Майкопская культура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Археологическая культура • Северный Кавказ
Майкопская культура
Ранний бронзовый век
Maykop culture-nl.svg
Ареал майкопской культуры
Локализация

степь и предгорья

Датировка

4000/3900—3200/2900 л. до н. э.

Тип хозяйства

мотыжное земледелие, придомное скотоводство

Исследователи

Н.И. Веселовский, А.П. Круглов, Г.В. Подгаецкий, Р.М. Мунчаев, А.Л. Нечитайло, И.М. Мизиев, Р.Ж. Бетрозов, Х.Х. Нагоев, И.М. Чеченов, А.В. Дмитриев, В.С. Бочкарёв, А.Д. Резепкин, В.А. Сафронов, Н.А. Николаева, А.А. Нехаев, К.А. Днепровский, В.Г. Петренко, С.Н. Кореневский, Х.Х. Биджиев, В.М. Батчаев, И.В. Каминская, А.Б. Динков, К.А. Днепровский, А.В. Яковлев, Н.Г. Ловпаче, П.А. Дитлер, В.Л. Ростунов, Наглер, Н.И. Шишлина, В.П. Шилов, Багаутдинов, Калмыков, Самойленко, Р.Г. Магомедов, А.В.Шишлов, В.Р. Эрлих

Преемственность:
накольчатой жемчужной керамики
лейлатепинская
северокавказская

дольменная

Майкопская культура — археологическая культура, распространённая в предгорьях Северного Кавказа в раннем бронзовом веке[1]. Названа по Большому Майкопскому кургану, исследованному в 1897 году археологом Н. И. Веселовским. Основная территория распространения — равнины и предгорья Предкавказья от Таманского полуострова до Чечни. В Прикубанье культура доходит на север до 46°, а в Чечне — до 43°. На юге она проникает в предгорья по долинам рек, но достигает черноморского побережья только в районе Тамань — Геленджик. Выделяют также кумо-манычскую периферию — зону влияния или дальнейшего проникновения культуры на север, а также обширный ареал изделий или стиля изделий майкопской культуры.

История исследования[править | править вики-текст]

Впервые майкопские древности стали известны после раскопок 11-метрового Большого Майкопского кургана (просто Майкопского кургана или по-адыгейски — кургана Ошад) на территории города Майкопа. Были сделаны зарисовки и описания памятника, но, по сегодняшним меркам, недостаточно точные и информативные. В 1898 году Н. И. Веселовский раскопал две подкурганные каменные гробницы в урочище Клады, около станицы Царской (позже Новосвободной). Позднее, когда было исследовано всего 7—8 ярких памятников, они были отнесены к начальной фазе медно-бронзового века (В. А. Городцов, 1910 г.) и объединены общим понятием «большие кубанские курганы» (А. М. Тальгрен, 1910 г.).

В 30—50-е гг. происходит рост количества изучаемых памятников. Открыты первые курганы и поселения на Тереке (А. П. Круглов, Г. В. Подгаецкий). А. А. Иессен объединил майкопские памятники в раннекубанскую группу. При этом сам Майкопский курган был отнесён к раннему или майкопскому этапу этой, как тогда считали, энеолитической культуры. Поздний же этап представляли две подкурганные гробницы в Новосвободной.[2] В 1951 г. археолог Е. И. Крупнов впервые применил название «майкопская культура»[3].

До 1957 года были известны почти только погребальные памятники культуры. Но с этого года экспедициями А. Д. Столяра и А. А. Формозова, а также археологом из Майкопа П. А. Дитлером, был открыт ряд энеолитическо-раннебронзовых поселений в Адыгее, по рекам Белая и Фарс. Они и были определены как бытовые памятники, принадлежащие к разным периодам майкопской культуры второй половины III тыс. до н. э., что надолго закрепилось в научной литературе (а в популярных источниках это продолжается до сих пор).[4] Кроме того, как майкопские курганные захоронения был представлен известный грунтовый энеолитический Нальчикский могильник (А. А. Формозов). Хотя с последним не все были согласны (Р. М. Мунчаев).

С 1982 г. А. Д. Резепкиным вновь начаты раскопки курганного могильника в урочище Клады, давшие новые материалы новосвободненского этапа, в том числе и мегалитические гробницы. Была открыта роспись на стенах одной из гробниц, а также первая из гравированных плит (культурная принадлежность последних пока не определена). Позже, в 1990—1991 гг., в Кладах 2 (у автора — просто Клады) им было обнаружено под курганами поселение той же культуры.[5]

Открытие в 1981 г. в Адыгее, около села Красногвардейское, поселения Свободное, а затем в 1985 г. на Тереке — поселения Галюгаевское 1, стало причиной пересмотра хронологии и культурной принадлежности уже известных памятников. Также были заново пересмотрены коллекции находок со старых поселений в предгорьях. В публикациях появились высказывания разных авторов, самостоятельно пришедших к идее о существовании двух самостоятельных и разновременных культур. Свободное, вместе с известными ранее поселениями, чьи материалы значительно отличались от находок в Майкопском и других курганах, были отнесены к домайкопскому энеолиту, который тогда датировали второй половиной 4-го тысячелетия до. н. э., а майкопская культура осталась в 3-м тысячелетием до н. э. Поселение Галюгаевское 1 оказалось первым, которое содержало материалы собственно майкопской культуры, которую теперь полнстью относили к ранней бронзе.

В 1993 и 1995 гг. в научный оборот были введены первые радиокарбонные даты по данным памятникам, которые подтвердили эти предположения, но одновременно резко удревнили весь блок культур. Домайкопский энеолит, названный культурой накольчатой жемчужной керамики, стал датироваться второй пол. 5-го — первой пол. 4-го тысячелетия до н., а все периоды собственно майкопской культуры — 4-м — началом 3-го тысячелетия до н. э.[6]

Осталась связка Майкоп — Новосвободная как два этапа существования одной культуры и сейчас более широко применяется термин «майкопско-новосвободненская общность» (MHO), объединяющий в себе четыре варианта майкопа.

Территориально-хронологическое деление культуры[править | править вики-текст]

Самый ранний и наиболее соответствующий древностям Майкопского кургана:

  • галюгаевско-серёгинский — распространён на Тереке и Кубани,

Варианты новосвободненского этапа:

  • псекупский — в Прикубанье;
  • долинский — на Тереке и на Кавминводах;
  • новосвободненский — в предгорьях, по рекам Фарс и Псефирь.

Происхождение и хронология[править | править вики-текст]

Появление майкопской культуры на Северном Кавказе сейчас датируется по углероду 4000/3900 гг. до н. э. А место откуда появилась эта ближневосточного облика культура пытались определить многие учёные. Впервые на Месопотамию указал В. А. Городцов ещё в 1910 г. В 1920 г. М. И. Ростовцев синхронизировал Майкопский курган с преддинастическим временем в Месопотамии. М. Гимбутас в 1956 формирует тезис о миграции народа с Ближнего Востока.

В 1956 г. М. Гимбутас выступила с Курганной гипотезой, согласно которой имело место три волны распространения курганной культуры. Причём II волна середины 4-го тыс. до н. э. началась с майкопской культуры и распространилась на Северную Европу около 3000 года до н. э. (культура шаровидных амфор, баденская культура, культура шнуровой керамики) и т. д. Это стало первым появлением индоевропейских языков в Западной и Северной Европе. В своих последних работах М. Гимбутас предложила совершенно новую трактовку древностей майкопской культуры, интерпретируя их как «северопонтийскую майкопскую культуру» (The North Pontic Maikop Culture).

В 1974 г. Н. А. Николаева и В. А. Сафронов выдвинули предположение о происхождении новосвободной как результате воздействия на майкоп индоевропейцев, а именно центральноевропейской культуры шаровидных амфор[7].

В 1977 г. М. В. Андреева, следуя тенденции к удревнению майкопа, намеченной Р. М. Мунчаевым, на основе анализа сходства керамики предложила исходной территорией майкопцев считать поселения круга Амук — Гавра Протописьменного периода конца 4-го тысячелетия на севере Сирии и Месопотамии (периодов Амук F и Гавра XI A)[8].

В 1982 г. Н. А. Николаева и В. А. Сафронов выступили с утверждением о семитоязычности майкопской культуры[9][10], что допускалось лингвистами из-за наличия некоторых заимствований в праиндоевропейский из прасемитского, которые могли быть осуществлены и через Кавказ[11].

Они же провели свой сравнительный анализ майкопских древностей. Но не только керамики, а, в первую очередь, металлических изделий и изображений на них. Заново была атрибутирована и цилиндрическая печать из под Красногвардейского. При этом дата исхода у них пришлась на Раннединастический III период, это 2500—2300 до н. э. (на полторы тысячи лет моложе полученных позже радиокарбонных дат). А наиболее выразительным памятником они считают поселение Тель Хуэйра, расположенное на границе Сирии и Турции.[12] Указанные хронологические парадоксы пока не получили должного объяснения.

1984 г. — Т. Гамкрелидзе и В. В. Иванов видят в майкопской культуре ступень развития протоиндоевропейского общества.

На основании своих исследований А. Д. Резепкин с 1989 г. продвигает теорию о происхождении самостоятельной новосвободненской культуры от культуры воронковидных кубков, а её подкурганных гробниц — от галерейных гробниц Центральной Европы. Одним из основных культурных признаков при этом называлась чернолощёная керамика. Носители культуры определялись как индоевропейцы. Не все исследователи с этим согласились.

Исходная территория майкопской культуры

В настоящее время наиболе признанной является теория исхода на Кавказ населения с убейдо-урукскими традициями с территории Северной Месопотамии, Сирии и Восточной Анатолии. При этом могут указываться конкретные поселения (например, Телль Хазна l), где в соответствующий период использовалась похожая керамика. Ещё не сформулировано окончательное решение, но ясно, что общее направление выбрано правильно. Сравнительный анализ не только керамики майкопа, но и всего комплекса изделий, в том числе, и металла, доказывает это.

Этапом на этом пути был Южный Кавказ, где появилась немного более ранняя (4350—4000 гг. до н. э.) лейлатепинская культура, оставившая такие памятники, как Лейлатепе, Беюк Кесик I и II в Азербайджане и Бериклдееби в Грузии. Близко к ним и поселение Техут в Армении. Эти памятники схожи с майкопом прежде всего своей керамикой, но по сравнению с ним имеют более основательные глинобитные строения, подобные ближневосточным.[13]

Есть также мнение о втором и третьем импульсах со стороны урука (второго и третьего его этапов), что привело в конечном итоге к становлению майкопской культуры новосвободненского периода[14].

Существуют факты миграции майкопцев далеко на север к берегам реки Дон, на юг Волгоградской области[15] и в степи Калмыкии[16][17], где они растворились в среде степняков ямной культуры.

А. Л. Нечитайло указывает на то, что памятники обнаруженные ранее в 3-х районах Ростовской области: Азовском (1968 г.), Песчанокопском (начало и середина 70-х гг.) и Константиновском районе (1969—1985 гг.), по погребальному обряду резко отличаются от всех погребений эпохи ранней бронзы, в них явно влияние майкопской культуры (кремнёвые изделия, бронзовые ножи и, особенно, сосуды жёлтого, чёрного и красно-охристого цвета с лощёной поверхностью) и их следует считать степным вариантом майкопской культуры.[18]

Майкопский облик (керамика, могильные сооружения) имеют и некоторые памятники в приморской части Дагестана, вплоть до Дербента[19]. Но на отдалённой периферии макопцы не являлись доминирующими среди местных культур.

Антропологический тип[править | править вики-текст]

Пока антропологических определений было сделано не очень много. Они относят представителей МНО к средиземноморской антропологической формации или южным европеоидам. В некоторых случаях отмечается неоднородность населения.[20]

Экономика и материальная культура[править | править вики-текст]

Экономика майкопцев базировалась на придомном скотоводстве и мотыжном земледелии. Возможно, большую роль играло и собирательство. Образ жизни был подвижно-оседлым. Поселения не были долговременными. В скотоводстве ведущее место принадлежало крупному и мелкому (овца) рогатому скоту, менее — свинье и лошади, которую тоже употребляли в пищу. По сравнению с энеолитом резко снизилась доля мяса диких животных. Признаком занятия земледелием являются многочисленные зернотёрки и, наоборот, немногочисленные бронзовые мотыги. Имелись также мотыги из камня и оленьего рога. О ткачестве свидетельствуют глиняные пряслица.

Бирюза. Псекупское поселение

Майкопцы, видимо, активно торговали. Их бронзовые изделия сменили в степи медные, которые раньше приходили из Балкано-Карпатской металлугрической провинции. Кроме того, эти изделия стали примером для подражания вплоть до Алтая. С юга они получали бирюзу (из Ирана и Афганистана) и лазурит (из Афганистана).

Жилища[править | править вики-текст]

Жилища представляли собой простые конструкции из столбиков, прутьев и досок. Они были частично или полностью обмазаны глиной (турлучные) или без турлука. Форма — подквадратно-овальная или круглая. Площадь — от примерно 4—5 м², до 72 м². Мог быть центральный опорный столб. Полы были земляные или посыпанные галькой. Очаги (1—5) были открытые, с глиняными бортиками или в виде ямы-тандыра и располагались в центре или около стен. От брошенных и сгоревших строений остались участки обожжённой глины диаметром от 2 до 5 м.

Транспорт[править | править вики-текст]

Майкопцы, как и другие народы ранней бронзы, использовали повозки с цельнодеревянными колёсами и массивной втулкой. Обнаружена пара колёс, сопровождавшая подкурганное погребение раннего периода новосвободненского этапа.[21] Имеются также пять случаев находок глиняных моделей подобных колёс. Данных о всадничестве и существовании боевых колесниц нет.

Металлургия[править | править вики-текст]

Майкопская культура отличается богатым набором бронзовых изделий, которые почти все происходят из погребений. Хотя формы бронзовыех изделий майкопцев соответствуют тем, которые изготовлялись или использовались в обширной прото-Циркумпонтийской металлургической провинции (от правобережья Дона до Сириии и от Восточной Анатолии до Западного Ирана), но сейчас установлено, что на Северном Кавказе разрабатывались собственные месторождения. Поэтому, племена к северу от Кавказа не только не зависели от ближневосточного импорта, но даже и от закавказского. Большинство изделий произведено из полученных искусственно мышьковых и мышьяково-никелевых сплавов.[22]

Орудия труда представляют двусторонний топор-тесло, проушные тёсла и плоские топоры или тёсла. Имеются и бронзовые топоры простых форм (но последние могут иметь орнамент из насечек и выпуклин). Меньше обушных топоров «военного» облика. Две последние категории топоров часто имеют маленький размер и отверстие под рукоятку меньше 2 см, что, заставляет предполагать их чисто погребальное предназначение.

Имеются желобчатые и простые долота, а также шилья, шило- и штыкообразные предметы. К оружию относятся более узкие, чем обычные, топоры с обухами, ранние ножи-кинжалы со слабо выделенным черенком (бесчеренковые) и более поздние, с черенками-ручками и с рёбрами и долами на лезвии. Имеется и находка меча такого же типа (Клады). Отличительной особенностью клинкового оружия является то, что оно почти всегда имеет более или менее закруглённый кончик лезвия. Наконечники копий — черешковые с длинными шейками. Обнаружено также несколько согнутых в кольцо бронзовых прутков (в паре или отдельно), назначение которых пока неизвестно (есть предположение, что это псалии, но, скорее всего, — это традиционная форма подношения)[23]. В единственном экземпляре — бронзовое втульчатое кольцо с перекрестьем, видимо, штандарт. Бронзовые котлы и другая посуда украшались пуансонным орнаментом, аналогичным жемчужнику на керамике. Характерны двурогие, реже однорогие крюки, предназначенные для извлечения мяса из котлов. В одном случае, трёхрогий крюк ещё усложнён человеческими фигурками. Имеется также один черпак с длинной ручкой. Бронзовых украшений майкопцев неизвестно.

Для украшений в богатых погребениях применялось золото и серебро. Из них же были изготовлены некоторые сосуды из Майкопского кургана: 14 сербряных (некоторые с золотыми деталями), два золотых и каменный сосудик с золотыми накладным горлом и крышкой. Два небольших серебряных сосудика украшены чеканными изображениями. На одном изображён горный пейзаж с медведем и шествие животных вокруг озера, на втором — только шествие вокруг узора, видимо, также означающего водоём. Там же находилось 6 серебряных полых стержней (4 — частично золотые), на четыре из которых были нанизаны две золотые и две серебряные фигурки быков. К украшениям относятся также разнообразной формы золотые бусы, кольца, штампованные пластинки в виде львов, быков и розеток, золотые и серебряные ленты.

