Монтанье-наскапи (язык)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Монтанье-наскапи
Самоназвание:

Innu

Страны:

Канада

Общее число говорящих:

11 815

Классификация
Категория:

Языки Северной Америки

Алгская семья

Алгонкинская подсемья
Центрально-алгонкинские языки
Ветвь кри-монтанье
Языки кри
Группа монтанье-наскапи
Письменность:

латиница, канадское слоговое письмо

Языковые коды
ISO 639-1:

ISO 639-2:

ISO 639-3:

moe - монтанье
nsk - наскапи

См. также: Проект:Лингвистика

Монтанье́-наска́пи (другие названия: инну, инну-аймун) — язык индейцев Северной Америки, принадлежит алгонкинской подсемье алгской семьи языков. Распространен на территории Канады.

Генеалогическая и ареальная информация[править | править исходный текст]

Монтанье-наскапи относится к алгской семье, алгонкинской подсемье, центральной подветви, группе монтанье-наскапи языков Северной Америки. Распространен на территории восточной Канады, в провинциях Квебек, Ньюфаундленд и Лабрадор.

Само выделение данного языка осложнено рядом обстоятельств. Многие исследователи говоря о подветви кри-монтанье-наскапи, используют термин диалектного континуума. Это связано с наличием разных диалектов внутри каждого языка этой группы, близостью и взаимным влиянием этих языков.

Внутри монтанье и наскапи существует некоторое диалектное членение, однако в классифицировании лингвисты не могут прийти к единому мнению. С точки зрения Летней лингвистической школы, чьи выводы основаны на фонологии, существует два или три диалекта монтанье (западный, восточный и, возможно, выделенный из западного, центральный)[1] и два диалекта наскапи (по двум общинам: Kawawachikamach - западный и Natuashish - восточный (другое название «Mushuau Innu Aimun»))[2].

Народы монтанье и наскапи считают себя единым племенем под названием инну («человек»). По одной из гипотез[3], данное разделение на племена было привнесено европейцами, тогда как сами индейцы всегда считали себя двумя общинами в рамках одного народа. Из другого самоназвания «кебек», вероятно, произошло название провинции Квебек, на территории которого проживают ныне общины.

Название «монтанье» дали этой группе французские миссионеры, возможно, одним из первых его употребил иезуит Поль Лежен[4], довольно внимательно изучавший это племя в XVII веке. Слово происходит от французского ‘montagnais’, что значит «горные», «горцы». Слово ‘наскапи’ по гипотезе начала XX века означает на языке монтанье «грубые», «нецивилизованные» или «плохо одетые».

Социолингвистическая информация[править | править исходный текст]

Согласно переписи населения, число носителей языка с 2001 по 2006 год выросло с 10.470 (8.800 в провинции Квебек, 1.560 в провинции Ньюфаундленд и Лабрадор, 10 в провинции Саскатчеван)[5] до 11.815 человек[6]. Язык монтанье-наскапи является основным в общинах. Правительство Канады проявляет интерес к языкам аборигенов, ведется политика поддержки малых народов, исследуется их культура[7]. Язык преподается в школах в качестве второго. В то же время государственными языками Канады являются английский и французский, что служит причиной для отказа молодого поколения изучать язык их предков. По некоторым сведениям жители центральной и северной части полуострова не говорят на официальных языках, общаясь исключительно на монтанье-наскапи.

Большая проблема преподавания языка заключается в его бесписьменном характере. В основе большинства диалектов лежит латиница (или французский алфавит, при учете циркумфлекса, который иногда используется для отражения долготы гласного), в западном наскапи используется канадское слоговое письмо, заимствованное из кри с некоторыми вариациями.

Фонетическая система[править | править исходный текст]

Поскольку лучше всего изучены именно фонологические диалектные отличия, составление единых консонантной и вокалической систем представляет определенную трудность. В таблице в скобках даны фонемы, чье существование в языке нуждается в комментарии, данном ниже.

Согласные[править | править исходный текст]

билабиальные альвеолярные палатально-альвеолярные велярные глоттальные
взрывные p t k
глухие щелевые s sh (h)
назальные m n
латеральные (l)
аппроксиманты (r)

Звук /l/ имеется только в центральном монтанье, на этом месте в восточных диалектах употребляется /n/. В этом причина иногда встречающегося различного написания самоназвания племени: илну или инну. Звук /h/ есть только в некоторых восточных диалектах.

Гласные[править | править исходный текст]

подъём\ряд передний средний задний
верхний i – ii î u – uu û
средний e
нижний a – aa â

Имеются также полугласные w, y, однако носители языка не отделяют их от звуков, записанных знаками u, i. Долгота может передаваться как циркумфлексом, так и удвоением буквы. Звук е всегда долгий, поэтому не выделяется долготой.

Среди тенденций современного языка можно назвать опущение начальных гласных, использование звука /h/ там, где старшая норма требует /sh/, озвончение глухих согласных.

Типологическая характеристика[править | править исходный текст]

Как и в других алгонкинских языках, тип выражения грамматических значений в монтанье-наскапи полисинтетический, т.е. грамматические значения выражаются с помощью отдельных аффиксов, что актуально и для глаголов, и для имен. По характеру границы между морфемами язык агглютинативный, как видно из следующих примеров, где можно провести отчетливую границу между корнем и аффиксами:

Nipâ! Спи! nipâ-w он спит (he is sleeping) nipâ-pan он спал (he slept) chî-nipâ-w он может спать wî-nipa-w он хочет спать

shîshîp утка, shîshîp-îss уточка, утенок [îss диминутивный суффикс]

Алгонкинским языкам свойственен вершинный тип маркирования как в именной группе, так и в предикации. При посессоре в зависимое существительное инкорпорируется соответствующий обладателю местоименный аффикс. Например, Tshān ūtāuī-a отец Джона, букв. ‘Джон отец-его’. Аналогично в предикации маркируется зависимое Tshān uāpamepan Mānī-ua Джон видел Мэри.

На основании ограниченного доступного корпуса текстов на монтанье-наскапи можно предположить, что в языке представлена активная ролевая кодировка, т.е. одним способом маркируются агенсы переходного и непереходного глаголов и иначе - пациенс переходного глагола. ni-tatusse-n Я работаю. ni-nipaa-n Я сплю. ni-uâpam-ân Я вижу его.

Монтанье-наскапи относится к языкам без выраженного базового порядка слов, местоименные субъект и объект инкорпорируются в глагол. Субъект ясно выделяется при одушевленных непереходных глаголах (таких как спать; о классах глаголов пойдет речь ниже), а показатели субъекта и объекта при переходных глаголах с одушевленным дополнением совпадают. Чтобы отразить обратное отношение субъекта и объекта (агенса и пациенса) используется инверсивный маркер –ikw: ni-wāpam-āw я вижу его, ni-wāpam-ikw он видит меня (подробнее см. ниже).

Яркие особенности языка. Морфосинтаксические особенности[править | править исходный текст]

Существительное[править | править исходный текст]

Категория рода (согласовательного класса)

Существительные в монтанье-наскапи различаются в данной категории по одушевленности/неодушевленности, причем не совсем так, как это интуитивно понимает носитель русского языка. Все неодушевленные существительные обозначают неживые объекты, и почти все одушевленные существительные обозначают объекты живой природы. Например, слово mishtikw означающее дерево относится к одушевленным, а то же слово со значением палка – к неодушевленным. По одной из гипотез те 30-40 слов, которые мы интуитивно считали бы неодушевленными (такие как луна, солнце), относятся к духам, однако это опровергается примерами: anushkan (одуш., малина), uteimin (неодуш., клубника). Во множественном числе одушевленные существительные имеют показатель –at(s), неодушевленные –a, и это, вероятно, единственный точный способ определения класса существительного.

Обвиатив

Как и в других алгонкинских языках в предложении каждый участник маркируется с точки зрения его значимости в контексте ситуации. Это является достаточно специфической чертой данной языковой группы. «Джон сказал Биллу покормить его собаку» - в русском языке (как и в английском) нет средства указания, кому из двух участников принадлежит собака, в то время как в монтанье-наскапи Джон будет проксимативным участником (более выделенным), а Билл обвиативным (менее выделенным). В зависимости от значимости участника-посессора, зависимое дополнение будет оформлено разными показателями.

одуш. доп. Chān ashamew utem-a Джон кормит свою собаку.
Chān ashamew utem-inu Джон кормит его (другого) собаку.
неодуш. доп. Chān mishkam umashinaikan-ø Джон находит свою (принадлежащую ему) книгу.
Chān mishkuew umashinaikan-inu Джон находит его (чью-то чужую) книгу.

В монтанье-наскапи сильнейшим образом развито словообразование существительных, они образуются из других существительных путем добавления одного корня из ограниченной группы корней (например, –āpiss металл, –āpui жидкость, -chiwāp здание), [ср. русское утко-нос, долго-нос-ик] nīpīsh лист – nīpīsh-āpui чай; shūniāw деньги – shūniāw-chiwāp банк. Также действует метод сложения корней существительных (ishkwew женщина, mīchim еда, ishkwew-mīchim еда, которую едят только женщины), глагола и существительного (nīpūw она выходит замуж, akūp верхняя одежда, nīpūw-akūp подвенечное платье), существительные получаются из глаголов путем аффиксации (tetapu он сидит, tetap-wākan стул).

Местоимения[править | править исходный текст]

В монтанье-наскапи во множественном числе есть два первых лица – так называемые эксклюзивное и инклюзивное, в зависимости от того, включается в это понятие говорящий и третье лицо/лица, но не собеседник (nīnān) или говорящий, собеседник и любое третье лицо/лица (chīnān).

Местоименный посессор инкорпорируется в существительное (nit-,chit-,ut- перед корнем, начинающимся на гласный и ni-,chi-,u- перед корнем, начинающимся с согласного). Многие существительные, например, части тела и термины родства, не могут употребляться без показателя посессора. Формы аффиксов для таких существительных будут немного отличаться, также как у всех остальных существительных: ni-,chi-,u- перед корнем, начинающимся с согласного, но n-, ch-, u- перед корнем, начинающимся с гласного. Посессор в единственном числе маркируется в префиксе, во множественном – в префиксе и суффиксе. Если посессор неизвестен, употребляется показатель нейтрального посессора, префикс m(i)-.

ед.ч. мн.ч.
1л. nit-uwan мой мяч nit-ūwān-nān//chit-ūwān-nān наш мяч
2л. chit-ūwān твой мяч chit-ūwān-wāw ваш мяч
3л. ut-ūwān его мяч ut-ūwān-wāw их мяч

Частицы[править | править исходный текст]

По одному из описаний, частицами считаются все неизменяемые лексические единицы, которые инкорпорируются в существительное или глагол, основные их значения – локативное, временное, количественное, образа действия, союзное, утвердительное и отрицательное. Наречное значение места указывается добавлением локативного суффикса –t(s)/-it(s), причем помимо контекста нет указания, какое локативное значение (в, около, под, на и т.д.) имеется в виду. Существует ряд локативных корней, которые могут употребляться как независимо, так и в составе существительного, для более точного указания места: tākut сверху, nīkān перед, tetāut в середине, shīpā под, utāt за и др.

В языке нет прилагательных в нашем понимании, их роль играют глаголы, то есть вместо «красный мяч» высказывания на языке монтанье-наскапи точнее переводятся «мяч обладает свойством красный», «мяч, который красный» (tūwān kāmīkushit). Некоторые характеристики присоединяются к соответствующему существительному в форме аффикса (mishta-shīpū большая река).

Глагол[править | править исходный текст]

В монтанье-наскапи три наклонения: изъявительное, условное и повелительное (independent, conjunct, imperative order) и два времени – нейтральное и претерит (прошедшее). Глагольные корни классифицируются по переходности (способности управлять прямым дополнением). Переходные глаголы дополнительно классифицируются по классу дополнения (одушевленное-неодушевленное), непереходные – по классу субъекта (подлежащего):

одушевленность неодушевленность
перех.гл. wāpamew Он видит его.

utāmwew Он бьет его.
muwew Он ест его.

wāpātam Он видит это.

utāmaim Он бьет по этому.
mīchu Он ест это.

