Леди-призрак (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Леди-призрак
Phantom Lady
Постер фильма
Жанр

Фильм нуар, Детектив, Триллер

Режиссёр

Роберт Сиодмак

Продюсер

Джоан Харрисон

Автор
сценария

Бернард Шонефельд
Корнелл Вулрич (роман)

В главных
ролях

Франшо Тоун
Элла Рейнс
Алан Кертис
Элиша Кук-младший

Оператор

Вуди Бределл

Композитор

Ханс Солтер

Кинокомпания

Юниверсал

Длительность

87 мин

Страна

СШАFlag of the United States.svg США

Язык

английский

Год

1944

IMDb

ID 0036260

«Леди-призрак» (англ. Phantom Lady) — кинофильм режиссера Роберта Сиодмака, вышедший на экраны в 1944 году.

Фильм поставлен по одноименному роману признанного автора детективных романов Корнелла Вулрича, издавшему его под псевдонимом Уильям Айриш.

Картина рассказывает о молодой ассистентке руководителя инженерного бюро, которая после его осуждения за убийство жены проводит самостоятельное расследование и находит настоящего преступника. Ей приходится искать таинственную призрачную свидетельницу по уникальной шляпке, а также преодолевать сопротивление маньяка, который тщательно скрывает следы своих преступлений, не гнушаясь подкупом, шантажом и убийствами свидетелей.

Это первый из серии нуаров Сиодмака, поставленных им в Голливуде.

Сюжет[править | править исходный текст]

В баре «У Ансельмо» в Нью-Йорке инженер Скотт Хендерсон (Алан Кертис) заговаривает с загадочной грустной леди в запоминающейся шляпке (Фэй Хелм). Скотт предлагает ей два билета на музыкальное шоу, которыми не может воспользоваться сам, но она соглашается пойти только после того, как Скотт вызывается составить ей компанию. При этом она ставит условие, чтобы они не говорили ни на какие личные темы и даже не называли своих имен, а просто получили бы удовольствие от вечера вместе. На представлении в театре они сидят в первом ряду, и дама привлекает внимание Клиффа (Элиша Кук-младший), барабанщика в оркестре, а также солистки Эстелы Монтейро (Аврора Миранда), которая впадает в ярость от того, что на леди точно такая же уникальная шляпка, которая есть только у нее. После представления Скотт провожает леди обратно в бар, где они познакомились, и они по-дружески прощаются.

Вернувшись в свою квартиру, Скотт встречает там детектива Берджеса (Томас Гомес) с двумя помощниками. Они сообщают, что его жена Марсела была задушена его галстуком, после начинают допрос. Скотт сообщает, что ему 32 года, жене было 29, они женаты уже пять лет, он возглавляет собственную инженерную фирму. Последний раз видел жену в семь часов вечера после вечеринки у них дома в связи с годовщиной свадьбы, на которую были приглашены один из важных клиентов Скотта и его лучший друг, скульптор Джек Марлоу (Франшо Тоун), который в тот же вечер уезжал в Бразилию. После вечеринки Скотт пригласил Марселу в ресторан, но она отказалась идти, и он пошел один. Скотт говорит, что последнее время у него были напряженные отношения с женой, которая ему заявила, что развода не даст, но и женой не будет. Она слишком красива и избалована, заключил Скотт. Далее Скотт рассказал подробности вечера — как он познакомился с леди в баре, вместе с ней посетил шоу, и привез обратно к бару, но ни ее имени, ни каких либо иных подробностей о ней, кроме памятной шляпки, сообщить не может.

На следующее утро в офисе Хендерсона его ассистент Керол Ричман (Элла Рейнс) узнает из газет о том, что ее босс подозревается в убийстве собственной жены. Она пытается дозвониться ему домой, но телефон не отвечает. Керол пытается вести дела, но думает о Скотте. Тем временем полиция вместе со Скоттом отправляется проверять его алиби. Однако названные Скоттом свидетели — бармен и таксист, который подвозил их в театр — утверждают, что Скотт был один, и не видели никакой леди вместе с ним. Солистка шоу отказывается признать, что обратила внимание в зале на даму и утверждает, что ничего не знает ни про какую шляпу.

