Неофункционализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Не́офункционализм — одна из теорий европейской интеграции, созданная после Второй мировой войны и являющаяся ревизионистским вариантом функционализма.

Теория разработана группой американских исследователей во главе с Э. Б. Хаасом, к 1960-м годам функционализм стал ведущей теорией европейской интеграции. Сильной стороной неофункционализма стало стремление к управляемой интеграции на региональном уровне. А наиболее существенным отличием от классического функционализма было то, что на первый план выдвигалась политика, стремление к политическому сотрудничеству, но через сотрудничество экономическое. Таким образом, освободившись от ряда недоработок функционалистов, обновлённая теория вносила чёткость в интеграционный процесс.

История и предпосылки создания[править | править вики-текст]

Европейская интеграция как явление может быть рассмотрена в двух аспектах: политическом и экономическом. Именно понятия политического и экономического дали начало масштабной дискуссии о европейской интеграции. Центральным вопросом в этом споре стал вопрос о статусе государства. Идеологические трения, касающиеся радикальных изменений в политическом сообществе или поддержания status quo государства-нации, во многом не утратили свою злободневность, однако перешли на качественно новый уровень. Наиболее ожесточённые споры развернулись между сторонниками различных теорий объединения Европы и допустимых границ регионального сотрудничества.

Тупик, в котором оказалась Западная Европа в результате Второй мировой войны, поддержка объединительных начал в её жизни со стороны Соединённых Штатов и страх перед «советской угрозой» создали благоприятные условия для практического осуществления так называемой «европейской идеи», зародившейся ещё в эпоху Возрождения. Необходимость сотрудничества на общеевропейском уровне была обусловлена рядом причин, главная из которых — стремление избежать новой тотальной войны. Как следствие, возникла потребность в теоретическом обосновании, что в большей или меньшей степени могло бы предопределить дальнейшие интеграционные процессы.

Европа после Второй мировой войны[править | править вики-текст]

Вторая мировая война показала насколько был хрупок мир в Европе. И даже Лига Наций, на которую возлагались большие надежды по предотвращению новой военной угрозы, оказалась не в состояние навести порядок на международной арене. После двух разрушительных войн перспектива третьей войны отнюдь не привлекала европейцев. Боязнь немецкого реваншизма, а также советская угроза, которой принадлежит не последняя роль в истории европейской интеграции, толкали европейские страны к сотрудничеству. Именно сотрудничество представлялось единственной формой международных отношений, которая сможет гарантировать мир и порядок в Европе. Вместе с тем, такая альтернатива встречала множество препятствий, например, взаимная неприязнь наций, нерешённые вопросы о спорных территориях, ответственность за развязывание войны, выплата репараций.

Однако поиски путей послевоенного урегулирования Европы начались ещё до окончания Второй мировой войны. Так, правительства Нидерландов, Бельгии и Люксембурга ещё во время войны, будучи в изгнании, договорились о тесном экономическом сотрудничестве после окончания войны . В 1946 было подписано соответствующее соглашение, а два года спустя страны Бенилюкса отменили таможенные сборы между собой и установили общий внешний тариф. Пример столь удачного международного сотрудничества невольно заставлял задуматься о такой перспективе для всей Европы. Была предпринята попытка объединения Бенилюкса и Франко-итальянского таможенного союза (1949) в Fritalux-Finebel, но это предложение встретило сопротивление в национальных правительствах и было отклонено. Неудача этого проекта продемонстрировала необходимость создания независимого наднационального центра принятия решений.

Перспектива интеграции: федерализм или функционализм[править | править вики-текст]

Перед европейскими политиками возникло две возможности интеграции: экономическая и политическая. За экономическую модель высказывались многие европейские правительства; политическая модель была предложена бывшим премьер-министром Великобритании У.Черчиллем. К началу 50х гг. это противостояние переместилось на идеологическую почву, и теперь федералисты и функционалисты спорили за будущее европейского объединения. Но самым главным вопросом, который все ещё оставался на повестке дня и который не могла обойти стороной ни одна концепция, был вопрос о том, как избежать новой войны.

