии, при том что температура плавления сплава составляет 125 °C. Для этого в Западной Лице на берегу была построена котельная для подачи пара на подводные лодки а также пришвартованы эсминец и плавбаза.[6]

Ещё в процессе конструирования было выявлено несовершенство конструкции реактора, против использования разработки в реальных условиях выступили несколько учёных. Так, один из ведущих специалистов СКБ-143 по энергетике Р. И. Симонов на научно-техническом совете по выдвижению на премию за разработку ППУ на ЖМТ, попросил снять свою кандидатуру по причине того, что он считал применение этих установок ошибочным. Другой специалист СКБ-143 П. Д. Дегтярёв (главный конструктор по энергетике) по той же причине отказался подписать технический проект лодки проекта 705. Начальник ОКБМ, проектант ППУ для проекта 705К И. И. Африкантов обратился в ЦК КПСС с мнением о необходимости переделать установку. Кроме этих обращений знаменитых учёных были и другие выступления менее известных специалистов на различных ответственных совещаниях. Суть этих высказываний сводилась к тому, что существовал ряд нерешённых научно-технических проблем, а также недоработок, и ставить на строящиеся корабли существующие установки было более чем преждевременно. При этом речь не шла о порочности самого направления развития ППУ с ЖМТ[7].

Куратором проекта стал академик А. П. Александров, точка зрения которого заключалась в активном применении на подводном флоте реакторов с ЖМТ. Его поддерживали партийные функционеры ЦК КПСС, преследовавшие цель повышения обороноспособности государства. При этом риски применения новых технологий в должной мере не учитывались[5].

Существовало мнение о безопасности и надёжности этого типа энергоустановок, поэтому в конструкцию лодки умышленно не были включены резервные дизель-генераторы[источник не указан 989 дней].

Вместо этого были реализованы две независимые ядерные энергоустановки, которые имели независимый привод на ведущие винты. Они состояли из двух ядерных паропроизводящих установок, двух паротурбинных установок, двух автономных турбогенераторов и аккумуляторной батареи.

Главным отличием стало применение автономных турбогенераторов против навесных, использованных в 627 проекте[5]. Турбогенератор подводной лодки включал в себя однокорпусную активную турбину с редуктором, конденсатор и электрический генератор постоянного тока. Примечательно, что на лодке сравнивались два типа турбогенераторов: АТГ правого борта комплектовался планетарным редуктором, АТГ левого борта — червячным[1].

Главная энергетическая установка лодки имела следующие характеристики:

Дополнительно к основному двигателю лодка была оснащена двумя двигателями подкрадывания ПГ-116, каждый из которых имел мощность по 450 л.с[1].

Строительство[править | править вики-текст]

Лодка была заложена 15 июня 1958 года с задачей ввести лодку в строй в конце 1960 года. Одновременно со строительством готовилась эксплуатационная документация, которая была сдана в 1958 году. Поставленные сроки не удалось соблюсти по причине высокой сложности технических решений, которые разработчики в указанные сроки не смогли реализовать. Предоставляемые подрядчиками механизмы поступали с отставанием на 6—10 месяцев и требовали доработки, которая проводилась по ходу строительства. Лодка была полностью укомплектована оборудованием в начале 1962 года.[4]

В феврале того 1958 года на лодку был назначен командир — капитан 2-го ранга И. И. Гуляев (впоследствии Герой Советского Союза). Под его руководством был набран экипаж подлодки и началась подготовка специалистов. В городе Обнинске был построен испытательный стенд, на котором был установлен реактор с ЖМТ. В 1959 году на реакторе было две аварии, при ликвидации которых пострадали люди: машинист Бровцын был списан по инвалидности, командир дивизиона движения Кондратьев получил лучевую болезнь III степени. Кроме этого были переоблучены ряд подводников.[4]

Опытовая атомная лодка К-27 официально была спущена на воду 1 апреля 1962 года. После обучения с 1960 года экипаж приступил к изучению строящейся лодки, которая находилась на стапелях завода. Сразу после спуска на воду начались швартовые испытания, которые проводились более года: с 8 мая 1962 по 10 июня 1963 года. Одновременно с этим велась достройка ПЛА, были проведены комплексные проверки систем, механизмов и вооружения корабля. При этом энергетическая установка в течение 1962 года ещё не была полностью собрана.