Алиби Хендерсона разваливается, его дело передают в суд. Присяжные выносят вердикт — виновен. Керол приходит к Скотту в тюрьму и спрашивает, как ему помочь. Скотт отвечает, что для подачи апелляции и проведения повторного расследования нужно нанимать адвоката, но у него больше нет денег. А их друзей ему мог бы помочь только Марлоу, но тот находится в Южной Америке. Скотт считает, что дальнейшая борьба бесполезна, если не удастся найти таинственную леди в шляпке, которая будет его алиби.

Керол решает начать собственное расследование. Она идет в бар «У Ансельмо» и в течение трех дней внимательно следит за барменом, а после работы сопровождает его до дома. В определенный момент своим поведением Керол доводит бармена до того, что он уже собирается столкнуть его под колеса проходящего поезда метро, но в последний момент его пугает случайная свидетельница. В конце концов, нервы бармена не выдерживают, и он сам заговаривает с Керол, сознаваясь, что его подкупили и заставили молчать о таинственной леди. Бармен не успевает сообщить никаких подробностей, так как кто-то хватает его за руки и толкает под колеса проезжающего автомобиля.

В удрученном состоянии, что был потерян столь важный свидетель для оправдания Скотта, Керол возвращается домой, где ее ожидает инспектор Берджес. Он говорит, что несмотря на решение суда, у него есть сомнение в справедливости приговора и в том, что Скотт вообще убил свою жены, о чем, как ни странно, свидетельствует его искренность и нелепость в показаниях, когда он указал на трех человек, каждый из которых отказался подтвердить его слова о таинственной леди. Берджес готов помочь Керол в расследовании дела как частное лицо.

Керол привлекательно одевается и идет в театр, садится на то же место, где сидела таинственная леди, и начинает заигрывать с барабанщиком. После концерта они идут в джаз-клуб, где Клифф играет страстную подпольную музыку, они выпивают, целуются, идут домой. Расслабившись, Клифф сознается, что некий мужчина заплатил ему 500 долларов за то, чтобы он никому не рассказывал о леди в шляпке. Клифф догадывается, что она просто пришла за информацией, между ними начинается борьба, гаснет свет и Керол удается убежать. Из магазина напротив она звонит Берджесу. Тем временем в квартиру Клиффа проникает мужчина с шарфом и душит его. Керол и Берджес застают уже мертвого Клиффа, который не сможет стать свидетелем.

Керол приходит к Хендерсону в тюрьму. Апелляция отклонена, и через две с половиной недели его ожидает смертная казнь. Становится понятно, что Керол влюблена в босса, верит в его невиновность и будет бороться за него до конца. В этот момент к Хендерсону приходит и Джек Марлоу, который, как зритель уже знает, убил Клиффа. Он обсуждает с ней личность возможного убийцы, пытаясь его оправдать, и говорит, что боится за Керол, просит ее быть осторожней.

Берджес, Керол и Марлоу идут на вечеринку, завершающую театральный сезон, с намерением поговорить с Монтейро. Однако кто-то поменял ей билеты, и она уже уехала, освободив гримерку. Берджесс начинает рассуждать о личности преступника, давая ему характеристику и обещая непременно поймать, что доводит Марлоу до потери сознания. Тем временем Берджессу звонят из управления — он должен срочно уехать в командировку на несколько дней.

Керол идет к Монтейро в гостиницу, но не успевает застать ее и там. Однако при погрузке ее вещей Керол замечает шляпную коробку из ателье Кеттиши. Керол направляется к шляпнице, где одна из работниц сознается, что за 50 долларов сделала копию шляпки Монтейро по просьбе богатой клиентки их ателье мисс Энн Терри, которая живет на Лонг-айленде.

