Нахичеванский, Гусейн Хан

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Гусейн Хан Нахичеванский
азерб. Hüseyn Xan Kəlbəli Xan oğlu Naxçıvanski
Khan Nakhichevanski.jpg
Флигель-адъютант полковник Гусейн Хан Нахичеванский, 1906 год
Дата рождения

28 июля (9 августа) 1863({{padleft:1863|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:9|2|0}})

Место рождения

Нахичевань,
Эриванская губерния,
Российская империя

Дата смерти

1919({{padleft:1919|4|0}})

Место смерти

Петроград,
Северная область,
Петроградская губерния, РСФСР

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Род войск

кавалерия

Годы службы

18831917

Звание

генерал от кавалерии,
генерал-адъютант

Командовал

2-й Дагестанский конный полк
44-й драгунский Нижегородский полк
Лейб-гвардии Конный полк
1-я отдельная кавалерийская бригада
2-я кавалерийская дивизия
2-й кавалерийский корпус
Гвардейский кавалерийский корпус

Сражения/войны

Русско-японская война,
Первая мировая война:

Награды и премии
Орден Святого Георгия III степени
Орден Святого Георгия IV степени
Орден Белого орла
Орден Святого Владимира II степени с мечами
Орден Святой Анны I степени
Орден Святого Станислава I степени
Орден Святого Владимира III степени с мечами
Орден Святого Владимира IV степени с мечами и бантом
Орден Святой Анны II степени с мечами
Орден Святого Станислава II степени
Орден Святой Анны III степени
Орден Святого Станислава III степени
Орден Железной короны 3-й степени
Орден Звезды Румынии

Золотое оружие «За храбрость»

Гусейн Хан Нахичеванский на Викискладе

Гусе́йн Хан Нахичева́нский (азерб. Hüseyn Xan Kəlbəli Xan oğlu Naxçıvanski, также Хан Гуссейн Нахичеванский; 28 июля (9 августа) 1863 — январь 1919) — русский генерал от кавалерии, генерал-адъютант.

Происходил из владетельной ханской фамилии Нахичеванских Эриванской губернии. Командовал элитными кавалерийскими частями и был единственным за всю историю генерал-адъютантом — мусульманином в Русской императорской армии. Кавалер 15 российских и 9 иностранных государственных наград, включая боевые ордена Святого Георгия 3-й и 4-й степеней и Золотое оружие «За храбрость». Предположительно, расстрелян большевиками в январе 1919 года[1].

Начало военной карьеры[править | править вики-текст]

Гусейн Хан Нахичеванский родился 28 июля (9 августа1863 года в Нахичевани в семье ротмистра (генерал-майор с 14 сентября 1874 года) Русской армии Келбали Хана Нахичеванского и его жены Хуршид. Он был седьмым из их восьми детей. Отец Гусейн Хана был сыном последнего правителя Нахичеванского ханства.

9 декабря 1873 года Гусейн Хан был зачислен в пажи к Высочайшему двору, а 7 февраля 1877 года в Пажеский Его Императорского Величества корпус. Это привилегированное учебное заведение было основано в 1759 году и готовило офицеров исключительно для гвардейских полков. По окончании корпуса по 1-му разряду в сентябре 1883 года, Высочайшим приказом Гусейн Хан был произведён в корнеты в элитный лейб-гвардии Конный полк, старейший полк русской армии, Шефами которого традиционно были императоры России.

С марта 1885 года по май 1886 года подпоручик Хан Нахичеванский был прикомандирован к 43-му Тверскому драгунскому полку. 30 августа 1887 года он был произведён в поручики.

Первая награда Гусейн Хана была не российской, а иностранной. 8 ноября 1890 года ему было разрешено принять и носить персидский орден Льва и Солнца 4-й ст. за отличные действия при встрече и проводах делегации Шаха Персии. За время службы в полку Гусейн Хан неоднократно назначался для сопровождения Шаха Персии во время его проезда через территорию России, и за отличное выполнение своих обязанностей удостаивался государственных наград Персии.

С 26 июля 1893 года по 19 августа 1894 года поручик Хан Нахичеванский заведовал полковой учебной командой. 17 апреля 1894 года был произведен в штабс-ротмистры.

Ротмистр Гусейн Хан Нахичеванский, Баку, 1902 г.

30 августа 1894 года «за отличие по службе» был удостоен своей первой российской награды — ордена Святого Станислава 3-й ст. 8 июня 1895 года разрешено принять и носить офицерский крест ордена Румынской звезды, присвоенный за сопровождение румынской правительственной делегации. С 13 августа по 6 октября 1896 года временно командовал 3-м эскадроном. С 13 июня по 15 декабря 1897 года член полкового суда. 26 июня 1897 года разрешено принять и носить австрийский орден Железной короны 3-й степени за прием и проводы делегации Австрийского Императорского двора.

С 12 июня по 9 июля 1897 года временно командовал 3-м эскадроном, а 9 апреля 1898 года был назначен на свою первую командную должность — командиром 3-го эскадрона. 6 мая 1898 года Гусейн Хан был произведен в ротмистры. С 15 августа по 22 октября 1898 года временно исполнял должность помощника командира полка по хозяйственной части. С ноября 1898 года по май 1899 года и с ноября 1899 года по май 1900 года член полкового суда. 6 декабря 1899 года за 15 лет отличной службы в Конной гвардии награждён орденом Святой Анны 3-й степени.

С 25 сентября по 6 ноября 1900 года находился при свите Шаха персидского во время пребывания его в России. 17 февраля 1901 года за встречу и проводы Шаха персидского Гусейн Хану было разрешено принять и носить пожалованный Шахом орден Льва и Солнца 2-й степени. 6 декабря 1902 года награждён орденом Святого Станислава 2-й степени. 6 апреля 1903 года Хан Нахичеванский был произведен в полковники. С 12 апреля 1903 года исполнял должность помощника командира полка по строевой части. С 7 мая 1903 года по 1 января 1904 года помощник командира полка по строевой части. С 29 мая 1903 года по 3 марта 1904 года председатель полкового суда. В январе-феврале 1904 года помощник командира полка по хозяйственной части. За прием и сопровождение иностранных правительственных делегаций ему было разрешено принять и носить алмазную звезду к персидскому ордену Льва и Солнца 2-й степени, а также болгарские ордена «За военные заслуги» 3-й степени и Святого Александра 4-й степени.

Русско-японская война и последующие годы[править | править вики-текст]

Парад лейб-гвардии конного полка, 1908 г. Слева — командир гвардейского корпуса генерал В. Н. Данилов, справа — командир полка генерал-майор Хан Нахичеванский.

С началом русско-японской войны Хан Нахичеванский был командирован 1 марта 1904 года в распоряжение командующего войсками Кавказского военного округа. 24 марта он прибыл в город Порт-Петровск, где приступил к формированию из добровольцев 2-го Дагестанского конного полка. 25 марта был назначен командиром полка. 17 апреля 1904 года полк отправился на театр военных действий, где вошёл в состав Кавказской конной бригады генерал-майора Г. И. Орбелиани. С декабря 1904 года по февраль 1905 года, и в июне-сентябре 1905 года полковник Хан Нахичеванский временно командовал Кавказской конной бригадой.

В Русско-японской войне 2-й Дагестанский конный полк проявил себя наилучшим образом. Сам Гусейн Хан за отличие в делах против японцев был награждён: орденами Святой Анны 2-й ст. с мечами (3.11.1904), Святого Равноапостольного князя Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (8.02.1905), Золотым оружием «За храбрость» (3.03.1905), мечами к ордену Святого Станислава 2-й ст.(7.09.1905) и Святого Владимира 3-й ст. с мечами (6.02.1906).

За кавалерийскую атаку позиций японцев у деревни Ландунгоу Хан Нахичеванский был удостоен 27 января 1907 года ордена Святого Георгия 4-й степени, наиболее уважаемой награды в офицерской среде, которую вручали исключительно за личное мужество в бою. В наградном документе было сказано:

« В бою 14-го января 1905 года, будучи командиром 2-го Дагестанского конного полка, когда расстрелявшая все патроны 1-я Забайкальская казачья батарея была атакована японской пехотой, он, получив от генерал-адъютанта Мищенко приказание атаковать противника, зашел с полком во фланг японцам и с двух верст бросился в атаку, чем заставил японскую пехоту прекратить атаку и бежать за закрытия, а затем, хотя японская батарея повернула орудия и сосредоточила весь огонь против дагестанцев, а японская пехота, заняв глинобитные стенки деревни, открыла тоже огонь против полка, он продолжал атаку, и только дойдя до непроходимого оврага в 300—400 шагах от батареи, вынужден был остановиться и отойти назад, причем полк отступил в порядке, вынеся убитых и раненых.[2] »

Этот подвиг дагестанцев запечатлен участником русско-японской войны, художником-баталистом Виктором Викентиевичем Мазуровским в картине «Атака 2-го Дагестанского полка у д. Ландунгоу на японскую пехоту и артиллерию под командой Хана Нахичеванского. 14 января 1905 г.»[3][4]

После окончания войны, 24 ноября 1905 года Гусейн Хан был назначен командиром одного из старейших и прославленных полков русской армии — 44-го драгунского Нижегородского полка. В русской армии этот полк неофициально считался кавказской гвардией.

В командование полком вступил 14 февраля 1906 года. С 21 марта по 29 апреля 1906 года находился в Санкт-Петербурге в составе депутации Кавказской конной бригады для представления императору. 4 апреля 1906 года назначен был флигель-адъютантом свиты Его Императорского Величества[5] с оставлением в должности командира 44-го драгунского Нижегородского полка.

4 июля 1906 года Хан Нахичеванский был назначен командиром лейб-гвардии Конного полка. Из приказа 44-му Нижегородскому драгунскому полку от 11 июля 1906 года:

« Нижегородцы! С чувством глубокой грусти расстаюсь с вами. Всем сердцем привязался я к вам за короткое время моего командования. Всегда буду гордиться, что имел честь командовать столь знаменитым и доблестным Нижегородским полком. Уверен, что никакие обстоятельства не заставят его забыть долг и присягу Нижегородца!

Прощайте друзья, дорогие однополчане! Храни вас Бог.[6]

»
Император Николай II и Гусейн Хан Нахичеванский при закладке церкви, 6 августа 1907 года

20 июля 1907 года за отличия по службе произведён был в генерал-майоры свиты Его Императорского Величества.

Гусейн Хан являлся членом Мусульманского Благотворительного Общества в Санкт-Петербурге.[7] В июле 1907 года мусульманин Гусейн Хан организовал сбор средств на строительство полковой Церкви Святой Ольги в память о битве под Фридландом, в которой отличился Лейб-Гвардии Конный полк. Закладка церкви состоялась при участии императора Николая II, а строительство было завершено к 10 июля 1909 года.[8]

19 апреля 1909 года Хану Нахичеванскому было объявлено Высочайшее Благоволение «за особые труды по пересмотру статута ордена Св. Георгия». 15 апреля 1911 года свиты Его Величества генерал-майор Гусейн Хан Нахичеванский был назначен в распоряжение главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа генерала от кавалерии генерал-адъютанта Великого Князя Николая Николаевича с оставлением в свите Его Императорского Величества, списках лейб-гвардии Конного полка и с зачислением по гвардейской кавалерии. 18 апреля 1912 года назначен начальником 1-й Отдельной кавалерийской бригады с оставлением в свите Его Величества. 6 декабря 1912 года он был удостоен ордена Святого Станислава 1-й ст., а 6 декабря 1913 года награждён орденом Святой Анны 1-й ст. 16 января 1914 года произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником 2-й кавалерийской дивизии.

Первая мировая война[править | править вики-текст]

Император Николай II и Гусейн Хан Нахичеванский

Особое место в жизни Хана Нахичеванского занимает Первая мировая война. 31 июля 1914 года в войсках были получены телеграммы о мобилизации. С объявлением мобилизации командир 2-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенант Гусейн Хан Нахичеванский вступил в командование Сводным кавалерийским корпусом в составе 1-й и 2-й гвардейских кавалерийских, 2-й и 3-й кавалерийских дивизий, имея задачей сосредоточиться на правом фланге 1-й армии в районе Вильковишки (Мариамполь) с тем, чтобы прикрывать её развертывание.[9] Утром 4 августа 1914 года части 1-й армии двинулись вперед через государственную границу. На правом фланге армии Сводный конный корпус Хана Нахичеванского продвинулся к Пилькалену. 5 августа корпус натолкнулся на ожесточенное сопротивление немцев на линии Витгирен-Мальвишкен, откуда ему пришлось выбивать части спешенной конницы и самокатчиков 44-го и 45-го германских полков. О тяжёлом характере боев свидетельствуют потери русской конницы. Только в бою у Каушена и Краупишкена два полка 1-й гвардейской кавалерийской дивизии (Кавалергардский и Лейб-гвардии конный) потеряли убитыми и ранеными более половины наличных офицеров. Общие потери составили около 380 человек. Немцы потеряли 1200 человек. В романе "Август четырнадцатого" А.И. Солженицын осудил действия Хана Нахичеванского при Каушене: "Армия Ренненкампфа была всего три корпуса, но к ней придано – пять с половиной кавалерийских дивизий, вся гвардейская кавалерия, цвет петербургской аристократии. И командовавший ею Хан Нахичеванский получил приказ: идти по немецким тылам и рвать коммуникации, тем лишая противника передвижений по Пруссии. Но едва он двинулся 6 августа – сбоку показалась всего одна немецкая второстепенная ландверная бригада, 5 батальонов. И вместо того, чтобы мимо неё, заслонясь, спешить по глубоким немецким тылам, – Хан Нахичеванский под Каушеном ввязался в бой, да какой – сбил на 6-вёрстном фронте четыре кавалерийских дивизии, и не охватывал бригады с флангов на конях, но спешил кавалерию и погнал её в лоб на пушки – и понёс ужасающие потери, одних офицеров больше сорока, – сам же просидел бой в удалённом штабе, а к вечеру и всю конницу отвёл далеко назад. И тем – пригласил немцев двигаться на пехоту Ренненкампфа."