неперех.гл. nipāw Он спит.

mīchishu Он ест.
mīkushiw Он красный.

chiwan Идет дождь.

nīpin Лето.
mīkwāw Это красное.

Агенс и пациенс кодируются личными префиксом и суффиксом, происходящими (как и посессивные аффиксы) из личных местоимений.

Как и в других алгонкинских языках, в монтанье-наскапи существует отчетливая иерархия лиц для переходных глаголов с одушевленным дополнением: 2е лицо > 1е лицо > 3-е лицо (проксиматив) > 3е лицо (обвиатив). Если по данной иерархии агенс выше паценса, например, субъект в первом лицо действует над объектом в третьем лице или субъект в третьем – над объектом во втором, личным префиксом будет ni- (1л., ед.ч.), префикс более высокого по иерархии лица. В соответствии с этим, специальный суффикс маркирует глагольную форму как прямую или инверсивную.

Глагольное словообразование развито также сильно, как образование существительных. Глаголы могут образоваться добавлением определенных абстрактных префиксов к глагольному корню, причем некоторые префиксы имеют грамматическое значение:
ka- маркер будущего времени nika-pimūten я буду ходить
pā- ‘моральный долг’ tshipā-uītamuāu ты должен ему сказать
pātshī- ‘возможность’ nipātshī-uāpamāu может быть, я его увижу
uī- ‘желание, намерение,привычка’ uī-atusseu он собирается/хочет работать
tshī- маркер перфекта nitshī-tūten я уже это сделал (I have done it)
tshī- ‘способность’ tshī-tūtam он может сделать это

Существуют и более конкретные префиксы. Их примером может служить добавление инструментального корня к переходному глаголу, например, pīku- ломать:

pīku-nam он ломает это рукой
pīku-sham оружием/нагревая
pīku-aim инструментом
pīku-titāw уронив

Существуют также различные словоизменительные глагольные префиксы, уточняющие значение глагола:
chī- ‘возможность’ chī-nipāw он может спать
wī- ‘желание’ wī-nipāw он хочет спать
mishta- ‘много, большой’ mishta-michishu он много ест
machi- ‘плохо’ machi-atussew он плохо работает
pūn- ‘прекращать’ pūn-atussew он перестает работать

Лексические особенности.[править | править исходный текст]

На основе анализа лексики любого языка можно установить наиболее принципиально важные сферы деятельности народа, говорящего на данном языке. В монтанье-наскапи хорошо развита лексика, связанная с животными (их поведение, техника охоты на них, обработка мяса и шкур) и с их землей. По сравнению с английским и другими языками, монатнье-наскапи богат географическими терминами. К примеру, существует слово shākaikan озеро, однако оно используется значительно реже, чем такие более точные выражения, как: massekwākamāw это болотистое озеро, wāshākamāw это озеро с плотиной (bay), timiyākamāw это озеро с глубоким дном, chishkāywākamāw это озеро с крутым дном.

Естественным кажется специфическое выражение в лексике монтанье-наскапи терминов родства. Существует три слова для называния братьев и сестер: ustesha его старший брат, umisha его старшая сестра, ushiima его младший брат/младшая сестра.

Примечания[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • MacKenzie Marguerite, The Language of the Montagnais and Naskapi in Labrador. In Harold Paddock. (ed.), Languages of Newfoundland and Labrador, 233-278. St. John's, NL: Department of Linguistics, Memorial University of Newfoundland.
  • Bannister Jane, A description of preverb and particle usage in innu-aimun narrative, 2004.
  • MacKenzie Marguerite, Towards a Dialectology of Cree-Montagnais-Naskapi, 1980.
  • http://www.languagegeek.com/
  • http://www.ethnologue.com/
  • Clarke Sandra, North-West river (Sheshātshīt) Montagnais: A Grammatical Sketch. National Museum of Man Mercury Series, Ottawa, 1982.