Марксистская политическая экономия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Марксистская политическая экономия — направление в экономической теории, основу которого составляет трудовая теория стоимости (Адам Смит, Давид Рикардо), которую Карл Маркс расширил теорией прибавочной стоимости. Это направление развивали Фридрих Энгельс, Карл Каутский, Роза Люксембург, Георгий Валентинович Плеханов, Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Отдельные положения Маркса подвергли пересмотру «ревизионисты» — Эдуард Бернштейн, Жан Жорес, Михаил Иванович Туган-Барановский, Вернер Зомбарт. Попытки объединить марксизм с теорией предельной полезности, а также скорректировать вопросы экономической политики были предприняты австромарксистами Карлом Реннером (1870—1950), Максом Адлером (1873—1937), Отто Бауэром (1881—1938), Отто Нойратом (1882—1945), Эмилем Ледерером (1882—1940).

В Советском Союзе изучение марксистской политической экономии являлось необходимой составляющей экономического (и в целом, высшего) образования. Рассматриваемая как единственно верная отправная точка в изучении социально-экономических процессов, в разрезе методологическом марксистская политическая экономия подразделялась на «политэкономию капитализма» и «политэкономию социализма». Первая служила основой исследований экономики и производственных отношений в капиталистическом мире и его периферии, вторая же затрагивала формационно-специфические вопросы развития народного хозяйства и международных экономических отношений социалистических стран; формулировала главную целевую функцию (сбалансированный рост благосостояния трудящихся при соблюдении принципов социальной справедливости) и пути её реализации с упором на принцип планового развития. При этом основные положения марксистской политэкономии для всех экономистов, чиновников и для большинства населения СССР являлись непререкаемыми догмами, и само это учение (марксизм-ленинизм), по словам историков Р.Медведева и Ж.Медведева, «превратилось в светскую форму религиозного сознания» [1].

Товар[править | править вики-текст]

Товар — некая вещь, которая участвует в обмене. С развитием разделения труда, постепенно предметы начинают производить преимущественно для обмена, а не для личного потребления. Товар становится всеобщей формой производственных отношений, развиваясь и перерастая в капитал — основное производственное отношение, характеризующее сущность капиталистического способа производства. Ленин в книге «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве» даёт такую характеристику капитализма: «Продукт [производства] принимает форму товара в самых различных общественных производственных организмах, но только в капиталистическом производстве такая форма продукта труда является общей, а не исключительной, не единичной, не случайной. Второй признак капитализма — принятие товарной формы не только продуктом труда, но и самим трудом, то есть рабочей силой человека».

У товара одновременно имеется:

  • полезность (ценность для потребителя, потребительная стоимость). Полезность означает свойство вещи удовлетворять человеческую потребность того или иного рода (еда удовлетворяет голод, одежда согревает). Потребительная стоимость одного товара не идентична потребительной стоимости другого товара. Это свойство конкретного предмета вне зависимости от того, является ли он результатом действия природных сил, произведён человеком для потребления или для обмена.
  • меновая стоимость или просто стоимость (способность к пропорциональному обмену на другие товары). Она проявляется лишь при обмене. Меновые стоимости различных товаров однородны и отличаются друг от друга лишь количественно. Точно также, массы (вес) совершенно разных предметов по сути однородны и отличаются лишь количественно.

Адам Смит одним из первых разделил полезность и меновую стоимость. Он сделал вывод, что стоимость в процессе обмена зависит от количества труда, необходимого для производства товаров. Стоимость измеряется количеством этого труда, то есть часами рабочего времени.

Конкретный и абстрактный человеческий труд[править | править вики-текст]

Конкретный труд:

  • Разновидность конкретной деятельности, необходимой для производства конкретной вещи, которая обладает полезностью (потребительной стоимостью)
  • Отличается от других видов труда, производящих другие вещи и напрямую с ними не сопоставляется
  • Не связан ни с какой исторически обусловленной организацией труда и правом собственности
  • Может осуществляться лишь в соединении с силами природы и опираясь на них

Абстрактный труд:

  • Качественно однородный человеческий труд, обезличенный и сопоставимый с трудом другого человека (усреднённый для текущих условий производства в конкретном обществе)
  • Осуществляется в виде физиологической затраты человеческой рабочей силы
  • Является источником стоимости, которая проявляется исключительно в процессе эквивалентного обмена.

