Литература Японии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Национальный институт японской литературы (яп. 国文学研究資料館?)

Японская литература (яп. 日本文学 нихон бунгаку?) — литература на японском языке, хронологически охватывающая период почти в полтора тысячелетия: от летописи «Кодзики» (712 год) до произведений современных авторов. На ранней стадии своего развития испытала сильнейшее влияние китайской литературы и зачастую писалась на классическом китайском. Влияние китайского в разной степени ощущалось вплоть до конца периода Эдо, сведясь к минимуму в XIX веке, начиная с которого развитие японской литературы стало во многом обусловлено продолжающимся до настоящего времени диалогом с европейской литературой.

Периодизация[править | править вики-текст]

Ниже приведена периодизация японской литературы, привязанная к значительным изменениям в социальной и политической жизни страны:

История[править | править вики-текст]

Древняя литература[править | править вики-текст]

Возникновение японского письма[править | править вики-текст]

Вани (картина XIX века)

Письменность возникла в Японии с введением китайской письменности и первым знакомством с китайской учёностью и литературой, через посредство корейских пришельцев. До знакомства с китайскими письменами в Японии не было никакой письменности. Начало изучения китайского языка в Японии относится к V веку; в 405 году кореец Ван Ин (в японских летописях — Вани 王仁, он же 和邇吉師, «добрый учитель Вани») был приглашён учителем китайского языка к наследному японскому принцу — и после того поток учёных из Кореи и Китая прочно утвердил китайское влияние в Японии. Кодзики описывают это событие так:

И тогда [император Одзин] повелел [царю Кынчхого] Пэкче: «если живёт в этом краю мудрец, преподнести его как дань». Выбор пал на Вани. И тогда [царь] принёс в дань его вместе со свитками Лунь юй и Тысячесловие. Вани стал прародителем рода Фуми-но-Обито.

В VII в. Император Тэндзи (662—671) учредил высшие школы для изучения китайских древностей; японские молодые люди отправлялись в Китай изучать язык и культуру страны. Китайская литература была отчасти для Японии тем, чем для европейских литератур были греческие и латинские классики.

Заимствовав из Китая письмена, то есть иероглифы, японцы долго приспособляли их к особенностям японского языка. Сначала письменность — в особенности проза — была китайская, доступная только высшему, образованному классу. Китайские иероглифы, составляющие идеописательные знаки цельных слов, а не звуков и слогов, стали применяться для выражения соответствующих японских слов; одинаковое начертание иероглифа произносилось, таким образом, различно по-китайски и по-японски, то есть китайский текст читался японскими словами. При обогащении литературного японского языка потребовалось большее количество письменных знаков — и китайские иероглифы стали употребляться уже не идеологически, не как выражение цельного понятия, а в своем звуковом значении, как обозначение слога, части слова. Это — начало перехода к фонетической японской азбуке: иероглифы сделались фонетическими изобразителями японских слов. В древнейших японских литературных памятниках это привело к варварскому смешению китайских и японских слов, во избежание чего лучшие японские авторы предпочитали чистый китайский язык. Постепенно начала вырабатываться японская силлабическая азбука, окончательно установившаяся в конце IX века и состоящая из фонетического употребления сокращённых форм китайских знаков. С введением этой самостоятельной фонетической азбуки (на китайском фундаменте) получилась возможность свободного пользования японским языком для литературных целей, и это привело к быстрому блестящему расцвету японской поэзии и прозы.

Древнейшими памятниками архаической японской литературы являются песни, включенные в древние летописи Кодзики и Нихон сёки. Песни эти, относящиеся по всей вероятности к VI и VII векам, представляют собой только археологический интерес и чужды основных черт позднейшей японской поэзии — склонности к мечтательному созерцанию природы, любви к цветам, птицам и т. д. Они интересны для характеристики первобытных японцев, как воинственного, самоуверенного, веселого народа, храброго в сражениях, любившего пиры с застольными песнями, торжества с приветственными и поздравительными песнями, жившего наивными, простыми чувствами. Таков общий характер японской архаической поэзии, в которой преобладают праздничные, застольные, воинственные, похоронные, шуточные и, главным образом, любовные песни, выражающие наивную чувственность, доходящую иногда до цинизма. Многие песни — особенно военные — относятся к легендарной истории начала японской монархии и приписываются обыкновенно императорам и разным знатным лицам; много песен соединяют с именем предполагаемого основателя японской монархии (в 660 г.), императора Дзимму; одна из лучших старых песен считается сочинением микадо Одзина и сложена — по словам летописей — в 282 году (Император Одзин, избравший для своего гарема красавицу Ками-нага-химэ, уступает её сыну, полюбившему её), но поэтические достоинства этой песни, выдержанность и тонкость аллегорической формы указывают на принадлежность её к позднейшему времени — вероятно к VI веку.

Норито[править | править вики-текст]

К тому же архаическому периоду относятся норито — синтоистские молитвословия, обрядовые моления, написанные ритмической прозой, длинными периодами в торжественном стиле. Они представляют значительный литературный интерес художественностью стиля, но главным образом важны своей документальной стороной, знакомя с религиозной жизнью японцев до начала влияния буддизма и конфуцианства, то есть с поклонением микадо и их божественным предкам. Содержание норито сводится к славословию богов, к передаче истории празднеств, рассказам о деяниях богов, перечислению жертвоприношений и т. д. Стиль норито торжественный, пышный, с повторениями и разными риторическими украшениями, параллелизмами, метафорами, антитезами, поэтическими сравнениями. Церемониальное чтение норито совершалось членами двух семей, Накатоми и Имиби, в которых эта обязанность переходила по наследству из поколения в поколение. Норито разных времен собраны были в годы Энгияп. (901—923) в «сборнике церемониальных правил», Энги-Сики (50 томов, изд. в 927 г.), где насчитывается 75 норито, из которых приведены текстуально (в 8-м т.) 27 важнейших ритуалов различных праздников (матсури). Это молитвы в честь богини ниспосылающей пищу, богов ветра, предков императорских семей, моления об урожае, о предотвращении моровой язвы, об изгнании злых божеств и т. д. Самая знаменитая из этих молитв — Охараи, моление о великом очищении, написанное с большим подъемом и очень поэтичное.

Архаический период японской литературы совпадает с тем временем, когда довольно убогие резиденции микадо менялись с каждым новым правителем, по местожительству наследника, жившего всегда отдельно от правящего микадо. Эта кочевая жизнь микадо прекратилась с утверждением столицы в Наре, в провинции Ямато, в 710 г. С этого времени резиденции микадо, благодаря развитию всех отраслей культуры, становились всё более роскошными и тем самым прочными. Только ввиду неудобного для политических целей положения Нары резиденция перенесена была сначала в Нагаоку, а в 794 г. в Киото (древнее название — Хэйан-кё, то есть столица мира). Литература, относящаяся ко времени резиденции микадо в Наре, охватывает собой VIII век и носит название Нарского периода (историю литературы Японии принято делить на периоды, соответствующие резиденциям микадо в каждое данное время). Основные черты этого периода — развитие китайского влияния, распространение буддизма и соответственно этому значительный рост литературы, как и искусства, в особенности архитектуры (сооружение буддийских храмов и пышных дворцов для микадо).

Кодзики[править | править вики-текст]

К этому периоду относятся первые книги на японском языке. Во главе их стоит Кодзики — историческая летопись, записи о событиях древности, о полуисторическом, полулегендарном прошлом японской монархии. Кодзики изданы было между 712 и 720 гг.; события, рассказанные в них, доведены до 628 г. (до царствования императрицы Суи-Ко); записи о последних полутора веках заключаются только в лаконическом перечислении имен. Кодзики составлено было в царствование Императрицы Гэммэй и по её поручению Ясумаро, со слов Хиэда-но-Арэ (неизвестно, мужчина ли это или женщина), человека с баснословной памятью; это очевидно был один из так называемых катарибэ — придворных рассказчиков, излагавших в торжественных случаях предания старины. Язык Кодзики — смесь китайского с японским. Ясумаро пользовался китайскими иероглифами, то сохраняя значение и конструкцию их, то употребляя их фонетически для изображения японских звуков (тогда не было ещё силлабических азбук), вследствие чего стиль Кодзики очень пёстрый и неуклюжий (смешение китайской и японской конструкций). Содержание Кодзики — синтоистские мифы о первых веках японской истории, о божественном происхождении микадо. Некоторые мифы напоминают греческие, как например миф о боге Хая-сусо-но-ву, убивающем дракона, близкий к мифу о Персее и Андромеде. В этих преданиях много художественной фантазии (в особенности в рассказах о подвигах бога водяных пучин, Хая-сусо-но-ву, и его потомка, «повелителя великой земли и 8000 мечей»); но исторического значения эти повествования о первых микадо и их божественных предках не имеют.

