Ложные друзья переводчика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ло́жные друзья́ перево́дчика (калька фр. faux amis), или межъязыковы́е омо́нимы (межъязыковы́е паро́нимы) — пара слов в двух языках, похожих по написанию и/или произношению, часто с общим происхождением, но отличающихся в значении. Например, польск. miasto, белор. места и укр. місто — город, а не место;

Ложные друзья переводчика могут приводить к неправильному пониманию и переводу текста. Часть из них образовалась из-за того, что после заимствования значение слова в одном из языков изменилось, в других случаях заимствования вообще не было, а слова происходят из общего корня в каком-то древнем языке, но имеют разные значения; иногда созвучие чисто случайно. Термин «ложные друзья» был введен М. Кёсслером и Ж. Дероккиньи в 1928 году в книге «Les faux amis ou Les pièges du vocabulaire anglais»[1].

Частным случаем ложных друзей переводчика являются псевдоинтернационализмы — межъязыковые омонимы, ассоциирующиеся (по своей графической и/или фонетической форме) со словами интернациональной лексики и вызывающие разного рода трудности при переводе: полное или высказывания, нарушение лексической сочетаемости или стилистического согласования слов в высказывании. Ещё одним частным случаем ложных друзей переводчика являются лексические единицы (слова и словосочетания), совпадающие в разных языках по своей внутренней форме, но имеющие совершенно разные значения:

англ. high time — «пора» (It’s high time to do something — «Пора делать что-либо») и

нем. Hochzeit — «свадьба».

В противоположность ложным друзьям переводчика существуют также слова, которые в двух данных языках имеют одинаковое значение и сходное звучание. В случае родственного происхождения подобные «настоящие друзья переводчика» называются лексическими когнатами.

Причины появления[править | править исходный текст]

Переосмысления в процессе исторического развития (Независимое развитие языков)[править | править исходный текст]

Значение одного и того же слова из праязыка в языках-потомках может развиваться в различных направлениях, что в итоге приводит к расхождениям в его лексическом значении в различных близкородственных языках.

Например,

англ. mist — туман,

нем. Mist — навоз.[2] Это различие в значении привело к конфузу при экспорте в Германию компьютерной игры Myst, дезодоранта Mist Stick, а также Роллс Ройса Silver Mist.

Не менее яркий пример — слово Gift, которое по-английски означает подарок или одарённость, а по-немецки — яд, отрава. Соответственно gifted на английском это одарённый, а по-немецки giftig означает ядовитый. Первичное значение этого общегерманского слова — «что-либо данное».

В процессе исторического развития лексическое значение того или иного слова может либо расширяться, либо сужаться. Иногда денотативное значение слова может оставаться прежним, однако может меняться его коннотативное значение:

польск. żyd является стилистически нейтральным словом, в то время как рус. жид является оскорбительно-пренебрежительным дисфемизмом.

На праславянском языке слово *vonjati (> рус. вонять) означало «пахнуть». В русском его смысл сдвинулся до «плохо пахнуть», в то время как в западнославянских языках (например, в чешском — духи по-чешски — voňavka) оно не несёт отрицательного смысла. Исходное значение в русском языке осталось в словах обонять (об- + вонять), обоняние, а также в старославянизме «благовоние» (приятный запах), преимущественно используемом для описания запаха в церкви и других местах преклонения. Также украинское слово «вродливий» (произносится «ўродлы́вый») означает «красивый», а созвучное ему русское «уродливый» имеет противоположное значение. Того же происхождения польское слово «uroda», которое переводится на русский язык как «красота».

Ещё один пример из родственных языков: слово zapomnieć по-польски означает «забыть», то есть противоположно значению того же русского слова, а его антоним zapamiętać — «запомнить», в свою очередь, является антонимом русского выражения «запамятовать».

Иногда в одном из языков то или иное слово становится архаизмом, а в другом оно продолжает активно употребляться: рус. лекарь — белор. лeкар, укр. лікар.

Изменение значения слова при заимствовании[править | править исходный текст]

Слова обычно заимствуются для того, чтобы дать название некоторому новому понятию. Нередко это новое понятие возникает из неосновного значения заимствуемого термина.

Английское old-timer (старик, ветеран) было заимствовано многими языками в суженном значении — старинный автомобиль. Слово «док» (dock) было заимствовано для того, чтобы назвать помещение для ремонта кораблей (Dry dock), хотя в английском языке это слово — пристань. Тюркское балык — рыба, в заимствованиях приобрело более узкое значение «солёная провяленная рыба», а по-русски так называют и мясо, приготовленное подобным образом.

