Мартовские события в Баку (1918)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


Мартовские события (азерб. Mart Hadisələri) — межэтнические столкновения в марте 1918 года, приведшие к многотысячным жертвам, в основном, среди мусульман в Баку и других населённых пунктах Бакинской губернии[1][2]. Активную роль в антимусульманских погромах сыграли вооружённые отряды армянской партии «Дашнакцутюн»[3].

Предшествующие события[править | править вики-текст]

Азербайджанский историк Айдын Балаев отмечает, что после Октябрьской революции в России в Закавказье, в том числе и в Баку, возник вакуум власти. Бакинский Совет, в котором главенствующую роль играли большевики и эсеры различных течений, фактически контролировал власть в городе. Среди лидеров местных большевиков ведущую роль играли этнические армяне, во главе с С.Шаумяном, являвшимся председателем Бакинского совета и чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа. Части Красной Армии Бакинского Совета также состояли преимущественно из армян, и в числе командиров было немало членов партии Дашнакцутюн. Так, начальником штаба Красной Армии в Баку являлся бывший полковник царской армии, дашнак З. Аветисов, а 3-й бригадой командовал другой дашнак, Амазасп.[4]

Согласно американскому историку М. Смиту, к 1917 году русские и армянские части бывшей Российской армии в ходе первой мировой войны были отброшены до Баку войсками турок-анатолийцев. Армянские солдаты помня о геноциде 1915 года и видя продолжающиеся жестокости со стороны турецкой армии возвращались в Армению для защиты армянского населения. Воинствующий национализм армянских дашнаков составил основу их идеологии. Отступающие войска, по-своему понимавшие события, сочли себя загнанными в ловушку между турецкой армией и местными мусульманами, которые воспринимались ими «пятой колонной». Мусульманское население, которое в основном было лояльно к Российской империи в годы первой мировой войны, теперь начало вооружаться для самообороны и ждать прихода турок в качестве освободителей, чем подтверждало прогнозы своих противников. Первые столкновения начались летом 1917 года. Центром насилия стал многонациональный Баку, в котором были сосредоточены русские, армянские и азербайджанские войска. Постепенно ведущей силой в регионе стал Бакинский совет, ведущую роль в котором играли социал-демократы и эсеры разного толка (русские, армяне, грузины и евреи). Интересы мусульманского населения представляла партия Мусават, которую практически не допускали к участию в органах власти города Баку. Вооруженная милиция состояла из бывших российских армейских частей и армянских отрядов, под руководством дашнаков. Эти условия подготовили почву для мартовских событий, когда подчиняющиеся Совету русские и дашнакские войска пытаясь установить контроль над бакинскими улицами, столкнулись с вооруженными мусульманскими группами.[5]

Столкновения в Баку[править | править вики-текст]

«Армяно-мусульманская резня в Баку». Обложка журнала «Огонёк» № 10-1918

Мартовские события начались, по версии мусульманской стороны, когда Бакинский Совет без всяких к тому оснований разоружил и задержал небольшой азербайджанский вооруженный отряд, прибывший в качестве почетного караула на похороны сына азербайджанского миллионера Тагиева.[5][6][7]

27 (15) марта 1918 года на пароходе «Эвелина» из Ленкорани в Баку прибыл отряд из пятидесяти офицеров и солдат сформированного Бакинским Мусульманским Национальным Комитетом Ленкоранского конного дивизиона[8] во главе с генералом Талышинским. Они собирались участвовать в похоронах своего сослуживца, сына миллионера Гаджи Зейналабдина Тагиева — Мамеда Тагиева, который был убит во время столкновения между мусульманскими и русско-армянскими частями в городе Ленкорань. После похорон М.Тагиева военнослужащие дивизиона намеревались 29 (17) марта отплыть на том же пароходе обратно в Ленкорань. Однако руководители Бакинского Совета не разрешили кораблю отплыть, и предъявили ультиматум, потребовав от военнослужащих в течение 24 часов сдать свое оружие. Пытаясь предотвратить обострение событий, 18 марта военнослужащие дивизиона согласились сдать оружие. Однако разоружение азербайджанских военнослужащих, пытавшихся уехать из города, вызвало возмущение мусульманского населения города, которое восприняло это как оскорбление убитого горем Тагиева-отца и провокацию, так как требования о разоружении не распространялись на другие этнические и партийные вооруженные формирования, имевшиеся в городе. 30 (18) марта в различных частях города стали сооружаться баррикады и возникать стихийные митинги с требованием вернуть военным конфискованное у них оружие, или же разоружить и другие этнические формирования.[5]

