Мароны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Маронская деревня на реке Суринам

Мароны (фр. les Marrons, также «marronage» — маронство, одичание, возвращение в дикое состояние) — представители особых сообществ беглых рабов-негров и их потомков смешанного происхождения (мулаты, самбо), на протяжении веков ведущих полукочевой и практически независимый образ жизни в глухих горных регионах вдали от центров европейской колонизации в Западном полушарии. Наиболее широкое распространение феномен маронства получил в XVI—XVII веках в бассейне Карибского моря (Вест-Индия, Антильские острова), затем, в XVIII—XIX веках, по мере освоения других территорий, мароны переместились в более труднодоступные континентальные области (болота Миссисипи, Флорида, горные Анды, Бразильский сертон, Гвиана и Суринам, где маронские поселения сохраняются и поныне). Мароны часто сотрудничали с прибрежными пиратами, совершали грабительские набеги на подконтрольные европейцам поселения с целью захвата продовольствия, но и сами при этом постоянно становились объектами непрерывного наблюдения со стороны европейских властей, армии и полиции, стремящейся вернуть беглых рабов их господам или же продать их в случае пленения на невольничьем рынке.

Этимология[править | править исходный текст]

Слово марон в русский язык попало из французского, куда оно, в свою очередь, было заимствовано из испанского языка, поскольку именно Испания играла ключевую роль в освоении Америк конца XV — сер. XVI веков. Слово «симарроны» означает беглые рабы (от исп. cimarron произв. от cima — «верхушка, вершина горы»). По другой версии, слово имеет индейское происхождение: так араваки называли одичавших домашних животных. В англоязычных странах получили оскорбительное название буш-ниггеры (букв. «кустарниковые негры»), откуда также слово «бузиненги» (Французская Гвиана); в португалоязычных странах именуются также киломбу.

История[править | править исходный текст]

Первые мароны появились уже на заре европейской колонизации Америк. Так, испанские колониальные хроники фиксируют появление беглых рабов уже в 1512 году. В джунглях, болотах и горах беглые негры (как правило только что привезённые из Африки) зачастую объединяли свои усилия с индейскими племенами, которые оказывали им поддержку, и постепенно смешивались с ними, что привело к появлению групп самбо.

Приблизительно в это же время в маронской среде, где на первых этапах преобладают индейские и автохтонные языки, начинается неполное усвоение европейских языков, приведшее к появлению новой лингва франка регионов. Так происходит становление местных креольских языков, одни из которых (например, паленкеро) со временем исчезли в ходе процесса декреолизации, а другие наоборот приобрели официальный статус и стали самостоятельными языками (папьяменто, таки-таки, креольский язык) или оказались в промежуточном положении современных социолектов (язык гула и близкий ему эбоникс в США).

Мароны предпочитали селиться по берегам рек, чтобы иметь доступ к питьевой воде, охотиться на животных на водопое, ловить рыбу. Некоторые мароны пытались вести и сельское хозяйство, выращивая овощи, но это было крайне затруднительно поскольку по мере расширения сети дорог, европейские армии совершали частые рейды на маронские поселения, и мароны вынуждены были вести полукочевой образ жизни. Первые мароны жили в глубине островов Карибского моря, но небольшая площадь островов привела к тому, что мароны исчезли на островах к началу XVIII века.

На континенте они сохранялись значительно дольше, но после ослабления европейского контроля над бывшими колониями в ходе революций и войн за независимость в конце XVII — начале XIX веков, мароны постепенно интегрируются в местные общества, хотя и занимают в них невысокие по своему статусу и престижности ниши. В Латинской Америке мароны быстро стали частью местных латиноамериканских народов, в нероманских же странах (Суринам, США) их интеграция была затруднена рядом институциональных барьеров (сегрегация, расизм и т. д.)

Субэтнические группы маронов[править | править исходный текст]

Из-за особенностей рельефа и гигантских размеров континента, мароны, конечно же, не представляют и никогда не представляли из себя некоей гомогенной группы со стандартным набором этнографических характеристик. В Западном полушарии образовалось несколько довольно изолированных маронских групп, самые известные из которых: