Менетрие, Эдуард Петрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Эдуард Петрович Менетрие
нем. Édouard Ménétries
Menetries.jpg
Дата рождения:

2 (14) октября 1802({{padleft:1802|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:14|2|0}})

Место рождения:

Париж, Франция

Дата смерти:

10 (22) апреля 1861({{padleft:1861|4|0}}-{{padleft:4|2|0}}-{{padleft:22|2|0}}) (58 лет)

Место смерти:

Санкт-Петербург,
Российская империя

Страна:

Франция

Научная сфера:

энтомология

Систематик живой природы
Band 1x200px.png
Исследователь, описавший ряд зоологических таксонов. Для указания авторства, названия этих таксонов сопровождают обозначением «Ménétriés».

Édouard Ménétries на Викивидах
Страница на Викивидах

Эдуард Петрович Менетрие (Менетриэ, фр. Édouard Ménétries, 2 [14] октября 180210 [22] апреля 1861) был первым в России профессиональным энтомологом, получавшим жалование именно за эту работу. Правда, насекомых изучали также некоторые университетские профессора, но платили им за преподавание.

Биография[править | править вики-текст]

Менетриэ родился в Париже, в юности учился у великого Кювье и одного из «отцов энтомологии» П. Латрейля. По их рекомендации он в 1821—1825 гг. участвовал в экспедиции русского академика Г. И. Лангсдорфа в Бразилию, приобрел там большой опыт полевой работы и подготовил ряд статей по зоологии. После возвращения из Бразилии его пригласили в Петербург, куда он приехал в 1826 г. и занял должность «препаратора при Кунсткамере под названием консерватора» (то есть хранителя её зоологических коллекций) с предоставлением казенной квартиры и жалованием в 2500 рублей ассигнациями в год.

В России его первым и самым большим путешествием была поездка на тогда ещё незамиренный Кавказ в 1829-30 гг. Эта академическая экспедиция была организована по инициативе члена Академии генерала Эммануэля, который командовал войсками на кавказских укрепленных линиях. В неё вошли физик акад. А. Я. Купфер, физик Э. Х. Ленц и ботаник К. А. Мейер; Менетриэ была поручена зоологическая часть. Через Москву, Ростов-на-Дону и Ставрополь члены экспедиции прибыли в укрепление Каменный мост на реке Малка, где располагался штаб генерала Эммануэля.

Там к ним присоединился Эммануэль с сыном и ещё несколько человек. Под прикрытием 650 солдат, 350 казаков и двух орудий экспедиционный отряд двинулся к Эльбрусу и разбил базовый лагерь у его подножия. 9 (21) июля было предпринято двухдневное восхождение на Эльбрус. В первый день учёные дошли до границы вечных снегов, там переночевали, а на второй день начали штурм вершины.

Взойти на неё им не удалось — когда они достигли 4700 м, солнце, стоявшее уже высоко, размягчило снеговой покров и сделало дальнейшее продвижение почти невозможным. До вершины дошёл только один из проводников, кабардинец Килар Хаширов. Затем в течение месяца экспедиция исследовала Приэльбрусье, собрав там большой научный материал, после чего вернулась в Пятигорск. Там она получила новую академическую инструкцию, которая поручала Ленцу, Мейеру и Менетриэ продолжать путешествие с целью изучения Каспийского побережья до границ Персии.

В конце августа они выехали из Пятигорска и прибыли в крепость Грозную (ныне Грозный), а оттуда в конце октября выехали с казачьим конвоем в Хасавюрт, переправились через Сулак, вышли к побережью Каспия и через Дербент и Кубу 9 (21) декабря добрались до Баку. Зимой они изучали грязевые вулканы и выбросы нефти и газа, на Апшеронском полуострове. 27 апреля (9 мая1830 г. Менетриэ и Мейер верхами выехали из Баку на юг через Сальяны, южную часть Муганской степи и побережье залива Кызыл-Агач. Через 20 дней они прибыли в Ленкорань. Там они экскурсировали в интереснейших по фауне и флоре низменных и предгорных лесах, а затем совершили месячную экскурсию в горы — в Зувандскую котловину, где сделали очень богатые энтомологические сборы. Когда в конце июня они вернулись в Ленкорань, там свирепствовала эпидемия холеры и они поспешили уехать в Баку, а затем в Кубу, откуда совершили подъем до субальпийской зоны на склоны гор Шахдаг и Бешбармак. В Кубе их вновь настигла холера. Они добрались до Пятигорска, в середине октября выехали оттуда, но из-за распутицы и холерных карантинов лишь в конце декабря вернулись в Петербург.