17 августа 1962 года была произведена загрузка топлива: в атомные реакторы были помещены выемные части с активными зонами. Наполнение первых контуров реактора теплоносителем было проведено 6—7 декабря, после этого реактор был готов к приёму топлива.  7 декабря монтаж энергоустановок был полностью завершён, теплоноситель поддерживался в разогретом состоянии, и все системы и механизмы реактора работали на холостом ходу. До конца года оба реактора были запущены, и в начале 1963 года начались испытания главной энергетической установки. 8 января 1963 года началась обкатка механизмов первых контуров. На лодке работала испытательная партия, составленная из сотрудников СКБ-143, вместе с испытаниями проводилась сдача систем управления реактором и передача их под управление экипажа лодки.[4] С 10 по 28 января 1963 года совместной командой, в которую вошли разработчики и проводились Комплексные швартовые испытания атомной энергетической установки подводной лодки.[5]

Лодка продолжала достраиваться на воде. С 10 января по 28 февраля были проведены комплексные швартовые испытания системы обитаемости и жизнеобеспечения личного состава, после этого на лодку можно было переселять экипаж. Она была полностью достроена и передана экипажу в первой половине 1963 года, и 22 июня на подводной лодке поднят Военно-морской флаг СССР. Летом в период с 22 по 26 июня лодка находилась в море на испытаниях; по причине того, что первоначальные сроки не были соблюдены, было принято решение совместить заводские, ходовые и государственные испытания. Формально государственные испытания судна проходили с 29 июня по 30 октября 1963 года, лодку принимала Правительственная комиссия, которой руководил вице-адмирал Г. Н. Холостяков.[5] Испытания прошли успешно, 30 октября был подписан приёмный акт опытовой атомной ПЛ К-27 проекта 645. В этом акте было рекомендовано применение в качестве теплоносителя сплава свинец-висмут для реакторов подводных лодок новых проектов. Было предложено организовать длительный автономный поход лодки К-27 для «более глубокого изучения эксплуатационных качеств лодки и ее АЭУ».[4]

За время сдаточных испытаний лодка прошла 5760 миль за 528 ходовых часов, что составило в 1,5 раза больше, чем первенец атомного советского подводного флота К-3. Из этого количества лодка прошла 3370 миль в подводном положении (59 %). По завершении подводная лодка была передана экипажу под руководством И. И. Гуляева, который повёл лодку в поход к экватору.[4]

В 1964 году коллектив работавших над лодкой сотрудников во главе с А. К. Назаровым был удостоен Ленинской премии.[4]

Эксплуатация[править | править вики-текст]

Эксплуатация лодки К-27 стала чередой рекордов по дальности походов, а также продолжительности и протяжённости подводного плавания. Техника обладала уникальными на тот момент свойствами и характеристиками, что позволяло показать потенциальному противнику превосходство советского оружия. При этом все системы корабля, в том числе и силовая установка работали на пределе своих возможностей, и недооценка опасности такой эксплуатации, по мнению очевидцев, и привела, в конечном итоге, к аварии.[4][8][9]

Первый поход[править | править вики-текст]

Первый поход К-27 проходил в 1964 году и длился 51 сутки — с 21 апреля по 11 июня. Задачей похода стало испытание лодки на предельных режимах для выявления возможностей лодки и проверке систем и механизмов корабля в условиях автономного плавания. Кроме того было необходимо выяснить оптимальные режимы работы энергетической установки. Были преодолены разные климатические зоны — поход проходил из Арктики в экваториальные воды Атлантического океана.[4]

Для решения задач экипаж был усилен внештатными специалистами: в качестве руководителя похода был назначен председатель Правительственной комиссии вице-адмирал Г. Н. Холостяков, контр-адмирал И. Д. Дорофеев и другие представители флота. Техническую часть возглавил главный конструктор лодки А. К. Назаров и ведущий конструктор СКБ-143 Г. Д. Морозкин, который отвечал за сдачу в эксплуатацию энергетической установки.[4]