« Русская кавалерия, особенно гвардейская, покрыла себя при этом славой. Были прорваны германские линии, взяты укрепленные деревни, два полевых орудия, на немцев наведена была паника... В штурме деревень отличились конная гвардия и кавалергарды. Три спешенных эскадрона, пристегнув штыки к карабинам смело атаковали деревню, а конный резерв их овладел орудиями.[10] »

Особо ожесточенные бои происходили у города Вормдит. По свидетельству одного из участников сражения, находившийся в боевых порядках войск командир корпуса

« Хан Нахичеванский с оставшимися у него 1 эскадроном, 1 сотней и 6 орудиями, не дождавшись результата обхода 4 эскадрона, двинулся через Госпитальную рощу в охват города с севера и в этой роще был ранен, а начальник 3-й кавалерийской дивизии генерал Бельгард убит… хан Нахичеванский остался в строю и продолжал командовать отрядом".[11] »

Из дневника императора Николая II:

« 15-го сентября 1914 г. Понедельник.

После обычных докладов принял хана Нахичеванского, приехавшего с легкою раною в руку с войны. Он с нами завтракал и рассказывал много интересного.[12]

»

13 октября 1914 года генерал-лейтенант Гусейн Хан Нахичеванский был назначен командиром 2-го кавалерийского корпуса, в состав которого входили 12-я кавалерийская дивизия «Второй шашки Империи» генерал-лейтенанта А. М. Каледина (с 24 июня 1915 года командиром дивизии стал генерал-лейтенант Карл Густав Маннергейм) и Кавказская туземная конная дивизия под командованием Свиты Его Величества генерал-майора великого князя Михаила Александровича. 19 октября, в связи с предстоящим отъздом к новому месту службы Гусейн Хан представился императору. Из дневника Николая II:

« 19-го октября. Воскресенье.

...принял Хана Нахичеванского, кот[орый] выздоровел и едет принимать новый кавалерийский корпус...[12]

»

22 октября 1914 года Высочайшим приказом Хан Нахичеванский был удостоен Ордена Святого Георгия 3-й степени.

« за то, что 6 августа 1914 г., прикрывая фланг 1-й армии, самостоятельно вступил в решительный бой с неприятелем, угрожавшим флангу, и отбросил его с большими потерями, чем значительно способствовал успеху боя. Командуя двумя кавалерийскими дивизиями, способствовал наступлению армии, разрушая в районе расположения противника железные дороги и мосты, занял после упорного боя узловую станцию и уничтожил большие запасы бензина и керосина. Затем, когда в августе этого же года был обнаружен обход неприятеля, выяснил рядом боевых столкновений силы и направление его и тем оказал помощь своим войскам.[13] »

16 ноября 1914 года был награждён орденом Святого Владимира 2-й ст. с мечами. К концу февраля 1915 года части 2-го кавалерийского корпуса выполнили поставленную перед корпусом боевую задачу в Карпатской операции войск Юго-Западного фронта. В конце марта корпус был выведен в Восточную Галицию на отдых. Воспользовавшись передышкой Хан Нахичеванский выехал в Петербург. В пути следования поезд потерпел крушение. По счастливой случайности Хан отделался ушибами и сотрясением мозга. 29 апреля Гусейн Хан Нахичеванский был принят императором в Царском Селе.[14] 1 мая 1915 года Гусейн Хан был удостоен ордена Белого Орла с мечами.

3 мая мощная германская группа войск генерала Августа фон Макензена перешла в наступление и прорвала оборону 3-й русской армии генерала Р. Д. Радко-Дмитриева. В тяжелых оборонительных боях участвовал и 2-й кавалерийский корпус генерала Хана Нахичеванского. По сообщению военного историка А. А. Гордеева:

« На фронте отступающих частей 3-й армии на линии реки Вислицы подошел конный корпус хана Нахичеванского и на глазах пехотных частей под ураганным огнем германской артиллерии, пулеметов и ружейной стрельбы двинулся в атаку на противника. Вид несущейся в атаку конницы поднял дух не только в частях пехоты, но и раненые поднимались и готовы были с конницей бежать на противника.[15] »

1 июня 1915 года последовало новое назначение. Из высочайшего приказа по военному ведомству:

« Назначается: По кавалерии: Числящийся по Гвардейской кавалерии Командир 2-го Кавалерийского Корпуса, Генерал-Лейтенант Хан-Гуссейн-Нахичеванский — Генерал-Адъютантом к Его Императорскому Величеству с оставлением в занимаемой должности.[16] »

Из мусульман звания генерал-адъютанта ранее удостаивались правители дружественных государств Шамхал Тарковский (1856) и эмир Бухарский (1868), однако они были назначены генерал-адъютантами по политическим соображениям.[17]

23 августа 1915 года император Николай II встал во главе Русской армии, сместив с поста Верховного главнокомандующего Великого Князя Николая Николаевича, который был назначен Наместником Кавказа, главнокомандующим Кавказской армией и войсковым наказным атаманом Кавказских казачьих войск. 13 сентября 1915 года Хан Нахичеванский был временно командирован в распоряжение главнокомандующего Кавказской армией с оставлением в должности командира 2-го кавалерийского корпуса, а 25 октября был назначен в распоряжение Наместника Кавказа и главнокомандующего Кавказской армией.