Деньги[править | править вики-текст]

Функции денег:

  • мера стоимостей (выражение стоимостей товаров как качественно одинаковых и количественно сравнимых);
  • средства обращения (Кругооборот товара Т — Д — Т),
  • средство накопления (параллельно движущимся денежным потокам существуют и денежные резервы и постоянно происходят переливы из одних в другие),
  • средство платежа (кредит, который создает возможность распоряжаться ресурсами, которые не только ещё не превращены в деньги, но часто и не произведены).
  • средство накопления сокровищ.
  • всемирные деньги (опосредование мировой торговли).

Прибавочная стоимость[править | править вики-текст]

Понятие прибавочной стоимости базируется на оценке стоимости, как овеществлённом труде, которая предполагает, что стоимость товара не зависит от спроса и предложения и определяется количеством вложенного труда (См. Трудовая теория стоимости). В рамках этой теории Карл Маркс ввел понятие прибавочной стоимости — как разницы между созданной в процессе труда новой стоимостью (превышение трудовой стоимости товара над стоимостью ранее овеществлённого труда — сырья, материалов, оборудования) и стоимостью рабочей силы (обычно выражена в форме заработной платы), которая была использована для создания этой новой стоимости. Источником прибавочной стоимости, по Марксу, является продолжение потребления рабочей силы дольше того времени, в течение которого воспроизводится её собственная стоимость.[2]

По теории Маркса, прибавочная стоимость проявляется в своих особых формах: предпринимательская прибыль, проценты, рента, налоги, акцизы, пошлина, то есть как уже распределённая между всеми агентами капиталистического производства и вообще между всеми претендентами на участие в прибыли.

Прибавочная стоимость, по Марксу, создаётся исключительно в сфере производства, а не в сфере обращения. Она существует при любом производстве и служит источником налогов и накопления. Но лишь при капитализме она получает своё окончательное развитие в форме прибыли, которая становится самостоятельной целью производства.

Маркс делил прибавочную стоимость на:

  • абсолютную: создаётся путём удлинения рабочего дня
  • относительную: возникает из-за удешевления рабочей силы и сокращения необходимого рабочего времени, что приводит к изменению соотношения времени между необходимым и прибавочным трудом в рамках того же самого рабочего дня

Следует отличать прибавочную стоимость от добавленной стоимости.

Понятие прибавочная стоимость — одно из центральных понятий марксистской экономической теории.[3] Маркс указывал, что при капиталистическом способе производства прибавочная стоимость присваивается капиталистом в виде прибыли, в чём и выражается эксплуатация им рабочего. По словам Маркса, норма прибавочной стоимости есть «точное выражение степени эксплуатации рабочей силы капиталом, или рабочего капиталистом».

Норма прибавочной стоимости = m / v = прибавочный труд/необходимый труд

Прибавочная стоимость или прибавочная ценность?[править | править вики-текст]

Российский философ Б.П.Вышеславцев отмечал, что установившийся в советской науке перевод немецкого слова нем. Wert, как «стоимость», «филологически неверен, философски безграмотен и покоится на непонимании духа языка», поскольку слову стоимость в немецком языке на самом деле соответствует слово нем. Kostenpreis. Также он указывает, что «Стоимость выражает то, что политическая экономия и Маркс называют ценой в отличие от ценности. Это важное противопоставление уничтожается при пользовании термином стоимость, ибо стоимость и есть цена. Но нелепость перевода достигает своего предела, когда мы имеем дело с потребительской ценностью: дело в том, что огромная потребительская ценность может не иметь никакой стоимости. Воздух и вода имеют великую ценность, но ничего не стоят»[4]

Капитализм[править | править вики-текст]

Основными признаками капитализма могут быть названы следующие:

  • производство, нацеленное на обмен, носит всеобщий характер
  • рабочая сила является товаром
  • стремление к прибыли — главная движущая сила производства
  • извлечение прибавочной стоимости, отделение непосредственного производителя от средств производства, составляют внутреннюю экономическую форму
  • следуя императиву экономического роста, капитал стремится к глобальной интеграции посредством мировых рынков.
  • основной закон развития — распределение прибыли пропорционально вложенному капиталу:
       Пi  =  р×Кі
или
       Пі  =  р×(Сі + Vі)

