Лыщинский, Казимир

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Казимир Лыщинский
Kazimierz Łyszczyński
Дата рождения:

4 марта 1634({{padleft:1634|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:4|2|0}})

Место рождения:

Лыщицы,
Берестейское воеводство,
Великое княжество Литовское
(ныне Брестский район Брестской области)

Гражданство:

Речь Посполитая

Дата смерти:

30 марта 1689({{padleft:1689|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:30|2|0}}) (55 лет)

Место смерти:

Варшава, Королевство Польское

Казими́р Лыщи́нский (польск. Kazimierz Łyszczyński; 4 марта 1634, Лыщицы, Берестейское воеводство30 марта 1689, Варшава) — философ, автор трактата «О несуществовании бога» (лат. «De non existentia Dei»). Был обвинён в атеизме и по приговору суда казнён. Рукопись трактата была сожжена: на сегодняшний день известно лишь пять небольших фрагментов, найденных в 1957 году польским философом и историком атеизма Анджеем Новицким.

Биография[править | править исходный текст]

Герб рода Лыщинских

Происходил из древнего шляхетского рода собственного герба (вариант герба «Корчак»). Отец — Иероним Казимир Лыщинский (1581—1670), мать — София Балынская[1].

Образование получил сначала в Берестейском иезуитском коллегиуме, позже в Краковском университете (по некоторым данным в Виленской иезуитской академии). В молодости принимал участие в войнах Речи Посполитой с Россией и Швецией. В 1658 году вступил в орден иезуитов в Кракове, после учился в четырёхлетней студии, готовившей преподавателей[2].

В 1663 году занял должность проректора Берестейского иезуитского коллегиума. В 1666 году вышел из ордена, женился и вернулся в родовое имение. C 1682 года занимал должность подсудка в Берестье. Неоднократно избирался депутатом от шляхты Берестейского повета на Варшавский сейм (1669, 1670, 1672, 1674). Открыл школу, над входом в которую была надпись: «Не знающий математики да не войдет…», что дает некоторые основания отнести школу к традиции платоновской Академии и классического философского образования[3].

Убеждения[править | править исходный текст]

Покинув орден иезуитов, написал трактат, который назвал «О несуществовании Бога». Из достаточно объёмного сочинения (трактат состоял из 530 страниц[4] в 15 тетрадях[5]) сохранилось всего 5 фрагментов, обнаруженных только в 1957 году, смысл которых сводится к отрицанию существования Бога и обвинению клерикалов в «гашении света разума». Бог, судя по трактату, не существует, являясь химерой человеческого сознания, используемой церковью и государством в своих целях. Библия написана людьми, которые с её помощью поддерживают обман.

« Религия создана людьми без религии. Благочестие выдумано людьми, чтобы им поклонялись как Богу. Страх перед Богом внушён теми, кто его не боится, чтобы их боялись. Вера, о которой говорят, что она от Бога, является человеческой историей[6]. »

Философ-иезуит Игнатий Франтишек Запольский в письме от 19 ноября 1698 так охарактеризовал философию Лыщинского:

« Следует заключить, что этот атеист господин Лыщинский всё выводил из природы. Основа заблуждения этого атеиста отрицательная и положительная. Отрицательная: он утверждал и доказывал в своих писаниях, которые я читал и по повелению светлейшего короля Яна III коротко изложил в Гродно — „нет и не может быть никакого доказательства существования Бога“; и он старался решить вопросы, которые обычно ставятся всеми. Положительной основой было то, что Бог существует, что утверждается и нами; она включает сложности (запутанности), связанные с тайной св. Троицы и свободными деяниями Бога[7]. »

Судебный процесс и казнь[править | править исходный текст]

31 октября 1688 года Лыщинский по доносу своего соседа Яна Казимира Бжоски (с которого Лыщинский востребовал возвращения долга в 100 тысяч талеров) был обвинен в атеизме и посажен в варшавскую тюрьму. В его доме были найдены сочинения, в которых отрицалось существование бога. Против заключения Лыщинского в тюрьму выступил только брестский земский писарь, который говорил, что привлекать к ответу шляхтича за преступление, которое не было доказано, противоречит праву свободы. Кроме этого, он обвинил духовенство в том, что оно хочет ввести в Речи Посполитой испанскую инквизицию[5].

Публичные слушания по делу Лыщинского начались только 15 февраля 1689 года. Ранее обвиняемый был привлечен к духовному суду ливонским епископом, был им признан виновным и предан государственному суду. В роли обвинителя выступил литовский инстигатор Симон Курович[8]. Ознакомившись с предъявленным обвинением, Лыщинский дал следующий ответ:

« Я признаю мощь Бога и почитаю величие его помазанного наместника... Я ищу убежища у трона справедливости, у престола милосердия и прошу ваше королевское величество, чтобы со мною соизволили поступать здесь не так жестоко, как происходило перед духовным судом; там же доказательства, которые я мог представлять для обоснования и подкрепления своей веры, не соизволили взять во внимание. Но поскольку я о таком важном деле не имею возможности много говорить, так как мой язык присыхает к небу, то прошу ваше королевское величество оказать мне снисхождение и разрешить взять защитника. »

В адвокате ему было отказано под предлогом того, что не найдётся такого юриста, который бы захотел защищать атеиста. Несколько позже адвокат всё-таки был предоставлен. Специальным декретом короля и великого князя очередное слушание было назначено на 25 февраля 1689 года. Защита строилась на том, что Лыщинский никогда сам не разделял изложенных им идей, а лишь приводил чужие мысли с целью показать, что доказательств существования бога, приведённых Альстедом, недостаточно, что его аргументы ничтожны и неубедительны. Защита акцентировала то, что обвиняемый ранее вёл праведный образ жизни и исполнял все христианские обряды, кроме того, он раскаялся в ереси и просит помилования. Обвинение опровергло доводы защиты, заявив, что Лыщинский не всё ещё способный вернуться в лоно церкви еретик, а атеист, сознательно отвергший церковь и бога, и раскаяние его не что иное, как попытка добиться помилования.

