Никодим (Ротов)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Митрополит Никодим
Никодим (Ротов).jpg
Митрополит Ленинградский и Ладожский (Новгородский)
Патриарший Экзарх Западной Европы
31-й Митрополит Ленинградский и Ладожский (Новгородский)
9 октября 1963 года — 5 сентября 1978 года
Церковь: Русская православная церковь
Предшественник: Пимен (Извеков)
Преемник: Антоний (Мельников)
7-й Патриарший Экзарх Западной Европы
3 сентября 1974 года — 5 сентября 1978 года
Церковь: Русская православная церковь
Предшественник: Антоний (Блум)
Преемник: Филарет (Вахромеев)
2-й Председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата
21 июня 1960 года — 30 мая 1972 года
Церковь: Русская православная церковь
Предшественник: Николай (Ярушевич)
Преемник: Ювеналий (Поярков)
Митрополит Минский и Белорусский
4 августа — 9 октября 1963 года
Предшественник: Варлаам (Борисевич)
Преемник: Сергий (Петров)
Архиепископ Ярославский и Ростовский
23 ноября 1960 года — 4 августа 1963 года
Предшественник: Исаия (Ковалёв) (в/у)
Преемник: Леонид (Поляков)
Епископ Подольский,
викарий Московской епархии
10 июля — 23 ноября 1960 года
Предшественник: Иоанн (Вендланд)
Преемник: Киприан (Зёрнов)
 
Имя при рождении: Борис Георгиевич Ротов
Рождение: 15 октября 1929({{padleft:1929|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:15|2|0}})
деревня Фролово, Кораблинский район Рязанской области
Смерть: 5 сентября 1978({{padleft:1978|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:5|2|0}}) (48 лет)
Ватикан
Похоронен: Никольское кладбище Александро-Невской лавры, Санкт-Петербург, Россия
Принятие священного сана: 19 августа 1947 года
Принятие монашества: 19 августа 1947 года
Епископская хиротония: 10 июля 1960 года
 
Награды:
Орден Югославского флага на ленте Кавалер ордена Феникса
Кавалер Национального ордена Кедра
Орден святого равноапостольного великого князя Владимира I степени (РПЦ)
Орден святого равноапостольного великого князя Владимира II степени (РПЦ)
Орден святого равноапостольного великого князя Владимира III степени (РПЦ)

Митрополи́т Никоди́м (в миру Бори́с Гео́ргиевич Ро́тов; 15 октября 1929, деревня Фролово, Кораблинский район, Рязанская область — 5 сентября 1978, Ватикан) — иерарх Русской Православной Церкви; с 9 октября 1963 года митрополит Ленинградский и Ладожский. С 1960 по 1972 год председатель Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии.

Детство и образование[править | править вики-текст]

Борис Георгиевич Ротов родился 15 октября 1929 года в деревне Фролово, Кораблинского района Рязанской области, согласно легенде, в семье секретаря Рязанского обкома ВКП(б)[1]; книга «Человек Церкви», составленная митрополитом Ювеналием, о родителе будущего митрополита говорит так: «Отец, Георгий Иванович, работал в Рязанском Губернском Земельном управлении инженером-землеустроителем»[2]. Мать, Елизавета Михайловна, урождённая Сионская, была дочерью священника Рязанской епархии.

По окончании средней школы юноша поступил в 1947 году в Рязанский педагогический институт (ныне Рязанский государственный университет) на факультет естествознания.

Постриг, иерейское рукоположение и духовное образование[править | править вики-текст]

19 августа 1947 года принял монашеский постриг; рукоположён во иеродиакона архиепископом Ярославским и Ростовским Димитрием (Градусовым; в схиме — Лазарь), с причислением к Ярославскому архиерейскому дому; при этом продолжал жить в Рязани и учиться в пединституте. Как вспоминал сам Никодим в речи при наречении, 9 июля 1960, в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры, «на служение Святой Церкви я вступил, когда приснопоминаемый мною схиархимандрит Лазарь облёк меня в иночество»[3] Своё иноческое имя Никодим он позднее оформил и как гражданское имя.[4]

Летом 1949 года оставил пединститут по окончании второго курса. 20 ноября 1949 года архиепископом Димитрием рукоположён во иеромонаха и назначен настоятелем храма в честь Рождества Христова в селе Давыдове Толбухинского р-на Ярославской области.

Некоторое время состоял вторым священником Покровского храма в Переславле-Залесском.

7 августа 1950 года назначен настоятелем храма в честь Святого Димитрия царевича в Угличе и благочинным Угличского округа.

В том же году поступил на заочный сектор Ленинградской духовной семинарии, по окончании которой был зачислен студентом Ленинградской Духовной Академии.

В январе 1952 года назначен клириком кафедрального собора в Ярославле и секретарем архиепископа Ярославского и Ростовского; затем ключарём собора.

С декабря 1954 года — исполняющий обязанности настоятеля.

В 1955 году окончил Ленинградскую Духовную Академию. В 1959 году за сочинение «История Русской Духовной Миссии в Иерусалиме» удостоен степени кандидата богословия.

Церковная деятельность[править | править вики-текст]

В Русской Духовной миссии в Иерусалиме[править | править вики-текст]

25 февраля 1956 года назначен членом Русской Духовной миссии в Иерусалиме, а затем заместителем начальника Миссии.

31 марта 1957 года митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем (Ярушевичем) возведён в сан игумена с возложением палицы.

