Лимитроф

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Лимитроф (от лат. limitrophus — пограничный)[1][2]:

  1. (ист.) пограничная область Римской империи, которая обязана была содержать стоящие на своей территории императорские войска Лимитан.
  2. в XX—XXI веке (политолог.) — совокупность государств, образовывавшихся после 1917 года, а затем в 1991 гг. на территории, входившей в состав, соответственно, Российской империи и СССР. По окончании Первой мировой войны термин использовался для обозначения, по определению Малой советской энциклопедии,

государств, образовавшихся из окраин бывшей царской России, главным образом, из западных губерний (Эстония, Латвия, Литва, отчасти Польша и Финляндия).

[3]

Термин «лимитрофные государства» употреблялся не только в СССР. Так, в утвёржденной 11 апреля 1939 года Гитлером «Директиве о единой подготовке вооружённых сил к войне на 1939—1940 гг.» указывалось, что после разгрома Польши Германия должна взять под свой контроль Литву и Латвию:

Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи.

[4]

Как геополитический факт, впервые возникшее в конце 1910-х гг. понятие лимитрофных государств переходит в разряд исторических к концу Великой Отечественной войны: победа над Германией вернула западные пределы СССР, в основном, к границам Российской империи на начало Первой мировой войны (за исключением Финляндии и Польши, а также Карсской области).

Применив этот уже известный термин к той же геополитической совокупности, что подразумевалась под понятием лимитрофные государства в период 1917—1945 гг., вновь использовавший его В. Л. Цымбурский не ввёл новое понятие[5], а лишь осовременил его определение, привязав его к сформулированному им понятию «межцивилизационного пояса»[6]. Этим ранее известный термин был вновь активизирован в лексиконе современной российской политологии — теперь уже применительно к новым государствам, декларировавшим свой суверенитет в период распада СССР.

В современной ситуации под определение лимитрофов подпадает каждая из 14 бывших союзных республик СССР (кроме России), то есть в сопоставлении с лимитрофами первой половины XX века из этой категории выпадают Финляндия и Польша. Общим же для обоих случаев является принадлежность группы стран единому геополитическому центру, части которого исторически оказались тесно привязаны друг к другу в системе международного разделения труда, на протяжении многих десятилетий и даже веков были связаны в единый народнохозяйственный комплекс, на фоне общности языка и/или широко распространённых познаний одного и того же (государственного) языка.[источник не указан 599 дней]

Варианты словарных определений[править | править вики-текст]

Словарь Merriam-Webster определяет этимологию слова англ. limitrophe как французскую, которая восходит к поздне-латинскому limitrophus — «граничащий с», буквально, обеспечивающий проживание пограничных войск. Неправильно — от латинского limit — граница и греческого trophos (питание). Слово зарегистрировано с 1763 года.[7]

Словарь Д. Н. Ушакова (1938) повторяет определение Малой Советской энциклопедии (1929) по сущности, однако не упоминает Польшу:

ЛИМИТРО́Ф, а, м. 〔латин. limitrophus — пограничный〕(полит. нов.) Название государств, которые образовались после Октябрьской Социалистической Революции на окраине бывшей Российской империи: Эстония, Литва, Латвия, а также Финляндия.

[1]

В «Толковом словаре иноязычных слов» (1998) Л. П. Крысин пытается объединить оба варианта списка лимитрофов:

ЛИМИТРО́Ф, а, м. ист. 1. Пограничная область Римской империи, которая должна была содержать войска, стоявшие на границе. 2. В 1920—30-х гг.: название какого-нибудь из государств, образовавшихся на западной окраине бывшей Российской империи после 1917 г. Лимитрофный — являющийся лимитрофом. | Лимитрофами являлись Латвия, Литва, Эстония, Польша и Финляндия.

[8]

однако — с учётом реактивации термина — не вполне корректно атрибутирует его как «ист.», и не вполне оправданно представляет данный им список лимитрофов как исчерпывающий.

Вариации с Польшей и Финляндией (возможно, вызванные в 1930-е годы не «недосмотром» редакторов, а тонкостями внешнеполитической конъюнктуры) не исчерпывают расхождения источников касательно списка лимитрофов.