23 января 1916 года Гусейн Хан Нахичеванский «за отличие в делах против неприятеля» был произведен в генералы-от-кавалерии, со старшинством с 18 февраля 1915 года.[18]

С осени 1915 года Верховный главнокомандующий император Николай II начал претворять в жизнь свое давнишнее желание собрать и объединить в одну группу все части гвардии, создав таким образом свой личный резерв.[19]

9 апреля 1916 года Хан Нахичеванский был назначен командиром вновь сформированного Гвардейского кавалерийского корпуса. В состав корпуса вошли 1, 2 и 3-я гвардейские кавалерийские дивизии. Гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерал-адъютанта генерала-от-кавалерии Хана Нахичеванского участвовал в боевых действиях Западного и Юго-Западного фронтов в составе Особой армии. Принимал участие в Брусиловском прорыве.

В конце 1916 года в связи с неспособностью интендантских служб подвозить фураж и провиант в прифронтовую полосу, Ставка Верховного Главнокомандующего отправила Гвардейский кавалерийский корпус в резерв, разместив его в районе Ровно. Здесь кавалеристов и застало известие о революции в России.

Революция[править | править вики-текст]

Гусейн Хан Нахичеванский с адъютантом, 1916 год

28 января 1917 года в Царском Селе состоялась последняя встреча генерал-адъютанта Хана Нахичеванского с императором Николаем II.[20]

2 марта 1917 года император Николай II на железнодорожной станции Дно был вынужден подписать Акт об отречении. Получив об этом сообщение из Ставки, генерал Гусейн Хан Нахичеванский отправил начальнику штаба Верховного главнокомандующего генералу М. В. Алексееву телеграмму:

« До нас дошли сведения о крупных событиях. Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха. Генерал-адъютант Хан-Нахичеванский. № 277, 03 марта 1917 г.[21] »

Однако генерал-адъютант Алексеев не передал телеграмму императору. Генерал-лейтенант А. И. Деникин отмечал в своих «Очерках русской смуты»:

« Многим кажется удивительным и непонятным тот факт, что крушение векового монархического строя не вызвало среди армии, воспитанной в его традициях, не только борьбы, но даже отдельных вспышек. Что армия не создала своей Вандеи… Мне известны только три эпизода резкого протеста: движение отряда генерала Иванова на Царское Село, организованное Ставкой в первые дни волнений в Петрограде, выполненное весьма неумело и вскоре отмененное, и две телеграммы, посланные государю командирами 3-го конного и гвардейского конного корпусов, графом Келлером и ханом Нахичеванским. Оба они предлагали себя и свои войска в распоряжение государя для подавления «мятежа»…[22] »

В последние годы, особенно после выхода в свет мемуаров генерала от инфантерии Н. А. Епанчина «На службе трёх императоров», появились утверждения, что Хан Нахичеванский не имел отношения к этой телеграмме, и что она была составлена без его ведома начальником штаба корпуса генерал-майором бароном А. Г. Винекеном, который погиб при невыясненных обстоятельствах, по разным данным 11 или 29 марта 1917 года. Согласно Епанчину, он ушёл в свой кабинет и застрелился после разговора с Гусейн Ханом, во время которого последний не одобрил инициативы начальника штаба.[23]

Однако эта версия отвергается рядом исследователей. В частности, по мнению профессора Р. Н. Иванова, в гвардии дисциплина была строгой на всех уровнях, и начальник штаба Винекен не посмел бы отправить телеграмму без согласования её содержания с командиром корпуса, а если начальник штаба, обладавший наравне с командиром корпуса правом переписки, решил бы отправить подобную телеграмму самостоятельно, он отправил бы её от своего имени, а не от имени Хана Нахичеванского. Кроме того, последующая деятельность Гусейн Хана однозначно свидетельствует о его монархических убеждениях.[24]

В то же время согласно другим свидетельствам причиной самоубийства Винекена стало неприятие им нового строя.[25] Обстоятельства трагической гибели Александра Георгиевича Винекена изложены в книге ротмистра, впоследствии полковника Лейб-гвардии Кирасирского Её Императорского Величества полка Георгия Адамовича Гоштовта:

« В частях Гвард. кавалер. корпуса на 11.III была назначена присяга Временному правительству, которого никто не знал и которому никто не верил.