Основу западноевропейского единства федералисты видели в общем культурном наследии, что должно было обеспечивать базис для политического объединения. Приоритет федералисты отдавали политической сфере интеграции, прежде всего созданию наднациональных институтов, которым национальные власти должны передать широкие полномочия — только таким образом гражданам может быть гарантирована политическая и экономическая безопасность. В итоге предполагалось создание целостной федерации европейских государств вместо существующих стран, которые постоянно соперничают друг с другом. Федералисты уделяли недостаточно внимания экономическим факторам интеграции, но выступали за немедленное создание в Западной Европе федеральной политической структуры. Несмотря на кажущуюся революционность федерализма, его сторонники признавали необходимость поступательной, эволюционной, интеграции: «Политический союз Европы должен строиться шаг за шагом. В один прекрасный день этот процесс приведёт нас к Европейской федерации».

Главными оппонентами федералистов были сторонники функционализма. Функционализм — «…классическая теория региональной интеграции, согласно которой необходимость технократического управления экономической и социальной политикой приводит к формированию интернациональных агентств» . В свою очередь, эти агентства обеспечивают экономическое процветание, приобретая легитимность и преодолевая идеологические противоречия. В долгосрочной перспективе они эволюционируют в международные правительства. Как и федерализм, функционализм преследовал своей целью разработку такой теории, которая создала бы условия для окончания конфликта интересов, что предотвратило бы и новую войну. Классический функционализм изложен в работах его основателя Дэвида Митрани: «Действующая система мира», «Перспектива интеграции: федерализм или функционализм» . Митрани разрабатывал стратегии для создания постоянного мира между государствами: «Митрани не искал форм для идеального международного правительства, скорее он думал о неотъемлемых функциях, которыми будет обладать это правительство» . Функциональный подход к мировой политике — и политике европейской интеграции — сосредоточен на человеческих нуждах и всеобщем благосостоянии, а на пути к достижению этих целей можно поступиться и со статусом государства-нации и с любой идеологией. Функционалисты выражают своё сомнение по поводу того, что государство-нация вообще способно обеспечить благосостояние человека. Удовлетворение некоторых потребностей носит трансграничный характер, поэтому образование надгосударственных структур с вверенными им функциями неизбежно.

Главное отличие двух парадигм состоит в том, сколько внимания уделяется понятиям политического и экономического. В своей политической стратегии федералисты в большей степени сосредотачивались на учреждении институтов, которые будут контролировать федерацию. В то время как функционалисты, в частности Д. Митрани, считали, что всякое объединение по политическому принципу обречено на провал. Федералистская модель не только повышает уровень государствоцентричности, но и способствует укреплению государственных структур принятия решений, что приводит, по мнению Митрани, к доминированию наиболее сильных государств в объединении: «Для любого федералистского эксперимента, целью которого является совершенствование общественного благосостояния, действующим прототипом послужит не Конституция США 1787 года, а скорее федеральная система СССР» . В отличие от федералистов, функционалисты считали, что интеграция должна начинаться с экономической сферы и только потом распространяться на политику. В этом отношении функционализм гораздо более прагматичен; предусматривалось, что инициатива сотрудничества должна исходить от самих государств благодаря заинтересованности в сближении их экономик. Напротив, федерализм подвергается критике из-за того, что национальные интересы и цели государств практически не учитываются. На практике это означает, что каждое государство будет отстаивать свои собственные интересы, не желая поступиться ими в пользу абстрактных общих целей.

«Отцы-основатели» Европейского союза[править | править вики-текст]

После окончания Второй мировой войны у теории федерализма появилось очень много сторонников. Они объединились вокруг У. Черчилля, который стал ярым федералистом ещё во время войны. Именно Черчиллю принадлежала отвергнутая Францией инициатива создания Англо-Французского союза (1940) и Совета Европы (1943). В своей речи в университете Цюриха в 1946 Черчилль заявил: «Существует средство, которое… за несколько лет могло бы сделать Европу… свободной и… счастливой. Средство это есть воссоздание европейской семьи, и большее, что мы можем для этого сделать, обеспечить структуру, благодаря которой Европа будет пребывать в мире, безопасности и свободе. Мы должны построить нечто вроде Соединённых Штатов Европы» . Вместе с Черчиллем у истоков объединения Европы стояла целая группа блестящих европейских политиков, которых в дальнейшем назвали «отцами-основателями». Считается, что началом созданию Европейского сообщества угля и стали (ЕСУС) послужила речь министра иностранных дел Франции Роберта Шумана на пресс-конференции 9 мая 1950. В работе над «планом Шумана» принимал непосредственное участие главный советник при правительстве Франции Жан Монне, который представил проект договора об учреждении ЕСУС. Свою поддержку «плана Шумана» изъявил канцлер ФРГ К. Аденауэр, который неоднократно подчеркивал, что цель объединения не экономическая, а в высшей степени политическая. «План Шумана» также поддержали премьер-министр Италии Альчиде Де Гаспери, министр иностранных дел Бельгии Поль Генри Спаак, министр иностранных дел Германии Вальтер Хальштайн и, безусловно, сам Черчилль.

Фактически это означало объединение Европы в соответствии с концепцией федерализма. Безусловно, европейские страны преследовали и экономические выгоды, но на первом этапе интеграции главной целью было обеспечение безопасности, что достигалось через экономическое сотрудничество. Действующий принцип был таков: никто не сможет развязать войну, не обладая монополией на производство угля и стали. И эта цель была успешно достигнута.

Однако некоторые из «отцов-основателей» смотрели дальше и признавали важность функционального экономического сотрудничества для интеграции Европы в целом. Главная роль среди первых функционалистов принадлежит первому президенту (1958—1969) Европейской Комиссии Вальтеру Хальштайну. По его мнению, самой важной предпосылкой для успешной политической интеграции было создание общих экономических институтов. Поэтому, будучи на посту президента, Хальштайн активно работал над созданием Общего Рынка. Нельзя не упомянуть и о влиянии Монне на экономическую сферу. Ему принадлежит известное изречение: «Мы объединяем людей, не государства». Принцип, которого Европейский союз придерживается до сих пор в своих культурных и образовательных программах. Также большой вклад в объединение Западной Европы внёс Альчиде Де Гаспери, работая над осуществлением плана Маршалла и установлением близких экономических связей с другими странами Европы. Особая заслуга принадлежит К. Аденауэру и Ш. де Голлю, которые смогли преодолеть национальные предрассудки и в 1963 подписали договор о дружбе.

Анализируя послевоенный этап европейской интеграции, нужно отметить, что приоритет отдавался федералистскому пути объединения, что было вполне оправдано необходимостью обеспечения безопасности послевоенной Европы. Но одной лишь безопасностью процесс интеграции не ограничивался, что и подтвердилось в работе ЕСУС. Без экономических договоренностей политическое сотрудничество превращалось в пустой звук. Поэтому поворот от федерализма к функционализму был закономерен. Последующую главу я хочу посвятить теории функционализма на начальном этапе развития европейской интеграции, так как, по моему мнению, функционализм является именно той парадигмой, которая способна наиболее объективно и рационально объяснить процесс региональной интеграции.

Функционализм в традициях Европы[править | править вики-текст]

Классический функционализм[править | править вики-текст]

Основные положения функционализма как классической теории региональной интеграции изложены в фундаментальных трудах Дэвида Митрани «Система действующего мира» (1944) и «Перспектива интеграции: федерализм или функционализм» (1965). Тем не менее, функционализм был подвергнут жёсткой критике. Самыми весомыми стали обвинения в излишней технократичности, наивности и идеалистичности, неспособности к прогнозированию и недостатке в научном обосновании. Нужно заметить, что во многом эта критика была оправдана. Однако Митрани нельзя отказать в стремлении объяснить динамику текущих международных отношений, что и позволяло функционализму претендовать на фундаментальность.

От функционализма к неофункционализму[править | править вики-текст]

Вторая мировая война стала своеобразным рубежом в развитии концепций региональной интеграции, многие из которых подверглись пересмотру. Если федерализм и функционализм стремились к установлению мирной системы международных отношений, что было жизненно необходимо для послевоенной Европы, то неофункционализм, который, по сути, является ревизионистским вариантом функционализма, своими задачами, отличался принципиальной новизной. Разработанный группой американских исследователей во главе с Э.Хаасом, к шестидесятым годам неофункционализм стал ведущей теорией европейской интеграции. Идеи неофункционализма очевидно переплетались с планами первых архитекторов Европейского сообщества. Так, легко найти прямую связь между «методом интеграции» Монне (сперва объединение экономических структур, потом — политических) и основными положениями неофункционализма, изложенными Э.Хаасом в его труде «Объединение Европы: политические, экономические и социальные силы 1950—1957».

