Лоскутная

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Лоскутная
Loskutnaya.jpg
Лоскутная 2.jpg
Расположение

Российская империя

Адрес

Москва, Тверская улица, 5

Координаты

55°45′22″ с. ш. 37°36′56″ в. д. / 55.756306° с. ш. 37.615639° в. д. / 55.756306; 37.615639 (G) (O)

Владелец

МамонтовыМ. Е. Попов
→Т-во «Лоскутной» гостиницы→«Т-во „Лоскутной“ гостиницы наследников A. M. Попова»РСФСР

История
Дата открытия

1870-е годы

Дата закрытия

1938 год

Застройщик

Мамонтовы

Архитектор

А. С. Каминский

Статистика
Количество ресторанов

1

Количество номеров

145—150

Количество этажей

3

Парковка

Конюшня на 8 лошадей

«Лоскутная» — одна из наиболее известных гостиниц Москвы второй половины XIX — начала XX веков.

История[править | править вики-текст]

XIX век[править | править вики-текст]

Предшественником московской гостиницы «Лоскутная» в доме № 5 по Тверской улице[К 1] был «Лоскутный трактир», с известной на всю Москву биллиардной. Гостиница была открыта при трактире купцами Мамонтовыми в начале 1870-х годов[К 2]. Угловой корпус в русском стиле — «из какого-то особенного красного кирпича с вставками из рисунчатых изразцов» — спроектирован зятем П. М. Третьякова, известным архитектором А. С. Каминским, много строившим в Китай-городе и по всей Москве. На фронтоне угла дома значилось: «1877 г.»[2]. По тогдашнему обыкновению, лестницы гостиницы были выполнены из каслинского литья.

Фасад «Лоскутной» делился на две части: правая сторона — новый корпус, красный; левая — оштукатуренная, выкрашенная в тёмно-серый цвет. Вдоль левой части тянулся чугунный, с такой же узорной решёткой на чугунных же колонках балкон, средняя часть которого над подъездом выступала вперед и покрывала собой весь тротуар. Летом на балконе стояли четыре большие кадки с лавровыми деревьями (два конических и два с большими шарообразными кронами)[3].

Согласно преданию, названием гостиница обязана историку Н. И. Костомарову — Мамонтовы хотели назвать её на европейский лад («Монополь», «Националь», «Селект» и т. п.), но «якобы Костомаров уговорил их наименовать её „Лоскутной“, чтобы этим сохранить наименование той местности, где она находилась»[4]. С двух сторон от гостиницы находились Обжорный и Лоскутный переулки, получившие свои названия от лавок Охотного ряда, торговавших соответственно провизией и обрезками всевозможных мехов, старым и новым суконным лоскутом.

Гостиницу Мамонтовы обставили богато. В ней было 145 номеров в трёх этажах. В более дорогих номерах были дорогие обои. Мебель светлого ясеня работы лучшего мебельного фабриканта Москвы Шмидта покрыта тёмно-красным шерстяным трипом. Швейцарская, коридоры, ресторан (небольшой, во втором этаже гостиницы) и служебные помещения освещались газом[5].

Летом 1872 года гостиница принимала участников и гостей Политехнической выставки[6].

В 1880 году дом № 5 приобрёл купец 1 гильдии, почётный гражданин Максим Ефимович Попов. В помещении знаменитой биллиардной было открыто оптовое отделение суконной торговли[7]. Старший из его сыновей, Александр Максимович, бывший «правой рукой» отца, заведовал «Лоскутной» и располагавшимся в том же доме суконным магазином — до своей кончины в 1894 году[8]. После смерти М. Е. Попова в 1896-м гостиница перешла к его сыну Сергею Максимовичу, который передал её племянникам, основав «Товарищество „Лоскутной“ гостиницы наследников A. M. Попова»[9].

В отличие от большинства гостиниц того времени, «Лоскутная» имела собственный телефон — вначале один на всю гостиницу: № 77-34[10]. В конце 1890-х «Лоскутная» обзавелась своей подстанцией — телефонные аппараты появились во всех номерах, и постояльцы имели возможность, не тратя времени на вызов официанта для дачи заказа в буфет, позвонить и «непосредственно требовать из буфета всё, что им было нужно»[11].

Для встречи и обратного отвоза пассажиров железной дороги на все вокзалы высылались омнибусы: вначале «большие» — на 6—8 человек, «запряжённые четвёркой лошадей», позднее заменённые однотипными для всех гостиниц — с парой лошадей, на 4 человека. В 1897 году управление «Лоскутной» первым поставило транспорт на резиновые шины. Железные решётки на крышах омнибусов ограждали багаж от падения; во время дождя или снегопада сундуки и чемоданы покрывались брезентом[12].

При омнибусе всегда выезжал так называемый кондуктор. Кондукторы всех гостиниц были одинаково одеты: поддёвка чёрного сукна и фуражка, на околыше которой золотым шнуром было вышито название гостиницы. Перед приходом поезда все кондукторы выстраивались в ряд на перроне вокзала и каждый кондуктор выкрикивал название своей гостиницы[3].

18 сентября 1880 года в «Лоскутной» был пожар, повредивший 20 номеров, но в самом скором времени они были «вполне исправлены и приведены в прежний вид», номеров к тому времени стало 150[13]. В конце 1880-х «Лоскутная» была оснащена электрическим освещением, «через контору Гринберга» управление установило «славившийся в Европе лифт немецкой фирмы „Карлфлор“»[14].

Директор правления «Лоскутной» С. А. Попов «не к чести русской публики» отмечает следующее обстоятельство:

В первых двух этажах гостиницы ложки, ножи и вилки подавались серебряные, работы известного фабриканта Фаберже, а в третьем — из белого металла, фабрики Артура Круппа. При подаче в номера на подносе чая или кофе стакан ставился всегда на маленькую салфеточку. Серебро никогда не пропадало, а дешёвые чайные ложечки и стоившие гроши салфеточки во множестве пропадали, и их постоянно приходилось докупать[15].

XX век[править | править вики-текст]

После 1917 года гостиница была национализирована и поначалу сохраняла своё предназначение, будучи переданной Комиссариату по морским делам и сменив название на «Красный флот», затем, по воспоминаниям секретаря И. В. Сталина Бориса Бажанова, стала общежитием ЦК РКП(б) под названием «5-й Дом Советов»[К 3]. В традициях советского новояза новые обитатели именовали её «Лоскуткой»[17].

В 1932—1936 годах в здании гостиницы размещалось управление только что созданного Московского метростроя под руководством П. П. Роттерта. Рядом со зданием был построен вертикальный шурф, через который велось строительство станции метро «Охотный ряд» и тоннеля к станции «Лубянка».

Именно строительство метро и реконструкция Манежной площади привели к сносу в 1938 году целого квартала между Охотным рядом и Историческим музеем. Не уцелело и здание бывшей «Лоскутной»[18].

Известные постояльцы[править | править вики-текст]

Гостиница в 1930 году (второе здание справа)
Вид из окна гостиницы через Тверскую улицу в направлении нынешней гостиницы «Москва»

Поскольку прислуги, владеющей иностранными языками, в «Лоскутной» не было, иностранные гости были редкостью. В 1880-х годах в гостинице был устроен званый завтрак в честь участников Международного медицинского конгресса. В память об этом до революции сохранялся стул с надписью: «На этом стуле во время завтрака … года … числа сидел знаменитый учёный Вирхов»[19].

В кругах российской творческой интеллигенции гостиница «Лоскутная» слыла роскошной и пользовалась особой популярностью. В ней останавливались Константин Леонтьев, Фёдор Достоевский, Николай Лесков, Лев Толстой, Иван Бунин[20], Антон Чехов, Глеб Успенский, Пётр Боборыкин, Сергей Есенин, Иероним Ясинский, Константин Паустовский.

Последний раз Достоевский остановился в «Лоскутной» за полгода до смерти, приехав в Москву для участия в торжествах по случаю открытия памятника Пушкину в 1880 году. Впоследствии в память писателя правление гостиницы «особенно хорошо» отделало номер 33, где он жил, и повесило в нём большой портрет знаменитого постояльца[21].

В 1915 году, после случайной встречи с бывшим служащим гостиницы, Бунин записал в дневнике: «Лакей знакомый, из „Лоскутной“, жалеет о ней — „привык в кругу литераторов жить“»[22]. Спустя десятилетия, уже в эмиграции, Бунин вспоминал о гостинице:

Большой и несколько запущенный вестибюль, просторный лифт и пестроглазый, в ржавых веснушках мальчик Вася, вежливо стоявший в своем мундирчике, пока лифт медленно тянулся вверх, вдруг стало жалко всё это, давно знакомое, привычное.

Бунин, И. Генрих (10 ноября 1940)

В «Лоскутной» писатель Андрей Белый впервые встретился со своей будущей женой Асей Тургеневой, а А. П. Чехов написал рассказ «Чёрный монах».

Любили «Лоскутную» и музыканты — в числе её постояльцев были виолончелист А. В. Вержбилович, скрипач Л. С. Ауэр, композитор А. С. Аренский, певцы Е. И. Збруева, П. А. Хохлов и многие другие[23]. В октябре 1900 года, приехав в Москву для участия в последних репетициях оперы «Сказка о царе Салтане», в гостинице проживал Н. А. Римский-Корсаков[24][25]. Завсегдатаем «Лоскутной» был А. К. Глазунов. Поскольку «Лоскутная» имела репутацию «семейной гостиницы», мать композитора полагалась на администрацию в плане предотвращения возможных последствий пристрастия сына к хорошим винам и посылала управляющему краткую телеграмму: «Саша выехал присмотрите Глазунова»[26]. Аналогичное пристрастие писателя Александра Куприна вносило «большой диссонанс в мирное течение жизни „Лоскутной“»[27].

После революции, уже в бытность «Лоскутной» «Красным флотом», в гостинице жили служащие ЦК. По свидетельству писателя и журналиста Льва Никулина, среди её обитателей была Лариса Рейснер, в комнате которой весной 1918 года разместился походный штаб:

Гостиница степенного провинциального купечества стала общежитием военных моряков, штабом формирующихся отрядом, военным лагерем… Млечные пути трещин, звёздное сияние покрывало тусклые зеркала, недавно отражавшие коммерции советников и купцов первой гильдии. Пулемёт тёмно-зелёной лягушкой уставился во входную дверь. <…> Вишнёвый бархат драпировок сразу пошёл на самодельные знамёна.

По соседству с «валькирией русской революции» проживал революционный матрос Железняк, автор исторической фразы «Караул устал»[28].

Упоминания в литературе[править | править вики-текст]

В гостинице останавливался герой рассказа В. А. Гиляровского[29] — корнет Савин (помещик Николай Герасимович Савин)[30].

«В сказочный морозный вечер с сиреневым инеем в садах лихач Касаткин мчал Глебова на высоких, узких санках вниз по Тверской в Лоскутную гостиницу», — так начинается новелла Ивана Бунина «Генрих» в «Тёмных аллеях».

Приехав в Москву «по партийным делам», «под видом мужа и жены» остановились в «Лоскутной» герои рассказа Леонида Андреева «Возврат».

В автобиографической повести упоминает гостиницу К. Г. Паустовский:

Я проводил Карелиных до Лоскутной гостиницы. Они затащили меня к себе, чтобы согреться и выпить кофе. В большом двойном номере было темно от тяжёлых занавесей и ковров.

Паустовский, К. Г. Повесть о жизни. Кн. 1: Далекие годы

В романе в стихах «Добровольцы» Евгения Долматовского, послужившем основой сценария одноимённого фильма, есть следующие строки:

«

«Лоскутной гостиницы» старое зданье
Стоит на Манежной. Изгибами улиц
Сюда пробираемся, как на свиданье,
Бодрясь и робея, спеша и волнуясь.
Здесь шахты контора. Толпа молодёжи
У входа гудит. Невтерпёж комсомольцам.
Известно друзьям и родителям тоже,
Что строить метро ты пришёл добровольцем[31].