Слушание 26 февраля не дало суду ничего нового. 28 февраля начали собираться голоса светских сенаторов и послов (епископы проголосовали ранее). Большинство решило, что обвиняемый должен поплатиться жизнью путём сожжения. 10 марта Лыщинский в Фарном костеле покаялся в своих заблуждениях, повторяя текст покаяния за епископом. По утверждению парижского еженедельника «Газетт», текст отречения прочитал за него какой-то ксёндз[9].

28 марта литовским гофмаршалом был опубликован приговор. Лыщинского надлежало вывести из города и сжечь на костре вместе с его произведениями в руках. Имущество казнённого конфисковывалось, а дом, в котором он жил, должен был быть разрушен, и место оставлено пустырём на вечные времена. После чтения приговора познанский и ливонский епископы, а также сам обвиняемый, обратились с просьбой к королю о замене сожжения отсечением головы. Король удовлетворил просьбу.

Приговор был приведен в исполнение 30 марта: Лыщинский сам сжёг свою рукопись, после чего его обезглавили, труп вывезли за город, где сожгли, а пепел, помещённый в снаряд, выстрелили в сторону Турции (Тартарии). Казнь прошла без эксцессов.

Мемориальный камень в честь Казимира Лыщинского (автор: А. Дыбовский, июнь 2008)
Марка в честь 375-летия рождения Казимира Лыщинского (художник: Н. Рыжий)  (белор.).

Память[править | править исходный текст]

Фигура Казимира Лыщинского, суд над ним и его казнь описывается в романе Тадеуша Мичинского «Нетота. Тайная книга Татр» (польск. Nietota. Księga tajemna Tatr)[10].

20 апреля 1989 года в год 300-летия казни в Брестском районе Брестской области в деревне Малые Щитники рядом с бывшей униатской церковью был установлен мемориальный камень в память о Лыщинском. На камне высечен текст эпитафии Казимира Лыщинского, написанной им самим в переводе на белорусский язык[11]:

«

О, падарожны! Не міні гэтых камянёў. Ты на іх не спатыкаешся, калі не спатыкнешся на ісціне. Усвядоміш ісціну ля камянёў: бо нават тыя людзі, Якія ведаюць, што гэта праўда, вучаць, што гэта мана. Вучэнне мудрацоў — свядомы падман.  (белор.)

»
«

О путник! Не пройди мимо этих камней. Ты о них не споткнешься, если не споткнешься на истине. Узнаешь истину у камней: ибо даже те люди, Которые знают, что это правда, учат, что это ложь. Учение мудрецов — сознательный обман.

»

Фигура Казимира Лыщинского является одной из ключевых в некоторых произведениях белорусского историка и писателя Владимира Орлова.

4 марта 2009 года к 375-летию со дня рождения Казимира Лыщинского Министерство связи и информатизации Республики Беларусь ввело в почтовое обращение художественный конверт с оригинальной маркой «375 лет со дня рождения Казимира Лыщинского»[12].

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Логотип Викитеки
В Викитеке есть полный текст О несуществовании бога
  • Łyszczinskij L. Rod dworian Łyszczinskich. — S. Pietierburg, 1907.
  • Nowicki A. Pięć fragmentów z dzieła «De non existentia dei» Kazimierza Łyszczyńskiego (by a script from Library of Kórnik nr 443) // Euhemer. — Nr. 1. — 1957. — pp. 72–81.
  • Nowicki A. Aparatura pojęciowa rozważań Kazimierza Łyszczyńskiego (1634—1689) o religii i stosunkach między ludźmi // Euhemer, Zeszyty Filozoficzne// — Nr. 3. — 1962. — pp. 53–81.
  • Nowicki A. Studia nad Łyszczyńskim // Euhemer, Zeszyty Filozoficzne. — Nr. 4. — 1963. — pp. 22–83.
  • Nowicki A. Pięć wiadomości o Łyszczyńskim w gazecie paryskiej z roku 1689 // Euhemer, Zeszyty Filozoficzne. — Nr. 4. — 1963. — pp. 40–44.
  • Nowicki A. Sprawa Kazimierza Łyszczyńskiego na Sejmie w Warszawie w świetle rękopisu Diariusza Sejmowego, znajdującego się w Wojewódzkim Archiwum Państwowym w Gdańsku // Euhemer, Zeszyty Filozoficzne. — Nr. 4. — 1963. — pp. 23–39.
  • Nowicki A. Ateizm Kazimierza Łyszczyńskiego // Wykłady o krytyce religii w Polsce. — Warszawa 1965. — pp. 51–68.

Ссылки[править | править исходный текст]