Другую версию высказывает британский исследователь Питер Хопкирк. Согласно ей, хотя Шаумяну и удалось сформировать коалицию между большевиками, армянами и мусульманами, однако это равновесие было хрупким. Мусульмане опасались усиления армян, вооружаемых британской армией, и обратились к единоверцам за помощью. Столкновения начались с прибытия 30 марта в порт Баку вооруженных подразделений мусульманской Дикой дивизии. Отправленные для досмотра чиновники были обстреляны, некоторые из них были убиты. Подошедшие силы большевиков разоружили прибывшие подразделения. Однако после отправки в Баку дополнительных отрядов Дикой дивизии город стал полем битвы.[9][10]

Вооружённые армяне в районе сожённого азербайджанского («татарского» по тогдашней терминологии) базара. Баку, март 1918

В тот же день на квартире большевика Н. Нариманова начались переговоры между руководителем Бакинского Совета Шаумяном, и лидером Мусавата М. Э. Расулзаде. Стороны почти достигли соглашения о возвращении конфискованного оружия, когда поступила информация о провокационном обстреле конного отряда Красной Армии на Шемахинской улице. Лидеры большевиков немедленно обвинили в инциденте азербайджанцев, хотя виновники инцидента установлены не были, и прервав переговоры, начали против них активные боевые действия. Впоследствии Шаумян признавал, что воспользовался этим инцидентом для уничтожения оппозиции в лице Мусавата:

« Мы должны были дать отпор, и мы воспользовались поводом, первой попыткой вооруженного нападения на наш конный отряд, и открыли наступление по всему фронту. Благодаря стараниям и местного Совета и перебравшегося сюда Военно-революционного комитета Кавказской Армии (из Тифлиса и Сарыкамыша) у нас были уже вооруженные силы — около 6 тысяч человек. У «Дашнакцутюн» имелось также около 3—4 тысяч национальных частей, которые были в нашем распоряжении. Участие последних придало отчасти гражданской войне характер национальной резни, но избежать этого не было возможности. Мы шли сознательно на это. Мусульманская беднота сильно пострадала, но сейчас она сплачивается вокруг большевиков и вокруг Совета.[11][12] »
Дашнакская пушка, участвовавшая в мартовских боях 1918 года. Музей истории Азербайджана (Баку)

Вначале дашнаки объявили о своем нейтралитете, однако после начала вооруженных столкновений выступили на стороне большевиков.[11][7][6] Это решило исход противостояния. В то же время согласно А. Микояну, некоторые национальные армянские части приняли участие в боях на стороне Красной армии, когда победа Красной Армии была уже ясна.[13]

Бакинский Совет совместно с поддержавшими его вооруженными формированиями Дашнакцутюн развернул наступление на мусульманские кварталы. Для бомбардировки этих кварталов использовались аэропланы, а два корабля Каспийской флотилии обстреливали их с моря. В занятых мусульманских кварталах происходили грабежи и убийства мирных мусульман, в том числе женщин и детей. Занимались этим преимущественно армянские вооруженные формирования. Плохо вооруженные и организованные мусульманские формирования были не в состоянии сдержать натиск объединённых формирований большевиков и дашнаков, и запросили перемирия.

Образованный Бакинским Советом Комитет Революционной обороны предъявил партии Мусават ультиматум, в котором выдвигались следующие условия:

  1. Открытое и безоговорочное признание Бакинского Совета как единственной власти, и абсолютное повиновение всем его приказам;
  2. Вывод с территории Баку азербайджанской воинской части дикой дивизии;
  3. Открытие сообщения на железной дороге Баку — Тифлис и Баку — Петровск.

Вечером 31 (19) марта Руководство «Мусават» уведомило Исполнительный комитет Бакинского совета о принятии всех условий предъявленного ультиматума, а на следующий день, утром 1 апреля (20 марта) на азербайджанских домах Баку появились белые флаги.