Сильной стороной неофункционализма стало стремление к управляемой интеграции на региональном уровне. А наиболее существенным отличием от классического функционализма было то, что на первый план выдвигалась политика, стремление к политическому сотрудничеству, но через сотрудничество экономическое. Таким образом, освободившись от ряда недоработок функционалистов, обновлённая теория вносила чёткость в интеграционный процесс.

Европейская интеграция[править | править вики-текст]

Парижский договор (1951) явил функциональный подход для Европейской интеграции. Сам Митрани (en:David Mitrany) положительно оценивал объединение, говоря, что это есть проявление чистой традиции функциональной логики. Функционализм предусматривал сотрудничество стран А и В в секторе «а». Для чего потребуется создание международных институтов, которые будут координировать совместную работу сектора. Слаженность такой работы обеспечит вовлечение в зону общих интересов секторов «b» и «c». В этой простой схеме нельзя не заметить тот путь, по которому и начала развиваться европейская интеграция. К тому же Митрани считал, что работа ЕСУС не носит политической подоплеки, что было весьма наивно с его стороны. В основе ЕСУС лежала оригинальная идея Монне о секторальной интеграции. Именно эта идея и была взята на вооружение французским правительством. Таким образом, основа европейской интеграции была воплощена в действующем проекте.

Следует отметить, что «заявление Шумана в мае 1950 г., вошедшее в историю как „План Шумана“, вызвало шок» . План Шумана осуществлял ограниченную, но инновационную идею функционализма об умеренном отказе государств от части своего национального суверенитета в пользу общих надгосударственных структур, которые берут на себя функцию удовлетворения совместных политических и экономических интересов.

Проявления функционализма в работе европейских сообществ[править | править вики-текст]

Достижения ЕСУС в проникновении в государственный суверенитет стран-членов оказались намного меньше, чем того ожидали основатели сообщества. В своём выступлении перед Советом Европы Шуман заявил, что «страны-члены будут вынуждены отказаться от определённой степени своего суверенитета в пользу Высшей Власти и должны будут принять объединение и слияние власти, которое практикуется правительствами в настоящее время» . Несколько позже, в 1950, Монне сделал попытку расширить границы функционального интегрирования в таких чувствительных политических сферах как оборона и внешняя политика, но, как оказалось, это было ещё слишком преждевременно. Единственное, что удалось достичь в этом вопросе, так это подписание договора в 1952 году в Париже, согласно которому, шесть стран-членов обязались объединить свои оборонительные силы, что должно было способствовать перевооружению Западной Германии. В конечном счёте, преждевременные попытки наднационального вторжения в сферы, которые являются исключительными прерогативами суверенного государства, привели к открытому противостоянию дальнейшей функциональной интеграции. Прежде всего, это относится к отклонению французским парламентом в 1954 году, подписанного двумя годами ранее, договора о создании Европейского Оборонительного Сообщества (ЕОС). Провал проекта ЕОС снизил темпы интеграции и ясно обозначил текущий предел интеграции. Митрани предвидел такого рода кризисы, поэтому в своей теории он всегда ограждал политику от всех остальных сфер сотрудничества. И не безосновательно: становилось очевидно, что объединение интересов в сфере «низкой» политики не встречает существенных преград, в то время как аналогичные процессы в «высокой» политике терпят крах и грозят перечеркнуть всё то, до чего уже удалось договориться с большим трудом.

Как бы то ни было, на Мессинской конференции 1955 страны-члены ЕСУС изъявили совместное намерение к «учреждению Единой Европы путём развития общих институтов, поступательного слияния национальных экономик, создания общего рынка и последовательного согласования социальной политики» . По сути, конференция в Мессине окончательно утвердила за ЕСУС роль стартовой платформы для дальнейшей интеграции.

Под руководством бельгийского министра иностранных дел П. Г. Спаака, который занял место подавшего в отставку Ж. Монне, была организована работа комитета, куда входили министры иностранных дел шести стран-членов ЕСУС. Спаак неоднократно подчеркивал, что участники этого комитета отнюдь не совершали ошибку, стараясь продвинуть текущие интеграционные возможности немного далее. Придерживаясь идеи функционализма, все шестеро сконцентрировались на скромной, но весьма оригинальной идеи экономической интеграции. Сегодня такое развитие событий кажется вполне естественным и даже предсказуемым, но в середине 50х гг. это предложение стало настоящей инновацией. Начались интенсивные переговоры о возможности установления общего рынка и свободной торговли. Под руководством Спаака прошла конференция в Брюсселе в 1955, работа которой оказалась весьма продуктивной. После конференции обсуждение вопроса перешло на более высокий, межправительственный, уровень, что и обусловило подписание Римских договоров 1957 года.