25 сентября 1957 года назначен начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме; возведён в сан архимандрита Митрополитом Назаретским и всея Галилеи Исидором по просьбе Патриарха Алексия (Симанского).

В марте 1959 года, по возвращении в Москву из Иерусалима, назначен заведующим канцелярией Московской Патриархии.

Заместитель председателя ОВЦС (1959—1960); председатель ОВЦС (1960—1972)[править | править вики-текст]

С 4 июня 1959 года — заместитель председателя Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС) — митрополита Николая (Ярушевича) — с сохранением за собою должности заведующего канцелярией Московской Патриархии.

16 апреля 1960 года новый председатель Совета по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР Владимир Куроедов и председатель Комитета государственной безопасности СССР Александр Шелепин направили в ЦК КПСС записку, в которой, со ссылкой на информацию от агентурных источников КГБ, предлагали «отвести митрополита Николая от участия в работе Всемирного совета мира, Советского комитета защиты мира и отстранить его от руководящей деятельности в Московской патриархии», добиться на это согласия Патриарха Алексия; кроме того, в записке говорилось: «КГБ считал бы целесообразным на должность председателя отдела внешних церковных связей[5] назначить архимандрита Никодима Ротова и выдвинуть его как представителя Русской православной церкви для участия в деятельности Всемирного совета мира и Советского комитета защиты мира»[6]. 21 июня 1960 года состоялось решение Священного Синода об освобождении от должности председателя ОВЦС митрополита Николая (Ярушевича); на его место был назначен архимандрит Никодим с возведением в сан епископа Подольского[7].

Возглавлял делегации РПЦ на Всеправославных Совещаниях 1961, 1963, 1964 на о. Родос (Греция) и 1968 года в Шамбези близ Женевы (Швейцария). 10 мая 1963 года назначен председателем Комиссии при Священном Синоде по разработке каталога тем Всеправославного Собора[8]. 20 марта 1969 года назначен представителем от Московского Патриархата в Межправославную подготовительную комиссию Святого Всеправославного Собора.

Епископ Подольский (1960); епископ — архиепископ — митрополит Ярославский (1960—1963); митрополит Минский (1963)[править | править вики-текст]

10 июля 1960 года в Троицком соборе Троице Сергиевой Лавры хиротонисан сонмом епископов во главе с Патриархом Алексием I во епископа Подольского, викария Московской епархии; как Председатель ОВЦС епископ Никодим вступил в управление приходами Русской Православной Церкви в Венгрии, Финляндии и Японии.

28 августа 1960 года включён в состав новоучрежденной Комиссии по межхристианским связям при Священном Синоде.

С 19 сентября 1960 года руководил Издательским отделом Московской Патриархии.

С 23 ноября 1960 года — епископ Ярославский и Ростовский.

В ночь на 1 января 1961 года[9] был (впервые[10]) среди гостей «на традиционной встрече Нового, 1961 года, устроенной в Большом Кремлёвском дворце правительством Союза Советских Социалистических Республик»[11] (вместе с Патриархом Алексием I, митрополитом Крутицким Питиримом (Свиридовым) и управляющим делами Московской Патриархии архиепископом Дмитровским Пименом (Извековым)[11]).

16 марта 1961 года на заседании Священного Синода Патриарх Алексий предложил, чтобы «лица, занимающие должности Управляющего делами Московской Патриархии и Председателя ОВЦС Московской Патриархии, были в епископском сане и состояли в звании Постоянных Членов Священного Синода», в связи с чем Синод постановил «утвердить в звании Постоянных членов Священного Синода <…> епископа Ярославского и Ростовского Никодима»[12].

10 июня 1961 года возведён в сан архиепископа. На Архиерейском Соборе 18 июля 1961 года (о созыве Собора заранее объявлено не было: архиереев собрали в Троице-Сергиевой лавре в связи с днём памяти преп. Сергия) сделал доклад о необходимости и своевременности вступления РПЦ во Всемирный Совет Церквей.

В связи с тем, что большую часть времени проводил в Москве, добился назначения в Ярославскую епархию викария. 26 марта 1961 года во епископа Угличского был хиротонисан архимандрит Кассиан (Ярославский); хиротонию его преемника, архимандрита Варфоломея (Гондаровского), архиепископ Никодим сам возглавил в Ярославле 26 мая 1963 года.

11 мая 1963 года награждён правом ношения креста на клобуке. 14 мая 1963 года Священный Синод постановил «согласно поданному прошению освободить Преосвященного архиепископа Ярославского и Ростовского Никодима от должности председателя Издательского отдела»[13].

3 августа 1963 года назначен Председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства, в которую тогда была преобразована Комиссия по межхристианским связям при Священном Синоде; возведён в сан митрополита и 4 августа назначен на Минскую и Белорусскую кафедру[14].

На Ленинградской кафедре[править | править вики-текст]

9 октября 1963 года назначен митрополитом Ленинградским и Ладожским[15], временно-управляющим Олонецкой епархией. 7 октября 1967 года назначен по совместительству управляющим Новгородской епархией с титулом «Ленинградский и Новгородский».

С 4 по 19 июля 1968 года возглавлял делегацию Московского Патриархата на IV Ассамблее Всемирного совета церквей (ВСЦ) в Уппсале, Швеция; избран в состав Центрального Комитета ВСЦ; в том же году избран Председателем Комитета продолжения работ Христианской Мирной Конференции (ХМК).