«Мусульмане, убитые в Баку и консул, прибывший, чтобы увидеть их тела». Почтовая открытка Ирана

По мнению Тадеуша Свейтеховского наиболее трагические события развернулись после принятия ультиматума, когда вооруженные формирования дашнаков устроили грабежи, поджоги и убийства в мусульманских кварталах города.[6] Согласно британскому исследователю Питеру Хопкирку:

« Армяне, увидев, что их старинные враги бегут, теперь жаждали мести. Поэтому бои продолжились до тех пор, пока практически все мусульманское население не было изгнано из города или вырезано. На пятый день, хотя значительная часть города была все еще в огне, сопротивление прекратилось, и улицы остались заполнены убитыми и раненными, которые практически все были мусульманами.[14] »

В 11 часов утра 2 апреля (21 марта) 1918 г. руководство Бакинского совета официально согласилось на перемирие с азербайджанцами, однако убийства и грабежи в азербайджанских кварталах продолжались вплоть до 5 апреля (24 марта) 1918 г. Начался массовый исход мусульманского населения из города. По словам британского вице-консула в Баку майора Макдоннела, в городе «не осталось ни одного сколько-нибудь важного мусульманина».[15]

Последствия[править | править вики-текст]

С.Шаумян считал мартовские события триумфом советской власти в Закавказье. По его словам:

« Результаты боев блестящие для нас. Разгром противника был полнейший. Мы продиктовали им условия, которые беспрекословно были подписаны. Убитых более трех тысяч с обеих сторон. Советская власть в Баку все время висела в воздухе благодаря сопротивлению мусульманских националистических партий. Эти партии во главе с феодальной (бекской и ханской) интеллигенцией, укрепившись в Елисаветполе и Тифлисе благодаря подлой и трусливой политике меньшевиков, стали в последнее время очень агрессивны и в Баку. Из листков, изданных нами и при сем прилагаемых, вы увидите, что они начали наступление на нас. Решалась судьба Закавказья. Если бы они взяли верх в Баку, город был бы объявлен столицей Азербайджана, все немусульманские элементы были бы обезоружены и вырезаны[16]. »
Очистка улиц Баку от убитых. Март, 1918

По словам американского историка Тадеуша Свентоховского, «в своем энтузиазме Шаумян возможно позабыл, что в 1905 году он сам обвинял царизм в том, что тот пользовался плодами армяно-мусульманской резни. Сомнительно, чтобы он, в отличие от азербайджанцев, заметил какое-либо сходство».[6]

В то же время лидер «Мусавата» М. Э. Расулзаде оценивал эти события следующим образом:

« В мартовских событиях обвиняли „Мусават". Это было совершенно безосновательно, так как для объявления войны нужно было располагать хоть какой-нибудь физической силой, которой у „Мусавата" не было. Другие обвиняют „Мусават" в том, что он вызвал мартовские события путем защиты идеи автономии Азербайджана. Это может быть похоже отчасти на правду. Если бы мы покорно гнули головы перед врагами нашей свободы, не было бы, может быть, этих событий. Но мы этого сделать не смогли. Мы открыто в то время требовали автономию для Азербайджана. Этим мы увеличивали число наших врагов.[17] »

По словам Фируза Каземзаде, Совет спровоцировал гражданскую войну в надежде уничтожить власть своего наиболее влиятельного противника, партии Мусават. Однако когда Совет обратился за помощью к Дашнакцутюн в борьбе с азербайджанскими националистами, гражданская война переросла в резню, и армяне стали убивать мусульман вне зависимости от их политической принадлежности или социального и экономического положения.[18]

Последствия резни в азербайджанском («татарском» по тогдашней терминологии) квартале Баку. Март, 1918

Большевики открыто признали свою неспособность предотвратить устраиваемые дашнакскими формированиями антимусульманские погромы, которые распространились и на близлежащие города и села.[19] Однако, с другой стороны, глава компартии Азербайджана Т. Нуруллаев позднее отмечал, что во время мартовских событий одним из выдающихся революционных деятелей Азербайджана и членом Баксовета Мешади Азизбековым были образованы «комитеты спасения», благодаря которым удалось спасти тысячи азербайджанцев, причём он также смог защитить от поджога и разрушения фабрику Г. З. Тагиева[20].