Наследие функционализма[править | править вики-текст]

Значение Римских договоров сложно переоценить. Подписание этих соглашений означало возвращение к жизни приостановленного проекта создания единого европейского сообщества. Что также означало новый этап в эволюции функционализма. Монне и те, кто разделял его мнение, видели региональную интеграцию как поступательный процесс, динамизм которого исходит изнутри. Неофункционалисты определили это явление как «перетекание» («spillover»). Секторальное сотрудничество постепенно создаёт необходимые условия для формирования общих политических ценностей, что в конечном результате приведёт к политической интеграции. Монне всегда оставался твёрдо убеждён в том, что в функциональную интеграцию должны быть включены не только экономика и политика, но и культура. В своих мемуарах он выражает надежду на объединение Европы: «Мало-помалу работа Сообщества принесет свои плоды… Тогда повседневные реалии позволят сформировать политический союз, Соединённые штаты Европы, что и станет заслугой нашего Сообщества… Я всегда предвидел только один путь, и лишь длина его оставалась неизвестна. Унификация Европы, как и все мирные революции, требует времени».

Теоретики неофункционализма приняли оставленное им наследие, но поставили себе куда более сложную задачу, нежели их предшественники. Неофункционалистам предстояло не только объединить Европу, но и раскрыть суть интеграционных процессов и сделать их управляемыми.

Пересмотр функционализма: неофункциональный вариант[править | править вики-текст]

Деятельность ЕСУС с точки зрения неофункционализма[править | править вики-текст]

Неофункционализм был разработан группой американских теоретиков, которые полагали, что все существующие на тот момент теории региональной интеграции не могли объяснить логику этого процесса и не обладали способностью адаптироваться к меняющимся международным отношениям. Теория закрепилась в интеллектуальных кругах с выходом в 1968 году книги Хааса «Объединение Европы: политические, социальные и экономические силы 1950—1957», которая стала манифестом неофункционализма.

Неофункционализму присуща некоторая степень гибридности: рассматривая его основные положения, несложно найти общие черты с федерализмом и реализмом. Неофункционалисты представляли интеграцию политическим процессом, требующим, как предполагали федералисты, согласования социальных противоречий и баланса интересов в рамках сообщества. Отсутствие догматизма позволяло неофункционализму с лёгкостью приспосабливаться к политическим реалиям.

Неофункционалистами, в частности Хаасом, была разработана простая и красивая стратегия образования общеевропейских институтов, включающая несколько последовательных этапов, каждый из которых обладал своими особенностями.

Одним из достижений Хааса стало детальное изучение предпосылок интеграции, в то время как остальные теории этого не предусматривали. Сотрудничество не может начинаться на пустом месте, для этого необходимы определённые условия: общие экономические интересы, сходство экономических систем, некоторая степень взаимозависимости, политический плюрализм. Самым первым и самым важным положением стратегии неофункционалистов стал тезис о том, что в первую очередь следует начинать сотрудничество по тем вопросам, по которым легче всего договориться: «Прежде всего, ограниченное сотрудничество нужно начинать со сфер „низкой политики“, в то же время, убедившись, что это ключевые сектора экономики (уголь и сталь, например)» . Функциональная интеграция Европы начинается именно с создания ЕСУС. Отличительной чертой этого Сообщества стало объединение интересов европейских стран в сфере «низкой» политики, то есть экономики. Более того, уголь и сталь являются ключевыми отраслями экономики, что соответствует стратегии интеграции неофункционалистов. Отсюда напрашивается вывод о том, что первый этап европейской интеграции осуществлялся именно в русле неофункционализма, но в действительности это было не совсем так. Сотрудничество в сфере тяжёлой промышленности предотвращало возможность развязывания новой войны в Европе. Поэтому справедливо считать, что ЕСУС имеет федералистское происхождение.