В серебряном сосуде находился также Старомышастовский клад. Там также была серебряная фигурка или осла, или антилопы, полая головка льва, золотые кольца, множество золотых, серебряных, сердоликовых и стеклянных (лазуритовых) бусин. Богатством отличались также Нальчикская гробница и погребения в новосвободненских гробницах. В одной из этих гробниц находились две фигурки собак, одна серебряная, а другая бронзовая.

Стиль майкопских урашений чисто ближневосточный, а аналоги им находят не только в Месопотамии, но и в Трое, и Египте.

Гончарное производство[править | править вики-текст]

Керамические сосуды раннего майкопа не имеют ничего общего с керамикой предшественников на этой территории. Судя по качеству изделий и меткам гончаров, в этой отрасли хозяйства работали профессионалы. Майкопские сосуды, несколько уступая по технологичности и разнообразию соседней куро-аракской культуре, сохранили облик своих ближневосточных предшественников. Изготовлялись круглодонные, остродонные и плоскодонные сосуды, глубокие миски. Сосуды этого периода, обычно, округлые или вытянуты вверх. Глина проходила процесс отмучивания и использовалась с добавлением тонкоизмельчённой органики (навоз). Для части сосудов в глину добавляли минеральные отощители. Часть сосудов лепилась ручным способом, а часть изготовлялась с использованием медленного гончарного круга, что было новшеством в то время, но уже известным на Ближнем Востоке. Сосуды были с гладкой, лишённой орнамента поверхностью. Ручки были редкостью. На плечиках некоторых качественных крупных сосудов имеется одиночный «глазок» или другой простой значок. Известны и знаки на днищах. Есть небольшие сосуды с вертикально-ребристой поверхностью. Обжиг был равномерный, но не сильный. Поэтому такая керамика часто отличается пачкающейся поверхностью. Сосуды тщательно заглажены, могли покрываться ангобом, изредка имеют лощение. Цвет их, обычно, охристо-жёлтый, красно-оранжевый, серый. Если было покрытие ангобом и лощение, цвет поверхности менялся соответственно на красный и чёрный.[24][8]

В поздний период крупные сосуды нередко имеют приплюснутую, реповидную, форму. Характерны кубкообразные сосудики и сосуды с высоким горлом («амфоры»). Сохраняя многие особенности ранней керамики, сосуды нередко имеют более сильный обжиг, часто украшены орнаментом: прочерченным, накольчатым, штампованным в виде колоска, из налепных жемчужин (только новосвободненская) или налепным (в одном случае, с фигурками животных, человека и крупными выпуклинами). Редко, но сосуды украшались и простыми узорами, нанесёнными краской. Причём миски — и внутри, и снаружи (поселение Натухаевское-3). Обычными стали ручки, например, крупные ручки-ушки. Известны также жаровни, сдвоенные сосудики и цедилки — трубовидные сосуды с отверстиями, скорее, дымокуры. Глиняное тесто применялось такое же, но больше стало керамики серого цвета. В позднейшей собственно новосвободненской керамике применялась глина только с различными отощителями. Скорее, там вообще работали в традициях культуры накольчатой жемчужной керамики, с её составом глины и способами орнаментации.

Известна конструкция майкопской гончарной печи и домашние очаги со сплошными глиняными бортиками (поселение Псекупское 1). Из глины изготовляли также подставки под круглодонные сосуды. Есть ещё один класс предметов: конусы, цилиндры, плоско-вогнутые призматические кирпичи. Некоторые их них могут иметь ро́жки. Последние археологические находки позволяют лучше понять семантику так называемых «конусов»[25]. Предполагают, что, скорее всего, это приставки к очагам, которые помимо утилитарной функции могли нести магическую символику домашнего очага, рогатого божества, предков и т. п. В каждом регионе МНО имелись свои разновидности этих предметов. Многие их формы находят аналоги на Южном Кавказе и Ближнем Востоке.

Камень[править | править вики-текст]

Как и в любой культуре бронзового века, в майкопской широко применялись орудия из камня. В ранний период использовали ромбовидные наконечники стрел с ретушью только по краям. Такие были найдены в Майкопском кургане. Там же и в Абинском могильнике найдены кремнёвые микролиты-сегменты — вкладыши каких-то орудий. Подобные были обычными в культуре накольчатой жемчужной керамики. Только из Майкопского кургана известны наконечники стрел ромбовидных очертаний. К ранним также относятся известные в единичных екземплярах наконечники в виде вытянутых треугольников со слегка вогнутым или прямым основанием. А в поздний период основным типом были несимметричные флажковидные наконечники различных пропорций. Иногда их боковой выступ удлинялся в более или менее выделенный шип. Флажковидные наконечники могли иметь тщательную отделку с мелкопильчатой ретушью по краям.

Имелись листовидные кремнёвые кинжалы. Превосходные образцы таких кинжалов или наконечников дротиков происходят из мегалитических гробниц в урочище Клады. Они покрыты тщательной струйчатой ретушью и имеют пильчатые края. Известны находки кремнёвых вкладышей серпов, в том числе, выполненных очень тщательно, с мелкопильчатым лезвием (поселение Псекупское 1).

