Метеор (пьеса)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Метеор
Der Meteor
Жанр:

комедия

Автор:

Фридрих Дюрренматт

Язык оригинала:

немецкий

Дата написания:

1966

«Метеор» (нем. Der Meteor) — пьеса швейцарского драматурга Фридриха Дюрренматта, написанная в жанре комедии.

История создания[править | править вики-текст]

Пьесу «Метеор» Фридрих Дюрренматт написал в 1966 году в Невшателе, где постоянно жил с 1952 года. Он выбрал тему, к которой непосредственно перед ним не раз обращались драмаурги «театра абсурда», в том числе Эжена Ионеско в пьесе «Король умирает» (1963); в «Метеоре», одной из самых серьёзных своих пьес по сути, но буффонадной по форме Дюрренматт и сам близко подошёл к «театру абсурда». Но если и для Э. Ионеско, и для С. Беккета в его многочисленных параболах главным был ужас человека перед неотвратимой смертью, то у Дюрренматта абсурдность ситуации заключается в том, что его герой, богатый и знаменитый, жаждет смерти, но умереть не может[1].

Как и многие другие пьесы Дюрренматта, «Метеор» впервые был поставлен в цюрихском «Шаушпильхаузе»; премьера состоялась 20 января 1966 года[2].

Действующие лица[править | править вики-текст]

  • Вольфганг Швиттер — писатель, лауреат Нобелевской премии
  • Ольга — его жена
  • Йохен — его сын
  • Гуто Ниффеншвандер — художник
  • Августа — его жена
  • Эмануэль Лютц — священник
  • Великий Мюгейм — земельный маклер и домовладелец, строительный магнат
  • Профессор Шлаттер — хирург
  • Вильгемина Номзен -деловая женщина
  • Карл Коппе — издатель
  • Фридрих Георген — знаменитый критик
  • Глаузер — привратник
  • Шафрот — инспектор уголовной полиции
  • Майор Фридли из Армии спасения
  • Критики, издатели, журналисты, полицейские, солдаты Комитета спасения

Сюжет[править | править вики-текст]

Пролог

В одной из лучших клиник в безнадежном состоянии уже в течение года лежит умирающий лауреат Нобелевской премии, писатель Вольфганг Швиттер.

Несмотря на то, что крупнейший специалист профессор ШЛАТТЕР сделал все возможное (и невозможное!) для исцеления Швиттера, сегодня в 11:50 Швиттер, умер (проф. Шлаттер, лично констатировал его смерть).

Швиттер лежит в больничной палате с подвязанным подбородком, на одеяле груда цветов, вокруг горят свечи…

Священник Лютц со скорбью в голосе сообщает о смерти знаменитого и популярного писателя.

1 акт

Однако оказалось, что Швиттер, всего лишь в очередной раз потерял сознание, а очнувшись, понял, что в этой больнице (при неусыпных заботах проф. Шлаттера!) он не сможет умереть, в то время как он уже давно (?) решил, что должен умереть.

Швиттер решает сбежать из больницы и скрыться. Он садится в городской автобус и приезжает в свою старую мастерскую, которую он снимал 40 лет назад, будучи неизвестным молодым художником.

В мастерской почти всё осталось как прежде, а снимает её в настоящее время молодой художник Ниффеншвандер, «потрясатель основ в искусстве», который пишет исключительно нагую женскую натуру, используя в качестве модели свою жену Августу.

Несколько оправившись после трудного для него путешествия, Швиттер воодушевленно и бесцеремонно разглядывает нагую Августу, а затем требует у Ниффеншвандера снять его мастерскую на 10 минут, которых по его предположению хватит, чтобы спокойно умереть. За это он предлагает Ниффеншвандеру — бедствующему непризнанному (как и Швиттер в молодости) художнику 200 марок.

Затем Швиттер поручает Ниффеншвандеру сжечь его последнюю рукопись в печке и ложится на свою старую кровать. Он требует закрыть портьеры и зажечь свечи, так как для отхода «туда» необходима соответствующая обстановка.

Ниффеншвандеру и Августе кажется, что Швиттер «отошел», однако ему мешают скончаться картины с нагой женской натурой, которыми увешана вся мастерская. Швиттер грубо обругивает шедевры Ниффеншвандера, а тот не находит, что ему ответить. Августа потрясена этим, так как свято верила в гениальность своего мужа.

Швиттер категорически требует, чтобы Ниффеншвандер и Августа «убирались», даже не позволяя Августе забрать детей-близнецов, находящихся за ширмой.

После ухода Ниффеншвандера и Августы Швиттер вскакивает с постели и начинает сжигать в печке содержимое чемоданов (в последствии оказывается, что это были деньги в количестве полутора миллионов).

