Новороссийск (линкор)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Новороссийск»
«Giulio Cesare»
Линейный корабль «Новороссийск» в Севастополе, 1949 год
Линейный корабль «Новороссийск» в Севастополе, 1949 год
Служба: ИталияFlag of Italy (1861-1946) crowned.svg Италия
СССРNaval Ensign of the Soviet Union.svg СССР
Класс и тип судна Линейный корабль
Порт приписки Севастополь
Организация Черноморский флот
Изготовитель верфь «Ансальдо», Генуя
Строительство начато 24 июня 1910
Спущен на воду 15 октября 1911 (закончен 14 мая 1914)
Введён в эксплуатацию 7 июня 1914
Выведен из состава флота 18 мая 1928 (Италия)
29 октября 1955 (СССР)
Статус затонул в результате взрыва 29 октября 1955
Основные характеристики
Водоизмещение Джулио Чезаре: 23088 т (стандартное), 25086 т (полное)
Новороссийск: 28800 т (стандартное)
29100 т (полное)
Длина Джулио Чезаре: 168,9 м (минимальная), 176,1 м (максимальная)
Новороссийск: 168,9 м (минимальная), 186,4 м (максимальная)
Ширина 28 м
Осадка Джулио Чезаре: 9,4 м
Новороссийск: 10,4 м
Бронирование Палуба: 111—135 мм
Башни: 240—280 мм
Барбеты: 220—240 мм
Рубка: 280 мм
Двигатели Джулио Чезаре: 20 котлов, 3 турбины Parsons
Новороссийск: 8 котлов, 3 турбины Parsons
Мощность Джулио Чезаре: 31 тысяча л.с.
Новороссийск: 93 тысячи л.с.
Движитель Джулио Чезаре: 4 винта
Новороссийск: 2 винта
Скорость хода Джулио Чезаре: 21,5 узлов
Новороссийск: 28 узлов
Дальность плавания Джулио Чезаре: 4800 морских миль при 10 узлах
Новороссийск: 3100 морских миль при 20 узлах
Экипаж от 1000 до 1236 человек
Вооружение
Артиллерия Джулио Чезаре: 13 x 305-мм/46 корабельные пушки, 18 x 120-мм/50 корабельные пушки, 16 x 76-мм/50 корабельные пушки
Новороссийск: 10 x 320-мм/44 корабельные пушки, 12 x 120-мм/50 корабельные пушки, 8 x 100-мм/47 корабельные орудия
Зенитная артиллерия Джулио Чезаре: 6 x 76-мм/40 орудия
Новороссийск (1948): 8 x 37-мм/54 орудия, 12 x 20-мм/65 орудия
Новороссийск (1953): 30 x 37-мм/67 орудия (12 сдвоенных, 6 одинарных)
Минно-торпедное вооружение Джулио Чезаре: 3 x 450-мм торпедные аппараты
Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

«Новороссийск» — советский военный корабль, линкор Черноморского флота ВМФ СССР. До 1948 года корабль входил в состав итальянского ВМФ под названием «Джулио Чезаре» (Giulio Cesare, в честь Гая Юлия Цезаря).

Дредноут «Giulio Cesare» — один из пяти кораблей типа «Конте ди Кавур» (Giulio Cesare, Leonardo da Vinci, Conte di Cavour, Caio Duilio, Andrea Doria), построенных по проекту инженер-генерала Эдоардо Масдеа и спущенных на воду в 1910—1917 гг. Giulio Cesare был вторым в серии, его строила фирма «Ансальдо» (Генуя). Корабль был заложен 24 июня 1910 года, спущен на воду 15 октября 1911 года и вошёл в строй 14 мая 1914 года. Получил девиз «Чтобы выдержать любой удар».

История проекта[править | править вики-текст]

27 июня 1909 года Италия приняла Морской закон, предусматривавший постройку 4 дредноутов, 3 крейсеров-разведчиков, 12 подводных лодок, 12 эсминцев и 34 миноносцев. Закон одобрили 2 декабря и тогда же санкционировали постройку трёх линкоров по проекту 1908 года — будущих «Джулио Чезаре», «Леонардо да Винчи» и «Конте ди Кавур» («Данте Алигьери» уже строился). Средства на строительство начали выделять со следующего финансового года. Заказ на постройку двух из них получили частные верфи «Ансальдо» и «Одеро» из Генуи, а третий заложили на казённой верфи в Специи. Головным стал «Чезаре», который первым и вступил в строй.

Новизна проекта, его постоянные улучшения, трудности с производством броневых плит, механизмов, орудий главного калибра и башен для них сильно затянули строительство кораблей, сделали его зависимым от помощи иностранных (в основном английских) фирм, а с контрагентами частные верфи всегда работали быстрее государственных. Поэтому «Кавур», спущенный на воду раньше других, вошёл в строй на год позже, отстав именно из-за задержек в поставках.

