Лански, Меер

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Лански, Меир»)
Перейти к: навигация, поиск
Меер Лански
Meyer Lansky
Меер Лански в 1958 году
Меер Лански в 1958 году
Дата рождения:

4 июля 1902({{padleft:1902|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:4|2|0}})

Место рождения:

Гродно (Российская империя)

Гражданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя СШАFlag of the United States.svg США

Дата смерти:

15 января 1983({{padleft:1983|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:15|2|0}}) (80 лет)

Место смерти:

Майами-Бич (Флорида, USA)

Причина смерти:

Рак лёгких

Преступления
Преступления:

Рэкет, бутлегерство, мафиози

Период совершения:

1921—1976

Регион совершения:

СШАFlag of the United States.svg США

Ме́ер (Ма́йер) Ла́нски (англ. Meyer LanskyМай́ер Ла́нски, первоначальная фамилия Сухомлянский; 4 июля 1902, Гродно, Российская империя — 15 января 1983, Майами-Бич, Флорида, США) — известен как «бухгалтер мафии», один из лидеров американской организованной преступности, наряду со своим другом и партнёром Чарльзом «Лаки» Лучано сыграл важную роль в создании «Национального преступного синдиката» (англ. National Crime Syndicate) в Соединённых Штатах. На протяжении десятилетий он считался одним из самых влиятельных людей в стране.

Лански принял активное участие в создании игорной империи, которая действовала в Саратоге, Майами, Каунсил-Блафс и Лас-Вегасе, а также включала игорные концессии на Кубе. Будучи членом еврейской мафии в США, Лански, несомненно, оказал сильное влияние на развитие итало-американской мафии и играл большую роль в консолидации преступного мира (хотя в полной мере эта роль является предметом дебатов).

Ранний период[править | править вики-текст]

Меер Лански родился в еврейской семье в г. Гродно в Российской империи. Его семья отправилась, как многие европейские евреи, в США за лучшей долей. Следует отметить, что настоящая фамилия семьи Лански — Сухомлянские (отсюда сокращение Ланский); в начале апреля 1911 года вместе с остальными еврейскими переселенцами их корабль под названием «Курскъ» прибыл на Эллис-Айленд, в Нью-Йорк. Дело в том, что американский представитель иммиграционного ведомства решил упростить фамилию переселенцев и сделать её более привычной для англоязычного уха. Он просто отсёк первую часть длинной фамилии, превратив её в Лански — так часто происходило с трудночитаемыми фамилиями иммигрантов в США.

Американский период отрочества Меера Лански не был простым — он прошёл в условиях постоянной конкуренции с представителями других национальных группировок нью-йоркского района Нижний Ист-Сайд, который с полным на то основанием мог быть признан депрессивным. За власть и влияние в районе боролись ирландская, итальянская и еврейская молодёжные группировки — и эта продолжительная борьба дала Лански возможность также проявить и закалить свои бойцовские качества. В состав еврейской молодёжной группировки Бруклина также входили ребята из семей еврейских переселенцев — Яков (Яша) Гузик и Луис Лепке оба, как и Меер, из России — в будущем они стали верными соратниками Лански. Значимый для его дальнейшей жизни инцидент состоялся через некоторое время после его прибытия в Нью-Йорк — он столкнулся в уличном противостоянии с признанным уличным авторитетом Нижнего Ист-Сайда, лидером итальянской молодёжной группировки Сальваторе Лучано (он был старше Меера на пять лет), который набросился на Меира, выкрикивая антисемитские оскорбления. Его подопечные выгребли у Меера из кармана всю мелочь. Тогда Меер затаил глубокую обиду и решился на месть, которая впоследствии добавила ему уважения в уличном обществе — он выследил Лучано, который был гораздо выше ростом, сбил его булыжником с ног и устроил публичное избиение, выкрикивая анти-итальянские оскорбления. Этот важный эпизод повлиял на становление личности Лански. Парадоксально, но в дальнейшем он и Сальваторе Лучано стали хорошими друзьями.

Первый проигрыш Меер Лански также оказал влияние на всю дальнейшую жизненную стратегию Меера — он проиграл в уличном карточном состязании данные ему матерью деньги на покупку халы в канун шаббата, после чего, увидев слёзы матери, дал себе зарок никогда не проигрывать и тщательно изучить искусство игры. Через некоторое время Меир Лански вплотную занялся игорным бизнесом, открыв несколько казино, приносившие их молодому владельцу сравнительно неплохие дивиденды.