Нихон сёки[править | править вики-текст]

Запись в Нихон сёки за 15 апреля 683 года относительно использования медных монет вместо серебряных — первое упоминание о японских деньгах (издание XI века)
Издание Нихон сёки времён эпохи Хэйан

Гораздо значительнее в этом отношении второй исторический труд Нарского периода Нихон сёки — анналы в 30 книгах, написанные принцем Тонэрияп. и другими учёными на китайском языке одновременно с Кодзики (720 г.). В первых двух книгах собраны древние мифы; эти книги служат полезным дополнением к Кодзики, давая варианты и пространное изложение основных синтоистских преданий. Затем следуют более легендарные, чем исторические сведения об основании японской империи при Дзимму, о заселении японцами главного острова, о борьбе с туземцами-айнами, о древнейших походах в Корею и т. д. Повествование доведено до 697 г. Нихон сёки примыкает, как и позднейшие японские летописи на китайском языке, к китайским образцам (Ханьшу, Ше-ки и т. д.) и многое заимствует из них. Несмотря на эти заимствования и на старание придать величественность первобытным условиям японской старины, Нихон сёки имеет большую документальную ценность, как источник для изучения начала японской культуры на синтоистской основе. Для истории литературы особенно ценны образцы первобытной поэзии, включенные и в Нихон сёки, и в Кодзики, записанные в фонетической передаче.

Впоследствии было составлено пять продолжений Нихон сёки (на китайском языке): Первое — «Сёку нихонги», законченное в 797 г. и охватывающее период от 697 до 791 г., то есть весь Нарский период (40 книг, в 20 томах); литературный интерес этого труда заключается в включенных в него образцах японской прозы того времени, разных официальных документов, эдиктов микадо и т. д. Дальнейшие продолжения: «Нихон-коки», изд. в 841 г., «Сёку-Нихон-коки» (869), «Монтоку-итсуроку», история императора Монтоку, с 850 по 858 г. (878), и «Сандаи-итсуроки» — история царствования трех микадо, Сейва, Иодзеи, Коко, с 859 по 887 г. (901). Все эти шесть составных частей Нихонги объединяются общим названием Риккокусияп. — «шесть национальных историй».

Другие произведения прозы Нарского периода: сэммио, или микотонори (яп. ?) — эдикты императоров на японском языке при вступлении на престол или отказе от престола, при назначении новых министров, по случаю смерти выдающихся людей, для усмирения мятежей и т. д.; они составлены в торжественном тоне норито и изобилуют риторическими прикрасами. Затем идут фудоки — топографические описания японских провинций. Из них наиболее известен «Идзумо-фудоки», изд. в 733 г., состоящий, в целом, из сухого фактического изложения, но с включёнными в текст поэтичными легендами и старыми мифами. Из удзибуми, то есть фамильных хроник отдельных семей, сохранилась только одна, семьи Такахаси Такахаси удзибуми (яп. 高橋氏文?). Она написана в стиле сэммио и кодзики.

Поэзия[править | править вики-текст]

Поэзия Нарского периода сильно развилась и видоизменилась сравнительно с архаическими песнями, известными из Кодзики; под влиянием китайской литературы и буддизма она утратила первобытную беспечность и веселость и сделалась лирикой чувств, преимущественно элегических: воспеваются страдания и тихие радости любви, преданность богам, любовь к предкам, величие правителей страны, тоска по родине вдали от нее, печаль по умершим — и главным образом тонко передаются красоты природы, чувства, вызываемые переменой времен года, ароматом вишневых и сливовых садов и т. д. Грустные, созерцательные мотивы преобладают: это — прямое воздействие буддизма. Особенно любопытна внешняя форма поэзии в этот период. Длинные стихотворения отсутствуют, эпоса совершенно нет; поэтические настроения выливаются в очень короткие лирические стихи.

Основная форма, создавшаяся в Нарский период и навсегда укоренившаяся в японской поэзии — это так называемая танка (то есть короткое стихотворение) из пяти стихов, каждый по пяти и семи слогов. Так как японский язык состоит сплошь из кратких слогов (одна гласная или гласная с согласной), то есть все слоги кончаются на одну из 5 гласных, все одинаковой длины и одинаковы по ударению, то не может быть ни рифм (они были бы слишком монотонны), ни ритма, основанного на смене длинных и кратких слогов. Единственное отличие поэзии от прозы в японском языке — последовательное чередование пяти и семи-сложных строк; в этом и заключается принцип танки. Танка состоит из 5-ти строк, 1-ая и 3-я в пять, 2-ая, 4-ая и 5-ая — в семь слогов, то есть в общем все стихотворение состоит из 31 слога. Иногда прибавляется 6-й стих — усиленный вариант 5-го. Краткость формы стесняет свободу фантазии, но авторы танки доходят иногда до поразительного мастерства в искусстве сжато намечать тонкие настроения, воссоздавать образы природы и связанные с ними ощущения в 5, много 6 строках. Танка в этом отношении сродни эскизно-характерной японской живописи: то же искусство намеков, «art suggestit», ставший принципом французской декадентской поэзии, отчасти под влиянием проникшей во Францию японской живописи. Танки — если бы они были известны поэтам-декадентам — могли бы оказать такое же влияние, как рисунки Кацусики Хокусая и других японских мастеров. Среди танки есть шедевры изящества и лиризма, но исключительное их господство делает японскую поэзию очень бедной, лишенной серьезного содержания и лирического вдохновения, превращает ее в виртуозную игру.

Какиномото-но Хитомаро — автор многочисленных тёка и танка в Манъёсю

Стиль танки и других вариантов этой основной формы отличается множеством сложных риторических прикрас, из которых наиболее характерны макари-котоба и юкари-котоба. Макари-котоба значит изголовье-слово; оно ставится в начале стихотворения, и на него следующее слово ложится как на изголовье. Это определяющие слова, epitheta ornantia, в роде Гомеровских «быстроногий Ахилл» и т. п. («таку-хикару-хи» — высокосияющее солнце; «китовая ловля» вместо «море» и т. д.). Юкари-котоба (или кэниогэн) — вертящиеся слова, слова с двойным значением, из которых первое составляет с предшествующим словом одно понятие, а с последующим — другое. Напр., «матсу» — хвойное дерево; «матсу-но-ега» — ветвь хвойного дерева, а «хито-во-матсу» — ждать кого-нибудь; «хито-во-матсу-но-ега» и составляет юкари-котоба, очень употребительный оборот в танка. Кроме того танка изобилуют повторениями, обращениями и восклицаниями (иногда все стихотворение — восклицание, построенное на одном слове, стоящем в конце), параллельными словами в смежных строках, аллитерацией и т. д. Стихотворения начинают с введения, где целая фраза — атрибут к одному слову или даже только к отдельным слогам слова. Все эти изощрения и прикрасы очень ценятся в японской поэзии, выдвигая на первый план виртуозность и остроумие формы, как в хитроумных резных безделушках из слоновой кости, которыми славятся японцы. Преобладание красивости, миниатюрности, изящества над широтой замысла, отсутствие пафоса и трагизма — характерный особенности Я. поэзии, соответствующие душевной легкости, смышлености и умственной восприимчивости японцев. Кроме танка существуют более длинные стихотворения, нага-ута (длинные песни), с тем же чередованием 5 и 7 сложных строк, с заключительной строкой в 7 слогов, но не ограниченный пятью строфами. Они сопровождаются обыкновенно заключительными стихотворениями в 31 слог — ханка, повторяющими главную мысль стихотворения. Кроме того существуют еще сэдока, в шесть строк, то есть танка с прибавленной семисложной строкой, варьирующей предыдущую, затем буссоку-сэкитаи (форма следа ноги Будды) тоже в 6 строк и т. д., но все это видоизменения основной формы — танка.

Манъёсю[править | править вики-текст]

Поэзия Нарского периода сохранилась в большой антологии «Манъёсю» (собрание тысячи листов), составленной в начале IX века. В ней собрано около 5000 стихотворений, из которых более 4000 одних танка, а затем небольшое количество нага-ута и сэдока. Они охватывают период в 130 лет, от конца VII в., и разделены на несколько категорий: стихотворения, воспевающие времена года (си-хи-кусагуза-но-ута); стихотворения любовные и выражающие чувства детей к родителям, подчинённых к господину, братьев и сестер друг к другу (сомон или сита-сими-ута); смешанные стихотворения (куза-гуза-но-ута) — о путешествиях императоров и частных лиц, застольные и т. д.; элегии (банка или канасими-ута), аллегорические стихотворения (хиука или татоэ-ута) и т. д.