Массовые убийства мусульман произошли во многих населенных пунктах Бакинской губернии, в которые Шаумян направил дашнакские отряды «устанавливать советскую власть». В частности, почти одновременно с событиями в Баку началась атака армянских вооруженных формирований на Шемаху. Город был разрушен и подожжен, тысячи мирных жителей были убиты.[21] Аналогичные события произошли в мае 1918 года в Кубинском уезде, куда прибыл из Баку отправленный Шаумяном отряд дашнаков под командованием Амазаспа. Согласно данным следственной комиссии, сформированной правительством АДР, отряд Амазаспа сжег и разгромил город Кубу и 122 мусульманских селения Кубинского уезда.[22][23] В 2007 году во время строительства в городе Куба стадиона было обнаружено массовое захоронение. Согласно исследованиям азербайджанских учёных, обнаруженные здесь человеческие останки принадлежат местным жителям различных национальностей, подвергшихся в 1918 году массовой резне. На сегодняшний день обнаружено 400 останков, включая около 50 детских и 100 женских.[24]

По разным оценкам, во время мартовских событий только в Баку погибло от 3 до 12 тысяч человек. С учётом числа жертв, мартовские события были одним из наиболее кровавых эпизодов в ходе российской революции.[5] По словам Тадеуша Свентоховского, в умах азербайджанцев Бакинская коммуна стала горьким символом большевистско-армянского сговора, рождённого в кровавой бане мартовских событий.[25] Эти события привели к отчуждению мусульманских масс от большевиков, власть которых оказалась недолговечной. В июле 1918 года власть в Баку перешла к Диктатуре Центрокаспия, а бакинские комиссары вынуждены были бежать в Красноводск, где они были расстреляны местными эсерами. Диктатура Центрокаспия также продержалась недолго, и в сентябре 1918 года правительство АДР установило контроль над городом в результате битвы за Баку.

Мартовские события в современной историографии[править | править вики-текст]

Мемориал на Аллее Шахидов, в Баку, в память о жертвах Мартовских событий 1918 года и Чёрного января 1990

Правительство Азербайджанской Демократической Республики уделяло особое внимание мартовским событиям 1918 года. 15 июля 1918 года Совет Министров принял постановление о создании чрезвычайной следственной комиссии для расследования этой трагедии. 31 марта 1919 и 1920 годов был объявлен Азербайджанской Демократической Республикой траурным днем.

В годы советской власти история мартовских событий фальсифицировалась. События марта 1918 года преподносились как «мятеж мусаватистов» против законной советской власти. Советская историография создала миф о Бакинской Коммуне, основанной на принципах социального и национального мира. Бакинские комиссары преподносились как герои, павшие в борьбе с контрреволюцией. Советская власть уничтожила мусульманское кладбище в Нагорном парке, где были похоронены жертвы мартовских событий. На этом месте был создан парк имени Сергея Кирова[5], который в 1990 году вновь стал кладбищем для жертв трагедии 20 января 1990 года, в котором наряду с могилами последних имеются и могилы трёх жертв мартовской бойни, найденных во время похорон в 1990 году. На всех трёх могилах написано «Шахиды 1918 года».

В 1998 году президент Азербайджана Гейдар Алиев объявил 31 марта «Днем геноцида азербайджанцев» в память о погибших в марте 1918 года.

27 марта 2012 года по представлению губернатора штата Нью-Йорк Эндрю Куомо, законодательный орган штата принял резолюцию, провозглашающую 31 марта «Днём памяти азербайджанцев» в память о жертвах боёв в марте 1918 года[26].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Commissar and Mullah, Glenn L. Roberts, стр. 20
  2. Michael G. Smith. Anatomy of a Rumour: Murder Scandal, the Musavat Party and Narratives of the Russian Revolution in Baku, 1917-20. Journal of Contemporary History, Vol. 36, No. 2. (Apr., 2001)

    The results of the March Events were immediate and total for the Musavat. Several hundreds of its members were killed in the fighting; up to 12,000 Muslim civilians perished; thousands of others fled Baku in a mass exodus

  3. Michael G. Smith. Anatomy of a Rumour: Murder Scandal, the Musavat Party and Narratives of the Russian Revolution in Baku, 1917-20. Journal of Contemporary History, Vol. 36, No. 2. (Apr., 2001)

    The Bolsheviks freely admitted their inability to prevent the anti-Muslim pogroms that were perpetrated by renegade Dashnak troops and that spread to nearby cities and villages

  4. Айдын Балаев. Февральская революция и национальные окраины. Мартовские события 1918 года в Азербайджане. М., Флинта, 2008. ISBN 978-5-9765-0328-1
  5. 1 2 3 4 5 Азербайджан и Россия. Общества и государства. Майкл Смит. Память об утратах и азербайджанское общество
  6. 1 2 3 4 Tadeusz Swietochowski. Russian Azerbaijan, 1905—1920: The Shaping of a National Identity in a Muslim Community. Cambridge University Press, 2004. ISBN 0-521-52245-5, 9780521522458, pp 116—118