16 декабря 1969 года назначен председателем комиссии по изучению вопроса о прославлении в лике святых приснопамятного архиепископа Японского Николая (канонизирован 10 апреля 1970 года). 17 марта 1970 года ему поручено временное управление Патриаршими приходами Северной и Южной Америки. В апреле 1970 года в Соединенных Штатах Америки подписал соглашение с митрополитом Нью-Йоркским Иринеем об условиях дарования автокефалии Американской митрополии.

12 апреля 1970 года удостоен права ношения двух панагий. 17 июня 1971 года Указом Патриарха Пимена награждён правом служения с предносным крестом. В апреле 1972 года, в числе прочих религиозных деятелей СССР — «участников движения за мир», подписал Проект письма, осуждавшего «клеветническую деятельность» Александра Солженицына.[16].

В 1972 году с ним случился инфаркт, после чего подал прошение об освобождении его от должности председателя ОВЦС МП. 30 мая 1972 года решением Синода освобождён от должности председателя Отдела внешних церковных сношений. Оставлен председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства, которая в том же заседании Синода была переименована в «Комиссию Священного Синода по вопросам христианского единства и межцерковных сношений»[17].

3 сентября 1974 года назначен Патриаршим Экзархом Западной Европы. С 23 ноября по 10 декабря 1975 года возглавил делегацию Русской Церкви на V Генеральной Ассамблее ВСЦ в Найроби; был избран Президентом Всемирного Совета Церквей.

Внешнеполитическая деятельность[править | править вики-текст]

Сыграл ключевую роль в переговорном процессе, в результате которого было урегулирован канонический статус — с точки зрения Московского Патриархата — Митрополичьего Округа в Северной Америке (Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке): последней была дарована автокефалия Патриаршим и Синодальным Томосом в 1970, учреждавшим Автокефальную Православную Церковь в Америке. Одновременно в юрисдикцию Московской Патриархии в качестве автономной возвращалась Японская православная церковь.

Принимал участие во многих экуменических встречах, межправославных совещаниях, международных миротворческих конференциях, был включён в делегацию РПЦ МП Родосских Всеправославных совещаний.

Наибольший интерес традиционно вызывают осуществлявшиеся Никодимом Ротовым от имени Московского Патриархата сношения с Ватиканом. Характерно, что Иоанну XXIII он посвятил магистерскую диссертацию, изданную в виде монографии уже посмертно[18].

Анализ документов свидетельствует, что каким бы ни было его личное отношение к Римской Церкви, политика, проводившаяся Никодимом всегда была в русле внешнеполитической линии советского руководства, не имевшего дипломатических отношений со Святым престолом и до августа 1962 года полагавшего Ватикан одним из центров глобального «антисоветского влияния». Первые выступления Никодима о РКЦ не отличались принципиально по своей тональности от речей других иерархов Патриархии в послевоенный период, разоблачавших «не только антихристианскую, но даже и аморальную сущность папизма»[19]. Так, в своём Докладе «Мир — последование Христу» на Первой Всемирной общехристианской конференции в защиту мира 14 июня 1961 года Никодим говорил:

Две тенденции усматриваются в развитии папской системы — тенденция к утверждению владычества папы над Церковью и миром и тенденция к провозглашению папской непогрешимости в делах веры. Папская теория есть наиболее яркое и сконцентрированное выражение того духа внешнего законничества и обмирщения, который проник в значительной степени в учение и жизнь Католической Церкви. <…> Стремление к владычеству земному кидало и кидает Римскую Церковь в самый центр политической международной борьбы. Это стремление заставляло и заставляет и поныне Папский Рим быть двигающей силой различных агрессивных политических ассоциаций и действовать во вред христианству, подрывать самые корни христианской веры и сегодняшней великой миссии церковного общения. <…> Загипнотизированная перспективой полноты папской власти, римская курия своими земными интересами и связями прочно вросла в старый строй жизни, неразрывно связала себя с империалистическими замыслами и доселе остается глухой, и чаще враждебной, к морально-социальным запросам масс, борющихся за идеалы свободы, равенства и братства.[20]

В связи с подготовкой Второго Ватиканского Собора, секретарь по вопросам христианского единства кардинал Августин Беа предложил представителям Православной Церкви присутствовать на Соборе в качестве наблюдателей; предложение было прежде всего обращено Константинопольскому Патриархату — Патриарху Афинагору. В Журнале Московской Патриархии № 5 за 1961 год появилась редакционная статья Non possumus, которая, перечислив обычные пункты православной критики католицизма, отвечала на приглашение кардинала: «Московская Патриархия отвечает кардиналу Беа: NON POSSUMUS[21]

Летом 1962 начало меняться отношение к Папе Римскому руководства СССР. «Советские дипломаты и спецслужбы начали наводить мосты для контактов с Ватиканом, глава которого в тот период — „красный папа“ Иоанн XXIII также старался наращивать мирные усилия»[22].

Во время конфиденциальной встречи в августе 1962 в Париже секретаря Комиссии по содействию христианскому единству Й. Виллебрандса с Никодимом (Ротовым) выяснилось, что «Кремль мог бы согласиться на присутствие наблюдателей Русской Православной Церкви на Втором Ватиканском Соборе, если бы Ватикан смог гарантировать, что этот Собор не станет антисоветским форумом»[23].

В сентябре 1962 года в интервью французскому журналисту Жану Гулье Патриарх Алексий говорил о близости Церквей «друг другу в области вероучительной и литургической»[24]. Статья Non possumus была официально объявлена частным мнением её автора А. В. Ведерникова.