где: Пі — прибыль і-го предприятия,
     Кі — вложение капиталиста в производство товара і-го предприятия

Производительные силы[править | править вики-текст]

Производительные силы (нем. Produktivkräfte) — средства производства и люди, обладающие определённым производственным опытом, навыками к труду и приводящие эти средства производства в действие. Таким образом, люди — основной элемент производительных сил общества. Производительные силы выступают в качестве ведущей стороны общественного производства. Уровень развития производительных сил характеризуется степенью общественного разделения труда и развитием средств труда, прежде всего техники, а также степенью развития производственных навыков и научных знаний.

Производительные силы существуют лишь как общественные производительные силы:[источник не указан 1895 дней] вступая в активное взаимодействие с природой, люди одновременно вступают в общественные отношения между собой. Производительные силы в совокупности с производственными отношениями представляют собой способ производства.

Производственные отношения[править | править вики-текст]

Производственные отношения (производственно-экономические отношения) — отношения между людьми, складывающиеся в процессе общественного производства и движения общественного продукта от производства до потребления.

Сам термин «производственные отношения» был выработан Карлом МарксомМанифест коммунистической партии» (1848) и др.).

Производственные отношения отличаются от производственно-технических отношений тем, что они выражают отношения людей через их отношения к средствам производства, то есть отношения собственности.

Производственные отношения являются базисом по отношению к политике, идеологии, религии, морали и др. (общественной надстройке).

Производственные отношения являются социальной формой производительных сил. Вместе они составляют две стороны каждого способа производства и связаны друг с другом по закону соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил: производственные отношения складываются в зависимости от характера и уровня развития производительных сил как форма их функционирования и развития, а также от форм собственности. В свою очередь, производственные отношения воздействуют на развитие производительных сил, ускоряя или тормозя их развитие. Производственные отношения обуславливают распределение средств производства и распределение людей в структуре общественного производства (классовую структуру общества).

Социальный акцент марксистской политической экономии[править | править вики-текст]

Социальная несправедливость и пути её преодоления, построения справедливого общества — эти проблемы попадают в центр внимания мыслителей, философов, начиная с глубокой древности. В Новое время один за другим появляются труды, специально посвящённые вопросам преобразования общества на социалистических принципах — теории утопического социализма. В марксизм они входят, как один из трёх его источников, наряду с буржуазной политической экономией. Однако собственно в предмет политэкономии эту проблематику вводит предшественник Маркса, С. Сисмонди[5], представляющий в науке течение экономического романтизма.

Ещё при жизни Маркса, по ходу разложения буржуазной политической экономии на отдельные, часто расходящиеся во мнениях, течения, многие из них „выкидывают” из состава предмета социальную составляющую. Этот процесс продолжался и в XX веке; обосновывая такую позицию, английский экономист Лионел Роббинс (en:Lionel Robbins, Baron Robbins) в 1932 году заявил:

Экономика имеет дело с удостоверяемыми фактами, а этика — с оценками и обязанностями. Эти две области исследования не лежат в одной плоскости рассуждений[6].

Однако далеко не все экономисты поддержали эту позицию. Дж.М. Кейнс возразил Роббинсу:

Вопреки Роббинсу, экономика является морально-этической наукой по своей сущности. Иначе говоря, она использует самоанализ и субъективную оценку ценности[7].

Обоснованные Марксом требования рабочих к капиталистам находили и неожиданную поддержку. В 1950 году Пьер Биго издал специальное исследование под названием «Марксизм и гуманизм»[8]. В качестве руководящего тезиса своей монографии этот видный французский иезуит (о нём см. fr:Fidei_donum) избрал цитату из рождественского послания Пия XII от 24 декабря 1942 года, где папа римский констатирует небогоугодность нынешнего социального порядка, признавая обоснованность требований рабочих о его переустройстве:

Но Церковь не может попустительствовать или закрывать глаза на то, что рабочий, который тщится облегчить свою долю, сталкивается с системой, которая находится в несогласии с природой и противна Божьему порядку и предназначению, которое Он положил благам земным[9].