В мастерской появляется священник Лютц, потрясенный, по его мнению, чудодейственным воскресением Швиттера. Швиттер тем временем мобилизует его на сжигание денег, священник Лютц потрясен и этим, так как Швиттер не позволяет использовать эти деньги для благотворительных нужд — он хочет умереть нищим, каким он был 40 лет назад, и при этом почувствовать полноту бытия в последний раз.

Швиттер требует у Августы коньяку, чтобы отметить сгоревшее состояние — финал своей жизни, благодарит священника Лютца, за помощь в ликвидации денег и предлагает ему убираться. Однако Лютц почувствовал себя от пережитых потрясений плохо и просит разрешения прилечь на кровать.

Швиттер тем временем напивается по случаю своей предстоящей кончины, а священник Лютц, произнеся восхвалении богу, умирает.

Вошедшие Ниффеншвандер, Августа и привратник Глаузер обнаруживают 2 трупа, однако Швиттер снова оживает (в кресле умирать неудобно, и надо лечь на кровать). Поэтому Швиттер требует убрать Лютца и сам помогает вынести покойника.

Затем Швиттер, потребовав, чтобы Ниффеншвандер и Августа срочно убирались вон, снова ложится на постель снова умирать.

Однако ему мешают отойти в мир иной безданные картины Ниффеншвандера. Он вскакивает и переворачивает их, взбирается при этом даже на комод и пытается перевернуть самую отвратительную картину. Там его и застает Великий Мюгейм — домовладелец, обеспокоенный беспорядками в доме.

Швиттер недоволен появлением Мюгейма (которого он помнит еще по своей прошлой жизни в этой мастерской). Швиттер открывает Мюгейму тайну неверности его жены, которая за близость со Швиттером отплачивала ему скидкой с квартплаты (а иначе ему было бы не прожить в то время).

Мюгейм страшно потрясен этим рассказом и не может придти в себя, хотя жена его умерла уже 15 лет назад — ведь он был верен своей жене даже после ее смерти, и это было его основополагающим принципом карьеры, в которой ему приходилось много мошенничать.

Швиттер «успокаивает» его тем, что его первые четыре жены изменяли ему постоянно, пока он не женился в пятый раз на «девушке на час», которая единственная была ему верна.

Появляется Ольга, изумленная «воскресением» Швиттера. Она просит прощения у Швиттера, что не сразу оказалась с ним рядом, но теперь они будут вместе.

Однако Швиттер пытается прогнать ее, убеждая в том, что никто ему уже не нужен — ему надо только спокойно умереть, что он и пытается в очередной раз сделать.

Однако «ханжеский» похоронный ритуал мешает Швиттеру достичь заветной цели. Он просит Ольгу раздернуть шторы и потушить свечи. Швиттер при этом выкидывает туфли и шляпу священника, а заодно и свои туфли — ведь они ему больше не понадобятся!

Швиттер пробует устроиться в кресле, но тут заплакали близнецы, и Швиттер зовет Августу, чтобы эвакуировать их.

Августа выносит из-за ширмы двух Близнецов, похожих на куколок.

Далее Августе приходится по требованию Швиттера принести еще одну бутылку коньяку — он хочет как следует напиться перед кончиной.

Ольга пытается ухаживать за Швиттером, пытается убедить его, что он здоров, и им следует ехать «домой», призывает Швиттера защитить ее от родственников, которые обращаются с ней как с потаскушкой.

Ольга пытается объяснить Швиттеру, что она мужественно готова была перенести кончину, но теперь, когда он жив, потерять его для нее невозможно — она не сможет жить.

Однако Швиттер, напиваясь, отвергает все её мольбы, выкладывая свою демонстративно-циничную концепцию жизни. При этом он пытается убедить Ольгу, что именно он её прославил и тем самым отплатил ей за добро — она может пользоваться плодами их романа и жить припеваючи.

В мастерскую является сын Швиттера Йохен. Он требует свое законное наследство — полтора миллиона. Швиттер демонстрирует ему сгоревшие деньги. Йохен потрясен, так как теперь ему крышка. Швиттер демонстрирует равнодушие к проблемам сына. Йохен в негодовании желает Швиттеру скорейшей смерти — он сможет жить нормально только после смерти Швиттера! У него при этом остается последняя надежда на получение гонораров отца.

Ольга потрясена всем ей открывшимся. Она решает уйти, предрекая Швиттеру долгую жизнь. Тем не менее, она совершает еще один самоотверженный порыв, предлагая Швиттеру жить на ее средства.

Но Швиттер в пьяной браваде не понимает (не принимает?) ее самоотверженности, переводя всё на ёрнические воспоминания об их совместных оргиях.

Ольга уходит, она еще долго стоит и плачет в коридоре, и как потом выясняется, решает покончить с собой.

Появляется Августа. Она сообщает Швиттеру, что Ольга рыдает. Швиттер равнодушен. Августа удостоверяется у Швиттера, что у Ниффеншвандера нет таланта. Видимо, для Августы это — душевный перелом.