В процессе постройки «Джулио Чезаре» был перегружен на 2000 тонн, что увеличило его осадку на 0,9 м. Это привело к уменьшению полной скорости хода по сравнению с проектной на 1 узел; кроме того, из 2,5 м высоты главного броневого пояса над ватерлинией осталось лишь 0,75 м.

Итальянские кораблестроители переоценили свои возможности — их первые серийные дредноуты строились целых пять лет. Спроектированные как чуть ли не самые мощные в мире по вооружению, они вступили в строй, уже безнадёжно уступая новым кораблям этого класса с 343—381-мм артиллерией. Времени на существенное изменение проекта 1908 года уже не было, поэтому заложенные в 1912 году «Андреа Дориа»(«Andrea Doria») и «Кайо Дуилио» («Caio Duilio») отличались от предшественников только расположением средней башни — на палубу ниже (для лучшей остойчивости) и увеличенным до 152 мм калибром средней артиллерии с более мощной защитой. 152-мм орудия разнесли из центрального каземата к оконечностям, что увеличило их эффективность при отражении торпедных атак.

Служба в итальянском ВМФ[править | править вики-текст]

Ноябрь 1913 года — Май 1915 года[править | править вики-текст]

Строительство «Чезаре» закончили в конце ноября 1913 года, и до официального ввода в строй он проходил различные испытания, входя вместе с «Леонардо да Винчи» в состав Боевой эскадры вице-адмирала Амеро д’Асте Стелла, который держал флаг на «Данте Алигьери».

Италия не сразу вступила в войну, долго высчитывая, чью сторону ей выгоднее принять. Хотя накануне боевых действий она входила в состав Тройственного союза вместе с Германией и Австро-Венгрией, дипломатам Антанты удалось добиться её нейтралитета. Выступление Италии на стороне Германии сделало бы положение союзников на Средиземном море угрожающим: срывалась переброска войск из Африки и британских доминионов во Францию, ставился под удар весь правый фланг на Западном фронте. В конце концов, обещания удовлетворить все притязания Италии на Адриатике за счёт Австро-Венгрии подтолкнули её выступить на стороне Антанты.

На момент объявления войны 24 мая 1915 года все дредноуты типа «Чезаре» находились в главной базе Таранто, входя в состав 1-й дивизии линейных кораблей контр-адмирала Корси (флаг на «Данте»), причем новейший «Кавур» (командир — капитан 1 ранга Э. Солари) стал флагманом главнокомандующего вице-адмирала Луиджи ди Савойя принца Абруцкого. Командиром «Чезаре» был уже капитан 1 ранга Лобетти, а «Леонардо» — капитан 1 ранга С. Писенарди. За день до этого на борту «Кавура» состоялась встреча командующего английским Средиземноморским флотом адмирала Д. Гэмбла с начальником итальянского главного морского штаба вице-адмиралом Паоло ди Ревел и главнокомандующим герцогом Абруцким, на которой обсуждались вопросы взаимодействия флотов. 27 мая в Таранто состоялась встреча всех командующих флотами — Гэмбла, Абруцкого и Лаперейра (Франция), а также командующего эскадрой британских линкоров контр-адмирала Тернсби.

Итальянский флот представлял собой внушительную силу, но ему недоставало современных лёгких кораблей, способных противодействовать прекрасным австрийским крейсерам типа «Сайда» и эсминцам типа «Татра». Кроме того, англичане придерживались мнения, что «итальянцы гораздо лучше строят корабли, чем умеют на них воевать». Поэтому они решили направить в итальянские воды свои соединения кораблей.

Первая мировая война[править | править вики-текст]

В августе 1914 года, с началом войны, был приписан к 1-й Боевой дивизии контр-адмирала К. Корси, поступив под командование капитана 1-го ранга Марцоло. На момент вступления Италии в войну (24 мая 1915 года) находился в главной ВМБ Таранто, уже под командованием капитана 1-го ранга Лобетти. Линкоры в Таранто находились в трехчасовой готовности, проводя в заливе эволюции и стрельбы. Их главной задачей был бой с дредноутами противника. Ни в каком другом случае рисковать ими не разрешалось.
13 марта 1916 года, прикрывая операцию по захвату ВМБ Курцола на полуострове Саббионцела, в составе дивизии перешёл в Валону, а затем снова вернулся в Таранто.
В декабре 1916 года в составе дивизии стоял на рейде острова Корфу. Однако угроза подводных атак вынудила командование отвести линкоры в гавани.
В марте 1917 года вместе с остальными линкорами находился в районе южной Адриатики и Ионического моря, обеспечивая операции на островах Ионического архипелага.