27 сентября — 2 октября 1962 года Й. Виллебрандс официально посетил Москву[25], где 30 сентября «присутствовал в церкви Петра и Павла в Лефортове за литургией, которую совершал архиепископ Никодим»[26]; 10 октября Священный Синод постановил принять приглашение Ватикана прислать наблюдателей, определив состав делегации: протоиерей Виталий Боровой и архимандрит Владимир (Котляров)[27].

12 октября 1962 года, совершенно неожиданно для всех прочих поместных православных Церквей, делегация РПЦ отбыла из Москвы в Рим на первую сессию Собора, открывшегося 11 октября[28].

«Тем временем, накануне вечером, патриарх Афинагор телеграфировал в Рим, что главы православных церквей, включая патриарха Московского, решили не присылать наблюдателей»[29].

Протопресвитер Сергий Голованов пишет: «Тайным условием Никодима было отказ Ватикана от критики внутренней политики в СССР, в первую очередь религиозной несвободы, и прекращение моральной помощи религиозным диссидентам (имелись в виду подпольные епископы и священники УГКЦ). <…> Визиты Никодима в Рим странным образом совпадали с волнами гонения на религиозных диссидентов в СССР, в том числе на украинских грекокатоликов. На вопли русских эмигрантских газет: „Куда не доехал красный танк, туда дошел красный митрополит!“ уже никто не обращал внимания»[30].

По утверждению дочери Н. Хрущёва, Рады Хрущёвой, во время состоявшейся 7 марта 1963 года аудиенции у Папы Иоанна XXIII, на которой были её муж, тогда главный редактор «Известий» Алексей Аджубей, она сама и некий иезуит русского происхождения «отец Кулик», Аджубей передал Папе письмо Хрущева; а Папа, по её словам, «вручил ему своё письмо для моего отца, которое написал на кириллице в нашем присутствии»[31][32].

Вторая сессия Ватиканского Собора открылась 29 сентября 1963 года. Митрополит Никодим «15 сентября 1963 года нанёс визит вежливости Его Святейшеству Папе Павлу VI, который принял его в частной аудиенции <…> возложил цветы на могилу Папы Иоанна XXIII и совершил литию об упокоении его души»[33]. Примечательно, что Патриарх Афинагор даже не послал поздравлений по случаю избрания Павла VI и не направил представителя на его интронизацию[34].

В 1963 году в Риме начались переговоры между Ватиканом и СССР об установлении дипломатических отношений. В них участвовали посол СССР в Риме С. П. Козырев и кардинал Беа. Как и первая аналогичная попытка в средине 1920-х, переговоры закончились безрезультатно из-за нежелания советского руководства облегчить положение верующих в СССР[35].

В ответ на инициативу в докладе митрополита Никодима «Диалог с римо-католиками о современной христианской социальной мысли»[36], прочитанной им в Женеве в июле 1966 года на конференции «Церковь и общество», в декабре 1967 года в Ленинградской духовной академии, по предложению и под руководством епископа Мауриамского Иоанна Виллебрандса, а также епископа Зарайского Ювеналия (Пояркова), прошли первые собеседования между богословами Римской Церкви и РПЦ, которые продолжались и впоследствии[37].

Гимнотворчество[править | править вики-текст]

Малоизвестной областью деятельности митрополита Никодима являлось церковное гимнотворчество. Им были составлены несколько служб святым, которые используются в православном богослужении, среди них служба святому Иоанну Русскому, служба святой Тавифе, святому равноап. Николаю, архиепископу Японскому, Собору ярославских святых и пр.[38]

Экуменизм и митрополит Никодим[править | править вики-текст]

Митрополит Никодим был известен своими экуменическими взглядами, которые он проводил в жизнь. Эпоха в жизни РПЦ МП с 1960 по 1978 годы, когда ОВЦС находился под руководством митрополита Никодима, известна среди противников экуменизма под названием «никодимовщины». Она характеризуется усилением контактов РПЦ МП с Ватиканом. Серьёзные споры вызвало определение Священного Синода от 16 декабря 1969 года, согласно которому священнослужителям Московского Патриархата разрешалось «преподавать благодать Святых Таинств католикам и старообрядцам в случаях крайней в сем духовной необходимости для последних и при отсутствии на местах их священников»[39]. Это решение порождено прежде всего условиями «социалистической действительности»: во многих регионах СССР не имелось ни католических, ни старообрядческих храмов, а только православные. В «Журнале Московской Патриархии» было опубликовано разъяснение митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима, в котором подчеркивалось, что данное разрешение допускается лишь в случае болезни и из-за невозможности обращения к священнослужителям своих Церквей. «В таких случаях духовенству Русской Православной Церкви надлежит проявлять пастырскую заботу и преподавать нуждающимся духовное утешение и Святые Таинства»[39]. Впоследствии митрополит Никодим пояснял, что «подобное имело место в 1878 году, когда Константинопольский Синод вменил в обязанность греческим православным священникам совершать таинства для армян там, где у них не имеется церквей и священников»[39].
Но сами греки осудили решение синода 1969 года на Элладском синоде. Экуменическое решение Поместного собора 1971 года о причащении католиков в РПЦ, которое отстаивал Никодим Ротов, было осуждено не только как противоречащее вероучению Православной Церкви, её догматам и канонам, а как еретическое, на Архиерейском Соборе РПЦЗ в 1971 году. На нем было вынесено постановление:

« Святые каноны позволяют причащение великого грешника, находящегося под запрещением (епитимией), когда он близ смерти (13 прав. I Всел. Соб., 6 Карфаг., 2 и 5 Григория Нисского), но нет ни одного правила, которое распространяло бы это на лиц, чуждых Православной Церкви, покуда они не отвергнут свои лжеучения. Какое бы объяснение митр. Никодим и другие московские иерархи ни пытались дать этому деянию, совершенно ясно, что, хотя и с некоторым ограничениями, общение между Московской патриархией и римокатоликами было установлено...Решение допустить католиков к причастию есть акт не только неканонический, но также и еретический, как повреждающий православное учение о Церкви, поскольку лишь истинные члены Церкви призваны причащаться Тела и Крови Христовых в Евхаристии.[40][41] »

Никодим шел в экуменизме гораздо дальше, чем решение синода 1969 года. 14 декабря 1970 в базилике Св. Петра в Риме он преподавал причастие православное католическим клирикам, нарушая многие правила Православной Церкви, по этой причине собор РПЦЗ определил его действия как предательство Православия.

Смерть в Ватикане[править | править вики-текст]

Обстоятельства смерти митрополита Никодима весьма подробно изложены в «Журнале Московской Патриархии» № 11 за 1978 год.

Никодим был в Ватикане во главе делегации Русской Церкви по случаю интронизации папы римского Иоанна Павла I 3 сентября 1978.

5 сентября, в 10-м часу утра во время аудиенции у Папы, на которую митрополит Никодим пошёл, невзирая на то, что, по свидетельству очевидцев, выглядел очень уставшим, с ним случился сердечный приступ — мгновенная остановка сердца. Приступ произошёл, когда Никодим представлял Папе архимандрита Льва (Церпицкого). «Журнал Московской Патриархии» писал: «Папа прочитал отходные молитвы и молитву об отпущении грехов. Прибыл государственный секретарь кардинал Иоанн Вилло [Jean-Marie Cardinal Villot] и также совершил молитву у тела почившего митрополита»[42].

Смерть Никодима породила конспирологическую версию об отравлении русского митрополита ядом в поднесённом напитке, предназначенном якобы понтифику (Иоанн Павел I через 22 дня также умер и так же от инфаркта миокарда)[43][44].

Прощание было в Риме и Ленинграде; отпевание — в Ленинграде. Погребён на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры.

То, где и как произошла смерть, вызвало недоумение у некоторых представителей Русской Церкви; их чувства выразил архиепископ Василий (Кривошеин) в своих воспоминаниях[45]:

Это случилось в Ватикане, в присутствии Папы, вдали от своей епархии и вообще от православных. Конечно, всякая смерть есть тайна Божия, и является дерзновением судить, почему она случается в тот или иной момент и что она означает, но лично я (и думаю большинство православных) восприняли её как знамение Божие. Может быть, даже как вмешательство Божие, как неодобрение той спешки и увлечения, с которыми проводилось митрополитом дело сближения с Римом. Все его поездки на поклон к Папе, причащения католиков и даже сослужения с ними, и всё это в атмосфере одновременно скрытости и демонстративности. Правы мы были или не правы, — один Бог это может знать. Но таково было наше непосредственное подавляющее православное переживание.

Высказывания[править | править вики-текст]

Мнение о «коммунистическом атеизме»:

Объективное изучение атеизма показывает необходимость строгого различения мотивов, приводящих к атеистическому мировоззрению. Мы знаем, что атеизм коммунистический представляет собой определённую систему убеждений, включающую в себя моральные принципы, не противоречащие христианским нормам. Другой атеизм — кощунственный, аморальный, возникающий из желания жить «свободно» от божественного закона Правды, существовал преимущественно в недрах старого общества и чаще всего возникал на почве праздной и развращённой жизни имущих классов. Христианство действительно считает смертным грехом атеизм второго типа, но по-иному смотрит на атеизм коммунистический.[46]

Награды[править | править вики-текст]

Оценки и мнения о нём. Память[править | править вики-текст]

Оценки митрополита Никодима как при его жизни, так и по смерти, весьма различны. Патриарх Московский и всея Руси Пимен в своём слове на отпевании отмечал:

Блаженнопочивший Владыка митрополит Никодим был верным сыном Русской Православной Церкви, с юношеских лет посвятившим себя служению Церкви Божией. Любовь к Святой Церкви, одаренность и трудолюбие сопутствовали ему на всём протяжении его, по-человечески слишком короткого, жизненного пути <…> Он любил монашество и проявлял большую о нём заботу. Многие ныне окружающие его гроб Преосвященные архиереи и клирики были подвигнуты им на избрание иноческого пути <…>[48]

Кардинал Йоханнес Виллебрандс сказал на отпевании:

Его любовь к Христу и к Церкви побуждала его к стремлению к единству. Он прилагал неутомимые усилия для того, чтобы познакомить нас, католиков, с богословскими, духовными и историческими богатствами Православной Церкви и, в частности. Русской Православной Церкви, верным и любящим сыном и служителем которой он был всегда.<…>
Он не только познакомил нас со своей Церковью, но, поскольку он глубоко любил свою Родину, он познакомил нас ещё больше с русским народом и его душой.[49]

Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий сказал на отпевании:

Все свои знания, весь пыл христианской души ты отдал миротворчеству, также совершенно по-новому подходя к этому служению, глубоко осмысливая учение Христово, и не только этому учил своих соотечественников, но на севере и юге, на западе и востоке ты твердо и убежденно отстаивал мир и вместе с тем говорил, что этого недостаточно, нужна дружба между народами. Вот почему многие люди доброй воли ныне вместе с нами скорбят о твоей кончине.[50]

Большинство священнослужителей, выпестованных и поставленных им (как, например, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, митрополит Ювеналий (Поярков), митрополит Виктор (Олейник), архимандрит Августин (Никитин)), полагают его выдающимся церковным деятелем и личностью своего времени. О заслугах Никодима говорится, в частности:

Известно ли вам, что именно благодаря митрополиту Никодиму в 60-е годы были спасены наши духовные школы? Знаете ли вы, что митрополит Никодим спас наш епископат? Ведь Хрущёв однажды заявил, что через 20 лет покажет по телевидению последнего попа. Проводилась страшная антирелигиозная кампания, планировалось закрытие духовных школ. Совет по делам религий имел указание от Политбюро не рукополагать священников в епископы. Ожидалось, что старые епископы вымрут и церковь погибнет. Но неутомимая деятельность митрополита Никодима принесла свои плоды. Он сумел доказать, что для поддержания международного престижа Русской Православной Церкви необходима плеяда молодых, грамотных епископов. И буквально пробил рукоположение. Этих епископов называли никодимовцами и подозревали в грехах только из-за духовной близости с митрополитом.[51]

Митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев) даёт высокую оценку его действиям по отстаиванию интересов церкви в условиях гонений на неё:

Владыка Никодим (Ротов) был искуснейшим защитником Церкви в неравной борьбе с государством за выживание народа Божия, когда курс партии и правительства предполагал в ближайшей исторической перспективе показать по телевидению последнего священнослужителя на территории огромной страны. И напрасно сегодня кто-то сомневается в реальности этой цели <…>. Благодаря владыке Никодиму Русская Православная Церковь обрела голос, звучавший во всём мире, и поэтому разрушать её тело властям было уже не так-то просто[52].

Митрополит Виктор (Олейник) не согласен с обвинениями в приверженности митрополита Никодима католицизму[53]:

По моему же глубокому убеждению, владыка Никодим был и остаётся одним из самых православнейших иерархов нашей Церкви. Как он умел и любил служить! Истово, благоговейно. И сослужащие, и предстоящие испытывали при нём редкостную молитвенную полноту. Я всегда это называю «никодимовским молитвенным настроем». Он вдохновлял и захватывал каждого человека, чтобы горе вознести свои сердца и приблизиться ко Христу. Владыка любил часто причащаться Святых Христовых Таин, а потому часто совершал Божественную литургию, делал это даже на одре болезни и скорби — лежа. Это о чём говорит? О том, что он был человеком высокой духовности и приверженности Православию.

В консервативных кругах Русской Церкви преобладает негативная оценка: в вину ему ставится, прежде всего, экуменизм и в особенности его увлечение католичеством. О последнем с некоторым недоумением пишет в своих воспоминаниях о нём[45] архиепископ Василий (Кривошеин).

Что многих из нас смущало (как в России, так и на Западе), так это увлечение митрополита Никодима католичеством! Увлечение это было во многом иррациональное, почти патологическое. Началось оно не сразу и с каждым годом всё более развивалось. Думаю, что вначале на него повлиял А. Л. Казем-Бек. Помню как ещё в 1960 году в Москве, в разгар хрущёвского гонения на Церковь, он развивал мне мысль, что нам не нужно искать сближения с ВСЦ (это не серьёзная организация), а вот католики — это другое дело, они нам могут помочь и с ними нужно объединяться. Говорят также, что длинная, в 600 страниц, магистерская диссертация митрополита Никодима в значительной степени была написана Казем-Беком. Полагаю, что к католицизму митрополита Никодима прежде всего привлекало имевшееся у него представление о нём как о могущественной, строго дисциплинированной единой Церкви. Напрасно мы много раз ему говорили, что такая картина не соответствует современной действительности, что сейчас в католической Церкви дисциплина подорвана хуже, чем в Православии. Говорили ему, что священники служат мессу, как кому вздумается, а богословы отрицают основные догмы веры. Митрополит Никодим ни за что не хотел отрешиться от сложившегося у него убеждения на католицизм! На него действовала внешность.

«Всемогущим ересиархом», «никодимовщиной» называет его и его деятельность публицист К. Ю. Душенов, оппозиционно настроенный по отношению к руководству Московской Патриархии[54].

Деятельность митрополита Никодима отрицательно оценивается и либеральными кругами, главным образом за лояльность советской власти и отстаивание её интересов на международной арене. Правозащитник, диссидент и православный священник Георгий Эдельштейн так характеризовал церковно-политический курс Никодима в 1994 году: «<…> это линия слияния Церкви с государством, и главное — это линия уничтожения Церкви. Это линия, когда Моспатриархия становится средством, орудием. И вообще Церковь становится средством в политической интриге, борьбе.»[55]

По смерти Патриарха Алексия I возникла реальная возможность, что патриархом будет избран митрополит Никодим. В Обращении к Поместному Собору 1971 г. «По поводу новоявленного лжеучения митр. Никодима (Ротова)» священника Николая Гайнова и мирян Феликса Карелина, Льва Регельсона и Виктора Капитанчука делалась попытка показать, что митрополит Никодим с группой богословов на протяжении ряда лет «развивал и насаждал в Русской Церкви новое, соборно не обсуждавшееся учение в духе апокалиптического религиозного коммунизма, в котором давалась новая догматическая формулировка тех основ христианской веры, которые не были сформулированы в Догматах Вселенских Соборов.»[56]