Второй этап стратегии интеграции предполагает создание единого правительства, представители которого не зависят от национальных правительств. Такое правительство должно было объективно направлять процесс интеграции. Сначала попытки создания универсальной европейской парламентской ассамблеи не принесли результатов. Тому было несколько причин, одной из которых стала неспособность лидеров европейских государств прийти к общему знаменателю интересов. Главная сложность заключалась в том, что одновременно с институтами ЕСУС функционировали органы ЕЭС (Европейское Экономическое Сообщество) и органы Евратома (Европейское сообщество по атомной энергии): «Первые же годы показали нецелесообразность параллельного существования трёх отдельных систем руководящих органов (институтов), поскольку институты трёх Сообществ были устроены весьма похожим образом». Конец этой практике положил Договор об учреждении единой Комиссии и единого Совета Европейских сообществ (неофициально называемый Договор о слиянии), подписанный 8 апреля 1965 года в Брюсселе. Создание общих административных органов также было предусмотрено неофункционализмом: «Нарастающая экономическая интеграция создаст необходимость в учреждении общих европейских институтов, так как открытое сотрудничество потребует более сложного управления» . Таким образом, была подготовлена политическая основа для дальнейшей интеграции.

Если говорить о вкладе ЕСУС в развитие европейской интеграции, то здесь сложно дать однозначную оценку деятельности Сообщества. С одной стороны, опыт Сообщества стал фундаментом для общеевропейского дома. С другой стороны, нельзя не согласиться с мнением Э. Хааса о том, что вклад ОА в европейскую политическую интеграцию был «очень незначительным, если учитывать, что основная масса индивидуальных членов, за исключением 15 человек, до получения наднационального мандата была убеждена в федералистском кредо ОА как основном результате работы в Страсбурге» .

Эффект «перетекания»[править | править вики-текст]

Вероятно, самым важным и самым спорным положением теории неофункционализма стала идея «перетекания», которая использовалась для обозначения движущих механизмов интеграции. В оригинальной трактовке Хааса, «перетекание» являет собой создание и углубление интеграции в одном секторе экономики, что обеспечивает давление на смежные сектора. При этом усиливается влияние единого наднационального правительства. Если рассматривать это положение на примере ЕСУС, то фактически это означает, что полная интеграция в сфере угля и стали не будет завершена без интеграции родственных сфер.

Для того, что идея «перетекания» начала работать, необходимо соблюдение ряда исходных условий. Одним из таких условий является априорная зависимость экономик стран-участниц интеграции. В противном случае сотрудничество себя не оправдывает. Стоит отметить, что определённые сектора экономики потенциально более подходят для «перетекания», нежели другие. В качестве связующего звена могут выступать международные торговые союзы (например, те, что образуют зоны свободной торговли), которые работали бы более эффективно, если бы правительства стран-участниц поддержали единый валютный курс. А это, в свою очередь, санкционирует сотрудничество в монетарной политике. Таким образом, процесс функционального «перетекания» сыграл свою роль в учреждении Европейской валютной системы в 1979 году.

Определённую роль в валютной интеграции сыграли разрушение Бреттон-Вудской валютной системы и Первый энергетический кризис 1973 года. Это привело к тому, что, преодолевая совместными усилиями экономические трудности, страны-члены начинают развивать новые направления интеграции в области экологии, социальной политики, здравоохранения, науки и техники.

Однако суть процесса «перетекания» заключается не просто в увеличении взаимозависимости между государствами, но в том, что дальнейшая экономическая интеграция потребует создания наднационального регулирующего органа. В таком случае экономическое сотрудничество будет подкреплено сотрудничеством политическим. При этом крайне важно, чтобы политика следовала за экономикой, а не наоборот. Именно несоблюдение этого основополагающего принципа стало причиной недееспособности многих проектов объединения Европы. По мнению Э. Хааса успех интеграции напрямую зависит от того, насколько способны центральные институты политической власти сохранять относительную автономность международных экономических формирований, чтобы не разрушить их деятельность при первом политическом противоречии между странами.