Отрывок из Манъёсю:

На сливовый цвет
Налёг толстый снег.
Я хотел собрать
Показать тебе,
Но в моих руках он растаял весь

На мне нет одежды,
Смоченной росой
При моей прогулке по летней траве.
Но платья моего рукав
Постоянно мокр от слёз

Авторы стихотворений принадлежали к высшему придворному кругу; многие из них — женщины. Называются имена 561 автора стихотворений; из них 70 женщин. Особенно знамениты два поэта: Какиномото-но Хитомаро, чиновник при дворе Сёму (724—754), часто сопровождавший микадо в путешествиях, и Акахито. Из длинных стихотворений, нага-ута, наиболее популярна легенда об Урасиме — рыбаке, который по безрассудству утратил возможность жить постоянно в стране бессмертных. Эта поэтичная легенда разрабатывает вечный мотив губительного человеческого любопытства.

Классическая японская литература (794—1185)[править | править вики-текст]

Второй период японской литературы носит название Хэйанского, по названию города Киото или Хэйан-кё (город мира), куда в 794 г. была перенесена столица империи из Нары. Киото оставался резиденцией микадо (императора) до 1868 г.; но когда власть микадо стала призрачной, центром духовной жизни стал город Камакура, в Восточной Японии. Хэйанский период простирается от 800 до 1186 г. и считается классическим. Высокий расцвет национальной литературы происходил в связи с влиянием китайской литературы и буддизма. Масса японского народа оставалась ещё в невежестве; литература этого периода — аристократическая, представители её — члены высшего придворного круга. Особенность периода заключается в преобладании женского творчества. Главнейшие произведения этой эпохи написаны женщинами, занимавшими тогда видное и вполне самостоятельное свободное положение. Изящная литература была почти всецело в руках женщин (мужчины изучали китайскую учёность); поэтому характер её — изысканный и семейно-благопристойный, в противоположность порнографической японской беллетристике XVIII и XIX веков.

Поэзия Хэйанского периода представлена сборником «Кокинсю», составленным по поручению микадо Дайго и изданным в 922 г. В нем около 1100 стихотворений, разделенных на такие же рубрики, как в «Манъёсю»; большая их часть — танка. По богатству содержания и достоинствам отдельных стихотворений «Кокинсю» стоит ниже «Манъёсю»; в нем множество танка, написанных на заданные темы при поэтических турнирах и щеголяющих внешней отделкой формы, остроумной игрой слов. Но именно этому сборник «Кокинсю» обязан своей большой популярностью: изучение его в XI веке было обязательно для образованных людей, в особенности для девушек. Впоследствии «Кокинсю» больше подражали, чем «Манъёсю», и до сих пор эта антология усердно изучается в Японии.

Отрывок из Кокинсю:

Я уснул в мечтах о тебе
Поэтому, может быть,
Во сне тебя видел.
Знай я, что это будет продолжаться,
Я не хотел бы пробуждаться

В эту весеннюю ночь,
Ночь бесформенного мрака,
Краски сливовых цветов
Увидать нельзя,
Но может ли быть скрыто благоухание их?

Славу классического Хэйанского периода составляет, однако, не поэзия, а проза, достигшая большой гибкости и богатства, благодаря вошедшим в японский язык китайским словам, и ставшей очень изысканной и художественною.

Ки-но Цураюки (портрет работы Кикути Ёсая)
Уцубо-моногатари, издание 1809 года

Одним из первых выдающихся прозаиков этого периода был Ки-но Цураюки, поэт и издатель «Кокинсю» (ум. 946). Его предисловие к «Кокинсю» считается образцовым по стилю и интересно по высказанным в нем мыслям о происхождении поэзии, о суетности погони за внешними прикрасами, в ущерб глубине и искренности чувств. Цураюки делает обзор поэзии Нарского периода; его отзывы об отдельных поэтах и поэтессах — интересные образцы чуткой и художественной литературной критики, не ослепляемой виртуозностью формы, ставящей выше всего углубленность содержания и выдержанность стиля. Язык Цураюки в этих критических этюдах очень образный, поэтичный, часто метко насмешливый. Другое его произведение — Тоса-никки, путевые заметки, дневник путешествия из Тосы на о-ве Сикоку, где он занимал 4 года место губернатора в Киото. Дневник написан очень изящно и с большим юмором описывает бытовые подробности и мелкие обыденные происшествия во время пути, слегка подшучивает над пьянством своим и своих спутников при проводах его в Тосе, вышучивает плохие стихи, сочиненные при этом случае, отмечает очень поэтично грустные эпизоды (смерть молодой девушки), описывает бури и опасные встречи с пиратами. В общем получается очень живое, остроумное и непринужденно-поучительное повествование.

Главными прозаическими произведениями Хейанского периода являются так называемые моногатари, то есть рассказы, иногда вымышленные, сказочного характера, иногда исторические или близкие к типу дневников и мемуаров. Иногда моногатари представляют собой сборники коротких отдельных рассказов, связанных общим героем; иногда это большие повести, даже романы. Древнейшими из этого рода произведений считаются Повесть о старике Такэтори и Исэ-моногатари, относящиеся оба, по мнению японского критика, Мотоори, к началу Х века (между 901 и 922 гг.). Первый из них — сборник фантастических сказок, написанных чистым японским языком, но заимствованных из китайских источников; все чудесное в них носит буддийский характер. Одна из самых поэтичных сказок — о «сияющей девушке» (Кагуа-химе), вознесшейся на небо после того, как никто из смертных не смог добиться её руки, то есть исполнить её требования от притязателей на её руку; даже микадо, с которым она обменивалась нежными танка, оказался недостойным её. Исэ-моногатари — ряд рассказов о приключениях молодого придворного, где наряду с вымышленными любовными приключениями есть описания разных японских провинций, куда ездит герой. Повествование пересыпано множеством танка на любовные темы.

Иллюстрация Тоси Мицуоки (1617—1691) к 20 тому «Повести о Гэндзи»

Из других произведений этого рода Х-го и начала XI века наиболее известны Уцубо-моногатари, Хамамацу-Тюнагон-моногатари и Ямато-моногатари. Самый знаменитый роман классической эпохи — Гэндзи-моногатари (начала XI в.); автор его — Мурасаки Сикибу, знатная придворная дама из семьи Фудзивара, занимавшей много веков видное место в Японии и давшей ряд микадо, государственных деятелей, учёных и писателей. Мурасаки славилась своей учёностью и талантом. Её роман повествует о жизни Гэндзи, сына микадо, и его любимой наложницы, и описывает чрезвычайно реально, с изобилием характерных подробностей, жизнь аристократического японского общества. По умению реально изображать характеры, рисовать мужчин и женщин без идеализации и сентиментальности, со всеми их слабостями и пороками, подмечать и метко воссоздавать течение будничной жизни, «Гэндзи-моногатари» сравнивают с реалистическими романами Фильдинга и Дефо. Удивительно, что такое сильное реалистическое произведение могло появиться в начале XI века (около 1004 г.), среди народа, склонного к сенсационным эффектам, к чудовищным или карикатурным образам, соблазняющим первобытную фантазию. Это выдающееся, истинно талантливое произведение, обнаруживающее в авторе большую наблюдательность, юмор, пафос, никогда не впадающий в мелодраматичность, и совершенство языка. Размеры «Гэндзи-моногатари» огромные: роман состоит из 54 томов; одно только генеалогическое дерево действующих лиц (микадо, принцев и принцесс, придворных и т. д.) занимает 80 страниц. Эти размеры объясняются множеством эпизодических рассказов, введенных в повествование; но они интересны и не утомляют внимания читателя. Язык «Гэндзи-моногатари» очень цветистый и церемонный, что объясняется изысканной вежливостью речи в высших кругах японского общества, описанного в романе. Главная задача романа — изображение разных женских типов; галерея их в рассказах о похождениях героя очень большая, портреты очень разнообразны и реальны. Центром «Гэндзи-моногатари» считается глава Сана-садамэ (то есть критика женщин), где описываются в несколько грустном тоне красивая монахиня и её молоденькая дочь.

Мурасаки Сикибу никки

Мурасаки написала ещё дневник «Мурасаки Сикибу никки» (яп. 紫式部日記?), пользующийся известностью, но не такой, как ее знаменитый роман.

