Мене, мене, текел, упарсин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Картина Рембрандта с изображением пира Валтасара

Мене, мене, текел, упарсин (ивр. מְנֵא מְנֵא תְּקֵל וּפַרְסִין‎, по-арамейски означает буквально «мина, мина, шекель и полмины» (меры веса), в церковнославянских текстах «мене, текел, фарес») — согласно библейскому преданию — слова, начертанные на стене таинственной рукой во время пира вавилонского царя Валтасара незадолго до падения Вавилона от рук Дария Мидийского. Объяснение этого знамения вызвало затруднения у вавилонских мудрецов, однако их смог пояснить пророк Даниил:

« Вот и значение слов: мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел — ты взвешен на весах и найден очень лёгким; Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.
»

В ту же ночь Валтасар был убит, и Вавилон перешёл под власть персов. Вероятно, библейский рассказ основывается на реальных событиях, сопровождавших вступление персидской армии в Вавилон в ночь на 12 октября 539 до н. э. (по крайней мере, отголоски истории пира Валтасара можно обнаружить в других ближневосточных и античных источниках). Впрочем, в Книге пророка Даниила ошибочно указано имя завоевателя Нововавилонского царства (Дарий Мидийский вместо Кира Мидийского), а также его этническая принадлежность (учитывая, что в Писании существует тенденция к изображению Персидской империи Ахеменидов как мидийско-персидской[источник не указан 1495 дней]).

В светской культуре[править | править вики-текст]

  • В светской культуре эти слова стали условным обозначением предзнаменования смерти именитых персон. В этом качестве они непрямо фигурировали также в рамках советской культуры: в тексте песни «Вы жертвою пали»[1] (1870—1880 гг.), ставшей в дальнейшем одной из наиболее исполняемых советских идеологически значимых песен, имеется прямая отсылка к соответствующему фрагменту библейского текста:

А деспот пирует в роскошном дворце,
Тревогу вином заливая,
Но грозные буквы давно на стене
Уж чертит рука роковая!

  • В третьей части песни Another Brick in the Wall группы Pink Floyd звучат слова «I have seen the writing on the wall» («Я видел надпись на стене»).
  • Роман Ивана Наживина, реакция писателя на события Революции 1905—1907 гг., был назван «Менэ… тэкэл… фарес…» (1907).
  • «Мене, текел, фарес» называется повесть («конспект романа») российской писательницы Олеси Николаевой[2] о современных тенденциях в православии.
  • В романе Г. Л. Олди «Тирмен» фигурирует главный герой Даниил, который пытается сопоставить происходящее вокруг него с библейской историей о царе Валтасаре. Ключом выступают именно эти слова.
  • В фильме Андрея Тарковского «Сталкер» эти слова звучат в монологе Писателя о Профессоре: «Тоже мне, психологические бездны. В институте мы на плохом счету, средств на экспедицию нам не дают. Эх… Набьём-ка мы наш рюкзак всякими манометрами-дерьмометрами, проникнем в Зону нелегально. И все здешние чудеса поверим алгеброй. Никто в мире про Зону понятия не имеет. И тут, конечно, сенсация! Телевидение, поклонницы кипятком писают, лавровые веники несут. Появляется наш Профессор, весь в белом и объявляет: „Мене, мене, текел, упарсин“. Ну, натурально, все разевают рты, хором кричат: „Нобелевскую ему“!..». Выражению «мене, мене, текел, упарсин» в данном случае придаётся смысл — вычислено, измерено, проверено.
  • Части книги Михаила Веллера «Б. Вавилонская» имеют названия: «Мене», «Текел», «Фарес».
  • В романе Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота» — в воспоминаниях Петра Пустоты:

«К этому моменту мною овладело новое состояние. Оставив фон Эрнена полусидеть в углу (всё время транспортировки я тщательно следил, чтобы его лицо не показалось из-за серой ткани пальто), я сел за рояль. Поразительно, подумал я, товарищ Фанерный и рядом, и нет. Кто знает, какие превращения претерпевает сейчас его душа? Мне вспомнилось его стихотворение, года три назад напечатанное в „Новом Сатириконе“, — там как бы пересказывалась газетная статья о разгоне очередной Думы, а акростихом выходило „мене текел фарес“. Ведь жил, думал, прикидывал. Как странно.»

«Неужели так трудно отворить человеку дверь и впустить его на три минуты погреться? Я этого не понимаю… Они, серьёзные, это понимают, а я, легковесный, никогда не пойму… Мене, текел, фарес — то есть „ты взвешен на весах и найден легковесным“, то есть „текел“… Ну и пусть, пусть…
Но есть ли там весы или нет — всё равно — на тех весах вздох и слеза перевесят расчёт и умысел».

  • В песне Ростислава Чебыкина (Филигон) «Жизненные принципы»:

Где-то танцевали, где-то воевали, где-то толковали надпись на стене:
МЕНЕ, ТЕКЕЛ, УПАРСИН.

  • В песне Тимура Шаова «О народной любви»: «Он написал губной помадой на стене кабака: мене, мене, текел, упарсин».
  • В песне группы Каста «Пир»:

…При свете золотых лампад, с пророчеством во взгляде,
Он прочёл слова, а утро сделало их явью.
«Твоя могила готова, царство закончено,
Ты потеряешь трон и жизнь этой ночью.
Твоя душа темна, образ туманен,
Парадным ложем для тебя станет могильный камень…»

  • В ироническом ключе переосмысливают грозное библейское пророчество такие российские авторы новейшего времени, как Дмитрий Александрович Пригов, в стихах которого «безграмотный мужик распевает „мене, текел, фарес“ на мотив „ах вы сени, мои сени“»[3], Юлий Гуголев[4] и др. Иронические рецензии за подписью М. Упарсин появлялись в ряде изданий[5].
  • В книге Дмитрия Емца «Посох волхвов» Айседора, жена генерала Котлеткина, пытаясь завладеть квартирой Дурнева думает про себя фразу о последнем «Ты взвешен на весах и найден очень лёгким…»
  • У В. В. Набокова, в романе «Король, дама, валет», сумасшедший старик, сдававший комнату Францу, называл себя: «превосходный фокусник, — Менетекелфарес…».
  • В песне «Взвешен» группы «СБПЧ» в дуете с Надеждой Грицкевич: «Ты взвешен на весах, найден очень легким».
  • В книге Кассандри Клэр « Орудия Смерти. Город стекла». Главный злодей Валентин произносит : « Мене, мене, текел, упарсин»

Примечания[править | править вики-текст]