Восхождение в эпоху «сухого закона»[править | править вики-текст]

Однако первые серьёзные финансовые успехи Меира Лански, который ещё в уличной среде приобрёл прозвище «Малыш», были предопределены не удачными вложениями в игорный бизнес, а активным участием в политике нарушения «сухого закона», который «свирепствовал» на территории США с 1919 по 1933 год. Меир Лански со своими соратниками по криминальной деятельности (из которых особо можно отметить другого выдающегося американского гангстера Бенджамина (Багси) Сигельбаума (Сигеля), чья семья прибыла из Польши), сколотил баснословное состояние на бутлегерстве, выгодно воспользовавшись ситуацией. Он заключил договор с руководителем канадского концерна по производству вин Сэмюэлем Бронфманом и начал курировать нелегальную транспортировку алкоголя через пограничное озеро Онтарио. Национальная принадлежность двух предприимчивых контрабандистов способствовала тому, что дотошные журналисты прозвали это озеро «еврейским». Известно, что хрестоматийная идея «спасения» нелегального алкоголя также принадлежит Лански. Речь идёт о мешках, наполненных солью, которые привязывались к ящикам с контрабандным виски, к которым прикреплялся понтон. В случае опасности разоблачения весь этот комплекс оперативно выбрасывался за борт, а затем всплывал, поскольку соль понемногу растворялась через небольшие отверстия в мешках — эта хитроумная задумка была отражена в фильме «Однажды в Америке».

Несмотря на необходимость дачи взяток сотрудникам полиции, таможни и чиновникам, бутлегерство в 1920-е годы приносило крупные барыши тем, кто им занимался. Фактически Меер Лански «поднялся» именно на этом ремесле. При этом стоит отметить, что в США периода «сухого закона» не существовало официального запрета на реализацию медицинского спирта, что сподвигло Лански и его сотоварищей искать пути к достижению договорённостей с владельцами больших и маленьких спиртовых заводов. Многие держатели промышленных предприятий по производству спирта для «сугубо медицинских целей» входили в долю с бутлегерским концерном Лански. Имея в своём распоряжении профессиональных химиков-лаборантов, Лански давал им указание смешивать дорогой шотландский виски со спиртом — затем коктейль подкрашивался и отправлялся на незаконную реализацию в подконтрольную Мееру и его друзьям сеть магазинов, баров и ресторанов. Так, до нас дошла статистика прибыли — из 17 миллионов галлонов нелегально завезённого в США из Канады «нормального» виски было реализовано 49 миллионов галлонов виски «нового поколения», над которым работали лучшие химические головы Нью-Йорка и окрестностей.

Одно из таких питейных заведений — нью-йоркский кабачок «Chumley`s», находившийся под контролем бутлегеров, завсегдатаями которого в 1920-е были классик американской литературы Джон Дос-Пассос и поэтесса Эдна Миллей — существует и поныне, при этом безупречную рекламу ему делает его богатая история.

После пресловутого краха на нью-йоркской фондовой бирже позиции Меера Лански, Сальваторе Лучано, Луиса Лепке, Яши Гузика и Багси Сигеля только упрочились. Им подчинялись все признанные авторитеты криминальной Америки, в том числе и Аль Капоне, который многие свои поступки должен был лично согласовывать с Лански.

Зарождение игорного бизнеса[править | править вики-текст]

Начальный этап[править | править вики-текст]

Уже в начале 1930-х Меер Лански, всегда отличавшийся чисто предпринимательской проницательностью, осознал, что для эры бутлегерства наступает период упадка. Ещё до отмены «сухого закона» в 1933 году президентом Франклином Делано Рузвельтом Лански основывает несколько игорных домов в Чикаго, Кливленде и Детройте. Одним из первых событий, которое упрочило влияние Лански и его итальянского друга Лучано в сфере игорного бизнеса был визит, нанесённый этой парой кубинскому президенту (который не скрывал своей прагматичной проамериканской ориентации) Рубену Фульхенсио Батиста-и-Сальдивару в 1933 году. Батиста радушно принял американских друзей, к тому времени наработавших себе репутацию «скромных», но успешных бизнесменов средней руки, однако тут же выразил скепсис по поводу наличия у них достаточного количества денежных средств на развитие игорного бизнеса на Кубе. Не колеблясь ни на минуту, Лански вывалил перед кубинским лидером шесть миллионов долларов — и этот рискованный, но оправданный жест сразу расставил все точки над «и». Ошеломлённый Фульхенсио Батиста немедленно выписал им уникальный патент на открытие и управление всеми игорными домами, которые будут открыты на территории острова.