В сентябре 2008 года Михаил Ардов (РПАЦ) считал: «То, что принято сегодня называть „никодимовщиной“, — это вторая фаза развития сергианства».[57] Церковный обозреватель, критик РПЦ Михаил Ситников тогда же писал: «То, что митрополит осознанно шёл на контакт со спецслужбами большевистского государства с самого начала своей карьеры, не может вызывать особых сомнений. Это было свойственно большинству иерархов Русской Православной Церкви Московского патриархата до и после него. Однако случай именно Никодима (Ротова) логичней всего считать последним апробированием государственно-церковных отношений, после которого политика спецслужб в отношении роли РПЦ МП при советской власти сложилась окончательно. <…> Вполне вероятно, что один из её ведущих иерархов пошёл на личный риск сопротивления планам государства, рассчитывающего сделать из Церкви добровольного партнера в распространении коммунистической идеологии. После обнаружения того, что деятельность митрополита не соответствует интересам государства, но укрепляет позиции Церкви, спецслужбы ликвидировали опасного „двойного агента“ и отказались от перспективы попыток договариваться с РПЦ МП навсегда. <…> После митрополита Никодима Церковь рассматривалась не как возможный партнер власти, а только в примитивно сервильном качестве. После неудачной „пробы пера“ с Никодимом, отказ государства от партнерских отношений с Московской патриархией был настолько категоричным, что все попытки последующего руководства РПЦ МП переиграть ситуацию заново оставались и по сей день остаются обреченными на неудачу.»[58]

В январе 2009 года «друг молодости» архимандрита Кирилла (Гундяева)[59] Вадим Алексеевич Мельников (в начале 1970-х консул Представительства СССР в Женеве), вспоминая о приезде митрополита Никодима в Женеву, говорил: «Он приезжал туда в составе делегации. Кирилл предупредил его, что я консул, но имею отношение к спецслужбам. Я боялся этой встречи, знал, что Никодим с ненавистью относился к органам»[59][60].

12 октября 2009 года в Санкт-Петербурге Патриарх Кирилл (Гундяев) возглавил памятные мероприятия по случаю 80-летия со дня рождения митрополита Никодима (Ротова)[61].

Труды[править | править вики-текст]

  • Богословские труды. Сб. 20. Сборник посвящен Митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Никодиму (+ 5 сентября 1978). М.: Издание Московской Патриархии, 1979.
  • Митрополит Никодим (Ротов) — православный богослов в эпоху социализма. К 80-летию со дня рождения. Из богословского наследия Митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима за 1956—1967 гг. СПб.: Князь-Владимирский соб., 2009. 218 с.
  • Никодим, митрополит Ленинградский и Новгородский. Иоанн XXIII, Папа Римский. Wien, "Pro Oriente", 1984. 665 с. — магистерская диссертация

Литература[править | править вики-текст]

  1. Журнал Московской Патриархии. 1960, № 8, стр. 17—18
  2. Человек Церкви. М.: Издание Московской епархии, 1998