Сверлёные каменные топоры редки в майкопской культуре. Причём они чаще подражают формой бронзовым топорам и, за редким исключением, миниатюрны, что уже отмечалось относительно бронзовых топоров. Среди поселенческого материала известны также клиновидные несверлёные топорики и топор с желобками для крепления. Имеются также каменные сверлёные молотки. Только в Кабардино-Балкарии находили молотки с клювовидным обухом. Миниатюрность изделий и этого последнего типа заставляет ограничить сферу их применения кузнечно-ювелирным делом (выстукивание сосудов из листового металла), хотя предполагают возможность их использования как оружия и наверший.

Имеются находки небольших каменных (алебастр) сосудов, повторяющих формой керамические. Каменный сосуд из Майкопского кургана, имеющий отверстие в донце, накладные золотые горло и крышку, сейчас трактуют как булаву. В новосвободненских погребениях находят тщательно изготовленные каменные шарики (в одном случае плоский цилиндр) диаметром около 3 см. Назначение их неизвестно. Каменные браслеты не являются исконно майкопским украшением, хотя единичные их находки известны (Клады).

К массовым находкам относятся ладьевидные зернотёрки, плоско-цилиндрические тёрочники, плитки-абразивы, оселки, отбойники и т. п. Другие каменные предметы в МНО сравнительно немногочисленны и не очень разнообразны: кремнёвые (или, например, халцедоновые) скребки, кремнёвые ножи. Имеется одна находка «утюжка» или выпрямителя древков стрел (новосвободненская гробница). Из жертвенника одного из курганов урочища Клады происходит каменная скульптура коровы или быка.[26]

Кость[править | править вики-текст]

Из кости делали проколки, лощила, мелкие изделия с резным орнаментом (булавки). Майкопцы использовали костяные наконечники стрел с выделенной конической головкой. Имеется половинка костяного орудия, предположительно, молота. Для украшения применяли бусы из кости, а также из зубов оленя. Последние также имитировали костью или рогом.

Музыка[править | править вики-текст]

В одной из мегалитических гробниц в урочище Клады был обнаружен музыкальный инструмент, напоминающий арфы из захоронения царицы Шуб-ат (2800 г. до н. э.) в Уре[27].

Погребальные памятники[править | править вики-текст]

Погребённый помещался в могилу скорчено на боку. Чаще — на правом. Обычно его посыпали красной охрой. Иногда в одной могиле находят больше чем одного покойного (до пяти). Могут быть и подзахоронения. Нерядовые могилы, видимо, могут сопровождать погребения-жертвенники: человеческие или с частями домашних животных.[28][29].

Основным видом майкопских погребальных сооружений является курган, высотой от меньше 1-го м до 6—12 м. Вопрос наличия бескурганных погребений пока находится на стадии обсуждения. Обычно, курганы имеют округлую форму, но известны также с плоской вершиной, овальной формы, с винтовым подъёмом-пандусом. Курганы могут быть каменными или земляными, в том числе, и из одного только чернозёма. Курганы могут содержать кромлех или даже несколько. Известны курганы с серпообразной каменной или земляной выкладкой. Иногда встречаются следы тризн.

Сама могила может представлять собой прямоугольную или подквадратную яму в «материке» или в теле кургана или быть сооружённой на специальной огороженной площадке на поверхности земли. Встречатся могилы очень крупных размеров. Редки ямы овальной формы, с удлинёнными округлыми углами или впущенные в каменный навал. Изредка в могиле встречается разделительная канавка. Ямы могут быть простыми или иметь разные варианты обкладок мелким камнем. Могилу засыпали землёй или забрасывалли камнем. Перекрытие ямы делалось из деревянных плах или коры. На него насыпались камни. Иногда могила укреплена деревянной рамой, которая могла сверху перекрываться деревом. Получался сруб, который поднимался выше уровня почвы. Каменные и деревянные обкладки могли сочетаться с внешними каменными набросками. Могила с каменной обкладкой иногда перекрывалась каменной плитой. Редкими для майкопцев являются погребения (или жертвенники) в катакомбах или подбоях. Известно также единственное детское погребение в сосуде.

Резная плита из Серебряного кургана

Подкурганные мегалитические гробницы сооружали из поставленных на ребро плит. Это могут быть как маленькие детские каменные ящики, так и очень крупные сооружения, вроде кишпекской и нальчикской гробниц. Нальчикская гробница выделяется тем, что сооружена из разбитых базальтовых антропоморфных стел. Сами стелы могли происходить из более раннего майкопского святилища или же они стояли над погребениями Нальчикского энеолитического могильника. Двухкамерные гробницы известны только в урочище Клады у станицы Новосвободной. Всего найдено пять таких гробниц. Они имеют поперечную плиту-разделитель с прямоугольным, квадратным или круглым отверстием, которое закрывалось подогнанной пробкой или просто каменной плитой. Две гробницы имели перекрытие «домиком».

Имеются также однокамерные гробницы, в которых вторую камеру заменяет более или менее выделенный портал. Это гробницы Псыбе, Шепси и две гробницы из Кладов. Они могут напоминать дольмены, но отличаются от них более тонкими плитами и менее устойчивой конструкцией, не имеющей фундамента. Именно однокамерные гробницы в Кладах стратиграфически являются самыми поздними. А отсутствие в них материалов МНО и наличие керамики, похожей на дольменную, может свидетельствовать о появлении дольменной традиции. В четырёх каменных гробницах в Кладах была обнаружена красочная роспись или более или менее сохранившиеся остатки покраски.

Скорее всего, новосвободненской является подкурганная многогранная гробница с шатровой крышей, которая была найдена целой и неграбленой в толще каменного кургана в Кладах 2 (Н. Л. Каменев, 1869 г.). Видимо, её же остатки нашёл А. Д. Резепкин (многогранная плита-основание, треугольник от шатра, повреждённая фасадная плита с кадратным отверстием и мелкие фрагменты). Позже их растащили местные жители.

