Ленинский план монументальной пропаганды

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ленин выступает на открытии памятника Марксу и Энгельсу (ск. С. А. Мезенцев). 7 ноября 1918 года. Москва.

Монументальная пропаганда (также ленинский план «монументальной пропаганды») — выдвинутая В. И. Лениным стратегия развития монументального искусства и его мобилизация в качестве важнейшего агитационного средства революции и коммунистической идеологии. План монументальной пропаганды в широком масштабе обеспечил скульпторов государственными заказами на городские монументы и тем самым явился прямым стимулом для самобытного развития советской скульптурной школы.

План[править | править вики-текст]

История[править | править вики-текст]

Идея монументальной пропаганды Ленина восходит к утопическому сочинению итальянского философа Томмазо Кампанелла (1568—1639) «Город Солнца», в котором философ излагает свои мысли об устройстве идеального социалистического государства. В беседе с Луначарским Ленин вспоминал то место сочинения, где Кампанелла упоминает украшение стен города фресками:

… которые служат для молодежи наглядным уроком по естествознанию, истории, возбуждают гражданское чувство — словом, участвуют в деле образования, воспитания новых поколений. Мне кажется, — продолжал Ленин, — что это далеко не наивно и с известным изменением могло бы быть нами усвоено и осуществлено теперь же… Я назвал бы то, о чем я думаю, монументальной пропагандой.[1]

Осуществление[править | править вики-текст]

Основу плана составили два проекта:

  • украшение зданий и «т. п. мест, где обыкновенно бывают афиши», большими революционными надписями;
  • постановка памятников великим революционерам, в «чрезвычайно широком масштабе, — памятников временных, из гипса…»[2]

Памятники должны быть поставлены на бульварах, скверах и т. п. во всех районах г. Москвы с высечениями, выписками или изречениями на постаментах или антуражах, чтобы памятники эти явились как бы уличными кафедрами, с которых в массы людей летели бы свежие слова, будирующие умы и сознание масс.

Начало осуществления плана монументальной пропаганды было положено декретом СНК РСФСР «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской Социалистической Революции» (утвержден 14 апреля 1918 года)[3]. В числе установленных декретом мероприятий значилось снятие памятников, «воздвигнутых в честь царей и их слуг».[4], и выработка проектов памятников Российской социалистической революции.

В ознаменование великого переворота, преобразившего Россию, Совет Народных Комиссаров постановляет:

  1. Памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг, не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц и частью перенесению в склады, частью использованию утилитарного характера.
  2. Особой комиссии из Народных Комиссаров Просвещения и Имуществ Республики и Заведующего Отделом изобразительных искусств при Народном Комиссариате Просвещения поручается, по соглашению с художественной коллегией Москвы и Петрограда, определить, какие памятники подлежат снятию.
  3. Той же комиссии поручается мобилизовать художественные силы и организовать широкий конкурс по выработке проектов памятников, долженствующих ознаменовать великие дни Российской Социалистической Революции.
  4. Совет Народных Комиссаров выражает желание, чтобы в день 1-го Мая были уже сняты некоторые наиболее уродливые истуканы и выставлены первые модели новых памятников на суд масс…[5]

Отделом изобразительных искусств Наркомпроса был подготовлен список лиц, которым предполагалось поставить памятники.[6] В список были включены не только имена революционеров и крупных общественных деятелей, но и великих деятелей русской и зарубежной культуры (поэтов, философов, ученых, художников, композиторов, актеров) — всего 69 имен. Кроме памятников отдельным лицам план монументальной пропаганды предполагал также установку монументальных аллегорических композиций. Четкой границы завершения работ над проектами монументальной пропаганды не существует. Как отмечается в Большой Советской энциклопедии, «в широком смысле вся история советского монументального искусства представляет собой продолжение ленинского плана монументальной пропаганды».[7]

Скульпторы[править | править вики-текст]

Для осуществления «плана» были привлечены известные скульпторы Москвы, Петрограда и других городов. Тем самым был дан мощный стимул к развитию скульптуры. Важно отметить, что государственный заказ на монументальную скульптуру сыграл важную роль в определении магистрального направления советской скульптуры: преобладание городских монументов, общественная значимость как руководящий критерий при выборе тематики, патриотизм, эмоциональная сдержанность, героическое содержание, обобщенность и идеализация образов, порой излишний пафос, грандиозность масштабов и замыслов.