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Митрохин Н. Русская Православная Церковь: современное состояние и актуальные проблемы. М., 2006, стр. 176.
  2. Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Человек Церкви. Второе издание. Московская епархия, 1999, стр. 15
  3. Журнал Московской Патриархии. 1960, № 8, стр. 16
  4. Журнал Московской Патриархии. 1978, № 11, стр. 14
  5. Так в источнике.
  6. Записка в ЦК КПСС председателя КГБ СССР А. Н. Шелепина и председателя Совета по делам Русской православной церкви В. А. Куроедова. // «Исторический архив». 2008, № 1, стр. 51—52.
  7. Журнал Московской Патриархии. 1960, № 7, стр. 6
  8. Митрополит Никодим и Всеправославное единство. К 30-летию со дня кончины митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова). СПб.: Князь-Владимирский собор, 2008.
  9. «Правда». 2 января 1961, № 2, стр. 1.
  10. На «приёме» (терминология «ЖМП») в БКД в ночь на 1 января 1960 года от Патриархии были: Патриарх Алексий, митрополит Николай (Ярушевич) и протопресвитер Н. Ф. Колчицкий (ЖМП. 1960, № 1, стр. 13.)
  11. 1 2 ЖМП. 1961, № 1, стр. 7.
  12. Журнал Московской Патриархии. 1961, № 4, стр. 6.
  13. Журнал Московской Патриархии. 1963, № 6, стр. 9.
  14. Журнал Московской Патриархии. 1963, № 9, стр. 3.
  15. Журнал Московской Патриархии. 1963, № 11, стр. 3.
  16. По поводу клеветнических наветов А. Солженицына
  17. Журнал Московской Патриархии. 1972, № 7, стр. 1.
  18. Никодим, митрополит Ленинградский и Новгородский. Иоанн XXIII, Папа Римский. Wien, 1984
  19. Доклад ректора МДА архиепископа Казанского Гермогена (Кожина) : Папство и Православная Церковь, прочитанный 9 июля 1948 г.// Деяния Совещания Глав и Представителей Автокефальных Православных Церквей. М., 1949, Т. 1, стр. 102
  20. Цит. по Журнал Московской Патриархии. 1961, № 8, стр. 62 — 63.
  21. Журнал Московской Патриархии. 1961, № 5, стр. 73 — 75.
  22. Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М., 2005, стр. 325.
  23. Степанов (Русак) В. Свидетельство обвинения. М., 1993, Т. 3, стр. 17
  24. Журнал Московской Патриархии. 1962, № 9, стр. 14—16
  25. Журнал Московской Патриархии. 1962, № 10, стр. 43—44.
  26. Журнал Московской Патриархии. 1962, № 10, стр. 44.
  27. Журнал Московской Патриархии. 1962, № 11, стр. 9—10.
  28. Журнал Московской Патриархии. 1962, № 11, стр. 13.
  29. Анджело Тамборра. Католическая Церковь и Русское православие. Два века противостояния и диалога. // Пер. с итал.- М.: Библейско-богословский институт святого апостола Андрея, 2007, стр. 515.
  30. Очерк Голованова на сайте Библиотеки Якова Кротова
  31. Владимир Богданов. Хрущев постучался к Папе. «Российская газета»-Неделя № 4555 от 27 декабря 2007 г.
  32. ЦРУ пыталось убить зятя Хрущева, чтобы помешать встрече последнего с папой Римским — газета. Интерфакс.ru 29 декабря 2007 года
  33. Журнал Московской Патриархии. 1963, № 10, стр. 3
  34. История II Ватиканского собора под ред. Джузеппе Альбериго. М., 2005, Т. III, стр. 25 — 26.
  35. Карлов Ю. Е. Дипломатия Москвы и Второй Ватиканский собор. Второй Ватиканский собор: Взгляд из Москвы. М., 1997, стр. 126—132.
  36. Журнал Московской Патриархии. 1966, № 9, стр. 70—75.
  37. Журнал Московской Патриархии. 1968, № 1, стр. 51—52.
  38. Галкин А. Край родной, поля как святцы… Канонизация святых при митрополите Никодиме // Вода живая. Санкт-Петербургский церковный вестник. 2008, № 9, стр. 49 — 53
  39. 1 2 3 Русская линия / Библиотека периодической печати / Поместный собор 1971 г.: Вопросы и размышления…. Проверено 26 марта 2013. Архивировано из первоисточника 4 апреля 2013.
  40. http://hristov.narod.ru/letopis5.htm МОНАХ ВЕНИАМИН (ГОМАРТЕЛИ). ЛЕТОПИСЬ ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРИИ (1961-1971)
  41. Экуменическое движение - Портал-Credo.Ru
  42. Журнал Московской Патриархии. 1978, № 11, стр. 13.
  43. Андрей Солдатов, Василий Гулин. Священная война
  44. Иеромонах Анатолий (Берестов). Ответ на статью «Никодимов грех» Совершенно секретно № 6/111 от 06/1998 г.
  45. 1 2 Архиепископ Василий Кривошеин. Воспоминания: митрополит Никодим (Ротов)
  46. Журнал Московской Патриархии. 1963, № 1, стр. 42: Архиепископ Никодим. Доклад на региональной конференции в Голландии.
  47. 1 2 3 МИТРОПОЛИТ НИКОДИМ (1929—1978) ЖизнеописаниеЖурнал «София» — интернет-версия.
  48. Слова на отпевании митрополита Никодима Святейшего Патриарха Пимена. Журнал Московской Патриархии № 4, 1979
  49. Слова на отпевании митрополита Никодима Высокопреосвященного Иоанна, кардинала Виллебрандса. Журнал Московской Патриархии № 4, 1979
  50. Слова на отпевании митрополита Никодима Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Журнал Московской Патриархии № 4, 1979
  51. Иеромонах Анатолий (Берестов). Ответ на статью «Никодимов грех»
  52. Интервью митрополита Минского и Слуцкого Филарета для книги «На службе Церкви. К 65-летию Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата» / Интервью / Патриархия.ru
  53. Архиепископ ВИКТОР: «Как бы кто ни расценивал деяния владыки, я определяю их как исповедничество, как страстотерпчество»
  54. К. Душенов. Размежевание.
  55. Клирик Костромской епархии РПЦ МП, церковный публицист, священник Георгий Эдельштейн: «Как в те годы самым страшным человеком в РПЦ МП был Никодим, так сегодня самые страшные люди в РПЦ МП — это никодимовцы. Для них нет ничего святого» Извлечение из интервью осенью 1994.
  56. Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. М., 2007, стр. 12.
  57. МНЕНИЕ: «Никодимовщина» — это сергианство, доведенное до абсолютной беспринципности" — настоятель московского храма св. царя-мученика Николая (РПАЦ) протоиерей Михаил Ардов portal-credo.ru 8 сентября 2008 г.
  58. КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: «Своевременная смерть» в Ватикане. На вопросы, связанные с обстоятельствами смерти митрополита Никодима (Ротова), ответов даже не искали portal-credo.ru 9 сентября 2008 г.
  59. 1 2 Для меня он — просто Кирилл // «МК». 30 января 2009, № 18, стр. 1.
  60. «Для меня он — просто Кирилл» // «МК». 2009, № 18 от 30 января, стр. 4.
  61. Святейший Патриарх Кирилл возглавил памятные мероприятия, посвященные 80-летия со дня рождения митрополита Никодима (Ротова) На официальном сайте МП, 12 октября 2009.

Ссылки[править | править вики-текст]

Предшественник:
Пимен (Извеков)
Митрополит Ленинградский и Ладожский (Новгородский)
9 октября 19635 сентября 1978
Преемник:
Антоний (Мельников)