Низко нависло хмурое серое небо, временами кропя сверху собиравшихся кирасир, холодными мелкими брызгами. На большом лугу у госп. двора Сапожин, еле вытаскивая ноги из хлюпающей, засасывающей глинистой жижи, мрачно собирались эскадроны и команды.

Тот ритуал присяги, к которому, ежегодно, в течение двухсот двадцати пяти лет, готовилось каждое новое поколение российских воинов, — новое звено, прикрепляемое к непрерывно тянущейся цепи, — ритуал, при котором говорили необыденными торжественными словами — теперь заменен был никого не волнующим отбыванием номера, при котором произносили обыденным — тем же, что и на базаре, — языком обещания, пересыпанные опошленными уже на митингах словами, вроде гражданин, воля народа и другими!…

Многие кирасиры, из предусмотрительных крестьян, присяжных листов не подписали.

В этот день присягали и чины штаба корпуса. Давно уже построились на дворе команды. Начальник штаба все не выходил. Когда пошли вторично ему доложить, что все готово, чтобы начать присягу, — генерала барона Виннекен нашли уже мертвым, склонившимся над письменным столом. В его руке еще дымился приставленный к виску револьвер…[26]

»

После отречения Николая II Гусейн Хан отказался присягать на верность Временному правительству.[27] По воспоминаниям придворного историка генерала Д. Н. Дубенского, Хан Нахичеванский безуспешно пытался отговорить Великого Князя Николая Николаевича, назначенного Николаем II при отречении Верховным Главнокомандующим, от поездки в Ставку, которая закончилась вынужденным отказом Великого Князя от этого поста под давлением Временного правительства и Советов:

« Кажется, 10‑го марта поезд великого князя Николая Николаевича прибыл в Могилев. С ним прибыли великий князь Петр Николаевич с сыном Романом Петровичем, пасынок Николая Николаевича герцог Лейхтенбергский, князь В. Н. Орлов, генерал Крупенский и несколько адъютантов. Их рассказы полны интереса. Находившиеся в Харькове, и тоже встречавшие Николая Николаевича генерал‑адъютант Хан Гуссейн‑Нахичеванский и князь Юсупов граф Сумароков‑Эльстон убеждали великого князя не ехать в Ставку, находящуюся всецело под давлением временного правительства, которое определённо стоит за устранение Николая Николаевича, как Романова, от командования и против предоставления ему власти. Великий Князь глубоко задумался, долго сидел один, затем советовался с братом Петром Николаевичем, генералом Янушкевичем и другими лицами своей свиты и решил в конце концов не менять маршрута и следовать в Могилев. Кажется, на второй день великие князья Николай и Петр Николаевичи и князь Роман Петрович, его высочество принц Александр Петрович Ольденбургский и пасынок великого князя Николая Николаевича, герцог Лейхтенбергский, и вся свита их приняли присягу Временному правительству в вагоне поезда его высочества. Николай Николаевич очень нервно был настроен, и его руки, подписывая присяжный лист, тряслись.[28] »

16 апреля 1917 года приказом № 461 назначенный Временным правительством Верховным Главнокомандующим А. А. Брусилов отстранил от своих должностей 47 высокопоставленных военачальников, подозревавшихся в монархических настроениях. В их числе был и командир Гвардейского кавалерийского корпуса генерал от кавалерии Гусейн Хан Нахичеванский.[29] Он был зачислен в резерв чинов при штабе Киевского, а с 23 июня 1917 года — Петроградского военного округа. После Октябрьского переворота в качестве частного лица проживал с семьей в Петрограде.

Постановлением Петроградской ЧК Гусейн Хан был арестован 18 мая 1918 года по обвинению в причастности к контрреволюционной деятельности. Содержался в Доме предварительного заключения Петрограда, на Шпалерной улице. Вместе с ним в заключении находились Великие Князья Павел Александрович, Николай Михайлович, Георгий Михайлович и Дмитрий Константинович. Там же находился и служивший в свое время под командованием Гусейн Хана Великий Князь Гавриил Константинович, которому впоследствии удалось вырваться из застенков ЧК и который в своих воспоминаниях упоминал, что встречался с Ханом Нахичеванским во время прогулок во дворе тюрьмы.[30] После убийства 30 августа М. С. Урицкого и ранения в тот же день В. И. Ленина, большевики объявили «красный террор» и все сидевшие в Доме Предварительного Заключения стали заложниками. Имя Гусейн Хана значилось в списке заложников, опубликованном 6 сентября 1918 года в «Красной газете».[31] Было объявлено, что включенные в список заложники будут расстреляны, «если правыми эсерами и белогвардейцами будет убит еще хоть один из советских работников».