В развитие этого целеполагающего тезиса понтифика, П. Биго критически рассматривает категорию прибавочной стоимости, которая в учении Маркса является отправной точкой в исследовании отмеченной социальной несправедливости. «П. Биго считает, — пишет французский историк экономических учений Эмиль Жамс, — что извлечение прибавочной стоимости, даже если она не обуславливается удлинением рабочего дня, о котором говорит Маркс», может иметь место и действительно имеет место благодаря интенсификации труда и истощению умственных способностей человека»[10].

П. Биго даёт следующую оценку воззрений Маркса об отношениях между трудом и капиталом в части трактовки акта купли-продажи рабочей силы:

Маркс рассматривал капитализм как овеществление и продажу человека, следовало бы сказать — как его материализацию. Марксистский материализм… направлен прежде всего на то, чтобы освободить человека от этой экономической материализации, которая составляет основу продажи человека[11].

Критика марксистской политэкономии[править | править вики-текст]

Многие экономисты и историки, анализировавшие наследие Маркса в области экономики, считают научную значимость его работ невысокой. По мнению Пола Самуэльсона, видного американского экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике, «с точки зрения вклада в чисто экономическую теоретическую науку Карла Маркса можно рассматривать как мелкого экономиста пост-рикардианской школы»[12]. Французский экономист Жак Аттали в своей книге «Карл Маркс: Мировой дух» указывает, что «Джон Мейнард Кейнс считал „Капитал“ Маркса устаревшим учебником по экономике, не только ошибочным с экономической точки зрения, но и лишенным интереса и практического применения в современном мире». Сам Аттали, который симпатизирует Марксу и пропагандирует его учение, тем не менее считает, что Маркс так и не смог доказать ключевых положений своей экономической теории: трудовую теорию стоимости, теорию прибавочной стоимости и «Закон понижения нормы прибыли» при капитализме, — хотя и упорно пытался это сделать, в течение 20 лет собирая экономическую статистику и изучая алгебру. Таким образом, по мнению Аттали, эти ключевые положения его экономической теории так и остались недоказанными гипотезами[13]. Между тем, именно эти гипотезы являлись краеугольными камнями не только марксистской политэкономии, но и марксистской классовой теории, а также марксистской критики капитализма: по Марксу эксплуатация рабочих заключается в том, что капиталисты присваивают прибавочную стоимость, созданную рабочими.

Американский экономист марксистского толка П. Суизи считал ошибочным вывод Маркса о тенденции нормы прибыли к понижению[14]. Стенфордская философская энциклопедия в статье «Карл Маркс» так же считает, что выводы о норме прибыли, сделанные Марксом на основе его теории прибавочной стоимости, «не только ошибочны эмпирически, но и неприемлемы теоретически»[15]. Далее статья содержит критику трудовой теории стоимости в следующей форме:

Утверждение Маркса о том, что только труд может создавать прибавочную стоимость, не основано на какой-либо аргументации или анализе, и можно утверждать, является просто элементом (артефактом) его представлений. Любой товар можно было выбрать на подобную роль. Следовательно, с равным основанием можно было бы изложить кукурузную теорию стоимости, утверждая, что кукуруза обладает уникальной силой создания большей стоимости, чем она сто́ит. Формально, она будет идентична трудовой теории стоимости.

Стенфордская философская энциклопедия, статья «Карл Маркс»[15]

Хотя Маркс в первом томе «Капитала» достаточно подробно обосновывает, почему труд не является товаром, что товаром является рабочая сила, и что этот специфичный товар имеет принципиальные отличия для нужд производства, по сравнению с любым другим товаром — все товары лишь переносят свою стоимость на конечный продукт, а товар «рабочая сила» этого не делает, зато создаёт новую стоимость.

Критика теории трудовой стоимости содержится и в зарубежных учебниках по истории экономической мысли.[16].