Экономическая интеграция: от ЕСУС к ЕЭС[править | править вики-текст]

Когда в 1968 Э. Хаас опубликовал свою книгу «Объединение Европы», то перспективы развития послевоенной Европы с её устойчивой тенденцией к наднационализму, казались многообещающими. Работа Хааса по исследованию европейской интеграции получила широкое признание во многом благодаря тому, что была издана через десять лет после образования Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС). Это означает, что некоторые результаты интеграции были уже видны. И можно было надеяться, что теперь судьба Европы зависит от уровня функционального сотрудничества. Договор о ЕЭС, подписанный в Риме 25 марта 1957 года, переносил принципы и методы работы, установленные ЕСУС на все области экономики шести стран-участниц сообщества.

Главной причиной, как считает Хаас, благодаря которой экономическое сотрудничество перешло на качественно новый уровень, стала заинтересованность всех политических сил ЕСУС в учреждении наднациональных органов и институтов, которые могли бы направлять сотрудничество в нужном русле. К примеру, создание таможенного союза произошло на полтора года раньше запланированного срока — в июле 1968 года (вместо 1970 года). Ещё одним важным событием на пути к формированию общего рынка стало введение общей аграрной политики в 1966 году. Таким образом, «перетекание» в новые экономические и политические сектора было обусловлено чисто национальными интересами, которые выражали представители своих стран в органах ЕСУС. Отныне национальные интересы получали наднациональный формат.

Качественное отличие между двумя сообществами заключалось в том, что ЕСУС было «секторным» сообществом, то есть сфера его деятельности была чётко определена — угольная и сталелитейная промышленность. В то время как ЕЭС стало первой наднациональной структурой, чья компетенция охватывала всю экономику стран-членов. Создание ЕЭС соответствовало стратегии Хааса, поэтому справедливо утверждать, что на данном этапе европейская интеграция развивалась согласно теории неофункционализма.

Создание Евратома[править | править вики-текст]

Основываясь на стратегии интеграции Хааса, неофункционалист Ф.Шмиттер придал этому процессу несколько иную теоретическую форму . Она стала более схематичной, но в смысловом плане ничего не потеряла. Классификация Шмиттера интересна тем, что каждой стадии он даёт соответствующее название. Так, третья стадия интеграции носит условное название «нарастание»: «Интеграция специфических отраслей экономики создаст функциональное давление для сотрудничества в смежных отраслях… Последствием станет постепенное и нарастающее вовлечение национальных экономик» . Поэтому следующей областью экономической интеграции европейских стран стала весьма перспективная научная и промышленная сфера ядерной энергетики. Стоит отметить, что в вопросах сотрудничества государства-члены ЕСУС руководствовались все тем же «коммунитарным методом» . Франция раньше других начала проводить исследования в ядерной энергетике и быстро пришла к выводу, что уровня СССР и США самостоятельно достичь не удастся. Французские политики настояли на создании специальной организации в этой сфере, в результате, в 1957 году был учреждён Евратом. Таким образом, на данном этапе европейская интеграция по-прежнему развивалась согласно стратегии, разработанной Хаасом.

Установление «системы мира в Европе»[править | править вики-текст]

Вышесказанное свидетельствует о том, что рассмотренный этап европейской интеграции развивался в контексте неофункционализма. Образование новых сообществ и учреждение новых институтов вело к установлению в Европе мира, стабильности и безопасности. Отчасти, успех данной теории заключается в преследовании именно этих целей. Поэтому заключительный этап стратегии объединения Хааса предусматривал установление «долгосрочной системы мира в Европе» . К примеру, в 1963 году, непримиримые враги в прошлом, Германия и Франция подписали договор о дружбе, что стало веховым событие на пути к объединению Европы. Учреждение общеевропейских наднациональных органов обеспечивало все большую взаимозависимость государств, втянутость их экономик в общий рынок. И, самое главное, за экономическим сотрудничеством, как неотъемлемая часть, следовало сотрудничество политическое.

Неофункционализм на современном этапе[править | править вики-текст]

Неофункционализм имеет ряд преимуществ перед остальными теориями, в частности, федерализмом. Тем не менее, путь Европы к объединению далеко не всегда был гладок. Поэтому главная задача таких фундаментальных теорий как неофункционализм состоит в том, чтобы сделать процесс интеграции как можно более слаженным и эффективным. Теория неофункционализма не только проявила себя на практике в качестве «руководства к действию», но и показала свою состоятельность в объяснении процессов, происходящих на европейской международной арене, и в способности к прогнозированию, что преодолевало критику в адрес функционализма.