Термин в научном и литературном обороте[править | править вики-текст]

Между Первой и второй мировой войной[править | править вики-текст]

Б. А. Кушнер использует термин в качестве заглавия 2-й главы своих путевых заметок «Сто три дня на Западе», описывающих его путешествие, состоявшееся в 1926 году. Книга эта вышла в 1928 и была переиздана в 1930 г. Во второй главе автор описывает Латвию и её столицу Ригу:

Глава 2. Лимитроф Лимитрофная страна — Латвия из промышленной русской окраины стала аграрным государством. Резко изменился социальный состав её населения. Перед войной было сто пятьдесят тысяч одних промышленных рабочих, теперь едва-едва насчитывают сорок тысяч вместе с ремесленниками. Раньше городские жители составляли сорок процентов всего населения, теперь едва лишь двадцать пять процентов.

Журнальный зал - Нева, 2008 №8 - Прихожая Европы.

Изменения в демографии Кушнер объяснял тем, что промышленность была частично эвакуирована царским правительством, а частично — уничтожена в результате войны.[9]

Лимитрофов упоминают и И.Ильф и Е.Петров в романе «Двенадцать стульев» (1928 г.):

И друзья, мечтая о том, что они купят, когда станут богачами, вышли из Пассанаура. Ипполит Матвеевич живо воображал себе покупку новых носок и отъезд за границу. Мечты Остапа были обширнее. Его проекты были грандиозны: не то заграждение Голубого Нила плотиной, не то открытие игорного особняка в Риге с филиалами во всех лимитрофах.

[10]

После 1991 года[править | править вики-текст]

Возрождение термина «лимитроф» в 1990-е годы связывается прежде всего с именем В. Л. Цымбурского (1957—2009), безвременно скончавшегося философа, востоковеда и политолога, которого критики определяют как «цивилизационщика» — «русского Хантингтона»[11]. Также концепцию Великого Лимитрофа с 1994 г. независимо от Цымбурского развивает воронежский историк С. В. Хатунцев[12].

Термин в интерпретации Цымбурского вошел в современный научный оборот. Например, авторы работы «Pseudo-states as harbingers of a post-modern geopolitics…», изданной Университетом Колорадо (США), пишут[13]:

Однако использование понятия «лимитрофов» — геополитически нестабильных пространств между цивилизационными платформами (Цымбурский, 1997) — будет весьма полезным для целей нашей дискуссии².

² Термин «лимитроф» весьма схож с термином shatterbelt 〔≈пояс рассыпавшихся осколков〕в определении Коэна (1963).

В качестве вновь введённой в оборот научной категории (с повторным «приоритетом» Цымбурского) термин «лимитрофы» признаёт и учёный-международник, профессор МГИМО А. Д. Богатуров, подчёркивая нейтральность этого термина:

по смыслу нейтральное словечко «лимитрофы» (от лат. limitrophus — пограничный), которым стали обозначать государства, возникшие на окраинах Российской империи и Советского Союза в результате революции 1917 года и распада СССР[14].

В последние годы термин стал активно использоваться не только в научном обороте, но и в российской публицистике и в СМИ для обозначения государств, заявивших о своём суверенитете в процессе распада СССР, как правило — с уничижительным оттенком.[15][16][17][18]

Пример:

стандартный геополитический термин для территорий по окраинам империи, опосредующих её отношения с чужеродным миром и при этом часто имеющих двойственный, размытый статус.[19]

Доктрина «Великого лимитрофа» Цымбурского[править | править вики-текст]

В. Л. Цымбурский рассматривает пояс примыкающих к России лимитрофов как «лимитроф-гигант, который, рассекая Евро-Азию, вычленяет Россию и придает ей черты своеобразного острова внутри континента».

Цымбурский утверждает, что «великий межцивилизационный пояс (лимитроф), который тянется от Прибалтики через Восточную Европу и, охватывая Кавказ, постсоветскую Центральную Азию и так называемую старую Тибето-Синьцзяно-Монгольскую Центральную Азию, заканчивается в Корее». Он констатирует, что данный «пояс территорий-проливов дистанцирует Россию от силовых центров, сложившихся на платформах других цивилизаций».[20]

В. Л. Цымбурский считает важнейшей геополитической задачей обеспечить связи Дальнего Востока и Урало-Сибири с цивилизационным ядром России при помощи продуманной системы тарифов и демографической политики, сдерживающей пограничный прессинг Китая.