Некоторые авторы[17] указывали на расплывчатость, неясность и неконкретность формулировок Маркса, которые похожи не столько на экономические, сколько на философские умозаключения (Маркс по образованию был юристом и философом). Жак Аттали считает, что многие экономические постулаты (тезис о фетишизации денег при капитализме, об отчуждении труда, тезис о капитале как о мёртвом труде-вампире, высасывающем живой труд и т. д.) он выводил не из объективной реальности или фактов, а из своих личных ощущений и комплексов[18].

Сам Маркс невысоко оценивал свой вклад в экономическую науку, в отличие от своего вклада в области социальной теории[19].

Существует взгляд, что марксистская политэкономия, вернее, та её часть, которая была привнесена самим Марксом, не является традиционной экономической наукой, а представляет собой самостоятельное философское ответвление политической экономии.[20].

Политическое значение[править | править вики-текст]

Политическое влияние марксизма в XX в. было огромным: марксизм доминировал примерно на 1/3 территории земного шара. Марксистская политэкономия выступила экономической доктриной социализма, реализованного в XX веке в СССР, КНР, в странах Восточной Европы, Индокитая, на Кубе, в Монголии. В свою очередь социальные изменения в странах, строивших социализм, подтолкнули глубокую трансформацию социально-экономического устройства развитых капиталистических стран, качественно улучшившую социальное положение основной массы их населения и развитие институтов демократии в этих странах.

С другой стороны, почти во всех социалистических странах марксистская экономическая наука превратилась в догматическое учение – часть официальной идеологии. Перестав отвечать реалиям, она стала оказывать негативное воздействие. Так, в СССР насаждение этого учения в 1930-е годы сопровождалось разгромом отечественной экономической школы мирового класса (Николай Кондратьев, Василий Леонтьев, Александр Чаянов). В 1950-е годы марксистские догмы (опережающее развитие тяжелой промышленности, неизбежность краха мирового капитализма и т.д.) помешали трансформации советской военной экономики в экономику, ориентированную на потребности населения (план Маленкова), и в какой-то мере способствовали начавшейся гонке вооружений. В 1960-1980-е гг. господство марксистского догматического мышления в СССР помешало своевременно сделать вывод о том, что капитализм на Западе в середине XX в. претерпел качественную трансформацию, и не позволило к моменту начала перестройки выработать продуманную концепцию рыночных реформ, что отчасти предопределило негативные последствия этих реформ и распад СССР [21].

См. также[править | править вики-текст]

Совет по изучению производительных сил

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Медведев Р., Медведев Ж. Неизвестный Сталин. М., 2007, с. 166
  2. Прибавочная стоимость. Документальный фильм.
  3. «Учение о прибавочной стоимости — краеугольный камень экономической теории Маркса» — Митин М.Б. Диалектический материализм. Учебник для комвузов и втузов. Ч.I. — М.:ОГИЗ-Соцэкгиз, 1934. — С.9
  4. Здесь необходимо сказать несколько слов о неудачном переводе слова «Wert», установившемся в советской науке. Этот перевод филологически неверен, философски безграмотен и покоится на непонимании духа языка. «Стоимость» совсем не соответствует немецкому слову Wert и всецело соответствует немецкому слову Preis. «Сколько стоит? — означает по-немецки «Was kostet?» Поэтому «стоимость есть Kostenpreis». «Стоимость» выражает то , что политическая экономия и Маркс называют «ценой» в отличие от « ценности ». Это важное противопоставление уничтожается при пользовании термином «стоимость», ибо стоимость и есть цена. Но нелепость перевода достигает своего предела , когда мы имеем дело с «потребительной ценностью »: дело в том , что огромная потребительная ценность может не иметь никакой стоимости. Воздух и вода имеют великую ценность , но «ничего не стоят». Это безвыходное затруднение марксистские переводчики Капитала В. Базаров, Н. Степанов и А. Богданов принуждены были открыто признать (предисловие к «Капиталу». Киев — Нью-Йорк, 1929): если еще и возможно, говорится здесь, «Tauschwert» перевести как «меновую стоимость», то логика требует, чтобы «Gebrauchswert» переводилось как « ценность » (ибо она может не иметь стоимости!). Переводчики в заключение принуждены сознаться, что этот термин «не совсем удобен» и «нелогичен». Другое основание для сохранения термина « ценность » состоит в том , что широкое философское понятие «Wert» как раз передается русским словом « ценность »: можно говорить о ценностях научных, эстетических и, наконец, экономических. И эти ценности суть объективные ценности . В этом преимущество термина Маркса: экономические ценности входят в универсальную систему ценностей . Термин «стоимость» дает не перевод , а безграмотное исправление Маркса.
    Единственный довод, который мы встречаем у русских марксистов против термина « ценность », состоит в том , что ценность будто бы означает субъективную оценку. Верно как раз обратное. Современная философия давно установила объективное значение ценностей. Оно на каждом шагу применяется и марксистами: они говорят, например, что коммунизм есть объективная ценность, что наука есть объективная ценность, что учение Маркса имеет объективную ценность (а не «стоимость», конечно!). Воздух и вода объективно ценны для организма (хотя стоимости не имеют); наркотики или жевательная резинка, напротив, имеют «стоимость», но чисто субъективную, патологическую: для нормального человека они ничего не стоят. В конце концов ясно, что пугает марксистов как раз объективная философская категория ценности: в Большой Советской Энциклопедии нет даже слова «ценность». В т. 60 на с. 474 стоит: «ценность — см. стоимость».