В рамках похода произошла нештатная ситуация с реактором левой стороны подводной лодки. Расплавленный металл попал в газовую систему первого контура и застыл там. В результате в системе произошло падение вакуума, единственным способом устранить неисправность стала работа непосредственно на месте аварии, вблизи активной зоны реактора. Работы выполнил командир дивизиона Капитан 3-го ранга А. В. Шпаков, который разрезал дефектную трубку и вручную прошомполил её. (Он получил значительную дозу радиации.) После этого специалисты-сварщики заварили трубку, восстановив работоспособность реактора.[10]

Наиболее экстремальные условия были в экваториальных водах, когда температура воды составила +25…+27 °C. При работе в таких условиях системы охлаждения реактора работали на пределе своих возможностей, при этом температура в реакторном и турбогенераторных отсеках была около 60 °C, за счёт этого остальные отсеки лодки прогревались до температуры в 45 °C при влажности до 100 %. В итоге поход составил 1240 ходовых часов, при этом лодка прошла 12 425 миль, при этом практически все они (12 278 миль или 99 %) были пройдены под водой. На тот момент это был мировой рекорд пребывания под водой[4].

Второй поход[править | править вики-текст]

Второй поход лодки состоялся осенью 1965 года и длился 60 суток — с 15 июля[11] по 13 сентября. Он проходил под командованием капитана П. Ф. Леонова, при этом старшим на лодке был капитан 1-го ранга А. П. Михайловский. Позже Михайловский включил события похода в автобиографическую книгу «Вертикальное всплытие».[8] Задачей похода стало обозначение присутствия советского подводного флота в Средиземном море, где находился шестой флот ВМС США. Уникальностью похода стало то, что в регионе до этого момента не было присутствия советского подводного флота.[4]

В походе случилось несколько нештатных ситуаций:

  • 19 августа произошёл пожар в седьмом отсеке — загорелась станция правого гребного электродвигателя;
  • 25 августа — 8 сентября в конце кампании произошло снижение мощности реактора, его отравление ксеноном и последующее «разотравление». В результате энергетические установки корабля выдавали 35—80 % мощности.
  • 10 сентября в шестом отсеке (отсек главных турбин) загорелось масло в трюме.

По мнению А. П. Михайловского[8], причиной возникновения этих ситуаций стал человеческий фактор. В. Мазуренко противопоставляет этому мнение, что происшествия были естественными, и для этого опытового судна в этом нет ничего необычного.[4]

За время похода было пройдено 15 000 миль, и лодка вернулась на базу в Северодвинск для ремонта. Осенью 1966 года в рамках плановых работ было произведено докование лодки и выяснилось, что маломагнитная сталь плохо держит нагрузку. Лёгкий корпус под гидроакустическим покрытием был покрыт большим количеством трещин.[8] В итоге работы по ремонту и переоборудованию заняли весь 1966 год, а в 1967 году лодку стали готовить к новому походу.[4]

Подготовка к третьему походу[править | править вики-текст]

Для подготовки к новому походу в январе-феврале 1967 года на плаву провели перезарядку реакторов. Были установлены новые части с активными зонами, которые имели длительность кампании в два раза больше предыдущей. Фактически на лодке были установлены новые реакторы; операция перезарядки прошла с определёнными сложностями, атомоход был «загрязнен радиоактивными элементами от первого до девятого отсека». Работами руководил капитан 2 ранга В. И. Кашин.[9]

После ремонта, в октябре 1967 года лодка совершила переход в Гремиху (пункт базирования подводной лодки), откуда должен был начаться третий поход. Третий поход должен был начаться вскоре после этого перехода, его главной задачей стало обойти вокруг земного шара под водой[9].