Конец войны линкор встретил в Таранто. За всё время боевых действий он провёл 31 час на боевых заданиях и 387 часов на учениях, ни разу не встретившись с противником.
В 1920 году девиз корабля сменили на «Цезарь здесь!»

Межвоенный период[править | править вики-текст]

К 1922 году линкор прошёл первую модернизацию: была изменена форма фок-мачты. Тогда же линкор лишился носового украшения — огромного орла, державшего в лапах ленту с девизом Цезаря: «Пришёл. Увидел. Победил».

В августе 1923 года линкор принял участие в операции на острове Корфу.
В 1925 году претерпел более значительную модернизацию: замена системы управления артиллериским огнём, установка катапульты для запуска гидросамолета типа «Макки» М18. Для подъёма самолёта с поверхности воды и установки его на катапульту на верхней палубе появился кран.
В 1928 году стал учебным артиллерийским кораблём.
В 1933—1937 годах претерпел коренную модернизацию по проекту инженер-генерала Франческо Ротунди. Проект предусматривал рассверловку стволов 305-мм орудий до 320 мм, замену станков для повышения дальности стрельбы, усиление бронирования и противоторпедной защиты, замену котлов и механизмов, удлинение корпуса с изменением обводов. «Чезаре» проходил модернизацию на верфи Кантиери дель Тиррено в Генуе с 25 октября 1933 года по 1 октября 1937 года.

Вторая мировая война[править | править вики-текст]

6 июля 1940, после вступления Италии во Вторую мировую войну линкор вышел в стратегическом прикрытии конвоя из Неаполя в Бенгази (флаг контр-адмирала И. Кампиони, командир — капитан 1 ранга П. Вароли). 9 июля, на обратном пути из Бенгази в Таранто, эскадра встретилась у мыса Пунта Стило с английским Средиземноморским флотом. В 16:00 381-мм снаряд с английского линкора «Warspite» попал в середину корпуса «Чезаре» и вызвал пожар. Дым вентиляторами засосало в котельные отделения, и четыре котла вышли из строя, вызвав падение скорости с 26 до 18 узлов. Под прикрытием дымовой завесы и эсминцев флагману в 16:45 удалось оторваться от противника. В Таранто он стал на ремонт: были разрушены лёгкие орудия, часть надстроек, требовали починки четыре котла. 115 членов экипажа были убиты или ранены.

После ремонта, 30 августа в составе мощного соединения вышел в море на перехват очередного английского конвоя в Александрию. Однако британская авиаразведка сумела обнаружить противника и конвой отвернул на юг. Сильный шторм и нехватка топлива у эсминцев заставили итальянцев вернуться в Таранто.

В ночь с 11 на 12 ноября 1940 года около 20 самолётов с британского авианосца «Illustrious» атаковали итальянские линейные корабли в гавани ВМБ Таранто. Уцелевший «Чезаре» ушёл в Неаполь, а потом в Сицилию.

27 ноября в составе эскадры под командованием вице-адмирала Кампиони вышел к Сицилийскому каналу для перехвата очередного английского конвоя на Мальту. В результате боя с объединёнными силами англичан под командованием адмирала Сомервилла обе стороны получили незначительные повреждения. Когда в небе появились самолёты с авианосца «Ark Royal», Кампиони дал приказ на отход.

В декабре 1940 года итальянский флот был реорганизован. «Чезаре» вошёл в 5-ю Боевую дивизию.

Ночью 8—9 января 1941 года английская авиация с Мальты и греческих баз произвела налёт на Неаполь. Стоявший там «Чезаре» получил повреждения от близких разрывов трёх бомб и в сопровождении «Венето» ушёл в Специю на месячный ремонт.

9 февраля 1941 года «Чезаре» в составе эскадры вышел на перехват британского флота, обстрелявшего Геную, но безрезультатно.

К августу в Италии начались перебои с поставкой топлива и к операциям на море стали привлекать только новые линкоры. В бой же им разрешалось вступать только при заметном преимуществе. Однако к концу 1941 года, когда кораблей для прикрытия конвоев стало не хватать, «Чезаре» пришлось совершить два выхода в море.

3—5 января 1942 года «Чезаре» вышел в последний боевой поход, прикрывая конвой в Северную Африку, после чего был выведен из действующего флота. Помимо нехватки топлива выяснилось, что из-за недостатков конструкции линкор мог погибнуть от одного торпедного попадания. Использовать его в условиях господства союзной авиации в воздухе было рискованно. Большую часть экипажа списали на другие корабли и в штабы эскортных конвойных групп.

До конца 1942 года «Чезаре» стоял в Таранто, а в январе 1943 года перешёл в Полу, где был до конца войны превращен в плавучую казарму. Всего за кампанию 1940—1943 гг. «Чезаре» совершил 38 боевых выходов в море, пройдя 16 947 миль за 912 ходовых часов, израсходовав 12 697 т нефти.

После заключения перемирия «Чезаре» вернулся в Таранто, а 12 сентября 1943 под командованием капитана 2-го ранга В. Карминати последним из итальянских линкоров прибыл на Мальту. Во время перехода на корабле не было части экипажа, не все повреждения были устранены, почти весь путь был проделан без эскорта. В условиях постоянной угрозы нападения немецких торпедных катеров и авиации этот переход можно считать единственной героической страницей в истории «Чезаре». Сначала союзное командование решило оставить итальянские линкоры на Мальте под своим прямым контролем, но в июне 1944 года трём самым старым, включая «Чезаре», разрешили вернуться в итальянский порт Аугуста для использования в учебных целях.

Служба в советском ВМФ[править | править вики-текст]

Передача и состояние корабля[править | править вики-текст]

После выхода Италии из войны страны-победительницы разделили итальянские боевые корабли в счёт репараций. Советский Союз претендовал на новые линкоры типа «Литторио», однако ему достался лишь устаревший «Джулио Чезаре». Сразу получить корабль не удалось, поэтому англичане временно передали СССР свой старый дредноут «Royal Sovereign», получивший в советском флоте название «Архангельск». В 1948 году, после того, как «Чезаре» отправился в советский порт, «Архангельск» был возвращён Англии для разделки на металлолом.

Хотя к концу войны в строю из советских тяжёлых кораблей оставались лишь два старых линкора — «Севастополь» и «Октябрьская революция», — СССР всё ещё имел амбициозные планы по строительству линейных кораблей, и для подготовки экипажей планировалось использовать «Чезаре».

9 декабря 1948 года «Чезаре» покинул ВМБ Таранто и перешёл в Аугусту, откуда 15 декабря направился в албанский порт Влёра (Валона). Там 3 февраля 1949 года состоялась передача линкора, получившего временное обозначение Z11, советской комиссии во главе с контр-адмиралом Г. И. Левченко. 6 февраля на корабле был поднят военно-морской флаг СССР, а через две недели он вышел в Севастополь, прибыв в новую базу 26 февраля. Приказом по Черноморскому флоту от 5 марта 1949 года линкору присвоили название «Новороссийск».

Полученный корабль находился в крайне запущенном состоянии, поскольку с 1943 по 1948 год он стоял на приколе с минимальной командой и без надлежащего технического обслуживания. Непосредственно перед передачей Советскому Союзу линкор прошёл небольшой ремонт, коснувшийся в основном электромеханической части.

В удовлетворительном состоянии находились основная часть вооружения, главная энергетическая установка и основные корпусные конструкции ниже броневой палубы. В очень плохом состоянии находились общекорабельные системы — трубопроводы, арматура, обслуживающие механизмы. В нерабочем состоянии были аварийные дизель-генераторы. Эксплуатационная техническая документация и документация по непотопляемости практически отсутствовала — пользоваться разрозненными документами на итальянском языке не могли, поскольку никто не владел итальянским. Присланные переводчики были беспомощны, поскольку не владели специальной терминологией. Внутрикорабельная связь, радиосвязь почти отсутствовали, а радиолокаторов и зенитной артиллерии малого калибра не было вообще.

Условия жизни экипажа не соответствовали ни климатическим особенностям Черноморского региона, ни организации службы советского флота, поскольку при стоянке в базе итальянские экипажи жили в береговых казармах, а в плавании их рацион состоял из макарон, сухого вина и оливкового масла.

Первое время (до оборудования нормального камбуза) питание моряков обеспечивалось несколькими армейскими походными кухнями, почти круглосуточно дымившими на палубе.

В холодное время, в особенности при минусовых температурах наружного воздуха, в кубриках под палубой полубака, не имевшей изоляции, личный состав находился под сплошным «дождём» от обильной конденсации влаги. Для отдыха служили двух- и трёхъярусные койки, размещённые буквально «впритык» друг к другу в проходных кубриках.

В связи с бытовыми трудностями первоочередными ремонтно-восстановительными работами на линкоре явились оборудование камбуза для команды, изоляция экспанзитом жилых и служебных помещений под палубой полубака, а также переоборудование части санузлов, умывальников и душевых.

В середине мая 1949 года линкор поставили в Северный док Севморзавода (г. Севастополь). При этом специалисты были поражены как изяществом обводов подводной части, так и характером её обрастания. Интенсивно оброс ракушкой лишь район переменной ватерлинии, а остальная часть, покрытая пастой неустановленного состава, почти не обросла. Но в неудовлетворительном состоянии оказалась донно-забортная арматура. Более того, как писал последний командир БЧ-5 линкора И. И. Резников, при очередном ремонте обнаружилось, что почти полностью заросли ракушкой трубопроводы пожарной системы, пропускная способность которых уменьшилась в несколько раз.

