Мангазея

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Город
Мангазея


Страна
Россия
Регион
Ямало-Ненецкий автономный округ
Координаты
Мангазея (Россия)
Мангазея †
Мангазея (Ямало-Ненецкий автономный округ)
Мангазея †

Мангазе́я — первый русский заполярный город XVII века в Сибири. Располагалась на севере Западной Сибири, на реке Таз в месте впадения в неё р. Мангазейки.

Название города, предположительно, происходит или от имени самодийского князя Маказея (Монгкаси)[1], или от старинного названия реки Таз.

В памятнике древнерусской литературы «Сказание о человецех незнаемых в восточной стране и языцех розных» конца XV — начала XVI века, встречающемся в рукописях с XVI по XVIII век, и представляющем собой полуфантастическое описание 9 сибирских народов, живущих за «Югорской землей», сообщается:

«На восточной стороне, за Югорскою землею над морем живут люди самоедь, называемые молгонзеи. А еда их — мясо оленье и рыба, да меж собою друг друга едят…»

В 1560 году английский дипломат и представитель Московской компании Антоний Дженкинсон, проникнув в присоединенное незадолго до этого к России Поволжье, сумел достичь Бухары. В 1562 году он опубликовал в Лондоне «Карту России, Московии и Тартарии», на которой указал уже название местности Молгомзея.

По мнению историка Н. И. Никитина, название молгонзея восходит к коми-зырянскому молгон — «крайний» «конечный» — и обозначает «окраинный народ».

История Мангазеи[править | править исходный текст]

Витраж, посвящённый Мангазее, в Новосибирском метро

Ещё в XVI веке по указанному выше маршруту совершали свои походы поморы. В 1572 году на реке Таз возникает их первая торговая фактория.

Мангазея основана была по инициативе царской администрации — в качестве опорного пункта для продвижения русских вглубь Сибири и укрепленного центра сбора ясака.

В 1600 году по указу царя Бориса Годунова из Тобольска на реку Таз отправлен был отряд из 100 стрельцов и служилых казаков во главе с воеводой Мироном Шаховским и письменным головой Данилой Хрипуновым. В пути немногочисленный отряд подвергся вооруженному нападению «воровской самояди» — предположительно юраков или селькупов. Потеряв в бою около 30 человек, служилые люди сумели, однако, добраться до реки и заложить деревянный острог и церковь.

В следующем 1601 году из Тобольска, Сургута и Березова на помощь им отправлен был более крупный отряд в 200 человек служилых людей во главе с воеводами Василием Мосальским и Савлуком Пушкиным. Они помогли завершить возведение деревянного острога и основать посад. Строительство велось на правом, высоком берегу реки Таз, в 300 км от её устья.

В 1603 году в Мангазею послан был воеводой Федор Юрьевич Булгаков, основавший там гостиный двор и доставивший туда священника и церковную утварь.

В 1606 году в Мангазею прибыли новые воеводы Давыд Жеребцов и Курдюк Давыдов. Воеводская власть в крае была установлена окончательно.

В 1607 году начато было строительство городских крепостных укреплений — возведены Давыдовская, Ратиловская, Успенская, проезжая Спасская и Зубцовская башни. Четырёхстенный пятибашенный город сразу стал значительным экономическим центром.

В 1608 году в Мангазею регулярно доставлялся уже ясак не только местными племенами — самоедами (ненцами) и остяко-самоедами (селькупами) — но и проживавшими значительно южнее енисейскими остяками (кетами) и тунгусами (эвенками).

В 1612 году в Амстердаме голландский торговый агент Исаак Масса издал географический чертеж Мангазеи, на котором были показаны церкви, воеводский двор и хозяйственные постройки.

В 1616 году архангелогородцы, идя вдоль Мезенских и Пустозёрских берегов через Вайгачский пролив в Карское море, спустились по протекающей поперек полуострова Ямал реке Мутной до озера Зеленого, откуда вышли в Обскую губу, проложив таким образом морской путь в Мангазею из Архангельска.