Внезапно Швиттер приказывает Августе запереть дверь, раздеться и лечь к нему в постель. Августа покорно исполняет его требования. Ниффеншвандер колотится в дверь.

2 акт

Час спустя на постели под венками лежит усопший, наконец, Швиттер. На панихиде присутствует много людей, журналисты. Знаменитый критик Георген произносит речь, пронизанную однако циничными издевками над покойным писателем, Издатель Коппе по достоинству оценивает речь Георгена. Постепенно мастерская пустеет — все прощаются с покойным и удаляются.

Возмущенный Ниффеншвандер переворачивает картины и предлагает Августе раздеваться и позировать на смертном одре. Августа впервые ему отказывает, она и впредь отказывается ему позировать и признается в близости со Швиттером. Она гордится, что была последней его возлюбленной. Она обвиняет Ниффеншвандера, что была для него только натурщицей, а для Швиттерома — женщиной! Августа объявляет, что уходит от Ниффеншвандера и забирает детей, (Дальнейшая судьба её и детей неизвестна, но есть все основания предполагать, что она также трагична, как и Ольги).

В этот момент Швиттер снова оживает: он не может умереть, так как кровать стоит не на месте. Швиттер заставляет Ниффеншвандера помогать ему переставлять мебель. Ниффеншвандер обвиняет Швиттера в разрушении его жизни, но Швиттер обвиняет Ниффеншвандера в бездарности — художнической и человеческой.

Швиттер снова ложится умирать, а разъяренный Ниффеншвандер хватает кочергу, чтобы расправиться со Швиттером

Однако внезапно появившийся Мюгейм отбирает у Ниффеншвандера кочергу. Он вернулся в мастерскую, чтобы «полюбоваться трупом» Швиттера. Мюгейм отказывает Ниффеншвандеру в праве убить Швиттера — только он сам имеет на это право, так как разрушил его «иллюзию» жизни. Но он не будет его убивать — Швиттер должен умереть сам, в его присутствии.

В состоянии аффекта Мюгейм набрасывается на своего соперника по наказанию Швиттера и спускает его с лестницы.

Швиттер опять очнулся — мешают венки, неточно стоит кровать, надо опять перевернуть картины и переставить другую мебель, Мюгейм помогает Швиттеру и в нетерпении ждет его кончины — он не может справиться с удушающим его приступом ревности. Однако выясняется недоразумение: Швиттер спутал жену Мюгейма с другой женщиной. Мюгейм потрясен вторично.

В мастерской появляется Инспектор полиции с 2-мя полицейскими, профессор Шлаттер, сопровождаемые привратником Глаузером. Выясняется, что Ниффеншвандер мертв. Мюгейм потрясен и хочет еще раз удостовериться у Швиттера что он не зря пострадал. Однако Швиттер «вспоминает» наконец, что вся эта история про жену Мюгейма — выдумка, «предсмертная галлюцинация». Мюгейм впадает в неистовство и хватает кочергу. Полицейские уводят его.

Профессор Шлаттер приступает к осмотру столь экзотического пациента — он уверен, что не ошибался в диагнозе, несмотря на то, что сейчас все показатели у Швиттера на удивление как у здорового человека. Это ставит профессора Шлаттера в безвыходное положение — он скомпрометирован.

Появляется издатель Коппе. Он с венком и поражен вторичным воскресением Швиттера. Коппе удостоверяется у Швиттера в том, что последняя рукопись и полтора миллиона сожжены — таким образом, он, Коппе, разорен.

Коппе пытается уговорить Швиттера представить всё как чудодейственное воскресение — тогда издательство было бы спасено. Швиттер отказывается. Коппе высказывает разочарование профессором Шлаттером, который роковым образом ошибся в диагнозе.

Швиттер требует у Шлаттера сделать ему укол, чтобы умереть. Шлаттер отказывается и сожалеет теперь, что не сделал этого раньше, когда он «копался в груде лома» — тогда бы его никто ни в чем не обвинил. Шлаттер пытается убедить Швиттера, чтобы тот поехал сейчас же с ним в больницу, где Шлаттер выведет на чистую воду этот «невротический феномен». Это единственная у него возможность реабилитироваться.

Швиттер наотрез отказывается. Шлаттер умоляет его, грозит самоубийством, но Швиттер грубо отказывает ему. Для профессора Шлаттера это конец.

В мастерскую с грохотом и воплями врывается странный субъект, который, убедившись, что господин Швиттер действительно жив, приходит в еще более бешеный экстаз и также стремительно убегает.

(Это майор Фридли из Комитета спасения, который ищет Клиента)

Появляется госпожа Номзен. Она поражена, как и другие тем, что Швиттер жив. Выясняется, что она служит в туалете отеля «Бельвью», поэтому знает и Швиттера и Шлаттера. Она принесла цветы на гроб Швиттера.