Первые манёвры[править | править вики-текст]

Уже в июле 1949 года «Новороссийск» принял участие в манёврах эскадры в качестве флагмана. Естественно, что вооружение и системы управления огнём не соответствовали требованиям времени, механизмы в результате интенсивной службы и плохого ухода оказались в запущенном состоянии, да и системы жизнеобеспечения корабля нужно было приспособить под новые стандарты.

Из воспоминаний командира трюмной группы Ю. Г. Лепехова: «В таких условиях командованием флота была поставлена задача в трёхмесячный срок привести корабль в порядок, создать и отработать на совершенно незнакомом иностранном корабле (линкоре!) боевую и повседневную организацию, сдать курсовые задачи К-1 и К-2 и выйти в море. О возможности выполнения предписанного в установленный срок могут судить только те, кому довелось служить на больших кораблях в период их постройки и сдачи. Вместе с тем политическая обстановка требовала продемонстрировать способность советских моряков быстро освоить полученные итальянские корабли. В итоге, после очередной штабной проверки командующий эскадрой контр-адмирал В. А. Пархоменко, убедившись в невыполнимости поставленной задачи, устроил офицерскому составу линкора грандиозный разнос, объявил кораблю „оргпериод“ и вслед за тем через пару недель, так и не приняв у корабля фактически ни одной курсовой задачи, в первых числах августа буквально „вытолкнул“ линкор в море. В составе эскадры мы подошли к турецким берегам, дождались появления самолета НАТО, убедившегося, что „Новороссийск“ плавает, и вернулись в Севастополь. Так и началась служба в составе Черноморского флота корабля, непригодного, по сути дела, к нормальной эксплуатации».[1][2][3]

Ремонт и модернизация[править | править вики-текст]

В последующие шесть лет на корабле постепенно был выполнен значительный объём работ по ремонту, частичной замене и модернизации боевых и технических средств. С 1950 по 1955 год линкор семь раз находился в заводском ремонте:

  • 12 мая — 18 июня 1949 года — докование, Севморзавод (г. Севастополь);
  • июль 1950 года — текущий ремонт, Севморзавод;
  • 29 апреля — 22 июня 1951 года — докование, Севморзавод;
  • октябрь 1951 года — текущий ремонт, Севморзавод;
  • июнь 1952 года — отдельные работы, СРЗ № 13 (г. Севастополь);
  • ноябрь 1954 года — текущий ремонт, Севморзавод[4];
  • 13 февраля — 29 марта 1955 года — докование, Севморзавод.

В ходе выполненных работ на линкоре установили советские зенитные автоматы (24 штуки 37-мм спаренных орудий В-11, шесть 37-мм автоматических пушек 70-К) и радиолокационную станцию «Залп-М», переделали фок-мачту, модернизировали приборы управления стрельбой главного калибра, установили средства радиосвязи и внутрикорабельной связи, заменили аварийные дизель-генераторы, провели частичный ремонт главных и вспомогательных механизмов (в частности, установили новые турбины Харьковского завода, благодаря чему линкор показал скорость в 27 узлов). Однако некоторые недостатки так и не были устранены вплоть до октября 1955 года.

От идеи перевооружить линкор отечественными 305 мм (длина ствола 52 кал.) орудиями отказались и даже начали производство боезапаса для итальянских орудий.

Работы по модернизации вызвали небольшое увеличение массы корабля (примерно на 130 т) и ухудшение остойчивости (поперечная метацентрическая высота уменьшилась на 0,03 м).

В мае 1955 года «Новороссийск» вошёл в строй Черноморского флота и до конца октября несколько раз выходил в море, отрабатывая задачи по боевой подготовке. На тот момент, несмотря на преклонный возраст, это был самый сильный боевой корабль в СССР.

Гибель линкора[править | править вики-текст]

Памятник морякам линкора «Новороссийск» на Кладбище коммунаров в Севастополе

Вечером 28 октября 1955 года линкор вернулся из похода для участия в празднованиях по случаю 100-летия обороны Севастополя и занял место на бочке № 3 в районе Морского госпиталя (глубина 17 м воды и около 30 м вязкого ила). Швартовка прошла нештатно — старпом, капитан 2-го ранга Г. А. Хуршудов, замещавший находившегося в отпуске командира корабля, проскочил нужное место на полкорпуса. После швартовки часть экипажа, включая вр. и. о. командира, убыла на берег. Старшим офицером остался помощник командира корабля З. Г. Сербулов.