Однако 1620 году — в начале правления Михаила Фёдоровича Романова — плавания по сибирским рекам в Мангазею под страхом смертной казни были запрещены. Есть несколько версий о причинах запрета. Контролировать морской путь не представлялось возможным, в то время как все наземные пути были перекрыты таможенными постами, и невозможно было провезти ни одну шкурку соболя, не заплатив пошлину.

Вторая причина — пользовались морским путём в основном поморы, подрывая «монополию» купечества на пушнину.

В 1940-1941 годах экспедиция на советском гидрографическом судне «Норд» обнаружила на о-вах Фаддея и в заливе Симса на восточном побережье полуострова Таймыр остатки зимовья русских землепроходцев и предметы начала XVII века. Дальнейшие исследования находок, в том числе человеческих останков, проведенные археологами во главе с А. П. Окладниковым, позволили заключить, что около 1618 года русские мореходы под предводительством Акакия Мурманца сумели обогнуть полуостров Таймыр, попав в море Лаптевых северным морским путем.

В 1956 году известный полярный исследователь и историк географических открытий М. И. Белов предложил руководителем безвестной экспедиции считать мангазейского жителя Ивана Толстоухова.

Известный голландский географ Николаас Витсен в книге «Северная и Восточная Татария» — первом европейском труде о Сибири, изданном в 1692 году в Амстердаме — ссылаясь на сведения, полученные от тобольского наместника А. П. Головина, сообщает, что в 1680-х годах из Туруханска вниз по Енисею «вышли в море 60 человек», чтобы оттуда направиться к Лене и «обогнуть Ледяной мыс». Никто из них назад не вернулся. Витсену было известно, что этот поход возглавлял «Иван, у которого прозвище Толстое Ухо, сын видного русского дворянина».

В вахтенном журнале бота «Оби-Почталион», плававшего у берегов Таймыра в XVIII веке, в июле 1738 года была сделана следующая запись:

"Паренаго репортовал: «написано на кресте: 7195 год. Ставил оный крест мангазейский человек Иван Толстоухов».

Надпись на кресте означала, что Иван Толстоухов поставил его в 1687 году.

По мнению М. И. Белова, экспедиция Толстоухова, покинув зимовье Крестовское, продолжала путь на север, затем, обогнув Северо-Восточный мыс, двигалась вдоль западного берега Таймыра и в следующем году достигла Пясинского залива. В северной части залива Толстоухов соорудил зимовье и провел там еще одну зиму. Это зимовье обнаружил летом 1740 году Федор Минин, который нанес толстоуховское зимовье на составленную им карту, которую отослал в Петербург в Адмиралтейств-коллегию.

Оказавшийся среди вещей русской экспедиции нож с надписью «Акакий Муромец» дает основание предположить, что он принадлежал одному из тех Муромцев, которые таинственно исчезли из списков Енисейского уезда как раз в 1680-х годах, когда Иван Толстоухов двигался к северной части Таймыра. Вполне возможно, — утверждает М. И. Белов, — что Акакий Муромец шел вместе с Толстоуховым и вместе с ним погиб на Таймыре [1].

Третьей причиной называется опасение перед иностранной экспансией западноевропейских торговых компаний к богатым пушниной районам Сибири. Хотя состоятельность последней версии ставится некоторыми историками под сомнение, совершенно очевидно, что указанными путями легко могли воспользоваться тогда англичане или голландцы, располагавшие, в отличие от России, морским флотом.

Раскопками установлено, что Мангазея состояла из кремля-детинца с внутренними постройками (воеводский двор, съезжая изба, соборная церковь, тюрьма) и посада, делившегося на торговую половину (гостиный двор, таможня, купеческие дома, 3 церкви и часовня) и ремесленную (80—100 жилых домов, литейные мастерские, кузницы и др.). Всего в городе было четыре улицы и свыше 200 жилых домов.

В городе, кроме казаков, стояла сотня стрельцов с пушками. Мангазея ведала всеми «тазовскими и нижнеенисейскими инородцами» — главным образом ненцами и селькупами — которые уплачивали наложенный на них ясак пушниной.