Керол вместе с Марлоу на машине направляются к Терри. Их встречает врач, который сообщает, что после смерти ее жениха Энн впала в депрессию и душевное расстройство, однако Керол удается с ней поговорить и даже получить в подарок ту самую шляпку. По дороге домой Керол просит Марлоу позвонить Бриджессу, сообщить о находке и пригласить его на встречу, однако Марлоу обманывает ее и никому не звонит. Они приезжают к Марлоу домой, садятся пить чай. Керол говорит, что шляпка спасет Скотта, а Бриджес найдет убийцу, что приводит к сильному приступу головной боли у Марлоу. Он ложится, а Керол бродит по квартире, случайно обнаруживая в его комоде записку из полиции и свою сумочку, которую не успела захватить, убегая от Клиффа. Керол догадывается, что это Марлоу является убийцей и пытается позвонить в полицейское управление. Марлоу ее подзывает, она входит в комнату и видит, что шляпка исчезла, он гасит свет и снимает галстук. Керол пытается убежать, но дверь заперта. Марлоу рассказывает, что это он убил Марселу, потому что она просто забавлялась с ним. А дальше просто не мог позволить арестовать себя. Ради этого он пересел на другой пароход, чтобы следить за ситуацией, подкупал и убивал свидетелей. В припадке Марлоу заявляет, что он выше Скотта и всех остальных и потому имеет право убивать, приближаясь к Керол с галстуком в руках. Она убегает, но он прижимает ее к стене и готовится задушить. В этот момент в квартиру вламывается Берджес, после чего Марлоу выбрасывается в окно.

В последней сцене Бриджес, Керол и Хендерсон беседуют в его офисе. Он уходит, говоря, что оставил инструкции на диктофоне. Керол слушает запись, где после пары деловых поручений, следуют приглашения ее на ужин сегодня вечером, завтра и в каждый последующий день…

В ролях[править | править исходный текст]

Работа над фильмом[править | править исходный текст]

Этот фильм открыл Сиодмаку дорогу в число величайших режиссёров жанра нуар. Роберт Сиодмак начал работать как режиссёр в 1930 году в Германии, затем в 1934 году перебрался во Францию, и, наконец, в 1941 году заключил свой первый голливудский контракт. После нескольких проходных картин для студии «Парамаунт», Сиодмак «нашёл свою нишу на „Юнивёрсал“, студии, известной своим комбинированием экспрессионистской техники с голливудским неореализмом, в особенности, в жанрах хоррор и триллер. Опыт монтажа и съёмок во Франции на сравнительно малых бюджетах позволил Сиодмаку создать на „Юнивёрсал“ немало качественных фильмов, которые смотрелись очень хорошо, хотя и не были дорогими в производстве»[1]. «Леди-призрак» стал дебютом для Сиодмака в жанре нуар. За ним последовали такие выдающиеся жанра, как «Странное дело дяди Гарри» (1945), «Винтовая лестница» (1945), «Убийцы» (1946, номинация на Оскар), «Тёмное зеркало» (1946), «Плач большого города» (1948) и «Крест-накрест» (1949).[2].

Наряду с Сиодмаком решающий вклад в создание данного фильма внесла продюсер Джоан Харрисон, которая была «истинной леди-призраком за сценой»[3]. Как замечает Босли Кроутер в «Нью-Йорк таймс», «что-то должно было произойти, когда бывшая протеже Альфреда Хичкока и бывший режиссёр немецких фильмов ужасов объединились на площадке „Юнивёрсал“ — нечто суровое и безжалостное, погружённое в ползучую болезненность и мрак»[4]. Кинокритик Пол Татара пишет: «Продюсер Джоан Харрисон, которая вошла в киноиндустрию под руководством Альфреда Хичкока, была сама увлекательной личностью, одной из немногих продюсеров-женщин, которые оставили свой след в находящемся под полным мужским доминированием Голливуде 1940-х годов»[3]. После завершения учёбы в Оксфорде и Сорбонне Харрисон некоторое время занималась журналистикой, а затем устроилась личным секретарём к Альфреду Хичкоку. Работая под его руководством, Харрисон «начала расти по кинематографической лестнице, поднявшись до сценариста фильмов „Ребекка“ (1940), „Подозрение“ (1941) и „Диверсант“ (1942). Она участвовала во многих аспектах работы над этими фильмами, получив достаточные навыки для начала продюсерской работы»[3].

Харрисон удалось уговорить руководство студии «Юнивёрсал» дать ей возможность продюсировать фильм по роману Корнелла Вулрича «Леди-призрак» с Сиодмаком в качестве режиссёра. «Это было не просто, так как женщины в то время редко могли говорить на равных с руководителями студий». Харрисон, вероятно, помогло то обстоятельство, «что „Леди-призрак“ в значительной степени должен был смотреться как картина Хичкока. Голливуд ничего так не любит, как повторять прошлые успехи, а Харрисон имела прекрасную родословную, идущую от Хичкока»[3].