29 октября в 1 час 31 минуту под корпусом корабля с правого борта в носу раздался взрыв, эквивалентный 1000—1200 кг тротила, насквозь пробивший корпус линкора, вырвавший часть палубы полубака и пробивший в подводной части дыру в 150 м². Поскольку в месте взрыва находились носовые кубрики, сразу погибло от 150 до 175 человек. Взрыв произошёл возле Госпитальной стенки Севастопольской бухты. Кроме того, через 30 секунд раздался второй взрыв по левому борту, в результате которого образовалась вмятина в 190 м².

Линкор пытались отбуксировать на мелководье, но прибывший на корабль командующий Черноморским флотом вице-адмирал В. А. Пархоменко приостановил начатую буксировку. Запоздалое приказание о возобновлении буксировки оказалось бессмысленным: носовая часть уже села на грунт. Не сразу адмирал позволил и эвакуировать незанятых в спасательных работах моряков, которых на юте скопилось до 1000 человек. Когда решение об эвакуации было принято, крен корабля начал стремительно нарастать. В 4 часа 14 минут линкор лёг на левый борт и через мгновение уткнулся мачтами в грунт. В 22 часа корпус полностью исчез под водой.

Поминутная хроника катастрофы[5], восстановленная очевидцами тех событий: моряками Новороссийска, спасателями.

В катастрофе погибли 614 человек[6][7], включая аварийные партии с других кораблей эскадры. Многие были заперты в отсеках опрокинувшегося корабля — из них удалось спасти лишь 9 человек (семерых через прорезанное в кормовой части днища отверстие[8] и двоих из-под палубы юта, неплотно прилегавшей к грунту). Водолазы перестали слышать стук запертых в корпусе линкора моряков только 1 ноября.

Летом 1956 года экспедиция подводных работ особого назначения ЭОН-35 приступила к подъёму линкора методом продувания. При продувке одновременно использовались 24 компрессора общей производительностью 120—150 м³ свободного воздуха в минуту. Подготовительные работы завершились в апреле 1957 года, и с 30 апреля начали предварительную продувку. Генеральную продувку начали 4 мая, и в тот же день линкор всплыл кверху килем — сначала носовая оконечность, а потом корма. Днище поднялось над водой примерно на 4 м. При подъёме корабля на дне осталась третья башня главного калибра, которую пришлось поднимать отдельно. Многие за участие в спасательной операции получили награды и были отмечены почётными грамотами ЦК ВЛКСМ, в том числе и Валентин Васильевич Мурко.

14 (по другим данным, 28) мая корабль отбуксировали в Казачью бухту (куда был пробит соответствующий фарватер) и перевернули. В дальнейшем корабль был разобран на металл и передан на завод «Запорожсталь». Стволы 320-мм орудий до 1971 года лежали напротив Морского училища.

Версии причины взрыва[править | править вики-текст]

Донная мина[править | править вики-текст]

Расследованием катастрофы занималась правительственная комиссия во главе с заместителем председателя Совета министров СССР Вячеславом Малышевым. Согласно докладу комиссии, «наиболее вероятно, что 29 октября 1955 года под кораблем имел место взрыв немецкой мины типа RMH или LMB с взрывателем М-1, поставленной в период Великой Отечественной войны».

Однако источники электропитания вытраленных в 1950-х годах донных мин оказывались разряженными, а взрыватели — неработоспособными.

Профессор, инженер-капитан 1-ранга Н. П. Муру в своей книге «Катастрофа на внутреннем рейде»[9] доказывает, что наиболее вероятной причиной гибели корабля является взрыв донной мины (двух мин). Прямым подтверждением версии взрыва мины Н. П. Муру считает то, что после катастрофы тралением донного ила были обнаружены 17 подобных мин, из которых 3 находились в радиусе 100 м от места гибели линкора.

Детонация корабельного боезапаса[править | править вики-текст]

Версия возможной детонации корабельного боезапаса отпала после обследования корпуса: характер разрушений указывал на то, что взрыв произошёл снаружи.

Намеренный подрыв[править | править вики-текст]

По конспирологической версии автора НВО Олега Сергеева, подрыв корабля был произведён «отечественными спецслужбами с ведома руководства страны во внутриполитических целях» для дискредитации затратной программы адмирала Кузнецова по широкомасштабному строительству надводных кораблей.[10]

Диверсия[править | править вики-текст]

В выводах комиссии не исключалась возможность диверсии[источник не указан 1089 дней]. В Италии накануне передачи линкора СССР открыто звучали призывы не допустить того, чтобы гордость итальянского флота оказалась под советским флагом. Кроме того, как удалось установить из архивных документов, планировалось подготовить 320-миллиметровый главный калибр «Новороссийска» для стрельбы снарядами с ядерной начинкой. По некоторым сведениям, как раз накануне линкор после долгих неудач отстрелялся экспериментальными спецснарядами (без ядерного заряда) по учебным мишеням[источник не указан 1089 дней].