Строительство Лас-Вегаса[править | править вики-текст]

Чуть позже, поняв, какие заманчивые перспективы открываются за игорным бизнесом и объединившись с Сальваторе Лучано и Багси Сигелем, Меер Лански вложил деньги в создание нового игорного центра в США на территории Лас-Вегаса по аналогии со всемирно известным европейским центром в Монте-Карло. Считается, что эта идея пришла в голову Багси Сигелю, который приобрёл за 200 тыс. долларов виллу в Калифорнии — эти деньги Багси заработал непосильным трудом, интенсивно вымогая дань у тогда ещё совсем не защищённых звёзд Голливуда. Фактически в пустынном месте, находящемся вдали от цивилизации, Лански, Сигель и Лучиано основывают компанию по строительству игорных заведений и отелей в Лас-Вегасе — и они далеко не просчитались со своими вложениями. Сейчас Лас-Вегас — одна из игорных столиц мира, не только США — фундамент был заложен кланом американского мафиози Меера Лански. Однако по-настоящему весь комплекс Лас-Вегаса был открыт только в 1947 году, после более чем десяти лет работы над местом, в котором любой средний американец сможет почувствовать себя миллионером.

Работы над первым казино[править | править вики-текст]

Первое в истории преображённого Лас-Вегаса казино было названо «Фламинго» — в честь юной двадцатилетней актрисы Вирджинии Хилл, обладавшей рыжими волосами: с ней у Багси Сигеля, издавна покровительствовавшего Голливуду во многих аспектах, были любовные отношения. Оно, впрочем, как и все остальные казино и гостиницы, было отделано золотом и хрусталём, стоившими целое состояние; повсюду висели дорогие картины, мягкая мебель была обита бархатом, везде красовались пальмы и другие экзотические растения. Продукт шестимиллионных вложений согласно плану основателей должен был предстать перед взыскательной мафиозно-богемной публикой в рождественскую ночь 1946 года — для этого на двух самолётах в Лас-Вегас были привезены американские звёзды Голливуда (в числе которых были Кларк Гейбл, Джоан Кроуфорд, Лана Тернер) и вожди крупных мафиозных кланов США. Однако создателям неожиданно для себя пришлось столкнуться с досадным конфузом — не все казино были готовы, да и роскошная гостиница ещё не была достроена, так что для расселения высокопоставленных гостей банально не хватало мест.

Гибель Сигельбаума[править | править вики-текст]

К тому же ещё в июле 1946 года, в момент, когда строительные работы должны были подойти к логическому завершению, вскрылись неприятные обстоятельства — Бенджамин Сигельбаум регулярно выписывал своим партнёрам фиктивные счета, часть денег забирая себе. К тому же некоторые рабочие, наймом которых заведовал Сигель, неожиданно сами оказались нечистыми на руку — часто случалось так, что дорогие эксклюзивные пальмы, которые высаживались во дворе администрации казино, за ночь вывозились, а под утро хитроумные дельцы снова заключали договор с Сигельбаумом о продаже тех же самых пальм. Систематически сталкиваясь с финансовым обманом, Меер Лански и вкладчики вскоре обо всём догадались, и в середине лета 1947 года Багси Сигель был застрелен наёмным убийцей через окно собственного дома в Лос-Анджелесе. Таким образом, церемония открытия была перенесена на 1947 год — партнёры во главе с Лански после смерти Сигеля правильно свели дебет с кредитом, и все игорные заведения, в том числе и фешенебельный отель Лас-Вегаса, были достроены в срок.

Вот как Меер Лански под конец жизни отвечал репортёрам по поводу своих финансовых вложений, приведших к процветанию игорного бизнеса:

Люди приходили в наши казино и играли, а когда возвращались в Нью-Йорк или Вашингтон, произносили набожные речи о том, как аморальны игры. Но они не говорили в своих речах о том, что может быть много хуже. Когда мы начинали, большая часть Флориды и многих других районов страны были закрыты для евреев. До Второй мировой войны евреям запрещалось входить внутрь многих отелей, казино и апартаментов. Наши казино были прекрасным местом, открытым для всех. Евреи, христиане, арабы, чёрные могли приходить к нам и играть.

