Лозина-Лозинский, Владимир Константинович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
О. Владимир Лозина-Лозинский

Владимир Константинович Лозина-Лозинский (полная фамилия — Любич-Ярмолович-Лозина-Лозинский; 26 мая 1885, город Духовщина, Смоленская губерния26 декабря 1937, Новгород) — протоиерей Русской православной церкви.

Причислен к лику святых Русской православной церкви в 2000 году.

Семья[править | править исходный текст]

  • Отец — Константин Степанович (1859—1940) происходил из обрусевшей дворянской семье выходцев из Польши, принадлежавшей к роду Лозина-Лозинских (указом Сената, чтобы отличить от остальных, эта ветвь рода получила фамилию «Любич-Ярмолович-Лозина-Лозинские»; обычно она сокращалась до двух последних слов). Был земским врачом, затем работал врачом на Путиловском заводе.
  • Мать — Варвара Карловна, происходила из обрусевших немцев, дочь генерал-лейтенанта Карла Шейдемана, героя Крымской войны, командовавшего артиллерией при штурме Евпатории. Одна из первых российских женщин, получивших медицинское образование. В 1888, ухаживая за больными, заразилась тифом и скончалась.

Братья:

  • Сестра — Ирина Константиновна, в замужестве Северцева (1897—1986), врач[7][8].

Биография[править | править исходный текст]

Родился 26 мая 1885 года в городе Духовщина Смоленской губернии, в семье врачей.

В 1888 году его мать заразилась тифом и умерла. Семья перебралась в Санкт-Петербург. Отец его стал врачом на Путиловском заводе. Владимир был необыкновенно добрым и бескорыстным ребёнком. Ему был присущ врождённый аристократизм.

В 1904 году Владимир закончил гимназию Императорского Человеколюбивого общества и сразу поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

На гражданской службе[править | править исходный текст]

В 1910 году он начал службу Правительствующем Сенате. Одновременно молодой юрист продолжал изучать историю архивного дела и через два года окончил Санкт-Петербургский археологический институт.

Служил помощником обер-секретаря 2-го (крестьянского) департамента.

Когда началась Первая мировая война, Владимир Константинович стремился на фронт, но не был взят на действительную службу по состоянии здоровья. В годы войны был помощником начальника Петроградской санитарной автомобильной колонны, руководил перевозкой раненных со столичных вокзалов и распределял их по госпиталям.

Прекрасно говорил на европейских языках, писал стихи (некоторые на французском языке).

После прихода к власти большевиков работал статистиком на Московско-Рыбинской железной дороге. Его семья жила в церковном доме, её соседями были клирики духовенство находившейся рядом церкви св. Екатерины. Настоятель этого храма протоиерей Александр Васильев и причт были расстреляны, после чего Владимир Лозина-Лозинский решил стать священником.

Священник в Петрограде[править | править исходный текст]

В 1920 году был рукоположен во иерея, служил в университетской Петропавловской церкви, затем — настоятель этого храма, который к тому времени был переведён на квартиру академика И. И. Срезневского и освящён в честь Всех Святых. Несколько месяцев служил вторым священником в церкви свв. Космы и Дамиана, настоятелем которой был епископ Мануил (Лемешевский). В 1923 году окончил Петроградский богословский институт.

В тюрьме, лагере и ссылке[править | править исходный текст]

В 1924 году был арестован по делу Спасского братства. По ходатайству родных и близких был освобождён по причине «острого душевного расстройства». Существует версия, что родственники смогли «добыть» нужную справку; при этом никто из хороших знакомых его не считал сумасшедшим, а его показания на следствии, как сказано в жизнеописании о. Владимира, «отличаются глубокой продуманностью, осторожностью и взвешенностью, присущими юридически образованному человеку, не желавшему никого предать».

В феврале 1925 года был вновь арестован, по обвинению в монархическом заговоре и служении панихид с поминовением царской семьи, приговорён к расстрелу, заменённому десятилетним лишением свободы. Находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН). По воспоминаниям современников,

яркая личность о. Владимира запомнилась многим его соузникам-соловчанам. «Изящный, с небольшой красивой остриженной бородкой, он уже по внешности отличался от общего типа русского духовенства…». Аристократизм поведения, наклонностей и привычек не исчезал даже, «когда он отвешивал вонючую воблу» в продовольственном ларьке, разносил посылки или мыл управленческие уборные. Но врождённый такт «и, главное, светившаяся в нём глубокая любовь к человеку сглаживали внешние различия с окружающими», делали о. Владимира своим в среде духовенства. Он был «так воздушно-светел, так легко-добр, что кажется воплощением безгрешной чистоты, которую ничто не может запятнать».

В ноябре 1928 года заключение в лагере было заменено ссылкой на пять лет в Сибирь. Находился в пересыльной тюрьме Ленинграда, затем был отправлен в деревню Пьяново, находящуюся в 150 километрах от города Братска Иркутской области. В той же деревне отбывал ссылку епископ Василий (Зеленцов).

Служение в Новгороде[править | править исходный текст]

Был освобождён из ссылки, с 1934 года служил в Новгороде, где правящим архиереем был архиепископ Венедикт (Плотников), ранее, как и о. Владимир, служивший ранее в Петроградской епархии. С 1935 года — настоятель кафедрального Михаило-Архангельского собора, что на Прусской улице. Современники характеризовали его так:

Бодрый и необыкновенно сильный духом, он живёт, как подвижник, святой Божий человек, забывая о себе и своей плоти исключительно для ближнего своего и для любви к страждущим. Нельзя не удивляться и не преклоняться перед такой силой духа при совершенно истощённом и слабом организме.

Аресты и мученическая кончина[править | править исходный текст]

14 мая 1936 году был арестован, отправлен на обследование в областную больницу для душевнобольных, где признан вменяемым. 8 декабря 1937 году вновь арестован, обвинён в участии в деятельности некоей антисоветской группы «Народная демократия на основе неогосударственного капитализма». Виновным себя не признал, существования группы не признавал. 19 декабря приговорён к расстрелу «тройкой» при УНКВД по Новгородской области. 26 декабря расстрелян.

Канонизация[править | править исходный текст]

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в августе 2000 для общецерковного почитания.

Стихи[править | править исходный текст]

Из небольшого поэтического наследия Владимира Лозина-Лозинского[9]:

«

В МОНАСТЫРЕ

Вас поведут по тем местам,
Где притаился нежный шорох,
Где дум невыплаканных ворох
Всё говорит о чём-то вам…
Где проливался тёплый воск
Большими жёлтыми слезами,
А перед мшистыми стенами
В камнях из камня крест пророс…
Где с арки выломанной вниз
Сбегают серые ступени,
И дремлют сумрачные тени,
Где чей-то грех, упавший ниц…
Но здесь теперь уж не найдёшь
Напевов нежных колоколен,
И словно тайно тяжко болен
Спит монастырь, как старый дож…
И вот теперь, в ушедший век,
Вы здесь пройдёте молча мимо,
И вам приснится меч Селима,
Клобук, татары, Булат-бек…
В стене чугунное кольцо,
Седины, чёрный чёрк змеи,
Писанье старца Досифея
И чьё-то строгое лицо…

»

Библиография[править | править исходный текст]

  • Лозина-Лозинский В., протоиерей. Из соловецких тетрадей. Вступительная статья и подготовка текстов Ф. О. Стукалова. //Ученые записки Российского православного университета ап. Иоанна Богослова. Вып.1. М. 1995.

Примечания[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]