Об оптимистическом настрое среди скульпторов в связи с планом «монументальной пропаганды» свидетельствуют воспоминания старейшего русского скульптора Л. Шервуда: «… Я был не только обрадован, но и изумлен тем, что, несмотря на громадные материальные лишения, которые мы тогда испытывали, молодому советскому государству понадобилась скульптура, потребность в которой всегда связывалась с избытком средств индивидуального заказчика или общественной организации. Теперь, конечно, для нас понятно, что ленинский план „монументальной пропаганды“ был органически связан с великим делом культурной революции, с колоссальной перестройкой человеческого сознания, которую сделали возможной великие дни Октября».[8]

Карл Зале, памятник Н. Добролюбову, Петроград

В условиях экономического кризиса, вызванного проводимой большевиками политики военного коммунизма, для полноценной реализации «плана» не хватало материальных ресурсов. Приходилось идти на компромиссы и ухищрения: использовать недолговечные материалы (гипс, бетон, дерево). Поэтому первые памятники создавались как временные и предполагалось лучшие из них впоследствии перевести в «вечные» материалы. Для того, чтобы придать бетонной скульптуре благородный вид, скульптор Н. А. Андреев добавлял мраморную крошку в качестве заполнителя для бетонной смеси. Бетон с мраморной крошкой внешне был очень похожим на камень, так что немногие могли их отличить, но как скульптурный материал он всё же оставался трудным для обработки и очень непрочным. Финансовые трудности не останавливали процесс выработки и установления городских монументов. Ленин лично занимался вопросами финансирования проектов, так как «монументальная пропаганда», как отметил Шервуд, была одним из важнейших мероприятий в деле культурной революции. С упрочением хозяйственного положения Советской России в 1922 году появляются памятники из прочных материалов, сохранившиеся длительный срок. Первые пореволюционные бронзовые памятники в Москве датируются 1924 годом[9].

Широко распространено мнение о том, что в проектах, выполненных по плану «монументальной пропаганды» «не было достигнуто каких-либо выдающихся художественных результатов».[10] Подобный взгляд субъективен: большинство работ было выполнено талантливыми и высококвалифицированными скульпторами, среди которых были и выдающиеся, в будущем всемирно известные мастера: Меркуров, Коненков, Вера Мухина, Карл Зале чьи работы (включая проекты для плана «монументальной пропаганды») высоко ценятся российскими искусствоведами.[источник не указан 257 дней]

Карл Зале, памятник Д. Гарибальди, Петроград

Также необходимо помнить об ограничивающих свойствах таких трудных для обработки материалов как бетон, которые скульпторы весьма успешно преодолевали. И если эстетическая оценка памятников, воздвигнутых по плану «монументальной пропаганды» может быть дискуссионной, то колоссальное историческое значение плана «монументальной пропаганды» для развития советской скульптурной школы бесспорно. О выдающейся роли монументальной пропаганды для советской скульптуры писала Вера Мухина:

Работа по плану монументальной пропаганды была тем зерном, из которого проросла вся советская скульптура. Перед искусством раскрылись невиданные перспективы, оно обогатилось новыми целями. Задача, поставленная Лениным, была важна и необходима не только для народных масс, но и для нас, художников…».[11]

Для развития скульптуры важна была также активная деятельность печатных органов по популяризации скульптурных памятников и монументов, особенно в первое время монументальной пропаганды. Открытие какого-либо памятника всегда сопровождалось рядом мероприятий по подготовке граждан к восприятию нового памятника: публиковались статьи под рубриками «Кому пролетариат ставит памятники», «Тени забытых предков» и пр.[12]

В действии[править | править вики-текст]

Н. Андреев, Д. М. Осипов. Монумент советской конституции на Советской (Тверской) площади в Москве. Бетон. 1918—1919 (не сохранился)

К первой годовщине Октябрьской революции 7 ноября 1918 года на улицах и площадях Москвы было открыто 12 монументов. Наиболее значимым среди них был обелиск, посвященный первой советской конституции, через полгода дополненный статуей свободы[13]. По мнению некоторых исследователей монумент Советской Конституции — одно «из лучших произведений ленинского плана монументальной пропаганды»[14]. Однако кирпичный обелиск с бетонной статуей быстро обветшал, простояв всего лишь около 20 лет; в 1941 году его снесли при расчистке площади.

За время с 1918 по 1921 год Москва получила более 25 памятников, Петроград — свыше 15.

В настоящее время монументальная пропаганда ассоциируется прежде всего со скульптурными памятниками, однако перспектива развития монументальной пропаганды не ограничивалась средствами изобразительного искусства, подразумевая широкий синтез всех искусств, включая литературу, театр и музыку (например, в организации массовых зрелищ).

Памятники[править | править вики-текст]

  • Первое произведение после принятия декрета — памятник Радищеву, архитектор Л. В. Шервуд, в Петрограде на Дворцовой площади. Открыт 22 сентября 1918 году. Отлив с этой статуи установлен в Москве на Триумфальной площади 6 октября 1918 года (не сохранился). Памятник Робеспьеру (Москва) был открыт 3 ноября 1918 года (не сохранился).
  • 7 ноября 1918 года было открыто 19 памятников, в том числе:
  • «Маркс», скульптор А. Т. Матвеев
  • Рельеф «Слава павшим в борьбе за мир и братство народов», скульптор С. Т. Коненков, 1918. Для Сенатской башни Московского кремля, сейчас в ГРМ.
  • «Маркс и Энгельс», скульптор С. Мезенцов. На площади Революции (не сохранился).
  • Памятник Достоевскому работы С. Меркурова (установлен первоначально на Цветном бульваре, сейчас — у больницы им. Достоевского).