Отношение к евреям и Израилю[править | править вики-текст]

Меер Лански происходил из семьи религиозных евреев, которые исправно справляли все важные религиозные праздники, принятые в иудаизме. С детства Меер воспитывался в атмосфере патриотизма и любви к своему народу. Уже позже произошла история, получившая широкую известность. В 1939 году к Кубе попытался пристать очередной корабль, на котором перевозились еврейские семьи, бежавшие из Европы из-за нацистских гонений, — они искали спасение на территории американских государств. Власти острова выразили категорическое несогласие с тем, чтобы беженцы были переселены на Кубу — они издали приказ не дать судну войти в порт Гаваны и развернуть его без промедления в обратном направлении. Меир Лански вмешался в дело и переговорил с чиновниками миграционного ведомства, заявив о том, что заплатит по пятьсот долларов за каждого иммигранта. Вопрос был решён в пользу еврейских переселенцев, а чиновники из департамента получили приличное вознаграждение от пожизненного главного держателя всех игорных заведений острова.

В середине 1940-х завязалась тонкая геополитическая интрига, связанная со становлением государства Израиль. В начале 1947 года, когда большинство европейских стран ввели жёсткое эмбарго на поставку вооружения, столь необходимого для молодого государства, которое вело борьбу за существование, Меир Лански продумал изящную операцию. США официально придерживались политики демонстративного нейтралитета в отношении Израиля. Однако в Штаты после окончания Второй мировой войны понемногу возвращалось вооружение, выделенное Европе и СССР в рамках политики ленд-лиза. Меер Лански поддерживал тесные связи с начальниками портов Нью-Йорк и Нью-Джерси, в подсобных помещениях которых полученное оружие систематически проходило тайную перекомплектацию и отправлялось в Хайфу в помощь Израилю. При этом более половины оружия ещё ни разу не была использована в военных действиях. Таким образом, под влиянием Меира Лански, горячо болевшего за успехи Израиля, был проделан новый морской транспортировочный путь Нью-Йорк — Хайфа — благодаря поставкам оружия израильская армия существенно окрепла. К тому же Лански благодаря эффективному менеджменту прервал регулярные поставки огнестрельного оружия Египту, воевавшему по другую сторону.

Через 11 минут после провозглашения государственного суверенитета Израиля, состоявшегося 14 мая 1948 года, Меер Лански официально перевёл огромную сумму денег на счёт нового государства. Сразу после знакового события в истории США — открытия Лас-Вегаса — Лански обязуется десятую часть прибыли, вырученной от деятельности казино, передавать в пользу Израиля.

Изменения на Кубе[править | править вики-текст]

После кубинской революции «бородачей», возглавляемой Фиделем Кастро, который пришёл к власти в 1959 году, а до этого шесть лет возглавлял вооружённое восстание против кубинского диктатора Батисты, позиции Лански на Кубе несколько пошатнулись, поскольку новая власть дала указания закрывать «средоточия порока» — казино. Следует упомянуть, что ещё в 1937 году Меир Лански делает выгодное вложение, основывая «Насьональ» в Гаване — на тот момент это самый фешенебельный отель-казино в мире.[1] Также в этот период Лански активно лоббирует новый закон, согласно которому азартные игры на Кубе не облагались налогами, но разрешались только в отелях, общая стоимость которых была не ниже миллиона долларов. Однако после революции Кастро Лански вынужден был расстаться с 17 миллионами долларов, а также со всей сетью отелей-казино, равной которой не было в период 1930—1940-х годов. Лично, на собственном самолете летал на Кубу, встречался с Кастро и Че Геварой по поводу своих казино (что говорит о недюжинной смелости Лански, никто более такого не совершал). Смысл разговора должен был быть в том — либо казино работают в штатном режиме, либо Куба выплачивает компенсации Лански. Команданте Че в ответ предложил Лански покинуть Кубу как можно быстрее, пока тот в целости, у Лански не оставалось вариантов, встреча проходила во дворе дома правительства, где был открытый тир, в котором Кастро и Че упражнялись в стрельбе до прихода Лански.

Дела на Багамах[править | править вики-текст]

Что касается Багамских островов, то с ними Лански наладил контакт ещё в годину «сухого закона», когда через Багамы, да и через Карибы вообще во Флориду с подачи Лански активно поставлялись европейские водка и коньяк. Уже в конце 1950-х годов, когда Фидель Кастро ликвидировал игорную империю Лански, тот переориентировал Багамы на игорный бизнес, и, уплатив взятку в 3 миллиона долларов, уже в 1963 году открыл там первый эксклюзивный отель-казино по образцу кубинских.