Местные жители вели меновую торговлю (выменивали меха, особенно соболя) с окружающим местным населением, сами промышляли соболя, занимались также рыболовством, скотоводством, судоходством, ремёслами (литейное, косторезное и другие).

О богатстве города ходили легенды, за Мангазеей прочно закрепилось прозвание «златокипящая». Только за период 1630-1637 годов — время для Мангазеи далеко не лучшее — отсюда было вывезено около полумиллиона шкурок соболей. Торговые связи города выходили далеко за пределы России: через поморские города он был связан с крупными компаниями Западной Европы. Массы крестьян различных категорий, представители крупнейших торговых домов — именитых «гостей» Усовых, Ревякиных, Федотовых, Гусельниковых, Босовых и других — впервые объявились именно в Мангазее.

Во времена расцвета города (первая треть XVII века) здесь скапливалось до 2 тыс. купцов и промышленников.

После пожара 1619 года и ввиду неимоверных трудностей по доставке в город провианта и прочих запасов, а также вследствие уменьшения поголовья пушных зверей в Тазовском крае и основания Туруханска и Енисейска, влияние Мангазеи стало уменьшаться.В 1630-31 годах между мангазейскими воеводами Кокаревым и Палицыным разгорелась вражда,город и уезд лихорадило от этой распри,которая доходила до вооруженных столкновений.Нормальная жизнь населения была нарушена,воеводское "двоевластие"причиняло очевидный ущерб государственным интересам.И мангазейский"мир"в этой обстановке взял на себя функции управления.Мангазейцы составили коллективную"одиначную запись",в которой обьявили о своей решимости укротить распрю воевод,пресекать их действия,нарушающие порядок и нормальную жизнь населения(чтобы воеводы"впредь со всяким оружием ходить не велели,и меж собою убийства не учинили,и над...городом и ...казною никакие порухи и худа не делали")Свои подписи под этим документом поставили более 250 человек.Участники"одиначной записи"обязались"стоять и говорить друг за друга накрепко,бестрашно".Жители проявили не только единство и сплоченность,но и острое чувство государственного порядка."Мир"выступал в качестве ответственного за все происходящее и против воцарившейся в Мангазее анархии воеводского несогласия. Второй большой пожар в 1642 году привёл к быстрой деградации города, который окончательно запустел в 1662 году.

В 1672 году вышел официальный указ царя Алексея Михайловича об упразднении города. Окончательно Мангазея была оставлена в 1677 году, а её гарнизон был переведён на Енисей — в Туруханское зимовье, на месте которого в 1672 году был заложен город Новая Мангазея (Старотуруханск) (с 1780-х годов назывался Туруханском)[2].

История изучения[править | править исходный текст]

Первым, кто обнаружил, задокументировал точное местоположение заброшенного города и сделал краткое его описание, был российский путешественник В. О. Маркграф. В 1900 году, совершая поездку по рекам Енисею, Оби и Уралу, он обследовал городище и отписал о своей находке в Российское Географическое общество. Следующая попытка исследовать легендарный город была предпринята в 1914 году томским биологом И. Н. Шутовым, который также обследовал городище и собрал небольшую коллекцию из обнаруженных на поверхности предметов.

В ходе более планомерных советских экспедиций 1927 и 1946 годов был детально изучен рельеф городища и составлен его первый план. Полномасштабное научно-археологическое изучение Мангазеи началось летом 1968 года с прибытия на место комплексной историко-археологической и физико-географической экспедиции АН СССР.

Летом 1967 года путешественник и потомственный помор Дмитрий Буторин и писатель Михаил Скороходов повторили на карбасе «Щелья» торговый путь купцов XVII века (т. н. «Мангазейский ход») из Архангельска в Мангазею[3].

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Пестов И. С. Записки о Енисейской губернии Восточной Сибири [1831 года]. — М: Унив. тип., 1833. С. 197.
  2. Старотуруханск (Красноярский край)
  3. «По маршруту легенды»
  4. Город Мангазея и первый сибирский святой

Литература[править | править исходный текст]

Книги[править | править исходный текст]

Статьи[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]