Реконструкция плиты из Кладов 2

Другие архитектурные элементы[править | править вики-текст]

Неопределёнными остаются культурная принадлежность и назначение изветняковых плит с резным орнаментом. Параллели изображениям на них имеются в Средиземноморье, в куро-аракской культуре, на дольменах бассейна реки Кяфар. Одна почти целая плита с рядами кругов, содержащих лапчатые кресты или концентрические окружности, была найдена на площадке дольмена Серебряного кургана Кладов (1984 г.). Имеется также ещё небольшой фрагмент такой же плиты. Другая, разбитая, плита (с символикой мировых дерева и горы) и камень с волнистым орнаментом (змейка?) (местонахождение неизвестно) найдены в толще каменного кургана в Кладах 2. Скорее всего — это остатки также новосвободненских сооружений (гробниц, стел и т. п.). Уникальная известняковая колонна с ребристой капителью находилась в земляной толще другого кургана в Кладах 2, рядом с большим дольменом. Наиболее вероятно, что все эти остатки новосвободненских сооружений были разрушены и использовались как строительный материал людьми дольменной культуры.


Некоторые памятники майкопской культуры[править | править вики-текст]

Майкопская культура стала известна, в первую очередь, своим курганными захоронениями. Именно с неё началось массовое строительство курганов в Предкавказье. С поселениями же была путаница до 1980-х годов. Нынешнее же деление по периодам довольно условно, так как, на самом деле, памятники должны бы быть распределены равномерно по всей шкале времени.

Ранний период (галюгаевско-серёгинский вариант)[править | править вики-текст]

Поселения[править | править вики-текст]

  • Галюгаевское 1, Галюгаевское 3 — на реке Терек, станица Галюгаевская, Ставропольский край. С. Н. Кореневский, 1985—1991 гг.
  • Серёгинское — около хутора Чернышев, Шовгеновский район, Адыгея. К. А. Днепровский, 1987—1988 гг.

Клад[править | править вики-текст]

  • Старомышастовский клад — около станицы Старомышастовской, 1898 г. Возможно, относится к погребению.

Погребальные памятники[править | править вики-текст]

  • Клады, урочище — курганный могильник около станицы Новосвободной. Погребение 23 в Серебряном кургане. А. Д. Резепкин.
  • Майкопский курган — г. Майкоп, Н. И. Веселовский, 1897 г.
  • Псекупский могильник — Адыгея. Н. Г. Ловпаче, П. А. Дитлер, 1983 г.[31]
  • Усть-Джегутинский курганный могильник — у станицы Усть-Джегутинской, Ставропольского края, в долине реки Кубань. Р. М. Мунчаев, А. Л. Нечитайло, 1963, 1964 гг.

Средний и поздний периоды (долинский, псекупский, новосвободненский варианты)[править | править вики-текст]

Поселения[править | править вики-текст]

  • Долинское — у г. Нальчик. А. П. Круглов, Г. В. Подгаецкий, 1930, 1932, 1933 гг. Долинский вариант.
  • Дюрсо I — у г. Новороссийск. А. В. Дмитриев, 1974 г. Псекупский вариант.
  • Катусвина Кривица-2 — под Новороссийском. Псекупский вариант.[32]
  • Нальчикское — г. Нальчик, относят к среднему периоду. И. М. Чеченов. Долинский вариант.[33]
  • Натухаевское-3 — у станицы Натухаевсткой под Новороссийском. А. В. Шишлов. Псекупский вариант.[34]
  • Новосвободненское — урочище Клады II у станицы Новосвободной, обнаружено под двумя курганами дольменной эпохи. А. Д. Резепкин. Новосвободненский вариант.
  • Псекупское 1, Псекупское 2, Казазовское — Адыгея. Н. Г. Ловпаче, П. А. Дитлер. Псекупский вариант.[35]
  • Псенафское — село Красногвардейское, Адыгея. А. А. Нехаев. Псекупский вариант.
  • Пшиш — на реке Пшиш, Адыгея, следы поселения. А. А. Сазонов, 1991 г. Псекупский вариант.
  • Тузла-15 — в районе косы Тузла, Таманский полуостров. С. Н. Кореневский, 2013 г.[36]
  • Уляп, аул — Адыгея. В. Р. Эрлих, 2008 г. Псекупский вариант.[37]
  • Чишхо — Адыгея. А. Д. Резепкин. Псекупский вариант.[38]
  • Шепси — на реке Шепси, Туапсинский район. Новосвободненский или псекупский вариант.

Погребальные памятники[править | править вики-текст]