Преследование ФБР и отъезд в Израиль[править | править вики-текст]

Во второй половине XX века возрастанию криминальной славы Лански способствовал постоянный прессинг со стороны ФБР и печатных средств массовой информации. Вскоре к Лански приклеилась почётная кличка «Крёстный отец крёстных отцов», а через некоторое время журналисты, во все времена охочие до сенсаций, буквально отслеживавшие каждый его шаг в 1950—1960-е, придумали ему новый «бренд» — «Шеф шефов мафии».

Предпринимая постоянные попытки уличить этого «бизнесмена средней руки» в связях с криминальными кругами США, сотрудники ФБР регулярно ставили прослушку в его квартире, отслеживали его маршруты, были в курсе всех его телефонных разговоров, часто наведывались с обысками с целью поймать его с поличным, однако долгое время все эти меры не приносили желаемого результата. В рапортах, которые агенты этого ведомства подавали на Лански начальству, всё время акцентировалось внимание на «еврейском компоненте американской мафии». К тому же для директора ФБР Джона Эдгара Гувера вопрос поимки и «обуздания» Лански — дело чести и принципа, поскольку предприниматель становится его личным врагом после того, как тот организовал тайную съёмку на конспиративной квартире Гувера, где руководитель главного полицейского ведомства США предавался гомосексуальным утехам. Тем самым на Гувера был добыт бесценный компромат.

Отъезд в Израиль и арест[править | править вики-текст]

В 1970 году Лански уехал из США в Израиль, так как ему грозило обвинение в неуплате налога.

Сразу после прибытия в страну Меер Лански получил приглашение на аудиенцию к Голде Меир, с которой у него установились дружеские отношения. Несмотря на то, что туристическая виза выписана ему на два года, 69-летний Меер Лански планировал последний этап своей насыщенной жизни посвятить Израилю. Тем не менее, прессинг со стороны ФБР очень силён — на ближневосточное государство оказывалось колоссальное давление, а главным инструментом, который использовался США в разговоре с Израилем, был шантаж[источник не указан 911 дней]. Оружие американцами обещано только после выполнения принимающей стороной определённых условий[источник не указан 911 дней], в числе которых значился и пункт о выдаче Лански.

Невзирая на крепкую дружбу, о которой говорили израильские чиновники, предприниматели и сама премьер-министр Голда Меир, Лански начал понимать, что его выдача американцам неизбежна, и за два дня до окончания туристической визы, в ноябре 1972 года, самостоятельно покинул пределы Израиля и отправился на поиски нового пристанища.

Страны, к миграционным департаментам которых он обращается, не желали портить отношения с США и отказывались принять его у себя. Единственный человек, давший ему согласие на временный приют, был единоличный правитель Парагвая Альфредо Стресснер.

Однако в аэропорту Рио-де-Жанейро Меера Лански перехватили агенты ФБР и доставили его в Майами.

Суд и освобождение[править | править вики-текст]

Лански судили по обвинению в неуплате налогов, однако его вину доказать не удалось, и он был оправдан. Тем не менее, его заграничный паспорт был аннулирован, так что выехать за пределы США Лански не мог.

После этого он переселился на своё ранчо в Майами, где и провёл последние годы своей жизни. Известно, что практически каждое утро он выходил на прогулку с собакой и прохаживался по Collins Avenue, ведя образ жизни скромного пенсионера. Там он скончался в возрасте восьмидесяти лет, вырастив сына Павла, который никаким образом не был причастен к криминалу[источник не указан 976 дней] — он окончил военную академию Вест-Пойнт, получил звание капитана Армии США и после участия в Корейской войне вышел в отставку и стал преподавателем. Также у Меира была дочь Анна, получившая высшее образование и ставшая женой предпринимателя, бизнес которого не имел никакого отношения к криминальным структурам[источник не указан 976 дней].

Образ в культуре[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Lacey, Robert: Little man. Meyer Lansky and the Gangster Life. Little, Brown and Company; Boston Toronto London 1991. ISBN 0-316-51163-3
  • Джо Дориго (перевод с английского) // Мафия. — Москва:: ЗАО "Кураре-Н", 1998. — 112 с. — ISBN 5-93040-006-7; 1-85348-432-6.

Ссылки[править | править вики-текст]