Силы и средства для диверсии в послевоенной Италии имелись. Во время войны на Чёрном и Средиземном морях действовали итальянские подводные диверсанты из Xª MAS («Дечима МАС»[it]) — 10-й флотилии штурмовых средств, которой командовал «чёрный князь» Валерио Боргезе. Во время войны 10-я флотилия базировалась в портах Крыма.

Как свидетельствуют рассекреченные разведывательные сводки штаба Черноморского флота, по весьма странному совпадению именно в самом конце октября итальянские торговые суда к 29 октября 1955 года дружно покинули акваторию порта, а Боргезе вскоре после подрыва «Новороссийска» переселился в Испанию[источник не указан 1089 дней].

Версия подробно изложена бывшим офицером линкора «Новороссийск», капитаном 1-го ранга в отставке и историком-исследователем Октябрём Бар-Бирюковым с пересказа эмигрировавшего в США бывшего советского флотского офицера о том, что ему рассказал один из исполнителей операции по подрыву по имени Николо, входивший также в итальянский отряд подводных пловцов «Дечима МАС»[it], базировавшийся в Крыму во время войны и расформированный в 1945 году[11]:

Когда происходила передача итальянских кораблей Советскому Союзу, бывший командир Xª MAS (10-й флотилии штурмовых средств) князь Валерио Боргезе поклялся отомстить за бесчестие и взорвать линкор «Джулио Чезаре» во что бы то ни стало. Князь Боргезе не бросал слов на ветер. Вознаграждение исполнителям было баснословным. Место действия изучено и хорошо знакомо. Время послевоенное, Советы расслабились, вход в порт молов не имел, боновое заграждение затворялось только на ночь, да и оно не было преградой для подводников. В течение года шла подготовка. Исполнители — восемь боевых пловцов, за плечами у каждого боевая диверсионная школа на Чёрном море. В ночь на 21 октября 1955 года из некоего итальянского порта вышел обычный грузовой пароход, взяв курс на один из днепровских портов под погрузку пшеницы. Курс и скорость рассчитали так, чтобы пройти в 15 милях траверс маяка Херсонес в полночь 26 октября. Придя в заданную точку, пароход выпустил из специального люка в днище мини-субмарину и ушёл своим курсом. Подлодка под названием «Пиколло» скрытно прошла в район севастопольской бухты Омега (Круглая), где её экипаж устроил тайную базу — выгрузил на дно дыхательные баллоны, взрывчатку, гидробуксиры и прочий скарб. С темнотой вышли обратно в море в ожидании условного знака. Сигнал был получен, и итальянцы вернулись в бухту Омега к своему схрону, переоделись в скафандры и, захватив все необходимое, при помощи гидробуксиров двинулись к причальной бочке «Новороссийска». Видимость была ужасная, работали почти на ощупь. Дважды возвращались в Омегу за взрывчаткой, упрятанной в магнитные цилиндры. С заходом солнца минирование цели закончили, вернулись на базу и прошлюзовались в «Пиколло». Впопыхах забыли на дне сумку с инструментами и запасной винт гидробуксира. Затем вышли в открытое море, двое суток ждали «свой» пароход. Поднырнули под днище, люк захлопнули, воду откачали. Три долгожданных удара по переборке известили, что операция закончена.

В июле 2013 года ветеран итальянского подразделения боевых пловцов «Гамма» в составе итальянской Xª MAS[it] (десятой флотилии штурмовых средств), экс-сотрудник итальянской службы военной разведки[it], немецкой СД и эксперт по шифрованной связи Уго Д’Эспозито признал, что боевые пловцы из расформированной ранее итальянской Xª MAS причастны к затоплению советского линкора «Новороссийск» в 1955 году, после того как восемь боевых пловцов, выполнявших поручение итальянских служб и действовавших от имени НАТО, установили заряды на киль корабля[12][13].

Писатель-историк и публицист Аркадий Михайлович Чикин в своей статье, опубликованной в альманахе «Морской архив» №3(4) 2012, пишет:

Большое любопытство вызывает возможный «английский след» в севастопольской трагедии. Это — геополитика. Откровенно говоря, такая постановка вопроса стала неожиданностью. Стоит поразмыслить. Тем более что на момент гибели линкора англичане имели отлично подготовленные, имевшие боевой опыт, поставившие жирную точку в биографии, например, «Тирпица», хорошо оснащённые подводные диверсионные силы. Напомним, которые готовили и итальянцы, после капитуляции их страны.