Наряду с Мурасаки-но-сикибу пользуется славой классической писательницы другая женщина, Сэй-Сёнагон, тоже принадлежавшая к высшему кругу, славившаяся ученостью и талантом, занимавшая должность придворной дамы при императрице. Её произведение носит название «Записки у изголовья»; это нечто в роде мемуаров из личной жизни автора, чередующихся с рассказами, описаниями, размышлениями, бытовыми картинками. Стиль «Записок» стал очень популярным в Японии и называется дзуйхицу (следование за кистью). Это бессистемное записывание всего, что приходит в голову: то перечень приятных и неприятных предметов и впечатлений, то очерки нравов или личных переживаний, то описания природы, то мысли об окружающем. «Записки» — лучший образчик дзуйхицу. Это, как и «Гэндзи-моногатари», объёмистое сочинение (12 томов, 6460 страниц) и тоже относится к XI веку. Содержание очень разнообразно и носит больший отпечаток индивидуальности автора, чем эпическое повествование Дневника Мурасаки. Сэй-Сёнагон — остроумная, наблюдательная светская женщина, легкомысленная в вопросах нравственности (жизнь ее, по дошедшим сведениям, соответствовала тону ее очерков), находчивая, насмешливая и с большим чутьем к красотам природы. «Записки у изголовья» дают очень грациозно описанные сцены придворной жизни (визит императрицы к придворному, нападение любимой собаки микадо на кошку, тоже любимицу императора и т. д.) с подробностями о костюмах, обстановке и привычках микадо и его двора; в описаниях природы проявляется настоящий лиризм; оригинальные афоризмы обнаруживают знание жизни, наблюдательность, впечатлительность и юмор, иногда свободный до цинизма (к печальным вещам Сэй-Сёнагон причисляет, например, «письмо из дома, где нет никаких новостей»; к омерзительным «храп человека, которого вы стараетесь спрятать и который отправился спать, где ему совсем не место»; к волнующим — «проходить там, где играют дети» и т. д.).

Кроме названных моногатари есть ещё множество других, из которых наиболее известны Удзи-моногатари (автор его, Минамото-но-Такакуни, ум. в 1077 г.), сборник народных поверий и легенд, и Сагоромо-моногатари и Сарасина-Ники (описание путешествий), оба написанные женщинами. Все эти романы, повести и сказки свидетельствуют о высоком развитии реалистического творчества и дают ценный материал для изучения культуры и нравов Хэйанского периода. К разряду моногатари принадлежат, наряду с беллетристикой, и исторические труды. Таковы Эйга-моногатари (яп. 栄花物語?) и Окагами (яп. 大鏡?). «Эйга-моногатари» относится к концу XI века, состоит из 40 книг и охватывает историю Японии за два столетия (до 1088 г.). Это не история страны в широком смысле, а подробное повествование о жизни Фудзивары-но Митинага (Эйга-моногатари значит «сказание о славе»), главного министра (ум. 1027) при трех императорах, и его сыновей Ёримити и Норимити, унаследовавших власть отца. Рассказ ведется в стиле вымышленных моногатари, со множеством романтических эпизодов, анекдотов и неизбежных танка, но все-таки имеет документальное значение. «Окагами» (то есть «великое зеркало») состоит из 8 томов и представляет собой историю 14 царствований, от микадо Монтоку, вступившего на престол в 851 г., до Го-Итидзё, ум. в 1036 г. Автор «Окагами» — Тамэнари (из семьи Фудзивара), дворцовый управляющий при микадо Сутоку (1124—1141), ставший потом буддийским монахом. Содержание «Окагами» состоит из сухого перечня биографических дат относительно каждого микадо, анекдотов, танка и биографий важнейших государственных деятелей, рассказанных с вымышленными романтическими подробностями.

Как исторические документы, оба эти труда служат дополнением к еще более сухим историческим хроникам на китайском языке. Особенность обоих произведений — большое влияние буддизма на их авторов. Есть еще два аналогичных произведения — Макукагами и Мидзукагами; все они вместе называются Мицукагами, то есть три зеркала (зеркалом называется всякий исторический труд). К той же эпохе относится несколько исторических и справочных сочинений на китайском языке: Сёдзироку (изд. в 815 г.) — генеалогия 1182 дворянских семей; Энги-Сики (42 книги) — уложение периода правления Сики (901—923), закончено в 927 г., содержащее ритуал синтосистских богослужений, молитвы (норито), а также описание административного строя, обязанностей чиновников и т. д.; Ваймё Руйдзусё (яп. 倭名類聚抄?) — китайско-японский словарь, составленный Минамото-но-Ситагау (911—983).

Средневековая литература (1185—1603)[править | править вики-текст]

Камакурский период (1186—1332)[править | править вики-текст]

«Зеркало Востока» (яп. 吾妻鏡/東鑑 Азума Кагами?) — японская средневековая хроника, описывающая период с 1180 до 1266 годы

Хэйанский период расцвета японской литературы сменился веками упадка художественного творчества, под влиянием изменившегося государственного строя. Власть микадо, поддерживавшая праздность интеллектуально развитых царедворцев, мужчин и женщин, создавших утончённую изящную литературу, сменилась господством военного сословия — сёгунов. Резиденция микадо, Хэйан-кё, перестала быть центром умственной жизни; на первый план выступили менявшиеся местопребывания сиогунов, захватывавших власть в свои руки. Утверждение сёгуната в Камакуре, в конце XII века, Минамото-но Ёритомо, которому наследовали два его сына, было началом Камакурского периода японской литературы (1186—1332). После семьи Ёритомо судьбами Японии управляла семья Ходзё, члены которой были не сёгунами, а сиккэнами, помощниками сиогунов; но их сила была такова, что и микадо, жившие в Киото, и сёгуны, продолжавшие жить в Камакуре, только номинально пользовались своими титулами и фактической власти не имели.

Миура Дайсукэ Ёсиакэ (1093—1181) верхом на коне близ замка Кинугаса (иллюстрация к «Гэмпей Сэйсуйки» кисти Тоёхары Тиканобу).

Характерные черты эпохи сёгуната: огромный рост буддизма (3000 буддийских монастырей близ Киото), сосредоточение учёности в руках монахов, воинственный и более грубый характер литературы, так как монахи, приверженцы сёгунов, часто брались за оружие и участвовали в гражданских распрях. Женщин почти нет среди писателей этого периода; поэзия и романы в пренебрежении. Среди литературных произведений Камакурского периода преобладают исторические сочинения и мемуары; большая их часть относится к началу периода; позже литературная деятельность страны все более падала. Одно из первых сочинений этого рода — «Гэнпэй Дзёсуйки» или «Гэмпей Сэйсуйки» (яп. 源平盛衰記?), история возвышения и падения двух аристократических родов, Гэндзи и Хэйкэ, во второй половине XII века. 48 книг этой истории охватывают период от 1161 до 1185 г. и написаны в духе шекспировских хроник; историческая истина перемешана с вымыслом, с риторическими прикрасами, рассуждениями, выдуманными речами государственных деятелей, описаниями сражений в героическом стиле, молитвами, заклинаниями, танка и т. д. Автором «Гэмпей Сэйсуйки» считается Хамуро Токинага (яп. 葉室時長?), которому приписываются также два других произведения: «Хогэн-Моногатари» (яп. 保元物語?) (рассказ о междоусобиях в Киото в 1157 г. из-за спора о престолонаследии) и «Хэйдзи-моногатари» (яп. 平治物語?) (где говорится о возобновлении той же борьбы в 1159 г.). Повесть о доме Тайра неизвестного автора — явное подражание «Гэмпей Сэйсуйки»; повторяются те же события, с прибавкой новых патриотических, благочестивых или драматических прикрас. Особенность этого произведения в том, что язык повествования приспособлен к пению бива-бодзу (бивских бонз), что увеличило его популярность.

Гораздо выше стоит другое произведение этого времени — «Ходзёки» (1212 г.), мемуары поэта Камо-но Тёмэя; он был блюстителем синтоистского храма, но, огорчённый отказом в повышении, стал отшельником и написал в уединении свои мемуары, которые ценятся за превосходный стиль. Название его книги, «Ходзёки», указывает на отшельничество автора (ходзё — 100 квадр. футов — размер хижины Тёмэй: ки — запись). Наиболее интересны в «Ходзёки» описания пожара в Киото в 1177 г. и землетрясения 1185 г., а также мысли автора об отшельничестве и буддизме и любопытное описание его собственной простой жизни в уединении, радующей его своей свободой и углублением в красоты природы и религии. Характер «Ходзёки» чисто буддийский.