Автор сценария и актёры[править | править исходный текст]

В основу сценария фильма был положен написанный в 1942 году одноимённый роман популярного американского автора «крутых детективов» Корнелла Вулрича. В 1940-50-е годы книги Вулрича были одними из наиболее востребованных для создания сценариев фильмов нуар и криминальных драм. Среди нескольких десятков кинокартин, поставленных по его произведениям, наиболее заметными стали фильмы нуар «Чёрный ангел» (1946), «У ночи тысяча глаз» (1948), «Окно» (1949), «Не её мужчина» (1950) и шедевр Альфреда Хичкока «Окно во двор» (1954). В 1960-е годы по книгам Вулрича французский режиссёр Франсуа Трюффо поставил фильмы «Невеста была в чёрном» (1968) и «Сирена с „Миссисипи“» (1969)[5].

Главные роли в фильме исполнили Элла Рейнс и Франшо Тоун. Для дебютировавшей в кино в 1943 году Рейнс этот фильм стал настоящим прорывом к успеху. Вслед за ним она сыграла ещё в двух фильмах нуар Сиодмака — «Подозреваемый» (1944) и «Странное дело дяди Гарри» (1945), а также в нуарах других режиссёров, наиболее заметными среди которых стали «Грубая сила» (1947), «Паутина» (1947) и «Удар» (1949)[6]. Франшо Тоун дебютировал в Голливуде в 1932 году, обычно исполняя роли «любезных, учтивых плейбоев в смокинге или успешных светских прожигателей жизни»[7]. К числу наиболее памятных актёрских работ Тоуна относятся историческая приключенческая драма «Мятеж на „Баунти“» (1935, номинация на Оскар), военная драма по Э. М. Ремарку «Три товарища» (1938), увлекательный военный триллер «Пять гробниц по пути в Каир» (1943), психологический триллер «Тёмные воды» (1944) и криминальный триллер «Человек на Эйфелевой башне» (1949) [8]. Заметную роль второго плана сыграл Элиша Кук, актёр, «запомнившийся своими многочисленными ролями трусливых злодеев и худосочных невротиков»[9]. Кук запомнился яркими небольшими ролями в классических фильмах нуар «Ночной кошмар» (1941), «Мальтийский сокол» (1941), «Большой сон» (1946) и «Убийство» (1956), а позднее — в психологическом хорроре Романа Полански «Ребёнок Розмари» (1968)[10].

Оценка фильма критикой[править | править исходный текст]

Непосредственно после выхода на экраны «фильм рассматривался критиками как рядовой фильм категории В своего времени. Тем не менее, в итоге он принес прибыль, а с годами его репутация только росла. Сегодня картина справедливо рассматривается как один из лучших фильмов нуар»[3].

В 1944 году кинокритик Босли Кроутер критически оценил картину, написав о ней в «Нью-Йорк таймс»: «Эта сказка о подвигах девушки, которая стремится доказать невиновность своего любимого в убийстве, которое он не совершал, становится скучной и в конце концов просто глупой… Скуку усиливает общий монотонный ход повествования. Можно подумать, что и сам режиссёр во время работы пару раз заснул»[4]. Современные критики, в основном, дают положительную оценку фильму. Так, Татара назвал фильм «мастерским произведением жанра фильм нуар, которое обеспечило взлёт американской карьере европейского режиссёра Роберта Сиодмака»[3]. «TimeOut» назвал фильм «первым американским успехом Сиодмака,… который стал образцом для серии классических безрадостных картин своего времени»[11]. Шварц оценил картину как «отличный образец фильма нуар 1940-х годов», отметив также, что он «принёс заметную пользу карьере режиссёра Роберта Сиодмака, став его первым крупным американским успехом»[12]. Дейв Кер из «Чикаго ридер», однако, выразил сомнение в столь высоких оценках, написав что «работа Роберта Сиодмака 1944 года часто приводится как классика фильма нуар по причинам, которые мне не ясны»[13].