В рамках подготовки к походу 13 октября 1967 года состоялся выход подлодки в море для проверки систем и механизмов лодки. В море произошла аварийная ситуация, результатом которой стал заброс жидкометаллического сплава в газовую систему 1 контура реактора правого борта. Причиной происшествия стало окисление сплава свинец-висмут, в результате которого образовались шлаки, которые закупорили проход для теплоносителя. В результате два насоса были залиты застывшим радиоактивным сплавом. Для работы реактора потребовалось срочно устранить последствия, в результате ряд специалистов (в основном — спецтрюмные) получили предельную годовую дозу радиации, и в результате они были не допущены к третьему походу[9].

Для того, чтобы этот поход состоялся, необходимо было убрать радиоактивный сплав из отсека, эта работа была проведена по возвращении на базу. Первого мая после торжественного подъёма Военно-морского флага, гюйса и флагов расцвечивания начались авральные работы по приведении лодки в боевую готовность. По поручению командования к работе был привлечён личный состав других боевых частей и дивизионов, а также личный состав второго экипажа лодки. Работы были достаточно сложными, необходимо было кувалдой и зубилом извлекать застывший среди трубопроводов реактора радиоактивный металл. Сроки работы из-за высокой радиоактивности были ограничены десятью минутами, моряки делали по два-три пятиминутных захода. По мнению специалиста В. Н. Мазуренко, работа в условиях высокой радиоактивности занимала существенно более 5 минут (десять и более), из-за чего моряки получили высокие дозы радиоактивного облучения[9].

После окончания работ началась подготовка к походу. В рамках подготовки по требованию специалистов НИИ ВМФ была проведена высокотемпературная регенерация сплава для устранения окисей. Под давлением руководства Северного флота сроки были сокращены с затребованных трёх недель до одной[9].

В итоге 21 мая 1968 года лодка вышла в море для испытаний энергетической установки и отработки задач боевой подготовки, на борту лодки было 147 членов экипажа (первый экипаж и большая часть второго). В процессе похода 24 мая в 12 часов дня происходил вывод установок на режим полного хода (80 % мощности), при этом на установке реактора левого борта произошла авария. В реакторе произошёл перегрев тепловыделяющих элементов с последующим разрушением, причиной этого стало нарушение теплоотвода от активной зоны. В результате произошёл вынос радиоактивных продуктов в контур сплава и далее газовый контур. Произошёл выброс радиоактивного газа в реакторный отсек и как следствие произошёл резкий рост гамма-активности. После этого лодка была выведена из строя и добиралась до базы на реакторе правого борта, который работал на обе турбины. Возвращение в базу стало последним самостоятельным походом лодки[9].

Авария и утилизация[править | править вики-текст]

События 24 мая[править | править вики-текст]

24 мая 1968 года подводная лодка К-27 проекта 645 находилась в Баренцевом море. Проверялись параметры ГЭУ на ходовых режимах после выполнения модернизационных работ. Мощность реактора в 11:30 самопроизвольно начала снижаться. Личный состав, не разобравшись в ситуации, попытался поднять мощность ядерного реактора, но безуспешно. В 12:00 в реакторном отсеке возросла до 150 Р/ч гамма-активность и произошёл выброс радиоактивных газов в помещения реакторного отсека. Так как это является признаком повреждения ядерного топлива, личный состав сбросил аварийную защиту левого реактора. Как выяснилось позже, в результате аварии разрушилось около 20 % тепловыделяющих элементов. Причиной аварии стало нарушение теплоотвода от активной зоны.

Радиационная обстановка на подводной лодке ухудшилась. Лодка всплыла, провентилировала заражённые отсеки и на одном реакторе правого борта, который работал на обе турбины, добралась до базы. По прибытии выяснилось, что лодка имеет повышенный радиоактивный фон, в 17:30 пришвартовалась к внутреннему рейду. Личный состав был выведен из зоны радиоактивного заражения и отправлен отдыхать[9].

Официальных данных об уровнях загрязнения подводной лодки, окружающей среды и уровнях облучения личного состава нет. Моряки-подводники в рамках секретности были выписаны из госпиталей с диагнозами «последствия острого астеновегетативного синдрома 1968 года»[9].