  • Кишпек село — Кабардино-Балкария. Курганы 1 и 2, курган 1 содержит мегалитическую гробницу. Оба кургана содержат кромлехи и другие конструкции. И. М. Чеченов, 1974—1975 гг. Долинский вариант.
  • Клады, урочище — курганный могильник около станицы Новосвободной. Несколько мегалитических гробниц с богатыми захоронениями и в могилах, обложенных деревянными рамами. Средний и поздний период. Н. И. Веселовский (1898 г.), А. Д. Резепкин. Новосвободненский и псекупский варианты.
  • Костромская, станица — Краснодарский край. Новосвободненский вариант.
  • Псекупский могильник — Адыгея. Н. Г. Ловпаче, П. А. Дитлер, 1982 г. Псекупский вариант.[39]
  • Псенафский курганный могильник — около села Красногвардейское, Адыгея. Находка цилиндрической печати. А. А. Нехаев. Псекупский вариант.
  • Нальчикская гробница — г. Нальчик, богатая гробница в кургане 8—11×100 м, сооружена из разбитых антропоморфных стел. Относят к среднему периоду. И. М. Чеченов, 1968—1969 гг. Долинский вариант.[33]
  • Погуляево, могильник — урочище Погуляево. В. Р. Эрлих. Новосвободненский вариант.
  • Псыбе — гробница, дольменообразный каменный ящик, на окраине пос. Новомихайловский Туапсинского района, в русле ручья Псыбе. М. К. Тешев, 1981 г. Псекупский вариант.
  • Саратовская, станица — Краснодарский край, курган с мегалитической гробницей, плохо документирован, Н. А. Захаров, 1935 г.
  • Ярославская, станица — Краснодарский край, курган с новосвободненским погребением в мегалитической гробнице, разграблен в 1910 г.
  • Шепси — дольменообразная гробница на реке Шепси, Туапсинский район. В. А. Трифонов, 2012 г. Новосвободненский или псекупский вариант.[29]

К собственно новосвободненской группе относятся только захоронения в могильнике Клады, ст. Костромской и могильника Погуляево, поселение Новосвободненское в Кладах II. Всего около 27 или 29 комплексов. Имеются также отдельные находки новосвободненской керамики на поселении Осиновое II под ст. Новосвободной.

В среде других культур[править | править вики-текст]

  • Адыгея: Мешоко-навес и Унакозовская пещера на ручье Мешоко, навес Хаджох III над рекой Белая (все у посёлка Каменномостский) — майкопская керамика на поселениях культуры накольчатой жемчужной керамики. Н. Г. Ловпаче, 1985—1990 гг.
  • Воронежская обл.: погребение в Новопавловском могильнике — погребение с майкопскими предметами.
  • Ингушетия: поселение Луговое у села Мужичи — майкопская керамика на поселении куро-аракской культуры.
  • Нижнее Подонье: Константиновское поселение, поселение Раздорское 1, курганный могильник Мухин 2 и другие — керамика и т. п. на поселениях и собственно майкопские погребения.
  • Самарская обл.: курган 1 Утевского могильника — погребение с майкопскими предметами.
  • Северная Осетия: Муштылагтылагат — Гиджрати — В. Л. Ростунов.
  • Северное Ставрополье: могильники Айгурский 2, Шарахалсун 6 и другие — погребения с майкопскими предметами.
  • Калмыкия: курганные могильники Эвдык, Зунда-Толга и другие — погребения позднего периода МНО.
  • Крым: курган Курбан-Байрам у села Долинка — погребение с майкопскими предметами.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. БСЭ. Майкопская культура
  2. Иессен А. А., 1950.
  3. Крупнов Е. И., 1951.
  4. Формозов А. А., 1965. — С. 64—158.
  5. Резепкин А. Д., 2008. — С. 156—176.
  6. Кореневский С. Н., 2009. — С. 52—54.
  7. Николаева Н. А., Сафронов В. А., 1974.
  8. 1 2 Андреева М. В., 1977.
  9. Николаева Н. А. Проблемы классификации, хронологии и этнической атрибуции майкопской культуры в археологической литературе // Хронология бронзового века Северного Кавказа. — Орджоникидзе, 1982. — С. 9—28.
  10. Николаева Н. А., Сафронов В. А. Хронология и происхождение майкопского искусства // Хронология бронзового века Северного Кавказа. — Орджоникидзе, 1982. — С. 28—63.
  11. Дьяконов И. М. О прародине носителей индоевропейских диалектов // Вестник древней истории. — 1982. — № 3. — С. 3—37. — Ч. I. — № 4. — Ч.II.
  12. Сафронов В. А., 1989. — С. 243—258.
  13. Кореневский С. Н., 2008. — С. 78, 79.
  14. Резепкин А. Д., 2004. — С. 101, 106, 108, 112.
  15. Мамонтов В. И., Скворцов Н. Б. Памятники майкопской культуры в Волгоградской области // Электронный научно-образовательный журнал Волгоградского государственного педагогического университета «Грани познания». — Волгоград, 2011, март. — № 1(11).
  16. Шишлина Н. И. Куда ушли майкопцы?
  17. Шишлина Н. И. Майкопские погребения Южных Ергеней // Нижневолжский археологический сборник. — Волгоград, 2002. — Вып. 5. — С. 164—173.
  18. Гамаюнов А. К. Об одной группе погребений эпохи ранней бронзы на нижнем Дону // Резюме докладов XI международной научной конференции 2003 г.
  19. Магомедов Р. Г. Об одной группе археологических комплексов эпохи ранней бронзы Дагестана // XIV Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа: Тезисы докладов. — Орджоникидзе, 1986. — С. 34, 35.
  20. Кореневский С. Н., 2008. — С. 98, 122.
  21. Кондрашёв А. В., Резепкин А. Д. Новосвободненское погребение с повозкой // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института археологии АН СССР. — 1988. — Вып. 193. — С. 91—97.
  22. Рындина Н. В., Равич И. Г., 2012.
  23. Мунчаев Р. М. Бронзовые псалии майкопской культуры и проблема возникновения коневодства на Кавказе // Кавказ и Восточная Европа в древности. — М., 1973.
  24. Мунчаев Р. М., 1975. — С. 368—375.
  25. В Адыгее найдены божества адыгского очага
  26. Кореневский С. Н., 2004. — С. 44—47, 208—217.
  27. Резепкин А. Д., 1990.
  28. Кореневский С. Н., 2004. — С. 15—21, 150—168.
  29. 1 2 Трифонов В. А. Дольмен «Шепси» и ранние формы коллективных мегалитических гробниц на Северо-Западном Кавказе в эпоху бронзы.
  30. Пасека жителя Новосвободной, Александра Левченко
  31. Ловпаче Н. Г., 1985 — С. 17, 31, 32.
  32. Шишлов А. В., Колпакова А. В., Федоренко Н. В. Исследование поселения эпохи ранней бронзы (майкопской культуры) Катусвина Кривица-2 под Новороссийском (предварительное сообщение) // Программа проведения XXVIII Крупновских чтений «Е. И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа», 21 апреля 2014 г.
  33. 1 2 Чеченов И. М., 1973.
  34. Шишлов А. В., Колпакова А. В., Федоренко Н. В., 2010.
  35. Ловпаче Н. Г., Дитлер П. А., 1988.
  36. Поселение майкопской культуры Тузла-15.
  37. Брилёва О. А., Эрлих В. Р. Новое поселение майкопской культуры в Адыгее // Археологические открытия 2008 г. — М., 2012.
  38. Резепкин А. Д. Поселение эпохи ранней бронзы Чишхо и некоторые аспекты происхождения и хронологии майкопской культуры // Археолог: детектив и мыслитель. — СПб. — С. 422—436.
  39. Ловпаче Н. Г., 1985 — С. 17, 33, 34.