»

«Лоскутная» регулярно упоминается в серии исторических детективов о сыщике Эрасте Фандорине российского писателя Бориса Акунина и входит в маршрут «Прогулок по фандоринским местам» поклонников его творчества[32].

См. также[править | править вики-текст]

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. В XXI столетии на этом месте находится вход в торговый комплекс «Охотный ряд».
  2. По другим сведениям, в середине XIX века[1].
  3. Москвовед С. Романюк указывает также названия «1-й Дом коммуны ЦК РСДРП» и «18-й Дом Советов»[16].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Романюк, С. Сердце Москвы. От Кремля до Белого города. — М.: Центрполиграф, 2013. — ISBN 978-5-227-04778-6.
  2. Попов, С. А. Мы — Поповы и «Лоскутная» // Суконщики Поповы: «Записки о московской жизни» и не только / вступ. ст., сост., подгот. текстов и примеч. Н. А. Круглянской; предисл. М. С. Стукловой. — М.: Рус. путь, 2010. — С. 257. — ISBN 978-5-85887-371-6.
  3. 1 2 Попов, С. А., 2010, с. 259.
  4. Попов, С. А., 2010, с. 255—256.
  5. Попов, С. А., 2010, с. 257.
  6. ОЧЕРК Политехнической выставки. Гостиницы. Типография Т. Рис, у Яузской ч., д. Медынцевой (12 февраля 1872).
  7. Попов, С. А., 2010, с. 255, 257.
  8. Круглянская, Н. А. Семья Поповых: Рассказы в документах // Суконщики Поповы: «Записки о московской жизни» и не только / вступ. ст., сост., подгот. текстов и примеч. Н. А. Круглянской; предисл. М. С. Стукловой. — М.: Рус. путь, 2010. — С. 505. — ISBN 978-5-85887-371-6.
  9. Попов, С. А., 2010, с. 67—68.
  10. Москва, которой нет.
  11. Попов, С. А., 2010, с. 270—271.
  12. Попов, С. А., 2010, с. 258—259.
  13. Мы открылись!: Лоскутная гостиница приглашает господ // Русский курьер : газета. — М., 1880. — 7 октября. — В. от вторника.
  14. Попов, С. А., 2010, с. 271.
  15. Попов, С. А., 2010, с. 268.
  16. Романюк, С., 2013
  17. Бажанов, Б. В орготделе. Устав партии : глава 2 // Воспоминания бывшего секретаря Сталина / Бажанов, Б. — СПб. : Книгоизд-во «Всемирное слово», 1992. — (Репр. изд.: Париж: Третья волна, 1980).
  18. Газета «Вечер Елабуги» — Как 100 лет назад «кинули» жениха из Елабуги.
  19. Попов, С. А., 2010, с. 269.
  20. Бунинская Москва
  21. Попов, С. А., 2010, с. 264, 581 (примеч.).
  22. Устами Буниных. — Франкфурт-на-Майне: Посев, 2005. — Т. 1: 1881—1920. — С. 26 (Запись от 1 января 1915). — 418 с. — ISBN 5-85824-155-7.
  23. Попов, С. А., 2010, с. 262.
  24. Римский-Корсаков в Москве. moscowmap.ru.
  25. Римский-Корсаков: исследования, материалы, письма. — Изд-во Академии наук СССР, 1954. — Т. 2. — С. 89—94. — 368 с.
  26. Попов, С. А., 2010, с. 262—263.
  27. Попов, С. А., 2010, с. 265.
  28. Никулин, Л. В. Записки спутника. — Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1932. — С. 10—11. — 248 с. — 7300 экз.
  29. В. А. Гиляровский. Трущобные люди. Рассказы, очерки, репортажи.
  30. Корнет Савин
  31. Евгений Долматовский. «Добровольцы»
  32. Фандорин! — Акунистика — По фандоринским местам

Ссылки[править | править вики-текст]