Особый интерес к неофункционализму пробудился в шестидесятые годы, чего нельзя сказать о более поздних этапах евроинтеграции. Главное, в чём заключалась критика неофункционализма, — неясность целей. Последний этап стратегии неофункционального объединения Хааса заключался в установлении «долгосрочной системы мира в Европе» . Данное положение не вносило ясности в перспективы дальнейшей интеграции после установления этой системы, что стало существенным недостатком теории.

Даже на современном этапе евроинтеграции можно выделить некоторые черты неофункционализма. Так, все большая институционализация системы Европейского союза слишком сложна для объяснения в терминах классической теории международных отношений. Именно неофункционализм, как ни какая другая теория, способен объяснить эти процессы.

Самый первый этап сотрудничества интересен именно тем, что развивался в чистой логике неофункционализма. Исследование истоков Европейского союза поможет преодолеть сегодняшний кризис сообщества, связанный с принятием общей Конституции и очередным расширением. Но это отнюдь не означает возрождения неофункционализма для Европы.

Первый этап объединения Европы в русле неофункционализма демонстрирует пример продуктивного сотрудничества. Поэтому опыт Европы может быть применен к другим региональным сообществам . В этом отношении неофункционализм универсален, так как в основу интеграции принимается экономический фактор.

Как отмечает Катрин Колонна, делегированный министр по европейским делам: «Европейское строительство является образцом, это самый красивый политический проект начала этого века, единственный пример настоящей солидарности между независимыми государствами». И в основе этого «красивого политического проекта» лежит теория неофункционализма.

Литература[править | править вики-текст]

  • Thomas Conzelsmann: «Neofunktionalismus». I: Siegfried Schiedler/Manuela Spindler (Hrsg.): Theorien der Internationalen Beziehungen, Opladen 2003, S.141-161
  • Ernst B. Haas: The Uniting of Europe, Stanford 1968
  • Ben Rosamond: Theories of European Integration, Houndmills/London 2000
  • Desmond D. Encyclopedia of the European Union. Boulder/London, 2000
  • Haas Ernst B. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic Forces, 1950-57. Stanford, 1968
  • Griffths R.T., Lynch F.M.B. The Fritalux-Finebel Negotiations. 1949—1950 European University Institute. Working Paper 84.117. November, 1984
  • Rosamond B. Theories of European Integration. NY, 2000
  • Schuman R. Speaking in the Consultative Assembly of the Council of Europe, Records of the Fourth Sitting, 10 August 1950
  • Кузьмин Ю. С. Общая ассамблея Европейского Сообщества Угля и Стали и развитие европейской интеграции (1952—1958). СПб, 2002
  • Стрежнева М. Европейский союз на пороге XXI века. М, 2001
  • Введение в право Европейского союза / под ред. Кашкина С. Ю. — М, 2006
  • Monnet J. Memoirs. Harlow, 1978
  • Mitrany D. A working peace system. London, 1966
  • O’Neill M. The Politics of European Integration. NY, 1996
  • Колонна К. Чтобы достичь успеха, Европа должна выступать единым фронтом // Label France. 2007. № 65
  • Closa C. Improving EU Constitutional Politics? A Preliminary Assessment of the Convention
  • Dahlberg Kenneth A. Regional Integration: The Neo-Functional Versus a Configurative Approach. International Organization, Vol. 24, No. 1. (Winter, 1970), pp. 122–128
  • Haas Ernst B. The Study of Regional Integration: Reflections on the Joy and Anguish of Pretheorizing. International Organization, Vol. 24, No. 4, Regional Integration: Theory and Research. (Autumn, 1970), pp. 607–646
  • Haas Ernst B. and Schmitter P. Economics and Differential Patterns of Political Integration: Project About Unity in Latin America, International Organization, vol. XVIII, no. 4, 1964
  • Haas Ernst B. International Integration: The European and the Universal Process. International Organization, Vol. 15, No. 3. (Summer, 1961), pp. 366–392
  • Mitrany D. The prospect of integration: federal or functional. Journal of Common Market Studies. Vol. 4. 1965
  • THE TREATY ESTABLISHING THE EUROPEAN COMMUNITY
  • THE TREATY ON EUROPEAN UNION
  • TREATY OF AMSTERDAM
  • TREATY OF NICE
  • TREATY ESTABLISHING A CONSTITUTION FOR EUROPE