От Камакурского периода осталось много других дневников и путевых очерков. «Идзаион-ники» написан знатной вдовой из семьи Фудзивара, Абацу-ни, принявшей буддийские обеты. Она описывает путешествие в Камакуру, в очень сентиментальном тоне. «Бен-но-найси-ники», дневник о событиях между 1216 и 1252 гг. тоже написан женщиной. Поэзия Камакурского периода заключается, как и раньше, в сочинении танка, уступающих, однако, прежним, Составлялись антологии (из 100 стихотворений 100 различных авторов), под названием Хякунин иссю. Первая из них (сборник танка от VII до XIII вв.) составлена в 1235 г. Садаиэ, членом семьи Фудзивара.

Периоды Намбокутё и Муромати[править | править вики-текст]

Китабатакэ Тикафуса

Следующие два периода японской литературы связаны с раздорами между сёгунами и их регентами с одной стороны и микадо с другой. Первый из них — период Намбокутё (1332—1392), то есть «южный и северный дворы», названный так потому, что тогда царствовали одновременно два микадо: один, ставленник сиогунов, в Киото, другой — в провинции Ямато. Второй период, Муромати (1392—1603), назван по городу в провинции Киото, где окрепла новая династия сёгунов из рода Асикага, власть которых была выше императорской, сосредоточившейся опять в одних руках при микадо Комацу, в 1392 г. Оба эти периода считаются тёмными веками в литературе. Одним из выдающихся писателей XIV века был Китабатакэ Тикафуса (яп. 北畠親房, род. 1293, ум. ок. 1351 г.), влиятельный государственный человек и приверженец микадо Го-Дайго. Его главное произведение — «История истинного преемства божественных царей» (яп. 神皇正統記 Дзинно Сётоки?), написанное в защиту прав южного двора, содержит (в 6 книгах) философскую теорию политического строя Японии и полумифическую, полудостоверную историю Японии, вплоть до событий, в которых сам автор принимал участие. Изложение сухое, литературное значение книги слабое, но политическое ее влияние было очень велико; она содействовала укреплению власти микадо. Другое произведение Тикафусы — «Гэнгэнсю» (в 8 книгах), изложение главнейших синтоистских мифов.

Другое знаменитое произведение этой эпохи — «Повесть о великом мире» (яп. 太平記 Тайхэйки?), история сёгуната со времени основания его Ёритомо в 1181 г. и событий от вступления на престол микадо Го-Дайго (1319) до конца царствования Го-Мураками в 1368 г. Это история одного из самых бурных периодов японской истории беспрерывных распрей, интриг и жестокостей. Первоначальное название книги было другое: «Анки-юрайки» («Запись о причинах мира и опасности») или «Кокка-тиранки» («Запись о мире и беспорядках в государстве»). Прежде «Тайхэйки» считалось сочинением нескольких жрецов, писавших по поручению микадо Го-Дайго, но есть основания полагать, что автор его — монах Кодзима-хоси (ум. 1374)[1]. Книга носит отпечаток творчества одного лица. Характер «Тайхэйки» скорее беллетристический, стиль риторический, испещренный китайскими словами, намеками и цитатами. «Тайхэйки» обнаруживает также сильное влияние буддизма и знание буддийской теологии. Язык книги более прост по конструкции, чем язык Хэйанского периода, обогащён китайскими словами и служит основой для новейшего литературного стиля. «Тайхэйки» пользуется популярностью до сих пор; существуют особые профессиональные чтецы этого памятника национального прошлого.

Наиболее интересный писатель этой эпохи — Ёсида Кэнко, член знатной семьи, придворный, ставший потом буддийским монахом; он умер 68 лет в 1350 г. Его главное произведение — «Наброски от скуки» (яп. 徒然草 Цурэдзурэгуса?), любопытный сборник мыслей и поучений, восхвалений буддизма, святости и отшельничества, наряду с мудрыми житейскими правилами и прославлением мирских утех. Кэнко отличался широким свободомыслием и соединял (в литературе, как и в жизни) вкусы грешного мирянина с благочестивыми порывами буддиста; язык его иногда циничен — в нападках на пьянство и другие излишества, — иногда благороден и величествен. Вот образчик его мыслей: «если ты думаешь, что твое спасение верно — оно верно; если думаешь, что неверно — оно неверно».

Поэзия этого периода представлена, кроме обычных танка, появлением нового жанра — но, то есть лирических драм, с музыкой и мимическими танцами. Содержание их почерпнуто из буддистских и синтоистских преданий; основные мотивы — благочестие, патриотизм, военная храбрость. Текст сочинялся буддийскими монахами, а музыка, танцы и постановка — актёрами, которые и считались авторами пьес. Конструкция всех но одинаковая: входит жрец, называет себя и объявляет, что отправляется в путешествие. Потом он появляется у какого-нибудь храма, или на поле сражения и т. п., и появляющийся дух рассказывает ему местную легенду и говорит, кто он. Пьесы очень коротки, занимают страниц 6 — 7 в печати и исполняются не более чем в час времени. Действующих лиц 5 — 6, иногда только 3, затем несколько музыкантов и хор. Первые но написаны были в XIV веке; большая их часть относится к XV веку. Самая знаменитая пьеса — «Такасаго» (яп. 高砂?). Разновидностью но являются так называемые кёгэн (сумасшедшие слова), наподобие европейских фарсов; они исполнялись в антрактах между серьёзными пьесами и отличались от но отсутствием хора, разговорным языком и комичным содержанием.

Литература раннего нового времени (1603—1868)[править | править вики-текст]

Период Муромати сменился в японской литературе знаменательным во многих отношениях временем расцвета и художественного творчества и всех отраслей науки — периодом Эдо (1603—1867), охватывающим время от основания Токугавой Иэясу сёгуната Токугава и перенесения им своей резиденции в Эдо (отсюда и название) до восстановления власти микадо (императора) и начала европейского влияния на духовную жизнь Японии. Иэясу усмирил междоусобицы даймё, подчинил их своей власти (при сохранении номинальной власти микадо) и положил начало твердому феодальному строю, при котором Япония процветала во всех отношениях. Литература периода Эдо отличается тем, что перестала быть монополией высших классов и стала доступной всей народной массе, что отчасти понизило прежнюю утончённость вкуса; вместе с распространением книгопечатания (оно существовало в Японии с VIII века, но только при сёгунате Токугава введён был — по корейским образцам — подвижной шрифт и сильно возросло печатание книг) в Японии распространилась грубая порнографическая литература, процветающая и до сих пор. Другая характерная черта этой эпохи — упадок буддизма и распространение конфуцианства, которое своей позитивной моралью отвечает национальному рационалистическому характеру японцев гораздо более, чем мистический буддизм.

Одно из самых ранних произведений периода Эдо — «Тайкоки» (яп. 太閤記, 1625 г.; автор неизвестен), история знаменитого регента (тайко) Хидэёси, рождение и жизнь которого приняли в воображении народа легендарный характер и окружены были чудесами.

Кингакуся[править | править вики-текст]

Наиболее известные японские писатели XVII в. принадлежат к так называемым кингакуся, то есть распространителям кангаку (яп. 関学?) — китайской философии (конфуцианства), китайской литературы и науки. Во главе кангакуся стоит учёный Фудзивара Сэйка (англ. 藤原惺窩, 1560—1619), ознакомившийся с китайской философией по комментариям Чжу-Си на учение Конфуция и пропагандировавший ее в «Кана-Сэйри» — сочинении, оказавшем огромное влияние на литературу и идейную жизнь периода Эдо.

Издание «Нихон Одай Итиран» на французском языке, 1834 год
«Ёдзёкун» Каибары Эккэна

Под влиянием китайского учения этика вытеснила религиозные идеи, добродетель считалась естественной потребностью человека, соответствием гармоничному устройству природы; идеалом нравственного совершенства признавалась лояльность, беззаветная преданность феодальному господину, повиновение сына отцу, жены мужу, долг мести за властелина (также сыновей за отца), учтивость и церемонность, входившие в понятие о чести и т. д. Самопожертвование подчиненных во имя интересов властителя считалось самым священным долгом; литература этого периода полна рассказов о самураях, добровольно убивавших своих детей и себя, чтобы спасти жизнь сёгуна или его наследника или отмстить за них. Выработалась особая этика самоубийства (харакири) как выражение лояльности или средство мести обидчику. В семье женщина утратила прежнее самостоятельное положение; идеалом женской добродетели сделалась покорность мужу и почтительность. Этот кодекс морали, в связи с полным упадком религиозного и мистического чувства, укреплялся в народе путём литературного влияния кангакуся и выработал национальный характер японцев: выдержанность гражданского долга, лояльность, храбрость, доходящую до полного презрения к собственной жизни, и рассудочность.