Уже в 1831 г. Менетриэ опубликовал «Аннотированный каталог объектов зоологии, собранных во время путешествия по Кавказу до существующих границ с Персией». Этот первый крупный научный труд, специально посвященный фауне Кавказа, содержал описания нескольких сотен видов кавказских насекомых, главным образом жуков и бабочек; он до сих пор сохранил значение одного из первоисточников изучения животных Кавказа.

В Петербурге работу куратора Менетриэ начал с полной реорганизации имеющихся коллекций. До его поступления в Кунсткамеру способ постановки коллекции насекомых был абсолютно ненаучным. Их выставляли в ящиках со стеклянными крышками, группируя таким образом, чтобы в центре помещалось какое-нибудь крупное и красивое насекомое — бабочка или жук, вокруг которого по радиусам и, по возможности, симметрично располагались различнейшие виды. У центра каждый радиус начинался мелким насекомым, за которым к периферии шли все более и более крупные, так что ящик заполнялся целиком. При такой постановке не могло быть и речи о научном значении коллекции, в которой даже отряды были перемешаны самым причудливым образом — по эстетическим представлениям составителя таких ящиков. Этикеток с определениями насекомых не было, обычно отсутствовали и данные о их происхождении.

Менетриэ разделил коллекцию по отрядам, определил, что было возможно, и разместил в систематическом порядке. Большую часть материала, не имеющую этикеток и пострадавшую от вредителей, плесени и пыли пришлось просто выкинуть.

Когда в 1832 г. был официально открыт Зоологический музей Академии наук, Менетриэ назначили хранителем его энтомологических коллекций. На этой должности он оставался до конца жизни. Основой новой коллекции Зоомузея послужили экземпляры, собранные Менетриэ в Бразилии и на Кавказе, далее — богатая коллекция Гуммеля, состоявшая почти исключительно из насекомых Петербургской губернии, и небольшие, но интересные материалы из окрестностей Иркутска.

Жить и работать Менетриэ было нелегко. Жалованье росло медленнее, чем стоимость жизни; содержать семью в Петербурге на эти деньги было почти невозможно. Менетриэ прирабатывал, давая уроки естествознания в Смольном институте благородных девиц и в других учебных заведениях. В 1855 г. его избрали членом-корреспондентом Академии наук, но тогда это не давало никаких материальных преимуществ. В музее он не имел даже препаратора, а в 30-х-50-х годах туда поступали обширные зоологические материалы из разных частей Российской империи вплоть до Русской Америки, и был налажен обмен коллекциями с зарубежными музеями. Постоянно не хватало шкафов и ящиков. В таких сложнейших условиях Менетриэ успел сделать очень много, прежде всего по жукам и бабочкам. Он изучал фауны Европейской России и Сибири; опубликовал одну из первых работ по фауне Казахстана, на основании сборов известного путешественника Г. С. Карелина (прадеда поэта А.Блока по бабушке). Он обработал сборы А.Лемана, врача и натуралиста, посетившего в составе русского посольства тогда почти неизученные Хиву и Бухару и умершего на обратном пути из Средней Азии. Тем самым закладывались основы знаний по энтомофауне этих областей и создавались коллекции, на которых покоились эти знания.

Чтобы в какой-то степени справляться с огромным объёмом технической работы и успевать вести исследования, Менетриэ стал прибегать к помощи небольшого кружка петербургских энтомологов-любителей (прежде всего коллекционеров бабочек и жуков). Они препарировали и этикетировали поступающих насекомых, а за это получали для своих коллекций дублетные экземпляры. Постепенно обнаружились теневые стороны этой деятельности — некоторые любители начали злоупотреблять доверием Менетриэ. Особенно отрицательную роль с начала 50-х годов стал играть В. И. Мочульский.