В результате аварии реактора весь экипаж был переоблучён и перенёс острую лучевую болезнь, 20 человек получило дозы радиации от 600 до 1000 Р[12]. Погибло 9[13] членов экипажа: один матрос задохнулся в противогазе непосредственно на борту, восемь человек умерли позднее в госпитале от полученных на борту высоких доз радиации. 25 мая первая партия — десять матросов, в том числе все спецтрюмные, прибыла в 1-й военно-морской госпиталь в Ленинграде, доставленная самолетом командующего Северным флотом С. М. Лобова. Они находились в спецотделении (11-е отделение), но восьмерым подводникам помочь не удалось. Остальные пострадавшие в течение двух суток были отправлены в госпитали Ленинграда, Москвы и Североморска, где проходили лечение[9].

Причины аварии

Существует мнение участников событий о том, что в аварии виноват командир лодки П. Ф. Леонов, но есть мнение о том, что проблема была системной и комплексной.

Перед выходом в море командир БЧ-5 (энергетической установки) А. А. Иванов должен подписать документы о готовности судна (запись в вахтенном журнале), после этого лодку проверяют командир дивизии М. Г. Проскунов и специалисты его штаба. А.А. Иванов записал: "БЧ-5 к выходу в море не готова", но его мнение было проигнорировано.[14] Отношение командира дивизии к вопросам выполнения формальностей при выполнении боевых задач может проиллюстрировать фраза, которой он прославился: «если сегодня вы не уйдете в море, я вас ногами оттолкну от пирса»[5].

При этом все эксперты соглашаются с тем, что именно приказы командира «вытянуть» мощность реактора привели к аварии, но при этом ряд экспертов говорит о Леонове как об опытном подводнике, который действовал решительно, жёстко, на пределе возможностей экипажа и техники. Это по мнению В. Н. Милованова и В. Н. Мазуренко было сильной стороной командира, но при этом могло стать одной из главных причин аварии, когда командир не имел представления о состоянии энергетической установки при командовании кораблём. Скорее всего, командир не знал о разрушении реактора до швартовки в Гремихе. В итоге, как отмечают авторы, лодку погубили такие качества командира, как «самонадеянность, уверенность, что ядерный реактор надежен в работе и, … пренебрежение мнением своих подчиненных»[5].

При этом наряду с приказами командира действия офицеров по управлению реактором нарушали большое количество правил и инструкций, и именно они сами создали аварийную ситуацию. Сам командир не снимал с себя вины за происшествие и до конца жизни чувствовал себя виновным в катастрофе и смерти своих людей[5].

Ликвидация последствий аварии[править | править вики-текст]

25 мая был создан штаб по ликвидации последствий аварии на лодке К-27, первым его решением по локализации зоны радиоактивного заражения и последствий радиоактивного загрязнения двигательной установки левого борта было усилить биологическую защиту реактора[15]. Для этого аварийный отсек был заложен мешками со свинцовой дробью[9].

Вместе с этим была создана новая подробная картограмма радиационной обстановки не только в аварийном отсеке, но и на корабле в целом. Уровень излучения в четвёртом отсеке в районе парогенератора левого борта был свыше 1500 рентген в час[источник не указан 1202 дня].

27 мая прибыла команда разработчиков под руководством самих А. П. Александрова и А. И. Лейпунского[15]. Ликвидаторами последствий аварии стали добровольцы из экипажа лодки, резервный экипаж, кроме того в рамках ликвидации работали моряки, прикомандированные с других лодок, также работали гражданские лица — прибывшие по случаю аварии учёные и конструкторы подводных лодок, которые работали по спасению уникальных машин и оборудования в условиях радиоактивного заражения. Впоследствии большая часть ликвидаторов также прошла курс лечения вместе с экипажем и по результатам комплексного обследования часть людей была комиссована из рядов ВМФ по состоянию здоровья[9].

В начале июня 1968 года состояние лодки оценила специальная комиссия, которая приняла решение о расхолаживании реакторов. Такое решение было обусловлено высоким уровнем радиоактивности вокруг лодки, при этом существовала необходимость работы персонала на заражённой территории для поддержания работы реактора. Работы по остановке и консервации лодки были проведены в течение двух недель, и к 20 июня 1968 года машины и механизмы были остановлены и законсервированы. Лодка была выведена из эксплуатации и поставлена на прикол в губе Гремихе (город Островной)[9].