Прочие сохранившиеся памятники[править | править вики-текст]

По сей день на улицах Москвы сохранились ранние памятники и рельефные работы, установленные с 1918—1923 гг. по плану «монументальной пропаганды» (многие были переведены в традиционные скульптурные материалы — бронза, гранит и т. д.):

  • «Мысль» работы С. Меркурова (также установлен первоначально на Цветном бульваре, теперь на Новодевичьем кладбище на могиле скульптора);
  • Памятник Тимирязеву работы С. Меркурова (на площади Никитские ворота);
  • Памятники Герцену и Огареву работы Н. Андреева (теперь находятся во дворике Института стран Азии и Африки МГУ им. Ломоносова на Моховой улице);
  • Рельеф-тондо с изображением рабочего и крестьянина работы Г. Алексеева, заменивший старый герб Москвы (на фасаде Центрального музея В. И. Ленина, бывшего здания Городской думы рядом с Историческим музеем);
  • Рельеф с изображением фигуры рабочего работы М. Г. Манизера (на стене Петровского пассажа);
  • Медальон с профильным изображением Герцена работы Н. Андреева (на столбе ворот Литературного института им. А. М. Горького — Тверской бульвар, д. 25);
  • Переделанный «романовский» Памятник-обелиск в Александровском саду (в 2013 году переделан обратно).

Среди ранних памятников, воздвигнутых по плану «монументальной пропаганды» в Петербурге, сохранился памятник Плеханову работы И. Гинцбурга (двухфигурная композиция: Плеханов, произносящий речь с уличной кафедры и фигура молодого рабочего у подножья трибуны со знаменем) — отлит в бронзе в 1925 году и установлен перед зданием Технологического института.

Также были возведены:

  • Саратов: памятники Радищеву и Белинскому;
  • Минск: «Красноармеец» (1919)
  • Киев: памятники Марксу и Либкнехту, скульптор И. М. Чайков (1918); были уничтожены, когда город взяла Белая Армия; в 1921 году был открыт новый памятник Марксу того же скульптора на Крещатике;
  • Омск: «Октябрьская революция», скульптор И. Д. Шадр (1919);
  • Калуга: памятник Марксу, скульптор И. Г. Манизер (1920);
  • Симбирск: памятник Марксу, скульптор С. Д. Меркуров и архитектор В. А. Щуко (1921);
  • Клин: «Революция», скульптор В. И. Мухина.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Луначарский А. В. Воспоминания и впечатления. — М., 1968. — С. 198.
  2. Луначарский А. В. Воспоминания и впечатления. — М., 1968. — С. 193.
  3. Опубликован в «Известиях ВЦИК» от 14 апреля 1918 года и в «Собрании узаконений РСФСР» № 31 от 15 апреля 1918 года.
  4. Начиная с XIX века, в дореволюционной Москве было установлено всего 11 памятников отдельным лицам, не считая надгробий на кладбищах, из них 4 были сняты советской властью: памятник Александру II работы А. М. Опекушина в Кремле; памятник московскому генерал-губернатору князю С. А. Романову в Кремле; памятник Александру III (А. М. Опекушин) у храма Христа Спасителя на Волхонке; памятник М. Д. Скобелеву работы А. П. Самсонова на Тверской (бывшей Скобелевской) площади (А. Шефов. Скульпторы Андреевы. — М.: ИД Тончу, 2009. — С. 48.).
  5. Б. А. Костин. Скобелев
  6. Опубликован в журнале «Искусство» (1918. — № 2/6. — С. 16); окончательный вариант списка памятников с подписью Ленина был опубликован 2 августа 1918 года в «Известиях ВЦИК».
  7. Большая советская энциклопедия. Т.16. — М.: Издательство «Советская энциклопедия», 1974. — С. 551.
  8. Цит. по: История русского искусства. Т. XI. — М.: Изд-во АН СССР, 1957. — С. 30—31.
  9. Соболевский Н. Скульптурные памятники и монументы в Москве. — М.: Московский рабочий, 1947. — С. 41.
  10. Encyclopedia of World Art (in XV vol.). Vol. XIV. — N.Y., Toronto, London: McGraw-Hill Book Company, 1967. — P. 580.
  11. Латушкин А. В. Памятник Н. Э. Бауману. — М.: Московский рабочий, 1986. — С. 9—10.
  12. Латушкин А. В. Памятник Н. Э. Бауману. — М.: Московский рабочий, 1986. — С. 7.
  13. Архитектор Памятника Советской Конституции — Д. Осипов, скульптор — Н. Андреев. Монумент установлен на месте снесенного памятника генералу М. Д. Скобелеву в 1918—1919 годах. Монумент был разрушен в 1941 году незадолго до начала Великой Отечественной войны. В 1954 году на этом месте поставили памятник Юрию Долгорукому (скульптор С. Орлов).
  14. А. Шефов. Скульпторы Андреевы. — М.: ИД Тончу, 2009. — С. 64.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]