Великие Князья Павел Александрович, Николай Михайлович, Георгий Михайлович и Дмитрий Константинович были расстреляны в Петропавловской крепости 29 января 1919 года. Согласно ряду авторов, Гусейн-Хан был расстрелян вместе с Великими Князьями.[1][32][33] Однако согласно Р. Иванову и другим исследователям, документального подтверждения этому найти пока не удалось, так же как и установить место захоронения генерала[34][35].

Увековечение памяти[править | править вики-текст]

В июле 2008 года ряд православных общественных деятелей России обратились с письмом к Президенту Д. А. Медведеву с просьбой назвать именем Гусейн Хана Нахичеванского одну из улиц Москвы или Санкт-Петербурга. Эта инициатива была озвучена на Соборной встрече Всемирного Русского Народного Собора в Екатеринбурге 15 июля и получила одобрение участников. В обращении к Президенту было в частности сказано:

« Мы полагаем, что Гусейн Хан Нахичеванский заслуживает того, чтобы его имя было увековечено на карте России. Одна из новых улиц в Москве или Санкт-Петербурге вполне могла бы получить имя этого великого сына азербайджанского народа и подданного исторической России. »

Инициатива получила поддержку председателя Верховного Меджлиса Нахичеванской Автономной Республики Васифа Талыбова, Управления мусульман Кавказа и Координационного центра мусульман Северного Кавказа.[36][37][38][39]

31 января 2013 года представители комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга объявили, что закладка памятника генералу будет осуществлена к его 150-летию, отмечаемому в июле 2013 года, а сам памятник будет установлен в сентябре-октябре 2013 года в парке 300-летия Санкт-Петербурга.[40]

Генеалогическое древо Нахичеванских[править | править вики-текст]

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мураде
Халифе
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Аббас Кули-хан
(? — ок. 1810)
 
Келбали-хан
(?—1823)
 
Керим-хан
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Шейх Али-хан
 
Эхсан Хан
(1789—1846)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мамедсадыг-ага
Келбалиханов
 
Исмаил Хан
Нахичеванский

(1819—1909)
 
Келбали Хан
Нахичеванский

(1824—1883)
 
Гончабейим
(1827—?)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мамед-хан
 
Гаджи Теймур
 
Минебейим
 
Аманулла Хан
 
Эхсан Хан
(1855—1894)
 
Гусейн Хан
(1858—1919)
 
Джафаркули Хан
(1859—1929)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хан Николай
(1891—1912)
 
Татьяна
(1893—1972)
 
Хан Георгий
(1899—1948)
 
Келбали Хан
(1891—1931)
 
Джамшид
(1895—1938)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Никита
(1924—1997)
 
Татьяна
(1925—1975)
 
Мария
(1927 г. р.)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Александра
(1947 г. р.)
 
Джордж
(1957 г. р.)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Владимир-Пьер
(1993 г. р.)
 
София
(1995 г. р.)

Семья[править | править вики-текст]

В 1889 году поручик Гусейн Хан Нахичеванский женился на дочери известного поэта, переводчика и издателя Николая Васильевича Гербеля — Софье Николаевне, лютеранского вероисповедания, вдове титулярного советника барона Таубе. Она родилась в 1864 году в Петербурге, а скончалась и была похоронена в Бейруте в июле 1941 года. У Нахичеванских было трое детей, православного вероисповедания.

Старший сын Хан Николай Нахичеванский родился 25 января 1891 года в Петербурге. Записан был в метрической книге Морского Богоявленского Николаевского Собора в Санкт-Петербурге, за 1891 год. Из свидетельства о рождении:

« ...родители его:

Полковник Л.Гв. Конного полка Гусейн Хан-Нахичеванский и законная жена его София Николаевна, он магометанского, а она евангелическо-лютеранского вероисповедания, он первобрачный, а она второбрачная;

Крещен тринадцатого Октября тысяча восемьсот девяносто первого года вероисповедания православного...[41]

»

После окончания Пажеского корпуса по 1-му разряду 6 августа 1911 года, был произведен корнетом в Лейб-гвардии Конный полк. Умер 2 февраля 1912 года при невыясненных обстоятельствах. Исключен из списков полка 11 марта 1912 года.[42]

Дочь Татьяна-ханум Нахичеванская, в замужестве Мартынова, родилась в Петербурге 18 июня 1893 года. В 1917 году вышла замуж за сына генерала от кавалерии, офицера Лейб-гвардии Атаманского полка Дмитрия Андреевича Мартынова (1893—1934). Татьяна-ханум умерла 3 мая 1972 года в Ницце.

Младший сын Хан Георгий (Юрий) Нахичеванский родился 29 декабря 1899 года в Петербурге. Воспитанник Пажеского корпуса. Корнет Лейб-гвардии Конного полка. Участник Белого движения. После Севастопольской эвакуации жил вместе с матерью во Франции, затем во Французской Сирии (Ливане), где создал представительство компании «Форд» на Ближнем Востоке. Умер 8 мая 1948 года в Бейруте.