Для возвращения лодки в строй разрабатывались разные варианты, из которых можно выделить два наиболее приемлемых:

  1. Вариант замены реакторного отсека с ЖМТ на водо-водяные реакторы.
  2. Идея запуска реактора правого борта с консервацией аварийной двигательной установки и работой лодки на половинной мощности.

В течение более чем десяти лет вопрос не был решён, так как существовала проблема значительной загрязнённости лодки. Уборка радиоактивных отходов стала серьёзной проблемой: не было полигона для того, чтобы извлечь и захоронить реакторный отсек. При этом вычистить его было достаточно сложно, так как в отсеке было значительное число элементов, вынесенных из реактора[9].

Утилизация[править | править вики-текст]

Последнее погружение К-27

В итоге, пока решение вопроса повисло в воздухе, изменилась внешняя ситуация, на флот стали поступать новые подводные лодки, и потребность в восстановлении К-27 отпала. 1 февраля 1979 года лодка исключена из состава ВМФ, но её не перестали содержать и обслуживать. Лодка постепенно разрушалась, цистерны главного балласта теряли герметичность, но опасность того, что она затонет непосредственно у причала не возникала, т.к. была выгружена аккумуляторная батарея и она привсплыла. Позже была сдана в ОФИ для демонтажа и утилизации[9].

В апреле 1980 года было решено законсервировать реакторный отсек лодки для того, чтобы затопить К-27 в море. С мая 1980 года лодка прошла докование на ЦС «Звёздочка», где установка со всеми трубопроводами была заполнена специальным составом. Поверх этого отсек залили битумом в количестве 270 тонн, который полностью закрыл реакторы, это препятствует проникновению морской воды к радиоактивным частям лодки, вымыванию и заражению моря. В результате удалось снизить уровень радиоактивности на поверхности лёгкого корпуса до фоновых значений.

Лодка должна была отправиться к восточному побережью Новой Земли, но для этого надо было выполнить переход через Баренцево море. Лодка была в таком плачевном состоянии, что для поддержания плавучести четыре цистерны главного балласта пришлось наполнить вспененным полистиролом. Переход прошёл без осложнений и 10 сентября 1981 года АПЛ была затоплена в Карском море возле полуострова Степового. Сегодня она находится на глубине 75 метров[9]. В 2013 году, затопленную в 1981 году у восточного берега острова Новая Земля радиационно-аварийную атомную подводную лодку К-27 предложено поднять и утилизировать. Предложение было высказано на прошедшем в Москве в корпорации "Росатом" в конце января межведомственном семинаре заинтересованными сторонами выработаны предложения по дальнейшей судьбе затопленной в 1981 году у восточного берега острова Новая Земля радиационно-аварийной атомной подводной лодки К-27 проекта 645.

Результаты эксплуатации[править | править вики-текст]

Подводная лодка К-27 являлась передовым изобретением советской науки, на котором были опробованы новые материалы, технологии и механизмы.

Выдающиеся члены экипажа
Командиры лодки:

В разное время в состав экипажа лодки входили[2]:

Кроме того, во втором походе старшим офицером был Герой Советского Союза адмирал А. П. Михайловский

Выводы по эксплуатации систем и механизмов

По сравнению с подводными лодками, оборудованными водо-водяными реакторами того времени, лодка К-27 имела ряд преимуществ за счёт применения атомной энергоустановки с ЖМТ-реактором[15]:

  • Более высокая скорость;
  • Лучшая динамика и, как результат, более высокая маневренность;
  • Сравнительно более высокий уровень безопасности в связи с низким (близким к атмосферному) давлением в первом контуре реактора.