Этот очень энергичный человек, полковник Генерального штаба, владелец огромной коллекции и автор многочисленных работ по систематике жуков, а отчасти и других насекомых, предложил Менетриэ определять и приводить в порядок коллекцию жесткокрылых. После этого он начал распоряжаться в коллекции музея как в своей собственной. Нередко он уносил домой целые посылки с вновь поступившими материалами, брал себе наиболее интересные экземпляры, использовал дублеты для обмена и лишь остатки возвращал в музей. По его примеру и некоторые другие коллекционеры стали поступать так же с перепончатокрылыми, клопами и прочими группами.

Сам Менетриэ в конце жизни занимался главным образом бабочками, которые поэтому сохранились в Музее лучше, чем другие отряды насекомых. Когда в начале 1861 г. он умер, то его преемнику А. Ф. Моравицу и директору Музея Ф. Ф. Брандту стоило больших усилий навести порядок в коллекции и регламентировать для посторонних доступ и работу с ней. Отношения С Мочульским были полностью прерваны. Он перевез свою коллекцию в Москву; после его смерти она поступила в Зоологический музей Московского университета.

Кружок энтомологов-любителей, в центре которого стоял Менетриэ, сыграл, однако, и положительную роль в развитии энтомологии в России. Он составил ядро Русского Энтомологического общества (с 1930 по 1992 г. Всесоюзного).

Первый проект создания общества возник ещё в начале 1848 г., но как сказано в написанной к 50-летнему юбилею Общества (1910 г.) статье «По обстоятельствам того времени не только пришлось отложить надолго осуществление этой идеи, но и прекратить даже частные собрания».

Это произошло потому, что Николай I, напуганный революционным движением 1848 г. в Европе, стал бояться любых, даже сугубо научных обществ и собраний. Только после его смерти, при более либеральном Александре II, ходатайство об организации Общества было возобновлено при содействии умной и образованной великой княгини Елены Павловны — вдовы дяди царя, великого князя Михаила Павловича.

В 1859 разрешение было получено. Организационное собрание РЭО состоялось 25 февраля 1860. В большой служебной квартире коменданта Петропавловской крепости генерала К.Мандерштерна — его сын, гвардии полковник, был одним из организаторов общества. Присутствовало 30 человек, среди которых были академики Ф. Ф. Брандт, К. М. Бэр (избранный первым президентом РЭО) и А. Ф. Миддендорф — прославленный исследователь Сибири. Семеро из учредителей общества были офицерами. Тяжело больной Менетриэ на собрании присутствовать не мог. Через год, 10 апреля 1861, он скончался. Его заслуги в развитии энтомологии в России не должны быть забыты.

Названы в честь Э. Менетриэ[править | править вики-текст]

Бабочки
Жуки

Список работ Э. Менетриэ[править | править вики-текст]