Вслед за Фудзиварой Сэйка выдвинулись другие кангакуся: Хаяси Радзан (1583—1657), автор 170 трактатов схоластического или морального характера, мемуаров, исторических очерков и т. д.; его сын Хаяси Гахо (яп. 林 鵞峰, 1618—1680), автор истории Японии (яп. 日本王代一覧 Нихон Одай Итиран?); Каибара Эккэн (яп. 貝原 益軒, 1630—1714 гг.), плодовитый писатель, писавший на общедоступном языке, без излишней риторики, фонетической азбукой, и потому доступный читателям всех классов; главное его сочинение — «Ёдзёкун», трактат о воспитании, преисполненный моральными сентенциями.

Самый знаменитый из кангакуся — Араи Хакусэки (1657—1725 г.), написавший весьма интересную автобиографию «Записки сломанного хвороста», «Генеалогию ханов» (1701 г. — история японских даймё с 1600 по 1680 г., в 30 томах), и «Приложение для исторических чтений» (1712 г. — обзор японской истории за 2000 лет). В книге «Записи об услышанном с Запада» Хакусеки рассказывает о своем знакомстве с итальянским миссионером патером Сидотти, арестованным за пропаганду христианства в 1708 г. и умершим в тюрьме. Этот рассказ интересен изложением взглядов автора на христианство, которое ему, как убежденному рационалисту, кажется безумным. Хакусэки написал еще много других сочинений по экономическим вопросам, об искусстве, об уголовном праве, археологи и географии, японский словарь и т. д.

Другой известный кангакуся — Муро Кюсё (яп. 室鳩巣, 1658—1734), гонитель буддизма, защитник жизненной философии и морали в духе конфуцианства. Его главное произведение — «Сюндай Зацува», ряд поучений.

Поэзия и беллетристика[править | править вики-текст]

Наряду с философской и учёной литературой в XVII веке процветали беллетристика и поэзия, дававшие материал для чтения образованному сельскому и городскому населению низших классов (купцам, ремесленникам, крестьянам). Появилось много романов (самые известные — «Мокудзу-моногатари», «Усуюки-моногатари», «Ханносуке-но-соси»), рассказов и очерков, большей частью непристойного содержания (самый известный их автор — Ихара Сайкаку). Процветала литература детских сказок (самая популярная — «Нэзуми-но-ёмэири» (яп. 鼠の嫁入り?), выход замуж крысы, написана около 1661 г.); сильно развилась народная драма. Самый знаменитый драматург того времени — Тикамацу Мондзаэмон (из касты самураев, 1653—1724 г.), пьесы его хаотичны, неправдоподобны, но в их дикости, богатстве выдумки, грубости есть своеобразная сила. Тикамацу был очень плодовит; современное издание его избранных произведений содержит 51 пьесу (2000 стр.). Пьесы его разделялись на исторические (дзидаймоно) и драмы из жизни и нравов (сева-моно). Лучшая из его драм — «Битвы Коксинги» (битвы Кокусенья, знаменитого пирата), написанная в 1715 г.

Поэзия XVII века представлена многочисленными хайку (танка из 3 стихов, вместо 5), самым прославленным автором которых был Мацуо Басё (1643—1694 г.).

Другой вариацией танка были кёка (сумасшедшая поэзия) — вульгарно комические стихотворения, злоупотреблявшие игрой слов и всяческими остротами (сорэ). В XVIII в. ученая и философская литература кангакуся стала приходить в упадок; представители её доходили до крайностей в своем увлечении всем китайским и совершенно пренебрегали японским языком, на котором писалась только беллетристика. В этой области сильно расплодилась порнографическая литература, распространяемая книгоиздательской фирмой Хатимондзия (дом 8 иероглифов). Собственник её был в то же время и писателем, под псевдонимом Дзисё. Ему (ум. в 1745 г.) и его сотруднику Кисэки (ум. около 1736 г.) принадлежит множество произведений этого рода, обозначаемых именами их обоих. В издании Хатимондзия вышло более 100 книг, повестей, рассказов и очерков непристойного содержания; наиболее известны: «Кэйсэй-кинтанки» (1711; кощунственные и грязные насмешки над буддизмом, очень талантливые по юмору), «Оядзи-катаги» («Портреты стариков»), «Мусуко-катаки» («Портреты золотой молодежи»). Фирма Хатимондзия существовала до конца XVIII века; другие фирмы также издавали сяре-бон (остроумные книги), до того циничные, что в 1791 г. они были запрещены правительством. Во всей этой литературе есть, однако, большие достоинства: юмор, реалистическое изображение нравов, богатство выдумки.

Из беллетристических произведений другого характера выдается «Васобёэ» (1774), нечто в роде японского Гулливера. Драма XVIII века представлена главным образом произведениями ученика Тикамацу, Такэда Идзумо (ум. 1756), писавшего в сотрудничестве с 5 — 6 другими авторами. Главные произведения — «Тюсингура» (рассказ о верных вассалах, 1748) и драма о судьбе, «Сугавара-но-Митидзанэ». Драмы Такеда-Идзумо более естественны и просты, но менее поэтичны, чем драмы его учителя.

Вагакуся[править | править вики-текст]

Кэйтю
Обложка книги Комон гава (яп. 小紋雅話?) Санто Кёгэна, издание 1790 года

Противовесом увлечению Китаем явились в XVIII веке исследователи японской старины, вагакуся. Почин к изучению национального прошлого положил сёгун Иэясу; его дело продолжал его внук, даймё Токугава Мицукуни (яп. 徳川 光圀, 1628—1701), основывавший библиотеки, покровительствовавший учёным. По его почину составлена была история Японии на китайском языке, «Дай-Нихон-си» (яп. 大日本史?). Известнейшие вакагуся XVIII века: буддийский жрец Кэйтю (яп. 契沖, 1640—1701), автор «Манъё Дайсёки» (яп. 万葉集大匠記?), «Кокин Ёзайсё» (сборник старых и новых материалов), исследований о классической литературе и т. д., Китамура Кигин; Када-но Адзумамаро (яп. 荷田春満, 1669—1736); Камо-но Мабути (яп. 賀茂真淵, 1697—1769), учёный профессор, автор множества комментариев к древним произведениям; самый знаменитый вакагуся Мотоори Норинага (1730—1801), плодовитейший ученый и писатель (55 сочинений в 180 том.). Главное его произведение, остающееся авторитетным до сих пор — «Предание Кодзики» (яп. 古事記伝 кодзикидэн?), толкование Кодзики, священной книги синтоизма. В этой книге Мотоори ведёт резкую полемику против китайского влияния и превозносит все японское. «Кодзикидэн» — начало реакции против китайских идей, во имя японской самобытности. Мотоори принадлежат ещё: «Исоно-ками-сисюку» (трактат о поэзии), «Гиодзин-гайген» — нападение на китайскую философию, «Плетёная корзина» (яп. 玉勝間 15 том., изд. после смерти Мотоори в 1812 г.) и «Судзу поясю» — сборник разных набросков, дающих драгоценный материал для изучения синтоистской древности.

Научная литература[править | править вики-текст]

Научная литература XIX века представлена богословскими трудами Хирата Ацутанэ (яп. 平田 篤胤, 1776—1843), ученика Мотоори, сочинениями Охаси Даюндзо, ярого и невежественного противника европейской науки, сочинениями китайствующих и буддийских ученых. В беллетристике впервые появились романы и повести не на исторической основе, как моногатари прежних веков, а на вполне вымышленные фабулы. Первый писатель в этом роде — Санто Кёгэн (яп. 山東 京伝, 1761—1816), а наибольшей славой пользуется Кёкутэй Бакин (яп. 曲亭 馬琴, 1767—1848), плодовитый автор, поразительный по богатству фантазии, но писавший крайне растянуто, утомительно риторическим языком, бьющий на эффектность, щеголяющий эрудицией. Самое знаменитое его произведение — «Хаккэндэн»; затем идут «Юмихари-дзуки» («Молодая луна»), «Мусобёэ-катёмоногатари» и другие, большей частью аллегорические произведения.

Романисты — современники Бакина: Рютэй Танэхико (1733—1842), Сакитэй Самбо (1775—1822), Дзиппэнся Икку (ум. 1831) и др.

Современная литература (1868—1945)[править | править вики-текст]

Новейший период японской литературы носит название Токийского, по названию резиденции микадо (императора), перенесённой в Токио из Киото в 1869 г. после того как пала власть сёгунов и восстановлено было главенство микадо. Характерная черта этого периода — возрастающее влияние европейских идей, воспринимаемых японцами со свойственной им быстротой усвоения полезных влияний извне. Европейское влияние началось с пересмотра законов, заимствования всех технических усовершенствований европейского Запада, изучения европейских языков — в особенности английского, быстрого роста образования, создания армии и флота, железных дорог и т. д. Японская молодежь стала ездить в Европу изучать науки, в особенности медицину; в Токио основана была школа иностранных языков.