Полный список российских наград[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Красный террор в Петрограде / составление, предисловие и комментарии С. В. Волкова. — 1-е. — Москва: Айрис-пресс, 2011. — С. 462. — 512 с. — (Белая Россия). — 3000 экз. — ISBN 978-5-8112-4336-5.
  2. Георгиевская страница: Кавалеры ордена Св. Георгия 4 класса
  3. Апушкин В. А. Русско-японская война 1904—1905 г. — Из истории русско-японской войны 1904—1905 гг.: Сборник материалов к 100-летию со дня окончания войны. — СПб., 2005. Список иллюстраций.
  4. Атака 2 Дагестанского полка у села Ландунгоу 14 января 1905 г. (худ. В. Мазуровский)
  5. Дневник Николая II. 1906. 4 апреля.
  6. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.86
  7. Энциклопедия Санкт-Петербурга. Мусульманское Благотворительное Общество в Санкт-Петербурге.
  8. Ежедневный информационный ресурс «Azeri.ru — Азербайджанцы в России». Мусульманин Гусейн Хан Нахичеванский утверждал проект Церкви Святой Ольги
  9. История первой мировой войны. т. 1. — М., 1975, с.251-252
  10. История великой войны. М., 1916, т. III, с.147
  11. Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии. (Август-сентябрь 1914 г.).— Л.- М., 1926, с.27
  12. 1 2 Николай II. Дневники. 1914
  13. Э. Э. Исмаилов. Георгиевские кавалеры — азербайджанцы.— М., 2005. с.165-166
  14. Николай II. Дневники. 1915
  15. Гордеев А.А. История казаков. Великая война 1914-1918 гг. Отречение государя. Временное правительство и анархия. Гражданская война. - М.: «Страстной бульвар», 1993. Летние операции 1915 года на Русском фронте.
  16. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006. с.200
  17. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006. с.201-202
  18. Э. Э. Исмаилов. Георгиевские кавалеры — азербайджанцы. Москва, 2005, с.167
  19. Олег Платонов Терновый Венец России. Николай II в секретной переписке. ч. 2. Верховный Главнокомандующий. Письмо императрице Александре Федоровне от 9 октября 1915 года
  20. Николай II. Дневники. 1917
  21. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.269
  22. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Глава VI. Революция и армия. Приказ № 1.
  23. Епанчин Н. А. На службе трёх императоров. Воспоминания. М. 1996. с. 458
  24. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.270
  25. Кавалергарды: История, биографии, мемуары. Авт.-сост. А. Ю. Бондаренко. — М.: Воениздат, 1997.
  26. Гоштовт Г. А. Кирасиры Его Величества в Великую войну. 1916, 1917 гг. Париж. 1944. 1917 ГОД.
  27. Керсновский А. А. История русской армии. — М.: Эксмо, 2006. — Т. 4. — ISBN 5-699-18397-3.. Глава XVIII. Без веры, царя и отечества
  28. «Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев». Красная газета, 1990. ISBN 5-265-01684-8
  29. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, c.256
  30. Вел. кн. Гавриил Константинович. В мраморном дворце. Из хроники нашей семьи. Нью-Йорк. 1955. Глава сорок вторая. 1918. Воспоминания о жизни в тюрьме.
  31. Коняев Н. М. Гибель красных Моисеев. Начало террора, 1918 г. Вече, 2004. ISBN 5-9533-0267-3
  32. Жак Ферранд Титулованное дворянство бывшей Российской империи, Париж, 1980 г
  33. С. В. Волков Генералы и штаб-офицеры русской армии. Опыт мартиролога. В 2 т. Т.2 — М. Издательство: ФИВ ISBN 978-5-91862-007-6; 2012 г., стр.111.
  34. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, с.338-341
  35. Ф. Нагдалиев. Ханы Нахичеванские в Российской Империи. М.: Новый Аргумент, 2006, ISBN 5-903224-01-6, с. 299.
  36. Будет ли в российских столицах улица Хана Нахичеванского? — Екатеринбургская инициатива.
  37. Интерфакс-Религия: Представители православных кругов просят президента Медведева содействовать увековечению в России памяти генерала-азербайджанца
  38. Патриархия. RU: Управление мусульман Кавказа одобряет инициативу российской общественности по увековечению имени Гусейна Хана Нахичеванского
  39. Интерфакс-Религия: В северокавказском муфтияте поддерживают идею увековечить в России память известного азербайджанского военачальника
  40. РИА Новости. Три новых памятника появятся в Петербурге в этом году. 31.01.2013.
  41. Р. Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. — М.: Герои Отечества, 2006, c.347
  42. Фархад Нагдалиев. Ханы Нахичеванские в Российской империи. — Москва, 2006, с.243-244, 347

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]