Выясняется, что она — мать Ольги, что является новостью для Швиттера. (Ольга не рассказывала Швиттеру о матери в связи с ее запретом).

Швиттер попытался было привлечь мадам Номзен. к очередной попытке умереть (задернуть опять портьеры, поставить свечи), однако та отказалась по причине плохого самочувствия. Швиттер начинает делать сам очередные приготовления, и тут выясняется, что Ольга покончила с собой. Здесь вроде бы Швиттер растерян и искренне сожалеет о случившемся.

Мадам Номзен плохо себя чувствует и просит Швиттера принести ей стакан воды, чтобы принять лекарство, Мадам Номзен рассказывает Швиттеру подробности своей жизни и семьи (у нее еще двое детей, все от разных отцов; Инга — звезда стриптиза, Вольдемар — в тюрьме).

Ей становится все хуже, Швиттер проявляет участие, ухаживает за ней. Мадам Номзен рассказывает все подробности своего бизнеса и обвиняет Ольгу в том, что та сама виновата в своем финале, так как изменила правилам игры.

Швиттер растроган тем, что чувствует родственную душу в мадам Номзен (и тот, и другая честно торговали).

Швиттер сожалеет о кончине Ольги, однако объясняет это только стечением «слепых» обстоятельств. Швиттер исповедуется мадам Номзен в том, что он прожил неподлинную (ирреальную) жизнь (в отличие от нее/), а единственной реальностью для него стала смерть.

Но оказывается, что некому слушать исповедь Швиттера, так как мадам Номзен умерла. Швиттер потрясен.

Появляется Йохен. Он в отчаянии — надежда на гонорары не оправдалась, так как писатель Швиттер вышел из моды.

Швиттер пытается приласкаться к Йохену — ему страшно от того, что он почувствовал, что будет жить вечно, в то время как все вокруг гибнут.

Однако Йохен проявляет волю к жизни, несмотря на разорение. В этом он видит конец «швиттеровщине».

Он освободился от иллюзий!

В мастерскую врываются солдаты Комитета Спасения во главе с майором Фридли.

Швиттер пытается их прогнать, но тщетно — они не обращают на него никакого внимания и поют воскресшему хвалебные гимны. Они предрекают ему вечную жизнь.

Швиттер в ужасе — он хочет вдохнуть.

Некоторое время Швиттер исступленно пытается им противостоять, но понимает, что это бесполезно, понимает, что он попал в «капкан»: его энергичные попытки расправиться с жизнью привели к противоположному результату — видимо, он действительно будет жить вечно.

Критика и толкования[править | править вики-текст]

Писать комедию о смерти было заведомо рискованно, и после цюрихской премьеры «Метеора» некоторые критики обвиняли Дюрренматта в «богохульстве»[2][1]. Сам Дюрренматт, в ходе общественного обсуждения пьесы, зачитал «20 тезисов» к пьесе, драматург утверждал, что его герой — этого не поняли ни критики, ни зрители — на самом деле на протжении пьесы неоднократно умирает и воскресает вновь; для него важно, что смерть позволяет человеку наконец остаться одному и вырваться из паутины ненужных и лживых связей[1]. «Смерть, — пишет Н. Павлова, — трактуется в пьесе как бунт, как полное истинного жизнелюбия стремление к естественности. В то же время эта пьеса, конечно, далека от оптимизма. Смерть есть смерть. Воскрешение понимается Дюрренматтом не как возвращение к жизни, а как затянувшееся состояние той горькой свободы, которую обретает человек перед лицом конца»[3]. При этом не ясно, ради чего Швиттер вырывается из круговорота опостылевшей ему жизни: в пьесе нет тех благородных идей, которые отстаивали герои предыдущих комедий Дюрренматта. Но стремление его жизнелюбивого героя к смерти, считает критик, в действительности не более противоестественно, чем само устройство жизни, способной порождать к себе такое активное отвращение[3].

Постановки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Павлова Н. С. Концепция современной пьесы в творчестве Дюрренматта // Павлова, Н.С. Седельник В. Д. Швейцарские варианты. — М.: Советский писатель, 1990. — С. 229—230.
  2. 1 2 Ж. Санита Коротко об авторах. Ф. Дюрренматт // Подвиг. — Москва: Молодая гвардия, 1968. — Т. 4. — С. 187-188.
  3. 1 2 Павлова Н. С. Концепция современной пьесы в творчестве Дюрренматта // Павлова, Н.С. Седельник В. Д. Швейцарские варианты. — М.: Советский писатель, 1990. — С. 230.
  4. Театр «Старый дом». Репертуар
  5. Театр на Малой Бронной. Метеор. Театральный смотритель. Проверено 3 июля 2013. Архивировано из первоисточника 10 июля 2013.