В литературе жажда реформ и стремление сравняться с европейской культурой выразились прежде всего в многочисленных переводных и оригинальных произведениях, знакомивших с европейской наукой и жизнью. Один из выдающихся писателей, пропагандировавший европейские идеи — Фукудзава Юкити, автор книги «Положение дел на Западе». Около 1879 г. стали появляться многочисленные переводы западноевропейских романов, а затем началось обновление и национального художественного творчества. Оно выразилось, прежде всего, в реакции против искусственности, неправдоподобности и сенсационности дурного тона прежних любимцев публики, Кёкутэя Бакина и др. Цубоути Сёё первый резко выступил против Бакина в «Сэсецу Синзуи» («Дух художественного творчества», 1885), потом основал журнал «Васэда-бунгаку», где проповедуются европейские литературные принципы, и написал реалистический роман «Тёсэй сосэй катаги» («Портреты современных студентов», 1885). Он писал также драмы («Маки-но-ката», 1897; «Кику-то-кири», 1898), мелодраматические по содержанию, но без преувеличений и несообразностей японских драм прежних времен.

Одзаки Коё

Судо Нансуй (1857—1920), автор политических романов прогрессивного направления, щеголяет своим знанием европейской литературы и истории. В романе «Дамы нового типа» (1887) он рисует утопическую картину будущей Японии, стоящей на высоте культурного развития. Героиня — идеал эмансипированной женщины, деятельница женских клубов, отстаивающих права женщин, а по профессии — молочница (это верх эмансипации, так как японцы до сих пор не употребляли молока в пищу); она выходит замуж за политического деятеля, который венчается во фраке и продевает в петлицу цветок флёрдоранжа. Критики хвалят этот роман, написанный прекрасным языком, но приведённые подробности показывают, что есть еще много наивности — подчас комичной — в японском подражании европейской культуре.

Один из самых популярных и плодовитых японских романистов того времени — Одзаки Коё[2] (яп. 尾崎 紅葉, ум. в 1903 г.). Его лучший роман — «Много чувств, много горя» (1896), чрезвычайно чувствительный, описывающий горе неутешного вдовца. Он написан разговорным языком, в котором чувствуется влияние английского. Англо-китайско-японские слова теперь в большом ходу в Японии и составляют лексикон японской прессы.

Другой известный писатель современной Японии — Кода Сигэюки (яп. 幸田 成行, псевд. Рохан), автор историч. романа «Хигэ Отоко» (яп. ひげ男, 1896), описывающего неурядицы в Японии до установления Токугавского сиогуната. Роман этот крайне растянут, но написан хорошим языком и благороден по замыслу.

Тояма Масаказу

В тогдашней японской поэзии предпринимались попытки отступить от прежних форм монотонных танка и создать новый тип стихов, пользуясь принципами европейской поэзии. В этом направлении работали профессора Токийского университета Тояма Масаказу (яп. 外山正一?), Ятабэ Рёкити (яп. 矢田部良吉?) и Иноуэ Тецудзиро (яп. 井上哲次郎?). Они издали вместе в 1882 г. книгу «Антология нового стиля» (яп. 新体詩抄 Синтай-сисё?), где, отказавшись от танка, пропагандируют новые типы нага-ута (длинных стихотворений), приспособленных к современным требованиям, то есть написанных не старым языком, непригодным для выражения новых идей и чувств, а обыкновенным теперешним книжным языком, который считался прежде слишком вульгарным для серьезной поэзии. Чередование 5 и 7 сложных строк сохранено, но стихотворения делятся, по примеру европейской поэзии, на строфы равной длины. В выборе тем и в общем характере новой поэзии видно непосредственное влияние европейских образцов. Есть попытки рифмованных стихов — но рифма совершенно непригодна для японского языка. В «Синтай-сисё» 19 стихотворений, из которых большая часть переводных (с английского) и только 5 оригинальных: оды на времена года, военная песнь и стихи, обращенные к статуе Будды в Камакуре. Стихотворения скорее слабы, но высказанные издателями принципы вызвали оживленные споры и создали школу поэтов нового направления; самый выдающийся из них — романист Ямада. Японская поэзия начала XX века окончательно забросила прежние формы маленьких танка и хайку; пишутся большей частью мечтательные стихотворения, более длинные и расплывчатые, как видно напр. из сборника «Ханамомидзи» (цветы и осенние листья), вышедшего в 1898 г. Стихи этого сборника свидетельствуют о чутком понимании красоты, о нежности настроений, объединяющих жизнь сердца с жизнью внешней природы.

Значительное влияние на японцев в то время оказала и русская литература — известность получила литературная группа «Сиракаба» (букв. «Белая берёза»), члены которой восхищались творчеством русских писателей, прежде всего Льва Толстого.

Послевоенная литература (1945—поныне)[править | править вики-текст]

«Литература атомной бомбы» (яп. 原爆文学?) — литературный жанр в Японии, объединяющий творчество писателей о ядерных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки

Поражение Японии во Второй мировой войне оказало глубокое влияние на японскую литературу. Ведущей темой произведений многих авторов стало недовольство, потеря цели и смирение с поражением. Рассказ «Сакурадзима» Харуо Умэдзаки (яп. 梅崎 春生?), который принадлежит к первому послевоенному поколению писателей, живописует разочаровавшегося и скептически настроенного офицера военно-морского флота, проходящего службу на базе, расположенной на вулканическом острове Сакурадзима, неподалеку от Кагосимы, южной оконечности острова Кюсю. Роман Осаму Дадзая «Заходящее Солнце» (яп. 斜陽?) рассказывает о солдате, возвращающемся из Маньчжоу-го. Сёхэй Оока был удостоен Литературной премии Ёмиури за своей роман «Пожар на равнине» (яп. 野火?) о японце-дезертире, который сходит с ума в филиппинских джунглях. Юкио Мисима — также именитый послевоенный писатель, хорошо известный своей нигилистический манерой письма и покончивший жизнь самоубийством (сэппуку). Рассказ Нобуо Кодзимы «Американская школа» повествует о группе японских учителей английского языка, которые сразу после войны ведут борьбу с американской оккупацией различными способами.

Выдающиеся писатели 1970-х и 1980-х годов были сосредоточены на интеллектуальных и нравственных проблемах в попытках поднять уровень социального и политического сознания. В частности, Кэндзабуро Оэ в 1964 году написал своё самое известное произведение, «Личный опыт», и стал вторым в Японии лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Мицуаки Иноуэ в 1980-х годах писал о проблемах ядерного века, в то время как Сюсаку Эндо, видный представитель «третьих новых», изображал религиозную дилемму католиков в феодальной Японии, какурэ-кириситан, в качестве основы для решения духовных проблем. Ясуси Иноуэ также обратился к прошлому, мастерски изобразив человеческие судьбы в исторических романах о Внутренней Азии и Древней Японии.

Получил значительное признание Кобо Абэ, принадлежавший ко второму послевоенному поколению писателей, со своим самым знамениты произведением — Женщина в песках 1960 года. Ёсикити Фуруи (относится к «поколению интровертов») писал психодрамы о трудностях городских жителей, вынужденных справляться с мелочами повседневной жизни. В 1988 году Премию имени Сандзюго Наоки получил Сизуко Тодо за «Созревающее Лето» — историю о психологии современной женщины. Международную известность получил Кадзуо Исигуро, британец японского происхождения, лауреат престижной Букеровской премии.

Харуки Мураками является одним из самых читаемых и противоречивых современных японских авторов. Его сюрреалистические работы вызвали ожесточённые дебаты в Японии, являются ли они «истинной» литературой или просто популярной фантастикой; в числе его самых непримиримых критиков числится Кэндзабуро Оэ. Среди самых известных работ Мураками — «Норвежский лес».

Банана Ёсимото также в числе современных популярных писателей, чей манга-подобный стиль письма вызвал много споров, особенно на заре творческой карьеры в конце 1980-х годов, пока её не признали самобытным и талантливым автором. Её стиль — преобладание диалога над описанием, что напоминает сценарий манги; её произведения сосредоточены на любви, дружбе и горечи потери. Дебютной работой была «Кухня» 1988 года.

Особую популярность завоевали манга — рисованные истории, рассказы в картинках. Спектр их сюжетов охватывает почти все области человеческих интересов, такие как средняя школа, история Японии, труды по экономике и т. д. На мангу приходилось от 20 до 30 процентов печатных изданий в год в конце 1980-х, оборот достигал ¥ 400 миллиардов в год.

