Месоамериканский языковой союз

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Месоамериканский языковой союз, англ. Mesoamerican Linguistic Area (букв. Месоамериканская языковая область) — языковой союз, в который входят многие индейские языки Месоамерики. Целый ряд не родственных между собой языков Месоамерики, относящихся к таким семьям, как юто-астекская, майяская, тотонакская, ото-мангская и михе-сокская, а также ряд изолятов и неклассифицированных языков данного региона, приобрели общие синтаксические, лексические и фонологические черты, а также другие этнолингвистические характеристики в результате взаимодействия в течение нескольких тысяч лет.

История изучения языков месоамериканского ареала[править | править исходный текст]

Сходство, обнаруженное между многими языками Месоамерики уже в 1959 г., заставило Хуана Хаслера (Juan Hasler) выдвинуть гипотезу о местном языковом союзе[1]. Гипотеза, однако, была окончательно сформулирована лишь в 1986 г., когда Лайл Кэмпбелл, Терренс Кауфман и Томас Смит-Старк провели строгий лингвистический анализ, показавший, что сходства между рядом языков были не случайными, что позволило сделать вывод о том, что данное сходство было скорее приобретено, чем унаследовано (стандартный критерий определения языкового союза). В своей работе 1986 г. «Meso-America as a Linguistic Area»[2] указанные авторы исследовали ряд предполагаемых ареальных характеристик, из которых они большинство отвергли как неосновательные. Несмотря на это, пять характеристик оказались широко представленными среди языков Месоамерики и нехарактерными для языков за пределами месоамериканского региона. Затем указанные авторы сравнили данные характеристики с характеристиками других языковых союзов — восточноазиатского и балканского — пришли к выводу, что месоамериканский языковой союз можно считать вполне надёжным классификационным таксоном (Campbell, Kaufman & Smith-Stark. 1986 p.556).

Кроме того, по их мнению, часть отвергнутых общих характеристик также можно принимать к рассмотрению, но уже как второстепенные.

Характерные черты языков месоамериканского союза[править | править исходный текст]

Кэмпбелл, Кауфман и Смит-Старк выделяют следующие общие черты месоамериканского лингвистического союза.

Именные посессивные конструкции[править | править исходный текст]

Во многих месоамериканских языках используется одна и та же своеобразная номинальная посессивная конструкция, которая выглядит чаще всего как «его/её имя1 имя2» и переводится как «имя1 имени2» (имя 1 — обладаемое, имя2 — обладатель).

Например, в языке киче (семьи языков майя) u-tzi' le achih «собака мужчины» в буквальном переводе означает «его-собака мужчина». Аналогичная конструкция в языке науатль выглядит i:-itzkwin in tla: katl.

Существительные в роли предлогов[править | править исходный текст]

Ещё одной общей чертой месоамериканских языков является наличие существительных в роли предлогов. Данные существительные (подобно тому, как это происходит в персидском языке) не являются по смыслу собственно существительными, а передают в образной форме местоположение. К такому существительному присоединяются притяжательные энклитики.

Пример из языка пипиль (юто-астекская семья):
nu-wa: n «со мной» (nu = «мой»)
mu-wa: n «с тобой» (mu = «твой»)
i-wa: n «с ней» (i = «его/её»)
Пример из языка мам (майяские языки):
n-wits-a «на мне» (n = «мой»)
t-wits «на ней» (t = «его/её»).

Инверсия в вопросительных фразах[править | править исходный текст]

В месоамериканских языках глагол обычно предшествует подлежащему, однако в предложениях с вопросительным словом последнее обычно выносится на первое место или по крайней мере перед глаголом.

Двадцатеричная система счисления[править | править исходный текст]

Не только во всех языках Месоамерики, но и в некоторых языках за её пределами система счисления — двадцатеричная.

Синтаксис: глагол не может быть в конце предложения, отсутствие маркера изменения фокуса[править | править исходный текст]

Ни в одном языке Месоамерики не засвидетельствован такой порядок слов, в котором глагол занимает последнее место, даже несмотря на то, что в ряде пограничных с Месоамерикой языков такой порядок имеется. Кроме того, для месоамериканских языков нехарактерны маркеры изменения фокуса или подлежащего (en:switch reference), обычные для ряда североамериканских языков; по мнению Кэмпбелла, Кауфмана и Смит-Старка, это явление — побочный эффект того, что в месоамериканских языках глагол занимает не последнее место в предложении.