    The truly tragic turn of events came after acceptance of the ultimatum, when the Dashnakist allies of the Bolsheviks took to looting, burning, and killing in the Muslim sections of the city

  7. 1 2 Firuz Kazemzadeh. Struggle For Transcaucasia (1917—1921), New York Philosophical Library, 1951
  8. Государственный архив Азербайджанской Республики. ф.2898, оп.2, д.11, л.430
  9. Peter Hopkirk. Like hidden fire. The plot to bring down the British Empire. Kodansha Globe, New York, 1994. ISBN 1-56836-127-0. Стр. 282—283. «Their arrival, on March 30, caused great consternation among both Bolsheviks and Armenians. When officials were sent down to the dockside to try to discover what their intentions were, they were driven back by gunfire, a number of them being killed. Eventually, however, the newcomers were disarmed by a stronger Bolshevik force. But then more units of the Savage Division arrived and on April 1, in MacDonell’s words, 'the Baku cauldron boiled over».
  10. Stephanie Cronin (University of London School of Oriental and African Studies). Reformers and Revolutionaries in Modern Iran: New Perspectives on the Iranian Left. Стр. 90. «At the end of February 1918, fighting broke out between the Baku Soviet forces and the Muslim nationalists outside the city of Lenkoran. It was evident that the fighting eventually going to extend to Baku. On 30 March Soviet forces attempt to disarm the Muslim Savage Division and the latter’s refusal to give up arms sparked of the fighting. Muslim fever was high and sporadic firing on Soviet troops began.»
  11. 1 2 Шаумян Ст. Письма. 1896-1918. Ереван. Арм ГИЗ, стр. 63-64, 1959.
  12. ГЛАВНОЕ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ СОВЕТСКОЙ АРМИИ ДИРЕКТИВЫ КОМАНДОВАНИЯ ФРОНТОВ КРАСНОЙ АРМИИ (1917-1922 гг.) СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ В 4-Х ТОМАХ
  13. А.И. Микоян Дорогой борьбы, Книги 1 стр. 133 Однако, когда восстание началось, Армянский национальный совет объявил о своем нейтралитете, а когда победа Красной Армии была уже ясна, некоторые национальные армянские части даже приняли участие в боях на стороне Красной армии
  14. Peter Hopkirk. Like hidden fire. The plot to bring down the British Empire. Kodansha Globe, New York, 1994. ISBN 1-56836-127-0
  15. Audrey L. Altstadt. The Azerbaijani Turks: power and identity under Russian rule. — Hoover Press, 1992. — 331 p. — (Studies of nationalities). — ISBN 0-8179-9182-4, ISBN 978-0-8179-9182-1. стр. 86

    The British vice consul in Baku, Major AER McDonnell, wrote, "not a single Musulman of any importance remain[ed].

  16. Шаумян Ст. Письма. 1896-1918. Ереван. Арм ГИЗ, 1959, стр. 63-64
  17. Газета «Азербайджан», 6 декабря 1919 года
  18. F. Kazemzadeh. The Struggle For Transcaucasia: 1917—1921, The New York Philosophical Library, 1951, p. 75
  19. The Bolsheviks freely admitted their inability to prevent the anti-Muslim pogroms that were perpetrated by renegade Dashnak troops and that spread to nearby cities and villages. Michael G. Smith. Anatomy of a Rumour: Murder Scandal, the Musavat Party and Narratives of the Russian Revolution in Baku, 1917-20. Journal of Contemporary History, Vol. 36, No. 2. (Apr., 2001), p. 227
  20. «Красные» негодуют, но не все…, 1NEWS.az (27.04.2009).
  21. Данные архивных материалов о зверствах армян в Шемахинском уезде (1918 г.)
  22. Доклад члена Чрезвычайной Следственной Комиссии Новацкого. ЦГАОР АзССР, ф.1061, оп.1, д.95, л.5-8
  23. Эльдар Исмаилов. Свидетельство о Губинской трагедии
  24. Genocide Museum to be built in Guba  (англ.)
  25. Tadeusz Swietochowski. Russia and Azerbaijan: A Borderland in Transition. Columbia University Press, 1995. ISBN 0-231-07068-3, 9780231070683, p. 67
  26. J3784-2011: Memorializing Governor Andrew M. Cuomo to proclaim Saturday, March 31, 2012 as Azerbaijani Remembrance Day in the State of New York. The New York State Senate (March 27, 2012). Проверено 30 июня 2012. Архивировано из первоисточника 10 марта 2013.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]