Латур, Бруно

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Бруно Латур
Bruno Latour
BrunoLatour.jpg
Бруно Латур на лекции в Гётеборгском университете, 31 мая 2005 года.
Дата рождения:

22 июня 1947({{padleft:1947|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:22|2|0}})

Место рождения:

Бон

Страна:

Франция

Школа/традиция:

Акторно-сетевая теория

Оказавшие влияние:

Гарольд Гарфинкель, Габриэль Тард

Испытавшие влияние:

Грэм Харман

bruno-latour.fr

Бруно Латур (фр. Bruno Latour) — французский социолог науки и философ, автор таких книг, как «Нового Времени не было. Эссе по симметричной антропологии», «Лабораторная жизнь» и «Наука в действии». Вместе с Мишелем Каллоном и Джоном Ло является одним из основоположников акторно-сетевой теории (ANT).

Биография[править | править вики-текст]

Родился 22 июня 1947 года в Бургундии, в семье виноделов. Получил философское и антропологическое образование. Читал лекции в Лондонской школе экономики и на кафедре истории науки Гарвардского университета. Бруно Латур — доктор наук, связан с Центром организационной социологии, вице-президент его исследовательской деятельности. Он является автором книг: «Лабораторная Жизнь» (1979), «Пастеризация Франции» (1984), «Арамис или Любовь к технологии» и эссе по симметрической антропологии «Нового Времени не было». В 1987 Латур публикует книгу «Наука в действии: следуя за учеными и инженерами внутри сообщества » — один из самых значимых текстов по социологии науки и техники.

Когда вещи дают сдачи: возможный вклад «исследований науки» в общественные науки[править | править вики-текст]

«Все обстоит превосходно с общественными науками за исключением двух малюсеньких слов: „общественные“ и „науки“».

Определением общественной науки, по Латуру, занимается «исследование науки и технологии» (STS). STS определяет объекты изучения общественных наук, а также методы их изучения — социальную интерпретацию. Латур выделяет ряд трудностей, связанных с изменением социально интерпретируемых феноменов. Идея социальной интерпретации заключается в «замещении истинного содержания объекта функциями общества», причем такое замещение либо разрушает объект, либо игнорирует его. Особенность социальной интерпретации состоит в рассмотрении объектов исключительно с точки зрения общества, тогда как «общество ничего не объясняет, оно само должно быть объяснено». Таким образом Латур выделяет первую трудность социальной интерпретации: «выйти за рамки общественного», чтобы увидеть истинную суть предметов. Однако с исчезновениями трудностей, как пишет Латур, исчезнут и сами цели общественных наук.

Вторая проблема заключается в дефиниции науки и определения понятия общества. Латур акцентирует внимание на подражании общих наук естественным. Однако объекты изучения и тех и других различаются в том плане, что в естественных науках объекты не «просто вещи», а существующие объективно по своим внутренним природным законам предметы, не подверженные тому, что о них говорит ученый, и действующие в не зависимости от его ожиданий. А объектом общественных наук являются, прежде всего, люди, не всегда способные противостоять и «идти на уступки» ученым. Такое несоответствие между интересами ученых и поведением непокорных им объектов природы Латур называет «научными войнами». Причиной подражания естественным наукам является существование у общественных наук своего «естественнонаучного двойника» (кроме социологии). Социология не вошла в это число, так как она не переживала в «эпоху до STS» внутреннего конфликта, определяемого природой «вещи», как это было с другими науками, поэтому вместо термина «социология» Латур использует «общественные науки». Целью же подражания является «постепенное создание общего мира».

Дайте мне лабораторию, и я переверну мир[править | править вики-текст]

Латур в статье «Дайте мне лабораторию, и я переверну мир» анализирует работу лабораторий в новом смысле, обращаясь при этом к опытам и деятельности Луи Пастера — французского биолога, который занимался изучением микроорганизмов, вызывающих такую тяжелую болезнь домашнего скота, как сибирская язва — о чём и пишет социолог.

Разделяя проблемы «микро» и «макро» уровней, Латур говорит: «…имеет место разделение труда между исследователями организаций, институтов, общественной стратегии с одной стороны, и людьми, изучающими разногласия на микроуровнях внутри научных дисциплин, с другой. Действительно непросто усмотреть общие элементы в анализе разногласий относительно лаетрила (Nelkin, 1979) и в семиотическом исследовании отдельного текста (Bastide, 1981); в исследовании индикаторов, указывающих на рост НИОКР (R&D) и истории гравитационного волнового детектора (Collins, 1975); или в расследовании взрыва реактора на заводе Виндскэйл и расшифровке нечленораздельного бормотания ученых, беседующих, сидя на скамейке (Lynch, 1982)… Уловить общие черты среди этих разнонаправленных тематик настолько сложно, что люди склоняются к идее существования „макроскопических“ проблем и к необходимости отдельного рассмотрения двух уровней исследования, осуществляемых учеными с различной специализацией с помощью различных методов».

Прежде всего, Бруно Латур говорит об осознании скрытых технологических возможностей исследовательской деятельности, в результате которых меняются функции лаборатории. Они становятся обителью прикладной науки, то есть науки, ориентированной на создание и совершенствование технологий. Именно лаборатории выступают в качестве отправной точки научно-технического прогресса. Вместе с тем все алгоритмы исследований и их результаты, полученные и первоначально отработанные в лаборатории, применяются не только для получения новых знаний и разработки новых технологий, но и для практического обслуживания многих сфер деятельности, таких, например, как сельское хозяйство (о чём, собственно, и идёт речь в статье). Латур пишет, что ученые «будут делать все от них зависящее, чтобы распространить повсюду некоторые из условий, способствующих воспроизведению благоприятных лабораторных практик. Поскольку научные факты производятся внутри лабораторий, то для обеспечения их свободного распространения необходимо создать дорогостоящие сети, внутри которых будет поддерживаться их хрупкая эффективность. Если это значит превратить общество в большую лабораторию, то так оно и будет. Распространение лабораторий в те области, которые за несколько десятилетий до этого не имели ничего общего с наукой, является хорошим примером построения подобных сетей» (Бруно Латур, «Дайте мне лабораторию, и я переверну мир» стр. 27 — 28).

В очередной раз поднимая вопрос о «научности» науки, Бруно Латур говорит о проникновении исследовательской деятельности во многие сферы жизни, возможном благодаря совершенствованию технологий. Таким образом, в статье метафорично представлены рассуждения о неразрывной взаимосвязи проблем «микро» и «макро» уровней, их взаимозависимости, то есть переходе из одного состояния в другое на пути развития и разрешения.

Политика природы[править | править вики-текст]

В центре внимания статьи — развивавшаяся в последнее время идея политической экологии, которая породила движения, старающиеся воздвигнуть в качестве основополагающего политического принципа заботу об окружающей среде. В практике этих движений наблюдается застой, и Б. Латур пожелал разобраться в самой идее политической экологии, чтобы выяснить причину такого исхода. В процессе этого исследования выясняется, что политическая экология из-за непроработанной теоретической основы заблуждается относительно своей реальной деятельности. Забота о природе на самом деле не входит в сферу её компетенции по ряду причин.
Первая причина заключается в том, что политика не может защищать интересы природы, так как изначально создана для защиты интересов человека и именно его полагает субъектом. Она может защищать природу, только наделив её субъективными качествами и естественными правами, ранее принадлежавшими лишь человеку: это ведёт к абсурду. Вторая причина — политическая экология полагает реальные интересы природы и природу саму по себе как явление, доступное непосредственному пониманию человека, тогда как на самом деле она имеет дело лишь с научной интерпретацией феномена природы. Поэтому разговоры о глобальных природных кризисах всегда субъективны, касаются частностей и не имеют под собой настоящих оснований. Значение политической экологии состоит в том, что она выявляет контраст между ясными, чётко определёнными научными понятиями и непредсказуемыми, выходящими за пределы этих понятий явлениями реального мира во всей их сложной внутренней взаимосвязи.

Награды и признание[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература на русском языке[править | править вики-текст]