Литература[править | править вики-текст]

  • Андреева М. В. К вопросу о южных связях майкопской культуры // Советская археология. — 1977. — № 1. — С. 39—56.
  • Иессен А. А. К хронологии больших кубанских курганов // Советская археология. — 1950. — Вып. XII.
  • Кореневский С. Н. Древнейшие земледельцы и скотоводы Предкавказья: Майкопско-новосвободненская общность, проблемы внутренней типологии. — М.: Наука, 2004. — 243 с. — ISBN 5-02-008898-6
  • Кореневский С. Н. Современные проблемы изучения майкопской культуры // Археология Кавказа и Ближнего Востока: сб. к 80-летию члена-корреспондента РАН, профессора Р. М. Мунчаева. — М.: ТАУС, 2008. — С. 71—122. — ISBN 978-5-903011-37-7
  • Ловпаче Н. Г., Дитлер П. А. Псекупское поселение № 1 // Вопросы археологии Адыгеи. — 1988. — С. 105—139.
  • Ловпаче Н. Г. Могильники в устье реки Псекупса // Вопросы археологии Адыгеи. — 1985. — С. 16—17, 31—35.
  • «Майкопский феномен в древней истории Кавказа и Восточной Европы». Международный симпозиум. Новороссийск, 18—24 марта 1991 г. Тезисы докладов. — Л., 1991.
  • Мачинский Д. А. О смысле изображений на серебряном сосуде с «горным ландшафтом» из Майкопского кургана // Ювелирное искусство и материальная культура. — СПб., 1998. — № 6. С. 48, 49.
  • Мачинский Д. А. Об образном строе серебряных и золотых художественных изделий из Майкопского кургана // ΣΥΣΣΙTΙA: Памяти Юрия Викторовича Андреева. — СПб., 2000. — С. 45—70.
  • Мунчаев Р. М. Кавказ на заре бронзового века. — М.: Наука, 1975. — 416 с. — С. 197—335.
  • Николаева Н. А., Сафронов В. А. Происхождение дольменной культуры Северо-Западного Кавказа (Прил. 1 к ст.: Сафронов В. А. Классификация и датировка памятников бронзового века Северного Кавказа) // Сообщения Научно-методического совета по охране памятников культуры МК СССР. — М., 1974. — Вып. VII.
  • Попова Т. Б. Дольмены станицы Новосвободной // Труды Государственного исторического музея. — М.: Советская Россия, 1963. — Вып. XXXIV. — (Памятники культуры).
  • Резепкин А. Д. Музыкальный инструмент эпохи ранней бронзы // Памятники культуры. Новые Открытия: Ежегодник 1989 г. — М., 1990. — С. 455—457.
  • Резепкин А. Д. Некоторые аспекты формирования эпохи ранней бронзы на Северном Кавказе // Материалы и исследования по археологии Кубани. — Краснодар, 2004. — Вып.4.
  • Резепкин А. Д. Новосвободненская культура (на основе материала могильника Клады). — СПб.: Нестор-История, 2011. — Труды Института истории материальной культуры РАН. — Т. ХXXVII. — 344 с.
  • Резепкин А. Д. Поселение Новосвободненское // Археология Кавказа и Ближнего Востока: сб. к 80-летию члена-корреспондента РАН, профессора Р. М. Мунчаева. — М.: ТАУС, 2008. — С. 156—176. — ISBN 978-5-903011-37-7
  • Рындина Н. В, Равич И. Г. О металлопроизводстве майкопских племён Северного Кавказа (по данным химико-технологических исследований) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2012. — № 2 (17). — С. 4—20.
  • Сафронов В. А. Индоевропейские прародины. — Горький: Волго-Вятское книжное издательство, 1989. — 398 с. — С. 205—266, 351, 362—381. — ISBN 5-7420-0266-1
  • Формозов А. А. Каменный век и энеолит Прикубанья. — М.: Наука, 1965. — С. 64—158.
  • Чеченов И. М. Нальчикская подкурганная гробница. — Нальчик: Эльбрус, 1973. — 68 с.
  • Шишлов А. В., Колпакова А. В., Федоренко Н. В. Исследования поселения Майкопской культуры у ст. Натухаевской // XXVI Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа: Тезисы докладов. — Магас, 2010.

Ссылки[править | править вики-текст]