К негативным сторонам работы установки можно отнести[15]:

  • Проблема постоянного образования радиоактивного полония-210 и риск отравления экипажа. Эта проблема была решена в рамках этого проекта, и в следующих реализациях ЖМТ-реакторов проекта СВБР 75/100, предназначенных для использования на подводных лодках проекта 705 и 705К применялся улучшенный вариант этой защиты.
  • Необходимость проведения регенерации сплава — очистки от шлаков, окислов и примесей. Именно это стало причиной аварии на К-27. Этот опыт был учтён при разработке новых реакторов этого типа, проанализированы условия образования нерастворимых шлаков и пылевидных окислов. В будущем с проектом 705 проблем с зашлакованностью не возникало[1].

Материалы лёгкого и прочного корпуса лодки в процессе показали себя плохо, лёгкий корпус подвергся растрескиванию после второго похода[8]. Выяснилось, что эта маломагнитная сталь обладает низкой коррозионно-механической прочностью, в результате в среде морской воды в ней развивалась межкристаллическая коррозия. В результате произошло образование многочисленных трещин, и так как материал показал себя плохо, в результате маломагнитные стали для строительства подводных лодок больше никогда не использовались. Также и размагничивающее устройство показало себя не с лучшей стороны: стабильность работы этого устройства и степень компенсации магнитного поля были признаны неудовлетворительными и устройство впоследствии не применялось[1].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ПЛАТ - Проект 645ЖМТ "Кит" // http://www.submarine.id.ru/.
  2. 1 2 Мазуренко Вячеслав Николаевич Предисловие // К-27 «Жидкий Металл». — Библиотека Максима Мошкова.
  3. 1952 год. Эпоха Aтомного проекта(недоступная ссылка — история). Росэнергоатом. Проверено 15 октября 2010. Архивировано из первоисточника 31 января 2009.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Мазуренко Вячеслав Николаевич Глава 2. Атомная опытовая подводная лодка К-27 (проект 645) // К-27 «Жидкий Металл». — Библиотека Максима Мошкова.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Мазуренко Вячеслав Николаевич Глава 4. Спустя десятилетия после ядерной катастрофы на К-27 // К-27 «Жидкий Металл». — Библиотека Максима Мошкова.
  6. Мазуренко Вячеслав Николаевич Глава 1. Немного истории. // К-27 «Жидкий Металл». — Библиотека Максима Мошкова.
  7. Л. А. Самаркин Развитие ППУ с ЖМТ // Тайфун : Альманах. — СПб., 1997. — В. 4.
  8. 1 2 3 4 5 Михайловский А. П. Вертикальное всплытие. Записки подводника. — М.: Наука, 1995. — 536 с. — (К 300-летию Российского флота). — 6000 экз. — ISBN 5-02-028272-3.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Мазуренко Вячеслав Николаевич Глава 3. Баренцево море. 24 мая 1968 г. Катастрофа на ядерном реакторе К-27 // К-27 «Жидкий Металл». — Библиотека Максима Мошкова.
  10. Чернавин В. Н. Атомный подводный…: Флот в судьбе России: Размышления после штормов и походов. — М.: Андреевский флаг, 1997. — 472 с. — (Российская морская библиотека). — 5000 экз. — ISBN 5-85608-005-Х.
  11. Гужеленко Анатолий Иванович - капитан 1-го ранга - пишет…. Проверено 17 сентября 2010. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011.
  12. Леонид Осипенко, Лев. Жильцов, Николай Мормуль Атомная подводная эпопея : Подвиги, неудачи, катастрофы. — М.: Митель интернейшнл, 1994. — 350 с. — (Посвящается 300-летию Российского флота). — 50 000 экз. — ISBN 5-85690-007-3.
  13. А. Щуров Мартиролог подводных катастроф, 10 августа 1985 г К-431. — Штурм Глубины, 2003.
  14. Черкашин Н.А. Чрезвычайные происшествия на советском флоте. М.: Вече, 2010. С. 61
  15. 1 2 3 4 Тамара Девятова За какими корабельными реакторами будущее? (В. В .Наумов, контр-адмирал в отставке) // Атомная стратегия : Журнал. — ноябрь 2006. — В. 26.

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • «Морской сборник», No.8, 1993 г.
  • «Факты и проблемы, связанные с захоронением радиоактивных отходов в морях, омывающих территорию РФ», Москва, 1993 г.