«Возможно, флагман Черноморского флота стал жертвой ближневосточной политики Советского Союза», — писал Сергей Елагин, — атаку «Новороссийска» проводили настоящие профессионалы, специалисты своего дела. Их в то время было так мало, что не составляло большого труда назвать поименно каждого! Это могли быть только боевые пловцы из итальянской флотилии MAS, британской 12-й флотилии или германского соединения «К». Других специалистов с практическим боевым опытом в Европе и НАТО просто не существовало. Почему правительственная комиссия СССР в 1955 г. только робко потянула и тут же оборвала тонкую ниточку версии, которая тянулась к диверсантам из 12-й флотилии военно-морских сил Великобритании в Портсмуте?».

Гибель линкора // Тайны истории

Взрывчатка на корабле[править | править вики-текст]

По предположению Юрия Лепехова (участника передачи корабля 3 февраля 1949 года от итальянской стороны к советской) причиной взрыва послужили немецкие магнитные подводные мины (одна или две). При этом он полагает, что характер разрушений корпуса линкора (корабль был пробит взрывом насквозь, причём пробоина в днище не совпадает с пробоиной на палубе), указывает на то, что взрыв мины вызвал детонацию заряда, который был заложен на корабле итальянцами ещё до его передачи советской стороне[14].

Лепехов утверждает, что когда во время приёмки он и другие участники комиссии осматривали корабль, то уткнулись в глухую переборку в носовой части линкора. В переборке ранее были три так называемых «флорных выреза», но в момент осмотра комиссией они были аккуратно заварены. Тогда этому не придали значения, но теперь Лепехов полагает, что за этой переборкой находился мощный заряд взрывчатого вещества. Данный заряд должен был быть приведён в действие через какое-то время после передачи корабля, но по каким-то причинам этого не произошло. Зато уже в 1955 году именно этот заряд, по злому и нелепому (детонация от мины) совпадению, послужил основной причиной гибели корабля[14].

Последствия[править | править вики-текст]

В результате расследования произведённого в последующее время, понижены в звании и должности, с вынесением выговора следующие военачальники:

В августе 2013 года бывший зенитчик корабля и председатель совета ветеранов линкора «Новороссийск» Виктор Салтыков сообщил, что российские ветераны-моряки, многие из которых стали после инцидента инвалидами, намерены через суд требовать от Италии возмещения ущерба их здоровью. Они потребовали провести международное расследование по факту уничтожения корабля.[15]

Интересные факты[править | править вики-текст]

За 40 лет до взрыва флагманского линкора советского флота на том же самом севастопольском рейде и при таких же маловыясненных обстоятельствах погиб флагман русского Черноморского флота дредноут «Императрица Мария»[16].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Корабли отечества 11. Линейный корабль «Новороссийск»
  2. Каржавин Б. А. Тайна гибели линкора «Новороссийск» СПб.: Политехника. 1991
  3. Каржавин Б. А. Гибель линейного корабля «Новороссийск». СПб.: Политехника. 1992
  4. В издании «Корабельная летопись Севастопольского морского завода», изд. ООО «Арт-Принт» 2003 года, стр. 332, нашел отражение только этот ремонт с указанием следующих технических характеристик корабля: водоизмещение 29 162 тонны, длина 186,4 метра, ширина 28,6 метров, осадка 10,5 метров, мощность механизмов 99 680 л.с., скорость 28 узлов, экипаж 1 340 человек.
  5. Хроника катастрофы. сайт Линкор «Новороссийск». Проверено 25 января 2013. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2013.
  6. «Сага о линкоре»
  7. Личный состав. Список экипажа по состоянию на 29.10.55 г.. сайт Линкор «Новороссийск». Проверено 25 января 2013. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2013.
  8. Севастопольская трагедия
  9. Муру Н.П. Катастрофа на внутреннем рейде. - СПб.: Элмор, 1999. - 220 с.
  10. О. Л. Сергеев Катастрофа «Новороссийска»: невыученные уроки опасных экспериментов Независимая газета 2010-10-29
  11. Убить «Цезаря»
  12. Ugo D’Esposito: la Novorossiysk affondata nel ’55 da incursori della Xa MAS (итал.). 4Arts (25 luglio 2013). — Уго Д'Эспозито: «Новороссийск» в 55-ом потопили боевые пловцы Xª MAS. Проверено 23 августа 2013. Архивировано из первоисточника 25 августа 2013.
  13. Итальянский пловец признался в подрыве линкора в Севастополе. Бывший СССР. Lenta.ru (21 августа 2013). Проверено 23 августа 2013. Архивировано из первоисточника 25 августа 2013.
  14. 1 2 Программа «Пираты Черного моря». Цикл «Искатели». Телекомпания «Цивилизация». Проверено 23 августа 2013.
  15. Ветераны с «Новороссийска» требуют от Италии компенсаций за подрыв линкора. РБК
  16. В. Г. Хандорин Адмирал Колчак: правда и мифы. Глава «Под полярным небом»

Ссылки[править | править вики-текст]