Поскольку слова в разговорном языке, как правило, являются полисемантическими, то и заимствования не являются в этом отношении исключением. Попав в другой язык в каком-либо одном значении, заимствованные слова со временем приобретают всё новые и новые значения, которые уже не являются интернациональными. Яркий пример тому — слово бланк, восходящее к фр. blanc («белый» или белый чистый лист)[3], которое в русском языке стало обозначать «формуляр для заполнения», в английском — «пробел», «пустой», а в немецком — «начищенный», «выбритый», «голый».

Изредка случается, что заимствованное слово обретает в новом языке собственную жизнь. Так, очень много подобных слов в японском языке: они пришли из английского языка и во многих случаях поменяли свое значение. Например, слово Rough (ラフ) (означает «грубый», «жесткий») в современном японском означает «повседневный» стиль одежды. Слово Service (サービス) стало означать «скидку», словосочетание Salary man (первоначально «наёмник», затем «наёмный работник», по-японски произносится как Сарариман, (サラリーマン)) — «работника компании», «офисного работника». Такие японские слова обычно называют Васэй-эйго.

Параллельное заимствование[править | править исходный текст]

Языки А и Б могут заимствовать слова из языка В в разных значениях. В русско-английских «ложных друзьях» общий предок чаще всего латынь.

  • Русское «ангина» происходит от лат. angina tonsillitis («удушение от воспаления миндалин»), в то время как английское angina (стенокардия) — от лат. angina pectoris («удушение грудное»)
  • В большинстве европейских языков слово préservatif, preservativo и т. д. означает «барьерный метод мужской контрацепции» (в этом значении слово вошло и в русский), но в английском и испанском preservative — «консервант» (при этом в русском языке присутствует слово пресервы или презервы).

Случайные совпадения[править | править исходный текст]

Такие совпадения возможны как в родственных, так и в неродственных языках: венг. lány («девушка», а не «лань»), нем. Krawatte и укр. краватка («галстук», а не «кровать»), фин. pivo («горсть» или «ладонь», а не «пиво»), яп. (произн. yama) («гора», а не «яма») и т. д.

Иногда в близкородственных языках случайные совпадения происходят вследствие позиционных фонетических изменений: укр. кішка («кошка») уподобилось рус. кишка по причине изменения в украинском языке гласного [о] в закрытом слоге.

Типы омонимов[править | править исходный текст]

Первый тип[править | править исходный текст]

Омонимы с абсолютно разным набором лексических значений. Их можно спутать лишь по причине созвучия (типичные омонимы), например булка (болг. «невеста») и булка (рус.), Angel (нем. «удочка») и ангел (рус.) (см. примеры).

Второй тип[править | править исходный текст]

Омонимы, некоторые лексические значения которых совпадают полностью либо частично за счёт наличия общих признаков, позволяющих отнести эти слова с данными значениями к одной сфере употребления.

Именно последний случай связан с наибольшим количеством ошибок при переводе. Например, английское слово «aggressive» имеет не только значение «агрессивный», но и «настойчивый, энергичный». Совпадение первого лексического значения слова «aggressive» с лексическим значением русского «агрессивный» может привести к тому, что, например, при переводе словосочетания «aggressive salesman» второе значение английского слова, которого нет у русского, проигнорируется и словосочетание будет переведено как «агрессивный продавец» вместо корректного «настойчивый продавец».

Другой пример. Слово «electric» в английском языке означает «электрический», тогда как по звучанию оно совпадает с русским «электрик». Оба значения имеют непосредственное отношение к электричеству, и знание этого факта при одновременном незнании правил словообразования может явиться причиной смешения смыслов во время перевода.

Ложные друзья переводчика в других сферах языка[править | править исходный текст]

Помимо лексики, данное явление возможно и в других сферах языка — главным образом, в системах письма и в грамматике.