    Философская нищета марксизма (С. 236—237.)// Вышеславцев Б.П. Сочинения / Сост и прим. Сапов В.В. Вступ. статья Левицкий С.А. — М.: Раритет, 1995. — 461 с. — (Библиотека духовного возрождения). ISBN 5-85735-022-0, ISBN 5-85735-012-3)

  5. Сисмонди, С. Новые начала политической экономии, или о богатстве в его отношении к народонаселению. М.: Соцэкгиз, 1937.
  6. Robbins L. The Nature and Significance of Economic Science, 1932, p.132
  7. Цит. по: Atkinson, A.B. Economics as a Moral Science. The University of York, 2008. — p.3. Cf.: [www.york.ac.uk/depts/pep/jrf/2008.pdf/]
  8. Bigo P. Marxisme et humanisme. — P.: P.U.F., 1953
  9. Con sempre nuova freschezza…. Il santo Natale e l’umanitа dolorante. — Radiomessaggio nella vigilia del Natale 1942, 24 dicembre 1942: AAS 35(1943), pp. 9-24. [1]
  10. Жамс, Э. История экономической мысли в XX в. М.: ИИЛ, 1959. — с.545; cf.: Bigo, P. Op.cit., p.109.
  11. Bigo, P. Op.cit., p.27.
  12. The American Economic Review, March 1962, pp. 12-15
  13. Жак Аттали Карл Маркс. Мировой дух. Серия «Жизнь замечательных людей» М:, 2008, ISBN 978-5-235-03092-3, с. 386 с.260-261, 296—297, 310
  14. Paul Sweezy. The Theory of Capitalist Development
  15. 1 2 Karl Marx, Stanford Encyclopedia of Philosophy
  16. Всемирная история: В 24 т. А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др. т. 16. Минск, 1998, с. 142
  17. Так, согласно зарубежным справочникам, одно из направлений критики Маркса состоит в том, что написанное им страдает большой неопределённостью и открыто для широкой интерпретации. См.: Karl Marx, History Learning Site. В крайней форме эта критика Маркса была выражена И.Солоневичем, который писал, что марксистские формулировки написаны для идиотов. Солоневич И. Народная монархия. Москва, 1991, с.309
  18. Аттали Ж. Карл Маркс. Мировой дух. Москва, 2008, с. 86-89
  19. Marx, Karl. Encyclopaedia Britannica 2005
  20. Так, согласно этому взгляду, «Маркс отличается от других экономистов… тем, что он первый и единственный, кто вполне сознательно попытался разработать философское содержание политэкономии. В политэкономии он прежде всего философ. В этом качестве он не только отличен от других экономистов, но вообще стоит особняком и ему нет равных. Если только существует экономическая наука, отличная от „экономикс“, то такая наука имеет своим источником несомненно марксизм» (А.Усов. Что такое стоимость?)
  21. Кожинов В. Россия. Век XX-й. Москва, 2008, глава 23; Кузовков Ю. История коррупции в России. М., 2010, главы XXIV, XXVI