  1. Observations sur quelques Lépidoptères du Brésil — Mém. Soc. Natur. Mosc., 1829, V, p. 81-96.
  2. Catalogue de quelques Lépidoptères des Antilles avec la descriptions de plusieurs espèces nouvelles.- Bull. Soc. Nat. Mosc. 1834, V, p. 291-316.
  3. Catalogue raisonné des objets de zoologie recueillis dans un voyage au Caucase et jusqu’aux frontières actuelles de la Perse.- St.-Petersburg, 1832, 272 p.p.
  4. Notice sur quelques Lépidoptères des Antilles avec la descriptions de plusieurs espèces nouvelles.- Bull. Soc. Nat. Mosc., 1834, V, p. 113-134.
  5. Monographie de la famille des Myiotherinae où sont décrites les espèces que ornent les Musées de l’Académie.- Mém. Acad. Sci. St.-Pétersb., VI Ser., t III. 1836, p. 443-543.
  6. Insectes nouveaux de la Turquie.- Bull. Soc. Acad. Sci. St.-Pétersb., 1836, I, p. 180-182.
  7. Sur quelques insectes de la Russie.- Bull. Soc. Acad. Sci. St.-Pétersb. 1836, I. 180—182.
  8. Catalogue d’insectes recueillis entre Constantinople et les Balkans.- Mém. Acad. Sci. St.-Pétersb., 1837, VI ser., 5, p. 1-52.
  9. Essai d’une monographie de genres Anacolus de la famille les Capricornes.- Mém. Acad. Sci. St.-Pétersb., 1838, VI ser., 5, p. 129-131; 1840, t. 9, p. 277-296.
  10. Sur un nouveau genre de Lépidoptères nocturnes de la Russie (Axiopaena maura).- Bull. Soc. Acad. Sci. Nat. St.-Pétersb., 1842. IX, p. 40-43.
  11. Monographie du genre Callisthenes.- Bull. Soc. Acad. Sci., cl. phys.- math. de St.-Pétersb. 1844, II, N 22, p. 381-351.
  12. Sur un envoi de’Insectes de la côte Nord-Ouest d’Amérique.- Bull. Sci. phys.-math. Acad. St.-Pétersb. 1844, II, N 4, p. 49-64.
  13. Cours d’histoire naturelle à l’usage des Institutions de demoiselle placées sous la Haute protection de Sa Majesté Impératrice. 1844, XX + 144 p.
  14. Sur quelques papillons de Sibérie recueillis par M. Stubbendorf.- Bull. Sci. cl. phys.-math. de l’Acad. St.-Pétersb., 1847, V, N 17, 262—265.
  15. Description des insectes recueillis par fen Lehmann. — Mém. Acad. Sci St.-Pétersb., 1848. VI, p. 217-319.
  16. Catalogue des insectes recueillis par fen Lehmann. — Mém. Acad. Sci. St.-Pétersb., 1849. ser. VI, 8, p. 17-66.
  17. Rapport sur l'état actuel du Musée Entomologique de l’Acad. Sci. Bull. cl. phys.-math. de l’Acad de St.-Pétersb. 1849, VII, p.
  18. Lettre à M. Renard sur le genre Harpactus.- Bull. Soc. Nat. Mosc., 1851, XXIV, p. 366-368.
  19. Insecten (Coleoptera, Lepidoptera, Orthoptera) Mittendorff’s Reise in Aussersten den Norden und Osten Siberiens.- St.-Petersb., Zool., II Bd., I Abth. 1851, p. 45-76.
  20. Coléoptères recueillis dans la Mongolie Chinoise et aux environ de Pekin. in: Motschulsky. Etud. Entom. 1854, III p.
  21. Description de deux nouvelles espèces de lépidoptères trouvées près de St.-Pétersbourg.- in: Motschulsky, Etud. Entom., 1856. V: 42-50.
  22. Enumeratio corporum animalium Musei Imperialis academiae Scientiarum Petropolitanae. Elassis Insectis Ordo Lepidopterorum. Petropoli. Pars I, 1855, p. XV + 66 p.p., Pars II. 1857, p. 67-144.
  23. Einige Worte uber die Hypothese der Kreuzung der Arten bei den Insecten.- Wien. Entom. Monatsschr., 1858, II: 193—200.
  24. Anti-Kritik. Gegen Dr. Gerstackek. Kritik der Enumeratio corporum animalium etc… — Stettin. Entom. Ztg., 1858, XIX, S. 137—142.
  25. Ueber gewisse Arten von Kritik entomologischer Werke.- Wien. Entom. Monatsschr., 1859, III, S. 1-8.
  26. Lépidoptères de la Sibérie orientale et en particulier des rives de l’Amour.- в кн.: Dr. L.von Schrenk’s Reise und Forschungen in Amurlande, 1854—1856, Bd. 2 — Bull. cl. phys.- math. de l’Acad. Sci. St.-Pétersb. 1859, t. 17, p. 1-75.
  27. Sur les lépidoptères de Lenkoran et de Talyche.- Bull. cl. phys.-math. de l’Acad Sci. St.-Pétersb., 1859, t. 17, p. 313-316.
  28. Sur les lépidoptères du gouvernement de Jakoutzk.- Bull. cl. phys.-math. de l’Acad. Sci. St.-Pétersb. 1859, t. 17, p. 513-520.
  29. Verzeichniss von Insecten aus der Gegend von Nachitschevan und dem nordlichen Persien.- Nouv. Mém. de la Soc. Nat. Mosc., 1859, XII, p. 247.
  30. Lettre adressée à M. le premier Secrétaire de la Société des Natur. Moscou. Dr. Renaund.- Bull. Soc. Nat. Mosc., 1859, 32.
  31. Enumeratio corporum animalium Musei imperii Academiae scientiarum Petropolitaene. Clasis insectis. Ordo Lepidopterorum. Pars III — Descriptions de nouvelles espèces des lépidoptères de la collection de l’Academie St.-Pétersb. 1863, p. 145-161.

Ссылки[править | править вики-текст]