Семантические кальки[править | править исходный текст]

Во всей Месоамерике распространены многочисленные идиоматические семантические кальки, характерные только для этого региона. Вот лишь самые характерные примеры:

  • нога-голова = «колено»
  • олень-змея = «удав»
  • камень-пепел = «песчаник»
  • рука-шея = «запястье»
  • птица-камень = «яйцо»
  • кровь-дорога = «вена»
  • точить-камень = «коренной зуб»
  • рот = «край»
  • экскремент бога или экскремент солнца = «драгоценный металл»
  • рука-мать = «большой палец»
  • вода-гора = «город»

Прочие особенности[править | править исходный текст]

Среди прочих особенностей месоамериканских языков, которые не отметили Кэмпбелл, Кауфман и Смит-Старк, но которые достаточно характерны для данной языковой территории, отмечаются:

  • инкорпорация существительных, обозначающих части тела, в глаголы.
  • образование локативных понятий через существительные, обозначающие части тела.[3]
  • существование «языков свиста» (то есть способов выражения определённых понятий путём тонального свиста)
  • грамматическое различие отчуждаемой и неотчуждаемой, а также «прирождённой» собственности
  • наличие классификаторов числительных
  • грамматикализованные вежливые формы 2-го лица
  • особый стиль ритуального языка.

См. также[править | править исходный текст]

Notes[править | править исходный текст]

  1. Juan Hasler, «Una Lingüistica Meso-americana», journal «La Palabra y el Hombre», University of Jalapa, Vera Cruz
  2. (Language 62 Vol. 3. 530—558)
  3. Spatial Description in Mesoamerican Languages.. — Zeitschrift für Phonetik, Sprachwissenschaft und Kommunikationsforschung, 1992.. — Vol. 45:.

Литература[править | править исходный текст]

  • Campbell, Kaufman & Smith-Stark. 1986. Meso-America as a linguistic area. In: Language 62, No. 3: 530—558
  • Thomas C. Smith-Stark. 1994. Mesoamerican calques. I: Carolyn J. MacKay & Verónica Vázquez. Investigaciones lingüisticas en Mesoamérica. Mexico: Universidad Nacional Autónoma de México: 15-50.
  • Léon, Lourdes de and Stephen C. Levinson. 1992. Spatial Description in Mesoamerican Languages. Introduction. Zeitschrift für Phonetik, Sprachwissenschaft und Kommunikationsforschung 45:527-29.
  • Brown, Penelope and Stephen C. Levinson. 1992. «Left» and «Right» in Tenejapa: Investigating a Linguistic and Conceptual Gap. In Léon, Lourdes de and Stephen C. Levinson. 590—611.
  • Levy, Paulette. 1992. Body Part Prefixes in Papantla Totonac. In Léon, de Lourdes and Stephen C. Levinson: 530—542
  • Veerman-Leichsenring, Annette. 1992. Body Part Terms occurring in Popolocan Verbs. In Léon, de Lourdes and Stephen C. Levinson: 562—569
  • De Léon, Lourdes. 1992. Body Parts and Location in Tzotzil: Ongoing Grammaticalization. In Léon, de Lourdes and Stephen C. Levinson. 570—589.
  • Haviland, John B. 1992. Seated and Settled: Tzotzil Verbs of the Body. In de Léon, Lourdes and Stephen C. Levinson. 543—561.
  • Lehmann, Christian. 1992. Yukatekische lokale Relatoren in typologischer Perspektive. In Léon, Lourdes de and Stephen C. Levinson. 626—641.
  • Goldap, Christel. 1992. Morphology and semantics of Yucatec Space Relators. In Léon, Lourdes de and Stephen C. Levinson. 612—625
  • Sherzer Joel, 1976, Areal Linguistics in North America 64 Native Languages of America vol 1 Sebeok, T, ed
  • Suaréz, Jorge A, 1983, The Mesoamerican Indian Languages (Cambridge Language Surveys), Cambridge: Cambridge University Press