Нас вечно заботит какая-то ерунда, вроде того, останутся ли в формальном подданстве у страны, не ищущей ничего сверх завалящего выживания, Чечня и Дагестан. Тогда как думать надо об ином: о сохранении целостности нашей платформы, о повышении нашего авторитета на всем Великом Лимитрофе, о смещении хозяйственного центра на восток не в порядке колонизационного аврала, но в перспективе фундаментального изменения геополитического имиджа России. Не то страшно, что какие-то ребята в Поволжье грезят о «тюркской Евразии» — страшно, когда Дальний Восток и Урало-Сибирь теряют связи с Евророссией. Страшно, когда обширнейшая часть выпавшей из европейской геополитики страны наводняется европейским импортом, а Дальний Восток, отсекаемый от «метрополии» тарифами, превращается в китайскую товарную провинцию. Страшно читать о безработице в восточных регионах, то есть об избыточности (!) населения в краях, где его не хватает для смягчения внешнего прессинга и куда по нормальной демографической логике следовало бы всеми мыслимыми льготами канализировать беженцев, стекающихся в Россию.

[19]

По мнению Цымбурского, существует опасность формирования из лимитрофов санитарного кордона с тенденцией превращения во враждебную России «санитарную империю», однако, основным геополитическим направлением на континенте для России он видит взаимодействие с регионами Азии.[21]

Конференция историков в Москве в декабре 2007 г[править | править вики-текст]

12 февраля 2007 г. в Москве состоялся круглый стол «Россия и Прибалтика: компетентные ответы на исторические претензии лимитрофов», по итогам которого рабочая группа историков подготовила сборник выступлений и документов. Группа приступила к исследованиям «белых пятен» в истории Прибалтики и отношения её с другими республиками СССР. ИА REGNUM опубликовало итоговые рекомендации круглого стола, которые подготовили научный руководитель Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук Олег Ржешевский и президент «Фонда исторической перспективы», доктор исторических наук Наталья Нарочницкая.

Историки призвали противодействовать политико-идеологическим спекуляциям на исторической почве в Прибалтике, бороться с «фальсификаторами истории и создателями негативного образа России за рубежом», в том числе и на государственном уровне, а также пересмотреть Постановления Съезда Народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года в части ситуации вокруг подписания Советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года и секретных протоколов к нему, поставить развенчивание исторических мифов на государственную и научную основы.[18]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Лимитроф. Толковый словарь русского языка. Под ред. проф. Д. Н. Ушакова. т. 2. — М.: ОГИЗ, 1938. — стлб. 61.
  2. Толковый словарь русского языка Ушакова (электронная версия)
  3. Б.Волин. Лимитрофы. Малая Советская энциклопедия. М.: 1929, — т.4, стлб.641.
  4. Дюков А. «Пакт Молотова—Риббентропа» в вопросах и ответах. М.:2009
  5. Громыко Ю. В. Оренбуржский полигон Отечественные записки № 6, 2002 г.
  6. Цымбурский В. Л. Россия — Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и её геополитика. — М.: УРСС, 1999
  7. limitrophe — Definition from the Merriam-Webster Online Dictionary
  8. Л. П. Крысин, Толковый словарь иноязычных слов Издательство: Эксмо, 2007 г., ISBN 978-5-699-16575-9
  9. Журнальный зал — Нева, 2008 № 8 — Прихожая Европы.
  10. Двенадцать стульев (1956 г. изд. (и Петров Ильф) / Классика.ру — библиотека русской литературы
  11. Ремизов М.В. Предисловие / Цымбурский В.Л. Остров Россия. Геополитические и хронополитические работы. 1993-2006. — М.: РОССПЭН, 2007. — C.3 — (Политология России). ISBN 978-5-8243-0870-9
  12. См. например: Хатунцев С.В.Новый взгляд на развитие цивилизаций и таксономию культурно-исторических общностей / Цивилизационый подход к истории: проблемы и перспективы развития. Ч.1. — Воронеж, 1994.
  13. 1 2 Pseudo-states as harbingers of a post-modern geopolitics… Institute of Behavioral Science, University of Colorado  (англ.)
  14. Богатуров А. Д. Искушение Рейганом. Лимитрофы становятся значимым фактором в политике США на российском направлении//Независимая газета, 22 мая 2006 г.
  15. А. П. Паршев — Почему Россия не Америка. гл. «Легко ли быть лимитрофом»
  16. Михаил Леонтьев: «Саммит в Вильнюсе — кукольный театр лимитроф»
  17. PROGNOSIS.RU / После СНГ / Постсоветское пространство: лимитрофы XXI века
  18. 1 2 Рекомендации российских историков: «Россия и Прибалтика: компетентные ответы на исторические претензии лимитрофов»
  19. 1 2 Россия в условиях геополитической нестабильности Выступления В. Л. Цымбурского и В. М. Межуева
  20. Вадим Цымбурский. Это твой последний геокультурный выбор, Россия?
  21. Холмогоров Е. «И всякий остров спасся». Памяти Вадима Цымбурского. Русский обозреватель, 23 марта 2009.