Мобильная литература, написанная для пользователей мобильных телефонов, появилась в начале XXI века. Некоторые из таких произведений, такое как «Небо любви», продаются миллионами печатных копий, а в конце 2007 года «мобильные романы» вошли в пятёрку крупнейших лучших продавцов фантастики[3].

Специфические жанры[править | править вики-текст]

Окинавские жанры[править | править вики-текст]

Известнейшие антологии, эпос и авторы по эпохам[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

Библиография[править | править вики-текст]

  • Астон В. Г. История японской литературы = A History of Japanese Literature / перевод В. Мендрина. — Владивосток, 1904.
  • Поздняков Н. И. Японская поэзия. Очерк. — М., 1905.
  • Елисеев С. Е. Японская литература // Литература Востока : журнал. — Петроград, 1920. — № 2.
  • Конрад Н. И. Японская литература в образцах и очерках. — Ленинград, 1927. — Т. 1.
  • Ад: Сборник рассказов японских пролетарских писателей / Пер с яп. Е. Терновской. — М.; Л.: Московский рабочий, 1929.
  • Литература Китая и Японии. Восток. Сб.1. М., 1935.
  • Курахара К. Статьи о современной японской литературе. М., 1959.
  • Логунова В. В. Писатель и время. Реализм и модернизм в японской литературе. М., 1961.
  • Григорьева Т., Логунова В. Японская литература. Краткий очерк. М., 1964.
  • Фельдман-Конрад Н. И. Японское пролетарское литературное движение в документах. М., 1972.
  • Конрад Н. Очерки японской литературы. М., 1973.
  • «Красная лягушка» Новеллы японских писателей, (Ясуока Сётаро, Хасэгава Сиро, Симаки Кэнсаку), сост. А. Бабинцева и Д. Бугаевой, «Наука», Главная редакция восточной литературы, 1973.
  • Глускина А. Е. Заметки о японской литературе и театре. М., 1979.
  • Анарина Н. Г. Японский театр. М., 1984.
  • Конрад Н. И. Японская литература в образцах и очерках. Репринтное издание. Автор послесл. Б. Л. Рифтин.- М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. (Библиотека отечественного востоковедения)- 562 с.
  • Боронина И. А. Поэтика классического японского стиха (VIII—XIII вв.) М., 1978.- 373 с.
  • Боронина И. А. Классический японский роман. М., 1981.-294 с.
  • Бреславец Т. И. Теория японского классического стиха (Х-ХVII вв.) : учеб. пособие / под ред. С. С. Паскова. — Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 1984. — 116 с.
  • Бреславец Т. И. Традиция в японской поэзии: Классический стих танка/Т. И. Бреславец. — Владивосток: Изд-во Дальневост.ун-та,1992.-120с.
  • Бреславец Т. И. Литература модернизма в Японии : монография. — Владивосток : Дальнаука, 2007. — 255 с.
  • Вкус хризантемы : Стихи современных японских поэтов /Пер. с японского и сост. А. И. Мамонова ; Отв. ред. Л. Е. Черкасский. — М.: Наука, 1976.
  • Мамонов А. И. Свободный стих в японской поэзии. М., 1971—192 с.
  • Рехо К. Современный японский роман. М., 1977.- 304 с.
  • Рехо К. Русская классика и японская литература. М., 1987.
  • Горегляд В. Н. Японская литература VIII—XVI вв. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2001.
  • Долин А. А. Японский романтизм и становление новой поэзии. М., 1978.
  • Шефтелевич Н. С. Новая японская поэзия: Симадзаки Тосон. М., 1982.
  • Долин А. А. Новая японская поэзия. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы.1990.- 311 с. ISBN 5-02-016533-6
  • Долин А. А. История новой японской поэзии в очерках и литературных портретах. В 4 томах. Т.1. Романтики и символисты. СПб.: Гиперион, 2007.- 416 с. [4] с. ил.
  • Долин А. А. История новой японской поэзии в очерках и литературных портретах. В 4 томах. Т.2. Революция поэтики. СПб.: Гиперион, 2007.- 320 с. [4] с. ил.
  • Долин А. А. История новой японской поэзии в очерках и литературных портретах. В 4 томах. Т.3. Грани модернизм. СПб.: Гиперион, 2007.- 288 с. [4] с. ил.
  • Долин А. А. История новой японской поэзии в очерках и литературных портретах. В 4 томах. Т.4. Танка и хайку. СПб.: Гиперион, 2007.- 416 с. [12] с. ил.
  • Чегодарь Н. И. Литературная жизнь Японии между двумя мировыми войнами. М., 2004.- 222 с. ISBN 5-02-018375-X
  • «Япония в капле дождя», тематический номер журнала «Иностранная литература», № 2 за 2012 год.
  • Японская поэзия. Пер. с яп. М., 1954.
  • Японские пятистишия. М., 1971.
  • Японские трехстишия. Пер., предисл. и коммент. В. Марковой. М., 1973.
  • Японская поэзия Серебряного века. Танка, хайку, киндайси М., Азбука-классика. М., 2008.- 496 с.
  • Одинокий сверчок. Классическая поэзия хайку. М.: Детская литература, 1987.
  • Осенние цикады. Из японской поэзии позднего средневековья. М.: Радуга, 1987.
  • Старый пруд. Классическая поэзия хайку эпохи Эдо. Пер. с яп. А. А. Долина. СПб.: «Гиперион», 1999.
  • «Журавлиные перья». Японские народные сказки, песенки, стихи японских поэтов. Иллюстрации М. П. Митурича-Хлебникова, М. 2004, «Фортуна ЭЛ», 111 с.
  • Miner, Earl Roy, Odagiri, Hiroko, and Morrell, Robert E., The Princeton companion to classical Japanese literature, Princeton, N.J. : Princeton University Press, 1985. ISBN 0-691-06599-3

Статьи

  • Львова И. Л. Заметки о современной японской литературе // Иностранная литература. 1959. № 4.
  • Логунова В. В. О некоторых тенденциях в развитии современной японской прозы // Проблемы Дальнего Востока, 1972. № 1.
  • Пинус Е. М. Человек в старой японской литературе // Теоретические проблемы восточных литератур М., 1969
  • Пинус Е. М. Человек и мир в современном японском рассказе // Теоретические проблемы изучения литератур Дальнего Востока М., 1970.
  • Долин А. А. Японская поэзия на Западе: перевод-стилизация-адаптация.// Взаимодействие культур Востока и Запада. М., 1987.
  • Дьяконова Е. М. Вещь в поэзии трехстиший (хайку) / Вещь в японской культуре. — М., 2003. — С 120—137.
  • Бреславец Т. И. Формы языка и формулы речи в средневековой японской поэзии // Вестн. Дальневост. отд-ния Рос. акад. наук. — 2002. — № 5. — С. 116—125.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Тайхэйки
  2. Одзаки Коё // Большая советская энциклопедия : в 30 т. / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  3. Goodyear, Dana. I ♥ Novels (22 декабря 2008). Проверено 6 декабря 2010.
  4. Higginson, William J. The Haiku Handbook, Kodansha International, 1985, ISBN 4-7700-1430-9, p.20
  5. Литература Японии — статья из Большой советской энциклопедии
  6. MacWilliams, Mark W. Japanese Visual Culture: Explorations in the World of Manga and Anime. — M.E. Sharpe, 2008. — 352 с. — ISBN 978-0-76-561602-9.
  7. Иванов Б. А. Введение в японскую анимацию. — 2-е изд. — М.: Фонд развития кинематографии; РОФ «Эйзенштейновский центр исследований кинокультуры», 2001. — 396 с. — ISBN ISBN 5-901631-01-3.
  8. 1 2 Thompson, Jason. Manga: The Complete Guide. — Del Rey Books, 2007. — P. 498. — 556 p. — ISBN 978-0345485908.
  9. Fowler Edward The rhetoric of confession : shishõsetsu in early twentieth-century japanese fiction. — 1. paperback printing.. — Berkeley: University of California Press, 1988. — ISBN 0-520-07883-7.
  10. Luther, Katherine. Hentai — Genre Profile (англ.). About.com. Проверено 3 января 2010. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  11. Vermaak, Cara. Confessions of the Dyslexic Virgin: A Touch of Love. — AuthorHouse, 2006. — P. 407. — ISBN 978-1425953027.
  12. 研究センター
  13. Ryuka
  14. Robert Garfias The Okinawan Kunkunshi Notation System And Its Role In The Dissemination Of The Shuri Court Music Tradiotion // Asian Music. — Journal of the Society for Asian Music, 1993. — Т. 25. — С. 117.

Ссылки[править | править вики-текст]