Ложные друзья переводчика в письменности[править | править исходный текст]

Ложные друзья переводчика в системах письма могут послужить причиной неправильного произношения либо неправильного транскрибирования иноязычных собственных имён и варваризмов, неправильного заучивания правил чтения на других языках и прочих орфоэпических ошибок. В разных языках либо в разных системах письма одна и та же буква либо одно и то же буквосочетание может читаться по-разному. Так, например, буква Ë, которая в русском языке обозначает «йотированное О», в албанском языке читается как [ə] («шва»), в то время как в латинском, французском, нидерландском и некоторых других языках тот же самый диакритический знак обозначает то, что данная буква читается сама по себе, а не является составной частью диграфа AE, IE либо OE. Украинская буква Г читается как звонкий фарингальный щелевой согласный, а взрывное [g] в украинском языке обозначается буквой Ґ. Буква Ъ в болгарском языке читается как гласный звук, средний между О и Ы, а буква Щ — как сочетание согласных ШТ. Польский диграф SZ произносится как Ш, а одна буква S — как С; в венгерском языке — всё с точностью до наоборот. По-разному в разных языках читается и диграф CH: в английском, испанском и галисийском — как Ч, во французском, португальском и бретонском — как Ш, в немецком, нидерландском, польском, чешском, словацком, валлийском, ирландском и гэльском — как Х, а в итальянском, каталанском, румынском и молдавском — как К.

Ложные друзья переводчика в грамматике[править | править исходный текст]

Одна и та же грамматическая форма в разных языках может иметь совершенно разные функции.

Так, например, перфект в английском языке (I have done it) обозначает действие, совершившееся в прошлом и имеющее непосредственное влияние на момент речи, то есть неразрывно с ним связанное (в отличие от простого прошедшего времени (I did it), которое обозначает действие, полностью относящееся к прошлому и не имеющее никакой связи с моментом речи). В то время, как немецкий перфект (Ich habe das gemacht) обозначает разговорную форму прошедшего времени (в отличие от книжного имперфекта — Ich machte das, — обозначающего прошедшее повествовательное время). С другой стороны, в английском языке такой же порядок слов, как и в немецком перфекте, обозначает косвенное пассивное действие: предложение англ. I had this article translated обозначает «Мне перевели эту статью» — в отличие от I have translated this article, то есть «Я (сам) перевёл эту статью». Поэтому на немецкий язык данное предложение должно переводиться как Ich habe diesen Artikel übersetzen lassen, а не Ich habe diesen Artikel übersetzt. Отрицательная форма английского модального глагола must (You must not do it) обозначает запрет, а не отсутствие необходимости (You need not do it), в то время как отрицательная форма немецкого глагола müssen (Sie müssen nicht das tun) обозначает, как раз, именно отсутствие необходимости, а не запрет (Sie dürfen nicht das tun / Sie sollen nicht das tun).

Румынский постфикс -ul обозначает определённый артикль мужского рода единственного числа: рум. omul — «человек» в определённом состоянии. Та же самая морфема в венгерском языке — это один из суффиксов для образования наречий: венг. magyar — «венгерский», magyarul — «по-венгерски».

Служебное слово la в западно-романских языках обозначает определённый артикль женского рода единственного числа. С другой стороны, в балкано-романских языках это — предлог, обозначающий направление («куда?»). Поэтому итал. la casa обозначает «дом» в определённом состоянии, а рум. la casa — «в дом», «к дому».

См. также[править | править исходный текст]

  • Паронимы
  • Буквализм — ошибка при переводе с другого языка, заключающаяся в том, что вместо подходящего для данного случая значения слова используется главное или самое известное значение.

Примечания[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]

Библиография[править | править исходный текст]

  • Ronnie Ferguson. Italian False Friends (Toronto Italian Studies) ISBN 0-80-206948-7 Publisher: University of Toronto Press
  • Dolgopolov Yuri (Долгополов Юрий). A Collection Of Confusible Phrases. False ‘Friends’ and ‘Enemies’ in Idioms and Collocations. Publisher: Llumina Press,2004
  • Акуленко В. В., Комиссарчик С. Ю., Погорелова Р. В. (под редакцией Акуленко В. В.). Англо-русский и русско-английский словарь «ложных друзей переводчика». М.: Советская Энциклопедия, 1969.
  • Борисова Л. И. Ложные друзья переводчика. Общенаучная лексика. Английский язык. Publisher: НВИ-Тезаурус, 2002.
  • Готлиб К. Г. М. Словарь «ложных друзей переводчика» (русско-немецкий и немецко-русский) Publishers: М.: Советская энциклопедия, 1972; М.: Русский язык, 1985.
  • Канонич С. И. 300 ложных друзей переводчика. Испанско-русский словарь-справочник. ISBN 5-834-60111-1 Publisher: Менеджер, 2001.
  • Краснов К. В. Англо-русский словарь «ложных друзей переводчика». ISBN 5-98575-034-5 Publisher: M.:Э.РА, 2004.
  • Пахотин А. И. Англо-русский, русско-английский толковый словарь обманчивых слов («ложных друзей»). ISBN 978-5-98035-022-2

Publisher: М.:Издатель Карева, 2011.