В своей неоднозначной характеристике фильма Кроутер пишет: «Нам бы хотелось рекомендовать этот фильм как идеальную комбинацию стилей, присущих Хичкоку и старым немецким психологическим фильмам, так как именно таковым он пытается быть. Фильм полон игры света и тени, мрачных атмосфер, острых реалистических образов и драматических звуковых вливаний. Люди сидят в сумрачных местах, музыка ревет из пустой темноты, а странные личности появляются и исчезают. Все выстроено очень серьёзно, создавая странное и беспокойное чувство. Но, к сожалению, мисс Харрисон и мистер Сиодмак забыли одну основополагающую вещь — обеспечить своей картине правдоподобный, реалистичный сюжет»[4]. С другой стороны, Брюс Эдер положительно характеризует картину как «один из тех странных фильмов, которые кишат промозглостью и болезнью — он наполнен героями, страдающими от неустроенности своей жизни и от несчастливых, даже тяжелых перспектив на будущее». Далее он пишет, что «экспрессионистская постановка Сиодмака по роману Корнелла Вулрича очень верна первоисточнику, перенося на экран авторское видение мрачного, пугающего, призрачного мира в поразительно живой манере», заканчивая словами: «Фильм выделяется даже своим видением Нью-Йорка, которое редко было столь художественным, и одновременно столь бесцеремонно зловещим по сравнению с любым другим фильмом крупных студий»[14]. Шварц замечает, что с одной стороны, «актёрская игра заслуживает похвалы, а разработка мира мрачного нуара выполнена очень сильно», но, с другой стороны, «в саму историю очень трудно поверить», подытоживая словами, что хотя «у фильма слишком много недостатков, которые невозможно не заметить, тем не менее он обладает гипнотическим воздействием — во многом благодаря полной воображения творческой режиссёрской работе Сиодмака»[12].

Большинство критиков также высоко оценило режиссёрскую работу Сиодмака. Так, Татара написал, что «как режиссёр, Сиодмак заслуживает признания за успешную постановку „Леди-призрака“», добавив, что он «использовал экспрессионистскую режиссёрскую технику (с помощью оператора Элвуда Бределла), существенным образом улучшив слабый сценарий Бернарда С. Шонефельда»[3]. Эдер пишет, что «работая в тесном контакте с оператором Элвудом Бределлом, художниками и звуковиками, Сиодмак создал настоящую симфонию визуальных и психологических теней в этом, высоко ценимом и прошедшем испытание временем фильме нуар, который стал одной из лучших киноверсий какой-либо из книг Вулрича». По его мнению, фильм «настолько экспрессионистский по свету, художественной постановке и монтажу, что если бы его сняли в Германии 13 лет назад», все составляющие его компоненты выглядели бы точно также[14]. Шварц разделяет это мнение, отмечая, что «немецкий экспрессионизм картины проявляется в смутных уличных фигурах, в отчаянном преследовании невинного и беспомощного человека», в то время, как «жаркие летние улицы бродвейской ночи придают фильму богатый нуаровый аромат и обеспечивают ему чисто американский характер»[12]. «TimeOut» также обращает внимание на «искажённые перспективы и драматическую постановку света Сиодмаком», который при этом мастерски проводит основную тематическую линию фильма [11]. Высоко оценив «агрессивный экспрессионистский визуальный ряд Сиодмака», Кер далее пишет о фильме, что «это очень традиционный детектив с убийством, предлагая совсем немного метафизических сложностей, которые характеризуют лучшие образцы жанра». По его мнению, «фильмы режиссёра „Крест-накрест“ и „Плач большого города“ несравнимо сильнее, но „Леди-призрак“ имеет одну мощную нуаровую сцену, в которой Элиша Кук выдаёт сексуально возбуждающее барабанное соло в подвальном клубе»[13].

Эдер характеризует актёрскую игру положительно, отметив, что фильм содержит «некоторые из лучших работ своего богатого, разнообразного актёрского состава — хотя Элла Рейнс и Томас Гомес исполнили много отличных работ в ту эпоху, их игра в этой картине — одна из их лучших»[14]. С другой стороны, Кроутер считает, что «Элла Рейнс даёт унылую игру, Франшо Тоун, который появляется во второй части картины, играет невротического парня очаровательно, Томас Гомес изображает неповоротливого детектива, а Элиша Кук гримасничает и глазеет как обезумевший от джаза барабанщик оркестра, который вполне созрел для тюрьмы»[4].

Примечания[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]